Т 34 статья

Т-34 против «Пантеры»: главные дуэли Второй мировой

Несмотря на то, что танки Т-34 вышли победителями из схваток с немецкими «Тиграми» и «Пантерами», в открытых источниках встречается не так много упоминаний, чего стоила советским танкистам победа над противников. Зачастую помимо выдержки, мужества и профессионализма в обращении с техникой приходилось принимать неоднозначные решения, которые по всем законам войны не должны были сработать против куда более оснащенного и вооруженного противника.

Многие историки Второй Мировой откровенно лукавят, говоря о том, что американским танкам при встречах с «Пантерами» и «Тиграми» удавалось действовать эффективнее, чем советским Т-34. Эффективность американских танков М4 «Шерман», которые поставлялись советским танкистам по ленд-лизу в рамках союзной помощи, вообще один из самых спорных вопросов в истории бронетехники в период Второй Мировой. «Шерманы» появились у советских танкистов на завершающем этапе войны, однако экипажи, в ведение которых передавались американские машины, не были в восторге от зарубежной техники.

Валкость и неуклюжесть американской машины танкисты РККА отмечали не раз, однако особенно ярко этот недостаток проявлялся в момент необходимости совершать активные маневры. Историки поясняют, что в виду своих габаритов — небольшой ширины и высокого центра тяжести «Шерман» оказался значительно сложнее Т-34. В архивных документах, в частности, отмечается недостаточная способность американского М4 к активному маневрированию на поле боя. Благодаря применению двойного дифференциала «Шерман» не мог разворачиваться практически на месте, что значительно усложняло эксплуатацию танка в бою.

Главным заблуждением многих специалистов являются и «доказательства» эффективности 75-мм орудия танка М4 «Шерман» против тяжелых немецких танков «Тигр». Показанные в многочисленных зарубежных фильмах лобовые атаки «Шерманов» на немецкие танки практически ничего общего с реальным положением дел на восточном фронте не имеют. Подтверждается этот факт не мемуарами американских и британских танкистов, «гонявших» старика Роммеля в Африке, а действиями танкистов 233-ей танковой бригады, наступавшей во время Корсунь-Шевченковской операции.

Проводить операцию по замыканию кольца и пресечению попытки прорыва стали в конце января 1944 года. Условия для быстрых действий и разгрома противника, надо сказать, сложились хуже некуда. Мокрый снег, сменяющийся таким же мерзким дождем с порывистым ветром, и непролазная грязь беспощадно наказывали американские машины с их обрезиненными гусеницами. Экипажам приходилось буквально на ходу приспосабливать машины к новым условиям работы. Без кустарных «шипов» американские машины двигались крайне медленно, и об эффективной работе нельзя было вести и речи.

Встречу с немецкими танками «Тигр» условно называли «охотой с борзыми», поскольку атакующая группа делилась на две части. Первые — «отвлекали» противника огнем в лоб, пока вторые пробирались по флангам, чтобы всадить «немецкой кошке» бронейбойным снарядом. Даже самый опытный экипаж немецкого танка не мог воевать сразу на два направления — огонь в лоб и с фланга заставлял немцев мешкать в поисках идеального решения, способного сохранить жизнь. Другой распространенный метод борьбы с «Тиграми» был связан с большим риском для жизни и спорной эффективностью.

Историки отмечают, что «выход» немецкого танка на дистанцию стрельбы в 400 метров гарантированно мог закончиться для советских танкистов в «Шерманах» гибелью, однако и тут выучка русских танкистов не подводила. Лишь на бумаге «ловля» немецкого танка «Тигр» выглядит просто. В действительности — серией выстрелов советские танкисты сначала пытались сбить гусеницу и частично обездвижить машину, и лишь затем выйти во фланг и поразить беспомощный танк бронебойным аккурат в топливные баки.

Хороший танк нужен вчера

Появление танков «Тигр» и «Пантера» у бронетанковых частей Вермахта к лету 1943 года значительно осложнило жизнь советским танкистам. И без того мощна стальная броня немецких танков усиливалась размещением гусеничных траков на передней части корпуса и другими, реализованными в полевых условиях, средствами защиты. Историки отмечают, что снаряды советских Т-34 рикошетировали не только после лобовых выстрелов, но и при попаданиях в литую маску орудия «Тигров» и «Пантер» и другие части корпуса. Справедливости ради стоит отметить, что испытания трофейного «Тигра» обстрелами из 76-мм пушки показали, что противник имел, в среднем, двухкратное превосходство по дистанции эффективной стрельбы — 1300 метров против 750.

Наиболее эффективной оказалась стрельба 85-мм пушки КС-12, снаряды которой пробивали 100-мм брони «Тигра» с расстояния в километр. Именно эффективность 85-мм боеприпасов, их заброневое действие и общий «эффект» на бронирование немецких тяжелых танков и повлияли на решение командования кардинальным образом переоснастить танк Т-34.

И хотя по части тактики и применения советских танков Т-34 все еще были на высоте, «базовый» танк с орудием 76-мм не отвечал главному требованию военных — не имел такой же эффективной дальности стрельбы, как немецкие танки. Одной из главных проблем для советских танков было бронирование немецкого танка «Тигр». В отличие от «Пантеры», разработчики не стали долго упражняться с градусами наклона бронелистов, и вместо наклона внутрь, «развернули» броневую сталь корпуса в обратную сторону.

