Продление меры пресечения судебная практика

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации

Президиумом Верховного Суда РФ 18.01.2017 утвержден «Обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей, в котором обобщена практика рассмотрения судами за период 2015 — 2016 г. ходатайств органов предварительного расследования об избрании в отношении подозреваемых или обвиняемых в качестве меры пресечения заключения под стражу и о продлении срока содержания обвиняемых под стражей.

Судебная защита права каждого на свободу и личную неприкосновенность гарантирована ст. 22 Конституции РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права. Заключение под стражу — наиболее строгая, ограничивающая свободу личности мера пресечения, которая применяется только при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и допускается исключительно по судебному решению (ст. 108 и 109 УПК РФ).

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды при рассмотрении указанных выше ходатайств в основном правильно применяли положения уголовно-процессуального закона, руководствуясь при этом разъяснениями, содержащимися в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

Так, в Обзоре рассмотрены вопросы, возникающие в судебной практике:

— при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суды учитывали, что необходимым условием законности содержания под стражей является наличие обоснованного подозрения в совершении преступления;

— избрание меры пресечения в виде заключения под стражу допускается только при наличии оснований, предусмотренных в статье 97 УПК РФ, при условии, что имеются конкретные данные, подтверждающие, что подозреваемый или обвиняемый скроется от дознания или предварительного следствия, может продолжать заниматься преступной деятельностью или угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу;

— в соответствии со статьей 99 УПК РФ тяжесть преступления, а также сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства следует учитывать не только при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения, но и при определении ее вида;

— рассматривая ходатайство о продлении срока содержания под стражей, суды проверяли наличие обстоятельств, исключающих применение меры пресечения в виде заключения под стражу или продление срока ее действия.

Подробнее с документом можно ознакомиться на сайте КонсультантПлюс — http://www.consultant.ru, официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru.

Старший помощник прокурора области по правовому обеспечению

Продление меры пресечения судебная практика

Обобщение практики применения Сакмарским районным судом Оренбургской области мер пресечения в виде заключения под стражу

(продления срока содержания под стражей) в отношении подозреваемых, обвиняемых, а также альтернативных мер пресечения

за 1 квартал 2017 года

Целью обобщения является изучение практики применения судом мер пресечения в виде заключения под стражу (продления срока содержания под стражей) в отношении подозреваемых, обвиняемых, а также альтернативных мер пресечения за 1 квартал 2017 года.

В ходе изучения практики избрания и продлении сроков действия меры пресечения в виде заключения под стражу, проведен анализ статистических данных о количестве рассмотренных ходатайств за 1 квартал 2017 году по сравнению с 1 кварталом 2016 года, результаты их рассмотрения. Количестве рассмотренных и удовлетворенных ходатайств в целом, в отношении несовершеннолетних, женщин, по категориям преступлений.

Согласно статистическим данным, в 1 квартале 2017 года по ходатайствам следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, Сакмарским районным судом Оренбургской области рассмотрено 6 материала, из них удовлетворено — 4, по двум материалам применен домашний арест, за 1 квартал 2016 году таких ходатайств рассмотрено 6, все удовлетворены.

Из анализа приведенных статистических данных следует, что количество материалов по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу рассмотренных в 1 квартале 2017 года и 1 квартале 2016 года остается на прежнем уровне, но в 1 квартале 2017 года по двум материалам отказано в избрании меры пресечения в виде заключение под стражей и избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Избрано в качестве меры пресечения

заключение под стражу

1 квартал 2016 года

1 квартал 2017 года

Применен судом домашний арест

Ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении женщин и несовершеннолетних в 1 квартале 2017 и 1 квартале 2016 года судом не рассматривались.

В 1 квартале 2017 года по двум материалам отказано в удовлетворении ходатайств, применен домашний арест.

По материалу № 3/1(2)-2/2017 следователь СО СОСВД России «Октябрьский» Бесаев А.А. обратился в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Назарова А.Е., указав, что последний подозревается в совершении средней тяжести против собственности, наказание за совершение которого, предусмотрено до 5 лет лишения свободы, характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, преступление совершил в состоянии алкогольного опьянения, неоднократно привлекался к уголовной и административной ответственности, в том числе и за грубое нарушение административного законодательства. В связи с вышесказанным у органов следствия имеются все основания полагать, что Назаров А.Е. в случае избрания ему иной меры пресечения, чем заключение под стражу, с учетом тяжести совершенного им преступления, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, находясь на свободе, может вновь употребить спиртное и снова совершить преступление, то есть может продолжить заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелям и потерпевшего с целью изменения ими своих показаний, уничтожить доказательства по уголовному делу либо иным способом воспрепятствовать производству предварительного следствия, и в последующем, судебному рассмотрению настоящего уголовного дела.

