Смерть ребенка в роддоме 3

Смерть ребенка в роддоме 3

Несколько часов мучилась от боли в палате роддома 9-ой горбольницы Каменского 18-летняя Кристина, вместо помощи получая от врачей язвительные замечания и убеждения, что с ней все в порядке. Ложными схватками назвали медики то, что в дальнейшем привело к смерти новорожденного на операционном столе. Родные молодой девушки произошедшее называют не иначе как преступной халатностью, и убеждены, что ребенок умер из-за безответственного отношения медиков к состоянию молодой женщины в тот роковой день. Что произошло в трагическое воскресенье 19 ноября в роддоме 9-ой городской больницы разбиралось «Событие Сегодня».

Она ползала от боли на четвереньках, а они стояли и смотрели

Для молодой пары — Василия и Кристины, и их семьи рождение первенца было долгожданным событием. Сестры гражданского мужа — Диана и Аня спорили между собой, кто будет покупать костюмчик, а кто — памперсы. С нетерпением ожидал, как возьмет на руки внука, и отец Василия Петр. Однако бесчеловечность, и очень похоже на то, что все-таки халатность, некоторых сотрудников роддома перечеркнула мечты молодой семьи.

В воскресенье, 19 ноября, Кристине, находящейся на 37 неделе беременности, стало плохо. Начались резкие боли. Около часа дня в роддом девятой горбольницы ее доставил муж. После беглого осмотра, врачи вынесли вердикт: с ребенком и мамой все в порядке, это — ложные схватки, беспокоиться не о чем, можете забирать ее домой. Глядя на состояние невестки, у Петра стало неспокойно на душе.

«Я говорил им: посмотрите, здесь явно какая-то проблема, не может человек просто так корчиться от боли. Давайте отвезем ее в Днепропетровск, делайте кесарево, если это необходимо», — рассказывает Петр. «Вы не переживайте, мы сделали УЗИ, ребенку ничего не угрожает, а боли связаны с ложными родами. В Днепр не нужно, пускай до утра побудет у нас», — сказали врачи. Уже падающую от боли Кристину отвели в палату на первом этаже.

С этого момента начинает происходить совсем уж непонятное. Обеспокоенных родных Кристины, несмотря на то, что они показывают весь необходимый пакет документов (включая флюорографию) не пускают к молодой женщине в палату. Игнорируют просьбы что-то предпринять. Врачи позволяют себе отпускать язвительные замечания, намекающие на принадлежность Ани и Дианы к нацменьшинствам, и что те якобы не умеют писать (это при том, что одна из сестер знает 3 языка, а приехала в наш город семья из Закарпатья).

За состоянием Кристины родные вынуждены наблюдать через окно, палаты на первом этаже. А Петру как врача, с которым можно пообщаться, представляют лифтера роддома…

«Когда я увидела, что она ползает от боли на четвереньках по полу палаты, я начала просить, чтобы врачи хоть что-то предприняли. Вы издеваетесь, спрашиваю, ей 18 лет, первый ребенок, как так можно?» — рассказывает Диана.

Боли у Кристины продолжались на протяжении 8 часов, и только вечером, очевидно, поняв, что что-то действительно не так, врачи спохватились. Около 20.00 молодую женщину экстренно увезли в операционную на кесарево сечение, на котором, в случае необходимости, еще днем настаивал Петр.

Ближе к полуночи родственники, которых так и не впустили в роддом, узнают, что ребенок мертв. Его могли звать Василием. В честь отца…

Пакет с плацентой и комментарием: «Видите? Это ее кока-кола разъела» умудрилась продемонстрировать Петру после смерти ребенка одна из врачей.

«Еще вчера мы выбирали костюмчик для ребеночка, а сегодня ищем гроб», — говорит Диана. По лицу Петра видно, что мужчина научился справляться с многими трудностями в жизни, но произошедшее его подкосило. Мимика выдает с трудом сдерживаемую боль, на глаза наворачиваются слезы.

В поисках правды

До сегодняшнего дня, 23 ноября, родных Кристины держали в полном неведении. Врачи не называют причин произошедшего и из-за чего умер ребенок. Наблюдается непонятная ситуация с экспертизой: то она сделана, то нет. Молодую девушку просят написать заявление с просьбой сделать кесарево сечение после того, как оно уже сделано, а ребенок погиб.

Полицией, по обращению Петра, в понедельник, 20 ноября открыто уголовное производство по ч.1 ст. 140 (Невыполнение или ненадлежащее исполнение медицинским или фармацевтическим работником своих профессиональных обязанностей вследствие небрежного или недобросовестного к ним отношения, если это повлекло тяжкие последствия для больного).

Пробить информационную блокаду удалось с помощью нескольких СМИ, но не с первого раза. При первом визите в роддом, сегодня, 23 ноября, медицинские работники, побросав свои рабочие места (включая смотровую со специальным креслом) закрылись в кабинетах, отпустив напоследок короткое: «Все вопросы к следователю» (с) заведующая Л.К.