Т-34-85, разработанный с учетом боевых действий, особенностей конструкции немецких танков и просчитанный гораздо скрупулезнее своего предшественника, превзошел по ключевым параметрам своего основного конкурента — средний немецкий танк «Пантера», вплотную приблизившись по огневой мощи к танку «Тигр». Со средним немецким Pz-V Т-34-85 стал разбираться с дистанции, недоступной для Т-34 первых лет выпуска — чуть более тысячи метров составляла дистанция поражения Pz-V в переднюю часть корпуса, и 1500-1750 при обстреле боковых проекций.

Одновременно с возросшей огневой мощью Т-34, вооруженного новой пушкой С-53, о себе давало знать и «немецкое качество» суперсовременных средних и тяжелых танков. В суровых климатических условиях «Пантеры» и «Тигры» испытывали проблемы не только с ходовой и МТО, но и с электрикой, топливной системой, и почти всеми механическими частями, которые теоретически были способны выйти из строя.

После изучения архивных документов эксперты пришли к выводу, что на 100 немецких танков, рассредоточенных по разным участкам фронта, в полностью исправном состоянии, когда экипаж танка готов был немедленно бросить машину в бой, находилось не более 45 машин. Подобное историки объясняют отсутствием возможности у гитлеровской Германии проводить длительные военные кампании — «забуксовавший» блицкриг привел к мобилизации почти всех людских и экономических ресурсов Германии.

К тому же, об уязвимых местах немецких танков уже знали не только танкисты, но и остальные солдаты. «Уязвимость трансмиссии, в частности первого ведущего зубчатого колеса во время боя — об этом знали все артиллеристы, стрелки ПТР, и все все, кому приходилось действовать на передовой. Революционное решение, как ни странно, было не в высокотехнологичной Германии, а в СССР, где наоборот требовался максимально надежный, эффективный и дешевый танк. У Т-34, двигатель и трансмиссия размещались сзади. Это давало преимущество в скорости, в проходимости, манёвренности и защищенности двигателя», — уточняет военный эксперт Алексей Леонков.

Кадровый голод так же сказался на боеготовности немецких танковых дивизий. Уже под Москву немецкие дивизии и соединения дошли в 30-60% степени боепригодности техники, и 30-40% оснащенностью личного состава. И со временем ситуация коренным образом не поменялась.

«Важно помнить, что примерно к середине войны, или немного после наступления переломного момента, и склонения чаши весов на сторону СССР, потери немецкой бронетехники во многом перешли в разряд невосполнимых. Отсюда же вытекает и другая важная проблема — потеря профессиональных танкистов, на которых Вермахт тратил огромное количество сил, времени и денег, не позволяла в полной мере адекватно отвечать танкистам советским, которые ближе к концу войны наоборот набрались опыта и пересели на более современные и мощные танки», — поясняет военный историк Сергей Иванов.

К началу Висло-Одерской операции на вооружении третьей танковой армии числилось 640 танков Т-34-85. Малоизвестный факт — большое количество танков Т-34-85 удалось быстро построить и передать в войска благодаря постепенному курсу на снижение трудозатрат и повышение надежности конструкции. По оценкам экспертов, для производства одного танка Panzerkampfwagen VI Ausf. H1, «Тигр» требовалось затратить не менее 250 тыс. человеко-часов, в то время как на производство Т-34-85 требовалось лишь 17 тыс. человеко-часов.

Эксперты в области бронетехники расходятся в оценках относительно эффективности немецких средних и тяжелых танков в годы войны, однако и те, и другие признают, что «Тигр» и «Пантера» были танками для блицкрига, но не для затяжной войны. Немецкие машины не выдерживали серьезных нагрузок, а производство современных Т-34-85 поставило немецкие танки в невыгодную позицию, при которой все конструктивные преимущества «немцев» сходили на нет.

В целом, миф о высокотехнологичности немецких танков «Тигр» и «Пантера» подтверждается лишь отчасти: эти машины действительно оснащались передовым вооружением и средствами связи, но против «русского лома» немецкие инженеры лекарство так и не нашли. К тому же, условная надежность немецких машин проявлялась лишь в строго определенных условиях, выход за рамки которых был череват поломками, отказами и другими неприятными вещами.

Появление Т-34-85, как и первое боевое применение танков Т-34 с орудием 76-мм, вновь поставили перед немецкими военными и промышленниками вопрос о модернизации уже отправленных в войска средних и тяжелых танков. В таких условиях о массовом производстве современной бронетехники, способной тягаться с Т-34-85 и другими советскими танками, не могло идти и речи.

Советские же промышленники и оружейники напротив, не только снабдили Т-34 новым 85-мм орудием с улучшенными почти вдвое характеристиками, но и применили целый ряд нововведений, ускоряющих и удешевляющих процесс производства среднего советского танка. К таким «ноу-хау» относят и автоматическую сварку, для контроля которой, зачастую, не требовалось присутствие высококлассного специалиста. Немецкие же танкостроители до самых последних дней варили бронекорпуса танков вручную.

Миф о том, что Т-34-85 был менее технологичным относительно своих немецких противников в этом случае выглядит крайне нелепо, особенно если учесть объем расчетов и других изысканий, направленных на повышение огневой мощи и другие работы. Большинство зарубежных экспертов до сих пор считает немецкие машины верхом инженерной мысли и рекордсменами по числу уникальных технических решений, однако дизайн, современные средства связи и принципиально иной подход к бронированию и вооружению танков не помогли гитлеровской Германии выйти из «танковой битвы века» победителями.

Подвиг, не имеющий аналогов: как экипаж Т-34 две недели отбивался от фашистов в болоте

В истории Великой Отечественной войны героических подвигов советских солдат так много, что десятка книг едва ли хватит, чтобы описать каждый случай подробно. Однако некоторые подвиги, на первый взгляд, находятся далеко за гранью возможностей и советских солдат, и советской техники.

Из танка в бункер

За всю Великую Отечественную бронетехника (и с той, и с другой стороны от линии фронта) частенько переставала выполнять свои прямые обязанности. Танки из боевых машин смерти на ходу переделывались в укрепленные огневые точки. Особой радости от таких сооружений красноармейцы не испытывали: брошенные танки не могли передвигаться, а оставшиеся в них добровольно танкисты имели больше шансов героически погибнуть, задерживая противника, чем покинуть поле боя живыми.

Нередки были случаи, когда танк оставляли как огневую точку не после попадания вражеских снарядов, а вследствие непроходимой грязи, снега или болот. Именно в болото и угодил экипаж танка Т-34 из состава 328-го танкового батальона, отбивавшего у гитлеровских войск деревню Демешково в Псковской области.

Легким бой за деревню для 118-й отдельной танковой бригады не получился. Шесть танков Т-34 были подбиты и оставлены на поле боя, а седьмой в ходе контратак угодил в запорошенное снегом болото, выбраться из которого самостоятельно уже не мог. Увязший в болоте танк оказался легкой мишенью для немецких артиллеристов и танков, и даже несмотря на поддержку пехоты и плотный огонь на подавление, к ночи стало ясно, что уничтожение Т-34 – дело ближайших часов.

Отойти, но не сдаваться

Историки отмечают, что к исходу первого дня на уничтожение танка Т-34 немецких солдат бросали шесть раз. Неравные силы вынуждали красноармейцев принимать рискованные и сложные решения. На одной чаше весов было желание удержать район, волею судеб ставший неприступным для гитлеровцев, на другой – жизни танкистов и пехоты.

Ближе к утру пехотинцы стали отступать: кончались боеприпасы и несколько раненых, включая одного из командиров, нужно было срочно доставить в госпиталь. Досталось и экипажу танка – от попадания пули почти сразу после остановки в болоте погиб механик-водитель Михаил Безукладников, а командир танка, лейтенант Ткаченко, в короткой перебежке от болота к позициям пехоты получил тяжелое ранение в голову и позднее был эвакуирован с поля боя силами пехотинцев.

Задача эвакуировать танк лейтенанта Ткаченко с поля боя казалась невыполнимой: от переднего края позиции красноармейцев машина была в 800 м. Противник же укрепился не дальше, чем за 100 м от машины и в считаные секунды мог рассеять огнем любое наступление. Однако, несмотря на сложную ситуацию, комбат приказал самым опытным механику-водителю и стрелку скрытно подойти к машине и занять места выбывших из строя членов экипажа. Стоит отметить, что к этому моменту танк плотно сел всем корпусом в болото, оставив на поверхности одну лишь башню.

Сухари, мороз и вражеские снаряды

Двое танкистов – старший сержант Соколов и рядовой Чернышенко, под покровом ночи пробравшиеся к танку и взявшие машину «под охрану» согласно приказу, должны были пресекать попытки противника захватить боевую машину и ждать эвакуации. В первые же сутки «охраны» боевой машины от артиллерийского обстрела серьезно пострадал старший сержант Соколов, и 18-летний Чернышенко едва не остался один на один с целой дивизией гитлеровских войск.

После первых суток обстрела его интенсивность стала спадать, а к завершению четвертых суток обороны танка артиллерийские налеты и попытки пробраться к танку прекратились вовсе. Историки отмечают, что гитлеровские командиры решили не штурмовать танк и не пытаться вытащить его из болота по одной простой причине – берегли время. К тому же, регулярные попытки немцев захватить танк заканчивались жертвами: броня Т-34 защищала от стрелкового оружия и боеприпасов покрупнее.

После 12 суток обстрела и попыток взять экипаж живым, а машину относительно целой немцы поняли, что затея провалилась. Боекомплект к пулемету и снаряды в танке давно кончились, но обмороженные, голодные и раненые танкисты продолжали бросать в сторону наступающего противника гранаты. Историки отмечают, что одну гранату Чернышенко по просьбе Соколова оставил «для себя». Не принято было сдаваться противнику. Тем более после такого боя.

Тринадцать суток – с 17 по 30 декабря – Соколов и Чернышенко оставались на переднем крае обороны, не позволяя противнику пройти и приблизиться к машине. Лишь 30 декабря к бойцам, героически отбивавшим атаки целой немецкой дивизии, сумели пробиться советские войска. Прорвав оборону мощным танковым ударом, красноармейцы с ходу зачистили деревню Демешково и заняли позиции для обороны.

Позиции вокруг Т-34, застрявшего в болоте, напоминали декорацию к фильмам ужасов: почти разбитая, полуживая машина и десятки трупов в немецкой форме. Еще совсем молодой Чернышенко, встретивший гитлеровскую дивизию огнем, лишь чудом выжил после двухнедельной обороны на страшном морозе. Уже в госпитале ему, лежащему под капельницей без сознания, командиры прикрепили к верхней одежде орден Ленина и Золотую Звезду Героя СССР. Механика-водителя Соколова военные медики спасти уже не смогли – 31 декабря доблестный воин скончался от тяжелых ранений. Его Золотую Звезду старшему сержанту Соколову присвоили посмертно.