Через юриста 9-ой горбольницы и заявление Кристины о том, что она не возражает против разглашения врачебной тайны, нам с родственниками удается попасть к и.о. главврача 9-ой горбольницы Алексею Волкову и получить комментарии. Врачи избегают говорить «смерть ребенка», употребляя термин «антенатальная гибель плода». Врачи, которые работали с Кристиной в этот день — Н. и И.

«Наши врачи в своих действиях руководствуются протоколом ведения родов, который утвержден Минздравом. В данном конкретном случае использовался протокол «ложные схватки». На каждый случай антенатальной гибели плода проводится расследование клинико-экспертной комиссий, поэтому для того, чтобы в полной мере ответить на все ваши вопросы, необходимо это расследование завершить», — сообщил и.о. главврача Алексей Волков.

Комментируя причины смерти ребенка, Алексей Волков сказал следующее: «Предварительная причина смерти — антенатальная гибель плода. Полная причина будет установлена после гистологического исследования, которое будет готово к следующему четвергу. Дополнительную оценку дадут правоохранительные органы, проверив соответствие протоколу и проведя независимую экспертизу».

Возмутительным счел и.о. главврача высказывания своих подчиненных с намеком на принадлежность к нацменьшинствам родных Кристины, пообещав разобраться.

Послесловие

«Ребенка нам уже не вернуть, но мы хотим добиться справедливости. Об этом роддоме давно говорят нехорошее, начиная от хищения младенцев и заканчивая странными обстоятельствами их смерти. В случае наказания виновных, возможно, это спасет чью-то жизнь», — сказал Петр.

В свою очередь «Событие» продолжит наблюдать за ходом этого дела. Признать в Украине в чем-то виновным врача крайне сложно, если не сказать вообще невозможно, в особенности, если учитывать тот факт, что все экспертизы будут проводиться их коллегами.

Остается надеяться на беспристрастное расследование правоохранительных органов, которые, возможно, не дадут спустить концы в темную воду.

«Из роддома вернулась с гробом». В Новополоцке при родах умер малыш, мать винит медиков

19 января 2016 в 09:00
Татьяна Матвеева / фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

Ночь с 18 на 19 декабря 2015 года полочанка Марина Джуглий помнит как самую страшную в жизни. Она провела ее в роддоме, куда пришла рожать своего Тимошку. Он попросился на свет в два часа ночи. Потом было несколько часов мук. А ранним утром молодая женщина увидела, как ее сынишку держит медик, а у него безжизненно «болтаются ножки». И поняла: день рождения ее сына стал днем его смерти.

Марина с младшим сыном Матвеем. Фото: Игорь Матвеев

33-летняя Марина «пошла» в роддом за третьим. У них с мужем Сашей подрастают два мужичка: 12-летний Камил и Матвей. Ему скоро исполнится три, мама и папа называют его ласково Матюша. Супруги мечтали о троих детях и обрадовались, что у мальчишек появится братик Тимофей.

…Мы сидим в уютной квартире семьи Джуглий в спальном микрорайоне Полоцка. Старший мальчик — Камил, в школе. Матюша прижался к маме. Малыш словно понимает, что в семье горе, и играет тихо, старается не привлекать к себе внимания.

Почти все время молчит и Саша. Иногда добавляет какие-то факты по ходу разговора и следит за тем, чем занят младший сын. Но и без слов понятно, что мужчина переживает, что ему больно за жену и их потерянного ребенка. У Саши грузинские корни, и семья для него — большая ценность.

Семья Джуглий. Фото: личный архив героев

Конвейер из рожениц и «строгий врач»

Пьем чай. Говорим о чем-то отвлеченном: о лучшей в Полоцке школе, о необычных именах Марининых детей. И я на время даже забываю, что мы приехали к этой семье ради сложного разговора. И так не хочется его начинать. Буквально заставляю себя задать первый вопрос про ту страшную ночь.

Марина крепче прижимает к себе Матюшу и переносится воспоминаниями на два месяца назад:

— Беременность у меня проходила хорошо. Я сделала все необходимые обследования, в том числе — в Витебске. Результаты показали, что ребенок полностью здоров. И вот на сроке 39−40 недель утром 18 декабря приезжаю в Новополоцк рожать. Палаты полные, роженицы идут конвейером. Мне предложили место в платной палате, я согласилась.

Сделали УЗИ. Обследование проводила заместитель заведующей роддома. Она продиктовала медсестре: «Крупный плод под вопросом. Однократное обвитие пуповины». Сердцебиение плода было в норме. Мне выписали только ношпу. Кстати, это была пятница, а рожать, как мне сказали врачи, я буду только в понедельник.

Ночью я снова не могла уснуть. Не спала перед родами практически неделю. Удавалось поспать только 1−2 часа. Около двух часов ночи заболел живот. И прямо на кровати отошли воды. Я их видела — они были прозрачные, не зеленые, что является признаком гипоксии.