Временное усиление

Часто модернизация танка начинается практически сразу после принятия его на вооружение и начала подготовки к серийному производству. Т-34 в этом отношении не являлся исключением. Уже на первом году выпуска конструкция машины претерпела целый ряд изменений, улучшивших характеристики танка и упростивших её производство. Ещё сильнее Т-34 изменился в 1941 году. Например, с марта 1941 года вместо орудия Л-11 танк получил более мощную систему Ф-34. Было в планах и усиление брони, правда, этот пункт удалось реализовать лишь отчасти. Речь идёт об экранировке Т-34, которую танки получали с перерывами с 1941 по 1943 годы.

Вынужденное усиление

Очередной этап истории экранировки советских танков начался весной 1941 года. В это время вдобавок к начавшимся ранее работам по экранировке Т-26 и Т-28 конструкторы получили задачу усилить бронирование КВ-1 и КВ-2. Толчок началу этих работ дала разведывательная информация о новых типах немецких танков, добытая советской разведкой в начале марта 1941 года. Согласно ей, тяжёлые танки «Тип V и Тип VI» вооружались 75-мм пушками, способными поражать новые советские тяжёлые танки.

15 марта 1941 года было подписано постановление Совета народных комиссаров СССР и ЦК ВКП (б) № 548-232 сс, согласно которому уже к 1 мая требовалось изготовить по 2 опытных образца экранированных КВ-1 и КВ-2. В серию экраны должны были запускаться с 1 июня. Эта работа должна была стать временным решением, поскольку летом планировалось снабдить КВ более толстой бронёй (и этот план был реализован — правда, только на КВ-1, т.к. КВ-2 и без того был перегружен). Хотя немецкие тяжёлые танки летом 1941 года на советско-германском фронте так и не появились, идея усилить броню оказалась верной.

Другой новый танк Красной армии, Т-34, тоже получил экранирование. Но случилось это позже и совсем по иным причинам: разведсводки не имеют к ним никакого отношения.

В период с 1 по 21 апреля 1941 года на полигоне Мариупольского завода им. Ильича были обстреляны два корпуса и две башни Т-34. Использовались 37-мм польская противотанковая пушка Armata przeciwpancerna 37 mm wz. 36 Bofors, 37-мм противотанковая пушка обр.1930 г., две 45-мм противотанковые пушки обр.1937 г. и 76-мм дивизионная пушка обр. 1902–30 гг. Выяснилось, что броня корпуса и башни, за исключением верхнего лобового листа корпуса, пробивается 45-мм остроголовыми снарядами на дистанции 600 метров и ближе. Особенно уязвимыми оказались борта. Лоб корпуса был защищён надёжнее и даже выдержал попадание 76-мм снарядов. Но ослабленные зоны имелись и на нём.

Броня толщиной 45 мм теперь выглядела недостаточной.

Для КБ завода №183 и Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) это не было новостью. Ещё 5 марта 1941 года были утверждены тактико-технические требования по «танку Т-34 с торсионной подвеской Т-60», позже Т-60 было исправлено на Т-34-Т. Цифра 60 в обозначении означала, что толщина верхнего лобового листа танка доводилась до 60 мм. О том, что броня толщиной 45 мм не является гарантированной защитой от снарядов 45-мм пушки, знали уже тогда.

В середине апреля 1941 года история с усилением брони модернизированного Т-34 получила продолжение. Было предложено усилить до 60 мм весь лоб корпуса и башню, а толщина днища увеличивалась с 20 до 30 мм. Такая машина известна как А-43.

Рассматривался вопрос и об усилении брони обычных Т-34. 7 мая 1941 года вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 1216-502сс «О производстве танков Т-34 в 1941 году». В нём речь шла о будущем производстве А-43, а также о танке Т-44 (А-44). В контексте этой статьи интересен 10-й пункт постановления:

а) Наркомсредмаш т. Малышева и директора завода № 183 т. Максарева в июне месяце с.г. изготовить и совместно с Наркомобороны (ГАБТУ КА) испытать два опытных образца танка Т-34 с дополнительным экранированием башни и лобового листа корпуса бронею толщиной 13–15 мм. Обеспечить в 1941 г. экранирование 500 шт. танков Т-34, находящихся в войсковых частях путем высылки на места специальных бригад с материалом и инструментом;

б) Наркомсудпром т. Носенко и директора Мариупольского завода т. Гармашева обеспечить изготовление броневых деталей для экранирования 2-х танков Т-34, в двухнедельный срок по получении чертежей от завода № 183;

в) Наркомобороны (ГАБТУ КА т. Федоренко) организовать для экранирования танков Т-34 в войсковых частях базы, обеспечив их оборудованием для производства сварочных и механических работ, и вспомогательной рабочей силой.

СТЗ и заводу № 183 выпускать экранированные танки по утвержденному образцу с августа 1941 г.

Мариупольскому заводу поставлять заводу № 183 в соответствии с выпуском экранированных танков броневые детали, начиная с июля месяца 1941 г.

Заводу № 264 Наркомсудпрома с июля 1941 г. поставлять СТЗ корпуса и башни с деталями для экранировки».