Пошла на пост. А там — роды за родами! Я еще попросила прощения у медиков, что пришла к ним рожать ночью, да еще в выходной, в субботу. Меня осмотрели доктор и интерн, направили в предродовую палату.

Я уже мама со стажем. Вела себя спокойно, не кричала, даже когда боль была сильной. Мне было легче переносить схватки стоя, но стоять не разрешали. Делала все, что говорили медики.

Начала рожать, но голова ребенка не продвигалась. И час, и два, и три — голова не продвигается. Мне стало страшно. А в это время женщины рожают и рожают. Медперсонал все время бегал туда-сюда. Рождались детки, я слышала, как они кричали…

А меня покидали силы. Пыталась тужиться, но сказывалась бессонница. Призналась врачу, принимавшей роды, что у меня слабость, немеют руки, ноги. Она сказала как отрезала: «Марина, ты меня не разжалобишь, я строгий врач. Никаких концертов!». Но я и не думала закатывать какие-то «концерты», я же не новичок в роддоме, знаю, как себя вести. Я на самом деле теряла силы! Мне что-то подкалывали, обливали водой…

В родзал меня вели под руки — такая была слабость. Еле забралась на кресло — с помощью медиков… Было уже около 7 утра.

Во время родов медики мне помогали — давили на живот. Измеряли сердцебиение ребенка. Пытались подключить аппарат КТГ, но он не прослушивал сердцебиения. Тогда доктор стала выслушивать его «трубкой». Сердцебиение падало и падало. Я помню слова доктора: «80… 70… 60… 50…».

Когда моего Тимошку выдавили, у него уже не было ни сердцебиения, ни дыхания. Ребенка пытались реанимировать, за его жизнь боролись минут 15−20. Все это было на моих глазах. Но было уже поздно… В 7.30 медики констатировали смерть моего сына. Хотя еще в предродовой палате у него было хорошее сердцебиение.

Даже в том состоянии шока и усталости меня поразило, как действовал медперсонал. Помощь ребенку оказывали по факту его появления, а не готовились заранее. Никто заблаговременно не вызвал реаниматолога. Она пришла в родзал через несколько минут. А ведь счет шел на секунды! Мне давили на живот, вместо того чтобы звать реаниматолога и принимать меры к спасению сына.

Потом мне дали общий наркоз и наложили швы. Когда я пришла в себя, детский реаниматолог извинилась и сказала: «Мы сделали все, что могли». Прощения попросила и акушерка.

…Я лежала и тихо плакала. Так прошли суббота и воскресенье. В роддоме произошло ЧП, но никто из его администрации за эти дни ко мне не пришел. Заведующая беседовала со мной уже в понедельник.

Не видела я больше и врача, которая принимала роды. Мы с ней немного пообщались до родов. Она спросила, есть ли у меня еще дети. Я ответила, что это уже третий. Тогда она призналась, что и они с супругом мечтают о трех малышах.

В понедельник муж подал заявление в Следственный комитет. Вскрытие ребенка проводили в Витебске. Его предварительные результаты: внутриутробная гипоксия, впервые выявленная во время родов и родоразрешения, преждевременная отслойка плаценты неуточненная. Говоря простым языком: наш сын был здоров, но умер от удушья во время родов.

В среду, 23 декабря, мы забрали и похоронили нашего Тимошку. Все выходили из роддома с цветами и свертками с новорожденными, а мы — с гробиком.

Следователи проводят проверку

— По факту смерти новорожденного в учреждении здравоохранения « Новополоцкая ЦРБ» идет доследственная проверка , — комментирует TUT.BY официальный представитель УСК по Витебской области Инна Горбачева.

По ее словам, следователи незамедлительно изъяли медицинскую документацию, опросили персонал учреждений здравоохранения, тщательно изучили доводы заявителя и его супруги. С целью определения точной причины смерти новорожденного специалистам Государственного комитета судебных экспертиз поручено производство судебно-медицинской экспертизы. Перед управлением здравоохранения облисполкома следствие инициировало провести ведомственное расследование.

После изучения экспертных исследований , медици нской документации, показаний свидетелей и иных доказательств, добытых следствием, по материалу проверки будет принято законное решение, а действиям всех участников дана правовая оценка.

Стихотворение, всколыхнувшее интернет

Через два дня после похорон сынишки Марина написала стихотворение под названием «Родильный дом — дом скорби». Автор адресовала его врачам Новополоцкого роддома, дежурившим в ту злополучную ночь. И опубликовала его на своей страничке в соцсети.

Марина со старшим сыном Камилом. Фото: личный архив семьи Джуглий

«Как выполняются обещания Президента о защите материнства и детства?! Разберитесь, господин Прокурор».