На момент подписания этого документа никаких экранов не существовало даже в виде разработок. КБ завода №183 их только предстояло разработать. К работе также подключался филиал НИИ-48, занимавшийся бронёй. В некоторых публикациях утверждается, что экраны были разработаны уже в мае 1941 года, но это не так. Согласно сводке опытных работ завода №183, в мае 1941 года чертежи ещё были в работе. При этом завод вместо брони толщиной 15 мм использовал задел по БТ-7, толщина этих листов составляла 13 мм. К началу июня конструкторы ещё не определились со способом крепления экранов — на болтах или при помощи сварки. Завод отдавал предпочтение креплению на болтах с зазором между экраном и основным листом 25 мм. В мае были проведены первые опыты по обстрелу экранов. Выяснилось, что после их установки предел сквозного пробивания (скорость, необходимая снаряду для пробития брони) увеличился на 40–55 м/с.

Рабочая документация по экранам была готова к середине июня 1941 года. Как и предполагалось ранее, экраны крепились на болтах, которые, в свою очередь, крепились на приварных бонках. Лобовая часть корпуса прикрывалась четырьмя листами сверху и двумя снизу, такая конструкция была более простой в изготовлении и позволяла быстрее заменить экран в случае его повреждения. Носовая балка не экранировалась, хотя прорабатывался вариант установки экрана для машин, имевших цельную лобовую часть корпуса без балки. Башня получила более надёжное усиление: экраны ставились по всему её периметру, защищалось и подбашенное кольцо. Согласно расчётам, общий вес экранировки составил 1050 кг.

Как и требовало постановление СНК №1216-502сс, экранировку получили два танка. Это были машины с серийными номерами 0618-7 (1940 года выпуска с орудием Л-11 и безбалочной лобовой деталью корпуса) и 811-28 (1941 года выпуска с орудием Ф-34 и корпусом, имеющим балку). Правда, случилось это не в июне, а уже в июле 1941 года. На переоборудование танков понадобилось в среднем 120–140 человекочасов, что вполне соответствовало норме для подобных работ.

Для того, чтобы понять, как утяжеление повлияет на характеристики танка, третью машину (с номером 311-25-3) догрузили до массы 28,5 тонн и испытали весной – летом 1941 года. После 1697 километров пробега особых проблем выявлено не было. Но общий недостаток экранированных машин дал знать о себе и тут: из-за перегрузки лобовой части корпуса наблюдались «клевки» при движении на ухабистых дорогах.

Распространённое утверждение, согласно которому организации производства экранировки помешала война, не совсем верно. Да, занятые корпусным производством предприятия в новых условиях оказались перегружены основными заказами. Но имелись претензии и к самим экранам. Крепление на болтах оказалось ненадёжным, поскольку первое же попадание любого снаряда болты срывало. Конструкция с грязевыми щитками тоже была слишком сложной.

Экранировку предлагалось переделать: экраны нужно было ставить вплотную к листам, причём методом сварки. Предлагалось экранировать наклонные борта корпуса в районе боевого отделения. Свои претензии высказал и филиал НИИ-48. Там справедливо заметили, что экраны не прикрывают самые уязвимые места во лбу корпуса: люк механика-водителя и установку курсового пулемёта. Правда, эти детали не прикрыли ни в одном из последующих вариантов экранировки Т-34.

В любом случае, разработку завода №183 забраковали и в серию она всё равно не пошла бы. Обе машины, оснащённые такими экранами, отправились на фронт, причём танк с пушкой Ф-34 даже «всплыл» на одной из фронтовых фотографий.

Второе пришествие экранов

После того, как в июле 1941 года экранировка разработки завода №183 была забракована, на некоторое время работы по этой теме приостановились. В отличие от КВ-1, Т-34 не получил более толстых бронелистов: машина продолжала выпускаться с бронёй толщиной 45 мм. Осенью 1941 года вопрос об экранировке был поднят во второй раз. Этому способствовали анализ боевого применения Т-34 и трофейные документы, среди которых оказалась и немецкая памятка по борьбе с советскими танками.

Данные из неё во многом совпали с теми, что были получены весной 1941 года. Лобовая часть корпуса Т-34 оказалась самой стойкой, а наиболее слабой частью танка были нижние части бортов корпуса, которые поражались противотанковой артиллерией даже небольшого калибра с дистанции 400 метров и ближе. Ещё хуже была ситуация при обстреле этой же зоны из 50-мм противотанковой пушки Pak 38, которая уже летом 1941 года массово применялась немецкой армией. Эти орудия брали Т-34 в борт с дистанции 700 метров, на той же дистанции танк поражался и более массовым орудием — 105-мм лёгкой полевой гаубицей leFH 18.

В октябре 1941 года появилось предложение установить экраны по бортам Т-34. На наклонные борта предлагалось ставить экраны толщиной 15 мм, а ходовую часть прикрыть экранами толщиной 25 мм. Также во фронтальной и боковой проекциях предлагалось ставить защиту для погона, тем самым предотвратив его заклинивание. Для компенсации увеличившейся массы танка предлагалось разработать катки с внутренней амортизацией и меньшим диаметром.

На практике работы по экранировке пошли в ином направлении. Производство А-43 к осени 1941 года превратилось в призрачную мечту, поэтому было решено усиливать уже имеющуюся конструкцию. Несмотря на то, что результаты обстрела говорили о необходимости усиления прежде всего бортов корпуса, основным «приёмником» вражеских снарядов оставалась лобовая часть машины. Именно её и было решено усиливать.