— Я не ожидала, что будет так много откликов. И что у меня, оказывается, столько подруг по несчастью. Сколько малышей в нашей стране умирает по вине медиков, а сколько получают ДЦП, другие серьезные заболевания. Сколько из-за этого распадается семей, — говорит Марина.

Стихотворение в ответ

Доктор, принимавшая у Марины роды, написала ей ответ. Тоже — в стихотворной форме.

— Это стихотворное соболезнование меня не тронуло. Я не хочу никакой крови, тюрьмы для этого доктора. У меня нет мести. Если ее вину докажут, я просто хочу, чтобы у нее забрали диплом.

Гинеколог призналась заведующей: «Я думала, что справлюсь сама». Но это были тяжелые роды, и почему молодая врач (на вид ей лет 28) в сложной ситуации не позвала на помощь более опытных коллег? Я хочу добиться того, чтобы это был последний летальный исход в ее практике, чтобы больше от нее родители с гробиками не уходили.

Марина Джуглий — сама медик, до декрета работала старшей медсестрой в областной психиатрической больнице. Поэтому в ней говорит не только мать, которая потеряла дитя. Но и человек, который выступает за честь профессии. «Непрофессионалы не должны работать в медицине», — уверена она.

Женщину возмущает, что медики сейчас обвиняют ее в том, что они якобы предлагали делать ей кесарево сечение, но она отказалась. По ее словам, такого не было. Ее также мучает вопрос: почему в родильном зале не работала видеокамера, запись которой помогла бы сейчас установить реальное положение дел.

На один роддом — 2 крупных города и 9 районов

Роддом в Полоцке находился в исторической части, на территории Верхнего замка. В 2013-м его закрыли и передали под туристический объект. На окраине города начали возводить новое здание. Потом решили, что это нецелесообразно, и стройку забросили. О ней напоминают лишь забитые сваи. Полочанки стали ездить рожать в соседний Новополоцк.

Фото: Марина Карась

Роддом в Новополоцке работает на базе местной центральной городской больницы. В 5-этажном здании размещаются 7 отделений, в том числе интенсивной терапии и реанимации для новорожденных.

Лечатся и рожают тут не только жительницы городов-соседей — Новополоцка и Полоцка, но и 9 районов: Полоцкого, Ушачского, Россонского, Верхнедвинского, Глубокского, Браславского, Шарковщинского, Миорского, Поставского. В роддоме 165 коек.

В 2012 году в учреждении провели модернизацию. Оно располагает современным оборудованием — ультразвуковым сканером, фетальными мониторами, аппаратурой для выхаживания недоношенных детей, сообщает сайт Новополоцкой больницы.

Фото: belchas.by

Получить комментарий главного врача Новополоцкого роддома Маргариты Разиной не удалось. Секретарь постоянно ссылалась на ее занятость. Известно только, что с гинекологом, которая принимала роды, работает психотерапевт.

— Работа врача — акушера-гинеколога — это всегда высокое напряжение, высокая интенсивность и высочайшая ответственность. Мы отвечаем сразу за две жизни — матери и ребенка, — сказала в недавнем интервью Маргарита Разина. Она давала его по радостному поводу: в новогоднюю ночь в этом учреждении родились 6 малышей.

«У каждого врача есть свое кладбище»

После трагедии Марина Джуглий поинтересовалась у главврача роддома, можно ли было спасти ее ребенка.

«Думаю, можно», — ответила Маргарита Федоровна. А потом добавила: «Но вы же понимаете, у каждого врача есть свое кладбище». Именно эта фраза убила меня окончательно, — вспоминает Марина. — Ведь я же приехала рожать здоровая, и ребенок мой был здоров. А мне выдали справку о мертворождении.

Боюсь, что мой случай, как и многие другие, будут скрывать, чтобы не «портить статистику». Но я пойду до конца, хотя знаю, что бороться с медициной очень трудно.

Теперь вся надежда семьи Джуглий — на следователей.

Фото имеет иллюстративный характер

По официальным данным, показатель младенческой смертности в Беларуси — один из самых низких в мире. Так, в 2014 году он составил 3,5 на 1000 новорожденных. В 2010-м из 1000 родившихся детей умирали 4, информирует Национальный статистический комитет.

Смерть ребенка в роддоме 3

«Тут убийц нет. Мы боремся за каждого младенца». Врачи — об очередной смерти ребенка в родзале

Две фотографии, пустая коляска, память и боль. Это все, что осталось у оршанцев Артура и Натальи Мезенцевых от их дочки. Малышка умерла через 2 часа после родов — на фоне кажущегося абсолютного здоровья. О том, как страшно в родзале терять долгожданных детей и как реагируют на такие ЧП врачи, — в материале из Орши.

Кира родилась в 10.30 утра 27 октября 2015 года. «Девочка была крупненькая, весила 3 кг 760 г. Я сфотографировала ее через полчаса после рождения», — говорит Наталья Мезенцева. Фото: личный архив

История семьи Мезенцевых — уже вторая трагическая за последний месяц. Ранее о своей трагедии нам рассказали Александр и Марина Джуглий из Полоцка. И в том, и в другом случае по факту смерти новорожденных идут проверки Следственного комитета.

26-летняя Наталья — учитель английского языка в одной из сельских школ под Оршей. Артур работает в вагонном депо. В семье есть доченька Таисия, ей скоро исполнится 5 лет.

Вторая беременность, по словам Наташи, проходила хорошо. Правда, на раннем сроке, в 8 недель, девушка заболела ОРВИ и принимала антибиотики — позже Наталья пояснила TUT.BY, что болезнь растянулась на месяц, прием антибактериальных средств по назначению врача продолжался 4 дня. В роддом женщина поступила на сроке 40 недель.

«Выглядела абсолютно здоровой»

Супруги знали, что у них снова будет девочка. «Обеих дочерей я родила почти в одно время. Таю — в 10.20. Киру — в 10.30. Еще удивилась: как так? Да еще без всяких мук, быстро, буквально за две потуги».

Наталья Мезенцева

О гинекологе, которая принимала роды, Наталья отзывается хорошо: «Она мне понравилась. Медработники в предродовой обсуждали свои проблемы и обращались со мной достаточно грубо. А гинеколог периодически приходила, спрашивала о самочувствии, была единственным человеком, кто проявлял ко мне внимание. Хороший врач, ничего не могу сказать о ней плохого».

Кира появилась на свет и сразу же заплакала. «Девочку взял реаниматолог, стал обрабатывать ее. Медики, а их было в родзале человек пять, хвалили меня: «Ой, какая вы молодец! Мы вас будем ждать еще. Приходите к нам — теперь уже за мальчиком!».

Девочка удивила мать: «Я лежала и любовалась дочкой. Она была розовенькой, и у нее были открыты глазки! У Таи глазки нормально открылись на третий день, а тут сразу! И она агукала. Спрашиваю: «Это она так разговаривает?» — «Да, разговаривает», — улыбнулись врачи». Я была счастлива: слава Богу, все позади, я родила, и родила здорового ребенка».

Материнская память зафиксировала мельчайшие детали: «Девочку укутали в несколько одеял, плюс еще укрыли сверху. И положили бочком, под лампой. Заметила, что у дочки постоянно текла жидкость — изо рта и носа. Из носа — как сопельки, такое ощущение, что ребенок простыл. Спросила у медиков: нормально ли это? Меня заверили: «Не волнуйтесь, ваш ребенок здоровый. Сейчас он спит. Что касается жидкости, у всех деток так, они пускают пузырьки. Это ваши воды».

Вскоре мне принесли телефон. Я два раза сфотографировала дочку, она была напротив меня на расстоянии 2−2,5 метра. Обзвонила мужа, родных, подруг с радостной новостью.

Фото: личный архив

Лежу-лежу. Никого нет. Полтора часа — так точно. К груди мне дочку не прикладывали — хоть должны были это сделать в первые же полчаса. Подойти к ней я не могла — понятно же, какое состояние у роженицы. Только наблюдала за девочкой издали, со своего стола, и думала, что она спит.

Потом пришла медработник, взяла ребенка и быстро унесла. Думаю, в зал для новорожденных. И вдруг слышу слово «умер». По коридору бегают, в соседней комнате кто-то плачет… У меня мысль, что умер кто-то взрослый. Даже не предполагаю, что это связано со мной.

Минут через 15 после того, как забрали ребенка, ко мне пришли два врача. У гинеколога, которая принимала роды, катятся слезы. И тут я все поняла. «Мы старались спасти ребенка. Но, увы, он умер. Мы не понимаем: как так?! Ничто не предвещало беды, девочка выглядела абсолютно здоровой», — сказала доктор. И добавила, что реаниматолог — тоже «сам не свой, весь побелел».

Причину смерти младенца матери не сообщили. В этот же день тело ребенка увезли к патологоанатомам в Витебск.

Врач: «Пожалуйста, не проклинайте меня! Я сделала все, что могла»

Наташа не истерила — говорит, просто тихонько плакала. Ее положили в одиночную палату. Но и там было слышно, как кричат чужие детки. Сойти с ума не дали муж и родные — они постоянно навещали.

«Постоянно ко мне приходили и врачи, — говорит Наталья Мезенцева. — В частности, доктор, принимавшая роды. Она просила: «Не надо зацикливаться. Это судьба, так иногда бывает. Пожалуйста, не проклинайте меня. Я сделала все, что могла».

Гинеколог призналась Наташе, что в ее практике — это второй такой случай. Женщина, у которой умер тогда ребенок, через полгода забеременела, потом родила, смирилась с горем и, встречая доктора, спокойно с ней общается.

«Я и гинеколог живем в одном районе. И она меня просила: «Я не хочу, чтобы вы при встрече косо на меня смотрели или проклинали», — рассказывает Наташа.