В середине ноября 1941 года на заводе №112 состоялось техническое совещание по этому вопросу. Затем он неоднократно поднимался на уровне наркомата танковой промышленности (НКТП). 25 декабря 1941 года Сталин подписал постановление ГКО №1062сс «О танках Т-34 и Т-60». Согласно этому документу, с 15 января все Т-34 должны были выпускаться с экранированной до 60 мм лобовой частью, а с 15 февраля — с утолщённой до 60 мм бронёй.

К тому времени производство Т-34 было освоено на трёх предприятиях: Сталинградском тракторном заводе (СТЗ), заводе №112 (г. Горький) и заводе №183 (г. Нижний Тагил). Головным заводом оставался завод №183, но к началу 1942 года заводы выпускали достаточно сильно различающиеся танки. Из-за технических трудностей к концу 1941 года на заводе №183 стали выпускать башню шестигранной формы, в которой использовались наработки по А-43 (например, характерная орудийная установка, раздельные круглые люки и другие детали). Имелись отличия и по корпусу. Различались и танки заводов №112 и СТЗ, и со временем отличия только накапливались.

Завод №183 решил подойти к вопросу выполнения постановления ГКО №1062сс по-своему. Согласно письму от 3 января 1942 года, экранировку должна была получить только носовая часть корпуса. Улучшение защиты башни осуществлялось путём увеличения толщины её брони до 60 мм. С учётом того, что башня была литой, а толщина 52 мм соответствовала катаной броне толщиной 45 мм, получалось, что уровень защиты такой башни оказывался ниже требуемого. При этом фактически башни так и продолжали лить с толщиной стенок 52 мм.

На заводе №112 к 13 января разработали схему экранировки, в которой лобовая часть корпуса, а также лоб и частично борта башни прикрывались экранами толщиной 15 мм. Как и в случае с экранировкой завода №183, экраны крепились при помощи сварки. Собирались они из небольших фрагментов.

В Сталинграде экранировкой занимался поставщик корпусов и башен — завод №264. Там также разработали экранировку с усилением брони лобовой части корпуса и частично башни. При этом, если на заводе №112 использовались в основном литые башни, то на заводе №264 — сварные.

Первым к экранировке Т-34 приступил завод №183. Случилось это 20 января 1942 года. Завод №112 начал изготовлять экранированные корпуса и башни с 1 февраля, а завод №264 — со 2 февраля. К 17 февраля на заводе №264 было готово примерно по 120 таких корпусов и башен. На заводе №112 выпуск шёл неоднородно — всего там изготовили 80 экранированных корпусов и 109 экранированных башен. Получается, что в феврале 1942 года Т-34 стали экранироваться сотнями, но… 23 февраля 1942 года Сталин подписал постановление ГКО №1333, согласно которому экранировка упразднялась. Правда, выпущенный задел по экранированным корпусам и башням использовался для постройки танков.

Почему же от экранировки Т-34 отказались? Ещё 21 января был подготовлен проект постановления ГКО «О сроках выпуска танков Т-60 и Т-34 с экранированной и утолщённой лобовой частью», согласно которому срок выпуска экранированных танков сдвигался на 10 февраля. С 10 марта должны были выпускаться танки с утолщённым лбом корпуса и экранированной башней, а с 1 апреля экранировка полностью заменялась на утолщённую броню. В феврале 1942 года, впрочем, стало ясно, что на утолщение катаной брони рассчитывать не стоит. Перегруженные заказами и испытывающие трудности заводы просто физически не могли перейти на броню толщиной 60 мм. Что же касается экранировки, то она отнимала у заводов много времени, сил и ресурсов.

Самая же главная причина заключалась в том, что какой-то существенной выгоды экранировка не давала. Оставшиеся экранированные корпуса и башни расходовались постепенно, например, на СТЗ подобными корпусами оснащались танки выпуска лета 1942 года.

Тем не менее на заводе №112 к экранировке вынужденно возвратились. На сей раз причиной тому стало не усиление брони, а брак по броневым листам, которого было много в 1942 году. Прежде всего это касалось верхнего лобового листа корпуса. Сложная деталь с кучей вырезов стала настоящей головной болью заводчан. Именно по этой причине на верхний лобовой лист стали ставить экраны. Это была скорее заплатка, правда, часто имевшая размер всей лобовой детали. От более ранних экранов они отличались формой, часто выполняясь цельными.

Защита от «термитных снарядов»

Вновь к теме экранировки Т-34 пришлось вернуться в самом конце лета 1942 года. Немцы всё чаще стали использовать новые типы боеприпасов, прежде всего, кумулятивные, или, как их ещё называли, термитные снаряды. Впервые их применение против танков было отмечено в конце 1941 года, хотя по-настоящему массово немцы стали их использовать с начала 1942 года. Это существенно повысило боевую эффективность короткоствольных орудий, которыми вооружались Pz.Kpfw.IV и StuG III. По советским данным, броню толщиной 45 мм кумулятивный снаряд легко пробивал на дистанции 1000 метров. Также отмечалось использование подкалиберных снарядов.

Ещё один неприятный сюрприз примерно в это же время преподнёс НИИ-48. Проанализировав картину боевого применения Т-34 за май – июль 1942 года, специалисты института подготовили крайне интересный доклад. Выяснилось, что 50,5% поражений пришлось на борта Т-34.