Если против визитов этого доктора роженица была не против, то психолог ее «немного раздражала»: «Она расспрашивала про мою жизнь и восклицала: «Как замечательно, что вы знаете английский!». Я сама затронула больную тему и призналась, что не знаю, как жить дальше, что мне страшно возвращаться в школу — а вдруг дети спросят у меня о ребенке. Психолог посоветовала: поменяйте работу. «Зачем? — спрашиваю. — Она мне нравится: и школа хорошая, и сельские дети — молодцы».

Как выразилась Наталья, медики ее постоянно «обрабатывали» и интересовались, какие у нее планы. «Когда я сказала, что мы с мужем хотим обратиться к юристу, они насторожились: «А зачем вам это?». Однажды ко мне пришла врач и посоветовала позвонить витебскому астрологу. Даже дала ее номер телефона, заверив, что это отличный специалист. Но я не верю предсказателям. Тем более со всех сторон звучало: «Внезапная смерть — это судьба». Наверное, это любимое выражение врачей».

Выписали Наташу на четвертый день. Она неделю жила у родителей. Было страшно встретиться с соседями — они видели ее с животом.

Артур узнал обо всем первым.

— Я позвонила ему: «Так вот и так у нас с тобой, Артур, случилось». Муж был за рулем. Заплакал: «Наташа, я к тебе сейчас же приеду». Потом взял себя в руки. Поддерживал меня. Ездил забирать ребенка из морга, занимался траурной церемонией. Хоронили Киру муж, мои и его родители. У меня была очень сильная слабость. И я хотела запомнить нашу девочку живой. Если бы увидела неживой, были бы истерики, срывы. Потом старались отвлекаться. Ведь надо жить — у нас же Тая. Если бы не она, кажется, и меня б на свете не было.

Тая Мезенцева

Тая очень ждала Киру, гладила мамин живот. Для еще одной принцессы подготовили детскую, купили коляску. Девочка готовилась к роли старшей сестренки, представляла, как будет с младшенькой играть, помогать маме ее кормить, купать.

Узнав, что малютка домой не приедет, Тая плакала. И все-все поняла.

Ребенок «на 9 баллов»

Наталья Мезенцева не может понять, почему умер ее ребенок.

— Оценка состояния новорожденного по шкале Апгар (система быстрой оценки здоровья младенца, которую наряду с ростом и весом сообщают родителям. — TUT.BY) соответствовала 9 баллам. Принимавшие роды специалисты объявили мне, что ребеночек замечательный — здоровый, кожные покровы чистые, сердцебиение, дыхание в норме. «Мы бы ему и 10 баллов поставили, но практически никогда этого не делаем», — так вначале хвалили мою дочку.

Во врачебном свидетельстве о смерти (мертворождении) основной причиной смерти указана «инфекция, специфичная для перинатального периода, неуточненная». Прочим важным состоянием, сопутствующим смерти, указан «врожденный порок сердца (аплазия заслонки аортального клапана)». В документе также написано, что у матери была «анемия, осложняющая беременность».

— Но когда я проходила во время беременности УЗИ-диагностику, кардиотокографию и т.д., этих диагнозов ни у меня, ни у ребенка не установили. Раз были проблемы, почему тогда меня не отправили на сохранение, не назначили какие-то лекарства? — задается вопросами женщина.

По ее словам, она не держит зла на медиков, принимавших роды. Но хочет, чтобы компетентные органы разобрались: «Почему ребенка оставили на 1,5 часа без врачебного присмотра? Теперь медики утверждают, что он был болен. Так почему ему не оказывали помощь, сразу же не забрали в реанимацию? И еще поставили 9 баллов по шкале Апгар?».

Почти через 2 месяца пришли результаты экспертизы врача-патологоанатома. Родители сходили в роддом и сделали ксерокопию этого заключения. В нем все расписано сложными медицинскими словами. Из того, что может понять простой человек, написано: «врожденный порок сердца».

— Но и здесь все непонятно. Моя свекровь дозвонилась до этого врача-патологоанатома в Витебск. По телефону он не озвучил диагноз, но сообщил, что ребенок был абсолютно здоров, что у него не было никакой патологии, инфекций, сердечко было здоровым. При этом сказал, что есть такое понятие, как внезапная смерть. Успокаивал свекровь и просил передать слова сочувствия мне, — говорит Наталья Мезенцева.

В Следственный комитет супруги пошли с заявлением уже после Нового года — более чем через два месяца после случившегося. Мезенцевы понимают, что совершили ошибку, инициировав расследование так поздно. Но надеются, что оно будет объективным.

«За грех наказывают не жалея»

— Как человек я очень сочувствую матери, — говорит главный врач Оршанской центральной поликлиники Владимир Плыткевич. — Насколько я информирован, у ребенка была врожденная патология. Когда завершится следствие, родителей проинформируют о его результатах.

Произошел несчастный случай, мы все очень сожалеем, но оценку будут давать вышестоящие организации. Мы провели внутреннее расследование, но, со своей стороны, не нашли грубых нарушений (в действиях сотрудников на смене, когда рожала Наталья Мезенцева. — Прим. TUT.BY).

Роды всегда связаны с какими-то сложностями, и все мы волнуемся, когда женщины рожают. В нашем роддоме работают специалисты высокого уровня, мы боремся за рождаемость, боремся за каждую роженицу. Родовспоможение — это вообще самая ответственная отрасль в здравоохранении.

В Оршанском роддоме эти показатели (по младенческой смертности. — Прим. TUT.BY) — только бы не сглазить — не выше республиканских. Мы не являемся белыми воронами в этом вопросе и никогда не подвергались по этому поводу критике руководства. И облздрав, и Минздрав очень жестки в этом плане. И когда есть грех, я вас уверяю, никакой так называемой врачебной круговой поруки нет и быть не может. Наказывают не жалея. Подход абсолютно принципиальный.

«Тут убийц нет»

Инна Крачек, заведующая Оршанским роддомом, сообщила, что после случая с ребенком Натальи Мезенцевой медперсонал сделал выводы:

— Мы больше не оставляем детей на 2 часа в родзале. Таким путем нарабатывается опыт. Столько лет работали — и такого никогда не было! Если ребенок рождался с какой-то болезнью, его сразу же забирали и начинали им заниматься. Этот же ребенок родился хорошим: был розовым, кричал. Поэтому мы оставили его с мамой. Потом еще минут 40 боролись за его жизнь.

Инна Крачек. Фото: orshanka.by

«Тут убийц нет. Мы боремся за каждого младенца, но не всегда удается помочь, — заверяет заведующая роддомом. — Одна доктор два года назад ушла с работы, не пережив смерть новорожденного. И за того ребенка мы тоже боролись. Здесь, в роддоме, очень сложно работать. Люди выкладываются. Ты все время на острие: мама — ребенок, мама — ребенок… Все время боль, и ты стараешься эту боль облегчить».

Инна Крачек призналась, что то октябрьское утро принесло горе всему медперсоналу: «Все переживали, у меня тоже была истерика. Но, несмотря на стресс, смена продолжила работать: нужно было принять 10 родов».

Заведующего отделением анестезиологии и реанимации, который спасал ребенка, Инна Крачек охарактеризовала: «Это наш ведущий доктор, очень квалифицированный». У главы роддома, по ее словам, «нет вопросов» и к гинекологу, принимавшей роды: «Это профессионал, она окончила клиническую ординатуру».

Беби-бум в Орше

В октябре 2015-го, когда рожала Наталья Мезенцева, в Орше произошел всплеск рождаемости. За неделю здесь приняли 50 родов (обычно бывает 30−35). Среди новорожденных были 4 двойни.

Оршанский роддом

«Вообще в Орше двоен рождается много. В 2014 году было 20, из них 4 родились в мае-июне. Что интересно: в это время проходила акция «Вместе в защиту жизни». В нынешнем году у нас уже 14 двоен», — рассказывала журналистам про беби-бум Инна Крачек.

В кабинете у Инны Юрьевны стоит несколько икон. На прощание она сказала, что читала материал про трагедию в семье полочан Джуглий и все комментарии к ней.

— В вашей статье не звучит тема Бога. А ведь это Он решает: одному жить, другому не жить. Бывает так: у пьяницы рождается здоровый ребенок, а учительницы, которая все перечитала и соблюдала все советы врачей, нет результата. Я 30 лет работаю в роддоме и знаю, что очень многое решают не врачи.

Смерть ребенка в роддоме 3

Мне что-то укололи и сообщили новость о смерти дочери. Врач сказала, что так бывает, такое иногда происходит. Но как здоровый ребенок мог внезапно умереть? Это же не котенок!

«Мне что-то укололи и сообщили новость о смерти дочери, — рассказывает женщина. – Врач сказала, что так бывает, такое иногда происходит. Но как здоровый ребенок мог внезапно умереть? Это же не котенок!».

По словам Алены Сидоренко, врачи сразу же стали говорить о генетических заболеваниях у ребенка. Первое предварительное заключение о смерти, которое выдали на руки родителям, говорило о том, что ребенок умер от транспозиции больших сосудов сердца.

«Но такого быть не могло, все результаты моих обследований во время беременности указывали на то, что ребенок здоров», — заявила Алена.

Затем в геноме родителям сообщили, что причиной смерти стало большое овальное окно. Третье и на данный момент последнее заключение называет причиной смерти малышки гемолитическая болезнь новорожденных.