В самом начале сентября 1942 года ГАБТУ КА инициировало работы по созданию экранов для защиты от новых типов снарядов. При этом теперь об экранировке лба речи не велось: стало ясно, что защищать надо совсем другие части танка.

12 сентября 1942 года на заводе №112 прошло совещание на тему защиты от новых типов боеприпасов с участием заводского руководства, представителей НИИ-48 и представителя ГАБТУ КА инженер-подполковника М.А. Бурцева. Инженер А.Т. Ларин из НИИ-48 предложил расположить экраны на некотором расстоянии от основного листа, как минимум не меньшим, чем длина сердечника подкалиберного снаряда. Что же касается кумулятивного снаряда, то для выявления способов защиты требовалось провести опыты. Было решено провести испытания с различными вариантами крепления экрана, отличающимися расстоянием до основного бронелиста.

Обстрел образцов экранов производился на Гороховецком АНИОП в период с 25 сентября по 9 октября 1942 года. На корпус и башню Т-34 были установлены различные экраны, как вплотную к листам, так и на различном расстоянии от них. Выяснилось, что экраны толщиной 10 и 20 мм без воздушного зазора легко пробиваются кумулятивными снарядами как советской 76-мм полковой пушки, так и немецкой 75-мм пушки KwK L/24, установленной в Pz.Kpfw.IV Ausf.E.

Наилучшие результаты показали экраны толщиной 5 и 20 мм, установленные на расстоянии 425–480 мм от основного листа. Такую комбинацию кумулятивные снаряды не пробили. Также выяснилось, что башня танка, даже без экранов, более устойчива к кумулятивным снарядам, чем борт корпуса. Была выявлена и низкая живучесть экранов. Экран толщиной 16 мм, как показали испытания, разрушался при попадании двух подкалиберных либо трёх кумулятивных снарядов.

Изучив результаты обстрела, коллектив КБ завода №112 во главе с В.В. Крыловым в середине октября 1942 года разработал проект экранировки Т-34. Поскольку защищать танк предстояло как от кумулятивных, так и от подкалиберных снарядов, экраны пришлось делать достаточно толстыми, а значит, вес их получался немаленьким. Основной вариант проекта предусматривал использование экранов толщиной 20 мм, самых толстых и тяжёлых.

Согласно проекту, экранами защищались борта, подкрылки, носовая балка, а также борта и частично носовая часть башни. Также существовал «облегчённый» вариант без защиты башни. Всего было предложено пять вариантов экранировки, отличающихся толщиной экранов и уровнем защиты. Боевая масса танков, оснащённых такими экранами, варьировалась от 31,8 до 32,19 тонн. Для сравнения: Т-34 без экранировки имел боевую массу 28,63 тонны.

Экраны крепились на болтах с применением пружин Бельвиля. Для облегчения работ с ходовой частью экраны, её прикрывающие, были установлены на петлях. При необходимости такой экран можно было отсоединить от креплений снизу и откинуть вверх.

В списке предложенных вариантов экранировки значилось несколько модернизаций с изменением углов наклона бортов корпуса. Они предлагались, скорее, как резервные варианты, поскольку во время войны переделывать танк так сильно никто бы не стал.

После обсуждения представленного проекта в ГАБТУ КА было принято компромиссное решение. Безусловно, экраны толщиной 20 мм защищали танк лучше, но рост массы оказался слишком большим. Было решено использовать листы толщиной 16 мм. Экранированный танк предлагалось построить в двух вариантах. Первый вариант предполагал увеличение боевой массы на 2622 кг, при этом защищался и корпус, и башня танка. Второй вариант не предусматривал защиту башни, зато масса экранировки получалась меньшей — 1833 кг. Во втором случае использовались листы толщиной не только 15–16, но и 10 мм.

19 ноября доклад по экранировке был представлен Сталину. В нём предлагалось построить 46 экранированных Т-34 — 23 по первому варианту и 23 по второму. Предложение было Сталиным одобрено, 7 декабря 1942 года он подписал постановление ГКО №2594сс, согласно которому завод №112 выпускал к 1 марта 1943 года указанное число экранированных машин. Изготовили их весной 1943 года.

Построенные машины поступили на вооружение 139-го и 198-го танковых полков. По распоряжению командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии №064 от 9 июня 1943 года, машины были отправлены на фронт для испытаний в боевых условиях. Части, оснащённые экранированными Т-34, попали в состав 41-й танковой бригады 5-го танкового корпуса и 111-й танковой бригады 25-го танкового корпуса. В 139-м танковом полку имелся 21 Т-34, экранированный по первому варианту, а также 11 Т-34 с экранировкой второго варианта. В 198-й танковый полк попало два танка с первым вариантом экранировки, 12 — со вторым, а также 18 Т-34 завода №112 безо всякой экранировки.

На марше к месту сосредоточения был выявлен ряд дефектов ходовой части и моторно-трансмиссионной группы. Данные дефекты, впрочем, наблюдались и на Т-34 без экранировки. Более специфическим недостатком стало ухудшение манёвренности при движении по мягкому грунту. Связано это было с забиванием грязи между основной бронёй и экраном при разворотах. В целом же оказалось, что на проходимость и манёвренность экраны почти не влияют.

Бригады, укомплектованные экранированными Т-34, принимали участие в боевых действиях с 25 июля по 8 августа 1943 года. К началу наступления в 41-й танковой бригаде имелось 89 Т-34 и десять Valentine. 28 июля соединение пошло в бой, имея задачу выбить противника из Руднево. Противник встретил атаку огнём танков, самоходных орудий и противотанковой артиллерии. Бригаде удалось занять населённый пункт ценой потери семи экранированных танков. Выяснилось, что экранировка хорошо держит кумулятивные снаряды калибра 75 мм. Но противник в основном вёл огонь бронебойными снарядами калибра 75 мм. Хуже того, именно в этих местах немцы использовали 88-мм тяжёлые противотанковые орудия 8.8 cm Pak 43/41. Серьёзные потери бригада понесла и на следующий день.

С боями 41-я танковая бригада прошла 35 километров, успешно выполнив задачу. Но именно экранированные танки из числа её машин понесли наибольшие потери. Исправными остались два танка с 1-м вариантом экранировки и пять — со вторым. 14 танков было потеряно безвозвратно, пять требовало капитального ремонта и шесть — среднего ремонта.

В 111-й танковой бригаде осталось пять исправных экранированных танков. Благодаря участию в менее интенсивных боевых действиях и меньшему количеству экранированных танков их потери в этом соединении оказались ниже. Безвозвратно было потеряно два танка, требовало капитального ремонта ещё два (все со вторым вариантом экранировки). Ещё пять экранированных танков (из них один с первым вариантом экранировки) требовали среднего ремонта.

Анализ нанесённых повреждений сделал выводы по эффективности экранировки ещё более мрачными. Всего было насчитано по два попадания бронебойными снарядами калибра 50 мм и кумулятивными калибра 75 мм. Наибольшее число попаданий (37) пришлось на бронебойные снаряды калибра 75 мм, из них 16 в борт, пять в подкрылки, шесть в носовую часть корпуса и десять в башню. Попаданий 88-м снарядов из Pak 43/41 насчитали 15 штук, из них семь в борт, три в подкрылки, два в нос корпуса, два в корму и один в башню. Всего же в борта попали 24 снаряда, а в подкрылки — девять. Да, идея о дополнительной защите бортов оказалась верной. Но для защиты от огня 75-мм и 88-мм противотанковых орудий экраны оказались не эффективными. Да и от бронебойных снарядов калибра 50 мм экраны тоже не спасали.

Результаты боевого применения экранированных Т-34 были сведены в отчёт, подготовленный 25 сентября 1943 года. Его составители предлагали НКТП разработать более надёжную защиту для бортов. Но на тот момент даже тяжёлые танки не имели надёжной защиты от Pak 43. Участие в боях опытной партии Т-34, построенной заводом №112, оказалось последним случаем массового применения экранированных танков Красной армией. Работы по экранировке танков не остановились, но они уже не выходили за рамки изготовления опытных образцов.

Автор выражает большую признательность Алексею Макарову и Игорю Желтову (г. Москва) за помощь в подготовке статьи и за предоставленные материалы.

  1. Материалы ЦАМО РФ
  2. Материалы ГАРФ
  3. Материалы РГАСПИ
  4. Материалы РГАЭ
  5. Фоторахив автора
  6. Архив Игоря Желтова
  7. Материалы РГАКФД

Еще по теме:

  • Что за статья 158 ч 3 Наказание по статье 158 часть 3 Сын осужден по статья 158 часть 3 на 2 года 6 мес с присоединением частично неотбытым наказанием по статья 228 часть 2 итог 4 года 2 мес с отбыванием наказания в колонии общего режима, через сколько можно […]
  • Может ли собственник квартиры выписать совершеннолетнего ребенка Выписать в судебном порядке из квартиры совершеннолетнего сына не собственника? Возможно ли выписать из квартиры совершеннолетнего сына не собственника, в судебном порядке с предоставлением ему другого жилья, к примеру комнаты в другом […]
  • Где получить выписку из егрюл спб Срочная выписка из ЕГРЮЛ (Единого государственного реестра юридических лиц) по Санкт-Петербургу и Ленинградской Области Для получения выписки из ЕГРЮЛ, ЕГРИП вам необходимо позвонить нам по телефону 903-09-94 и сообщить название […]
  • Внеочередное общее собрание участников ооо протокол Образец протокола общего собрания участников ООО 2017-2018 годов Протокол общего собрания участников ООО - образец 2017-2018 годов этого корпоративного документа мы приводим в настоящей статье. А также дадим рекомендации по его […]
  • Купить дом под материнский капитал гуково Купить дом в хуторе Гуково недорого Средняя стоимость дома в хуторе Гуково недорого 460 000 рублей, цена за квадратный метр - 11 000 рублей. Участок 15 соток, требует порядка, дом разрушен, но документы и на дом и на землю в порядке, все […]
  • Если квартира приобретена до брака нужно ли согласие супруга на продажу Нужно ли согласие супруга на продажу квартиры? Не редко один из супругов решает продать жилье и тут же сталкивается с вопросом: нужно ли согласие супруга на продажу квартиры? Перед тем как разбираться с этим вопросом, сразу выделим […]
  • Система уголовного права россии § 2. Система уголовного права Система уголовного права состоит из двух основных разделов, или частей, — Общей и Особенной. Общая часть содержит законодательное определение принципов и задач уголовного права, пределов действия уголовного […]
  • Юрист кот Кот Марина Адвокат в АО, руководитель юр. направления, юрист , 28 000 грн Полная занятость, удаленная работа. Возраст: 34 года Город: Марганец Готов переехать в: Днепр, Киев, Харьков Контактная информация Соискатель указал телефон и эл. […]