Справка. Это заболевание, которое обусловлено несовместимостью крови матери и плода по различным антигенам. Желтушная форма болезни — самая частая клиническая форма. Ребенок обычно рождается в срок, с нормальной массой тела, без видимых изменений цвета кожи. Уже на 1-2-е сутки жизни появляется желтуха, которая быстро нарастает. Желтую окраску имеют и околоплодные воды и первородная смазка. Происходит увеличение печени и селезенки, наблюдается небольшая отечность тканей. Дети вялые, адинамичные, плохо сосут. Рефлексы снижены. Выражена, резко увеличивается содержание фракции непрямого билирубина в крови. В дальнейшем может наблюдаться повышенное содержание и прямого билирубина. Билирубиновая интоксикация характеризуется вялостью, срыгиваниями, рвотой, патологическим зеванием, снижением мышечного тонуса. При поздно начатом и неправильном лечении в последующем возможно выявление признаков детского церебрального паралича, задержка психофизического развития, глухота, нарушения речи.

Родители были обеспокоены столь частой сменой причины смерти — от несовместимой с жизнью генетической болезни до банальной желтухи. Именно это и вызвало подозрения, что смерть их Ники не обошлась без ошибки врачей. Они обратились в прокуратуру и полицию.

«Уголовное производство длится очень долго. Сначала не могли опросить врачей, затем патологоанатома. То один в отпуске, то другой. Только после обращения к генералу была назначена еще одна экспертиза, уже не в Мариуполе», — рассказала Алена Сидоренко.

В пресс-службе прокуратуры Донецкой области 0629 сообщили, что 4 июля в Мариупольскую местную прокуратуру №2 с заявлением обратилась мама умершего ребенка. Она потребовала привлечь к ответственности медицинских работников за невыполнение ими своих профессиональных обязанностей. По данному факту открыто уголовное производство по ч.2. ст. 140 УК Украины «Неисполнение или ненадлежащее исполнение медицинским или фармацевтическим работником своих профессиональных обязанностей, которое повлекло тяжкие последствия для несовершеннолетнего». За это предусматривается наказание в виде ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Расследование данного дела проводят органы полиции под процессуальным руководством прокуратуры. Опрошены потерпевшие, родственники, медицинские работники, которые принимали участие в родах данной женщины. Также прокуратурой истребованы все медицинские документы как в областной больнице, так и в мариупольской. 14 августа были истребованы материалы и назначена молекулярно-генетическая и комплексно-комиссионная судебная медицинская экспертиза. Длится она может достаточно долгое время. Только после оглашения результатов будет приниматься решение по данному случаю.

Пообщаться с единственным детским патологоанатомом Мариуполя Людмилой Фоменко журналистам 0629 не удалось. Главный врач областной горбольницы (именно там находится морг, где делали вскрытие Нике) Ольга Голубченко сообщила, что любую информацию журналисты или родители ребенка могут получить через информационный запрос в управление здравоохранения. Голубченко лишь отметила, что желтухи новорожденных бывают разными, и это могло быть причиной смерти.

Еще по теме:

  • П3 ч1 ст 145 ук Статья 145 УК РФ. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет Новая редакция Ст. 145 УК РФ Необоснованный отказ в приеме на работу или […]
  • Материальная помощь сотрудникам мчс 2018 Проект Приказа МЧС России "О внесении изменений в Порядок обеспечения денежным довольствием сотрудников федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы, утвержденный приказом МЧС России от 21.03.2013 № 195" […]
  • Где можно сдавать на права в москве Сколько стоит учиться и получить права? Сколько стоит сдать на права, узнайте прямо на этой странице. Стоимость обучения зависит от выбранной категории и включает в себя: основы теоретического курса; курс навыков практического […]
  • Земельный участок в жостово Продажа земельных участков в г Жостово д в Московской области Осташковское, Дмитровское или Ярославское шоссе 20 км от МКАД, в районе д. Жостово, СНТ Метровагонмаш. Участок 6 соток, до водохранилища 3 минуты пешком. Участок 6 соток / СНТ […]
  • Военный комиссариат по железнодорожному району пенза Военкоматы Пензы: адреса и телефоны На данной странице находятся адреса и контактные телефоны военных комиссариатов в Пензе. С помощью данного списка вы можете с легкостью найти интересующий вас ОВК. Для удобства рекомендуем пользоваться […]
  • Кемерово требуется юрист Вакансии h Юристы, коллекторы, приставы в Кемерово и соседних городах Кемерово Юрисконсульт от 19 500 руб. Обязанности: представление интересов в регистрирующих органах, оформление сделок с недвижимостью разработка проектов […]
  • Учет отпускных для ндфл Считаем отпускные без сучка без задоринки Лето — жаркая пора для бухгалтеров, занимающихся расчетом зарплаты. Несмотря на то что правила расчета отпускных не изменились, вопросов по исчислению среднего заработка для отпуска в конкретных […]
  • Законом рф о защите прав потребителей зозпп Закон о защите прав потребителей Российская Федерация О защите прав потребителей (с изменениями и дополнениями от 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., 30 декабря 2001 г., 22 августа, 2 ноября, 21 декабря 2004 г., 27 […]