Проверив представленные материалы, выслушав следователя, заместителя прокурора, обвиняемого и его защитника, суд пришел к скудеющему.

Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу возбуждено следователем Бесаевым А.А., в производстве которого находится уголовное дело, с согласия надлежащего должностного лица и соответствует требованиям ч. 3 ст. 108 УПК РФ.

В силу п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие данных о том, что это лицо причастно к совершенному преступлению (застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.).

Назаров А.Е. обвиняется в совершении тайного хищения чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Возможная причастность Назарова А.Е. в совершении инкриминируемого ему деяния подтверждается процессуальными документами: протоколом осмотра места происшествия, показаниями потерпевшего Новосельцева А.С., свидетеля Бородиной Т.А., признательными показаниями самого подозреваемого, в последующем допрошенного в качестве обвиняемого.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Такая невозможность представленными материалами не подтверждается.

Согласно ст. 5 ч. 1 п. «с» Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, арест является законным, если он произведен по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что он произведен для предотвращения совершения лицом правонарушения или чтобы помешать ему скрыться после его совершения.

Из представленных материалов усматривается, что Назаров А.Е. судим, ранее наказание в виде лишения свободы не отбывал, состоит на учете у врача нарколога с диагнозом – синдром зависимости от алкоголя, имеет постоянное место жительства на территории с. Белозерка по адресу ул. Советская, д. 152, проживает совместно с супругой и несовершеннолетними детьми, является многодетным отцом, работает по найму, положительно характеризуется администрацией сельсовета.

Согласно ч. 2 ст. 107 и ч. 1 ст. 108 УПК РФ решение об избрании мер пресечения должно быть обосновано конкретными фактическими обстоятельствами, на основании которых принято такое решение.

Вопреки доводам следователя, сведений и иных фактических данных о том, что Назаров А.Е. скроется от органов следствия и суда, продолжит заниматься преступной деятельностью, не представлено. Данные о том, что обвиняемый может оказать давление на потерпевшую и свидетелей угрожать свидетелям с целью изменения ими своих показаний, уничтожить доказательства по уголовному делу либо иным способом воспрепятствовать производству предварительного следствия, основаны на предположениях, документально не подтверждены.

Указанные обстоятельства в своей совокупности, а также с учетом данных о личности Назарова А.Е., дают суду основания полагать, что в отношении обвиняемого Назарова А.Е. может быть избрана мера пресечения не связанная с лишением свободы, поскольку полная изоляция Назарова А.Е. не вызывает необходимости.

При таких обстоятельствах, суд считает, что ходатайство следователя МО МВД России «Октябрьский» Бесаева А.А. об избрании в отношении Назарова А.Е. меры пресечения в виде заключения под стражу удовлетворению не подлежит.

Принимая во внимание вышеизложенное, данные о личности обвиняемого, наличия места жительства по адресу: Оренбургская область, Октябрьский район, с. Белозерка, ул. Советская, д. 152, суд считает возможным избрать в отношении Назарова А.Е. меру пресечения в виде домашнего ареста с возложением на него ограничений, обеспечивающих пресечение возможности скрыться от следствия, продолжить заниматься преступной деятельностью, иным путем воспрепятствовать производству по делу. Суд полагает, что мера пресечения в виде домашнего ареста в данном случае обеспечит интересы уголовного судопроизводства, и будет являться гарантией явки Назарова А.Е. в следственные органы и суд.

В удовлетворении ходатайства следователя СО МО МВД России «Октябрьский» Бесаева А.А. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Назарова А.Е. – отказано.

В отношении Назарова А.Е. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста на срок 2 месяца, то есть по 2 апреля 2017 года.

материал №/1(1)-2/2017 следователь СО ОМВД России по Сакмарскому району обратился с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключение под стражей в отношении Плотинского Д.Ю. в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

При рассмотрении материала, было установлено, что Плотинский Д.Ю. обвиняется в совершении преступления средней тяжести.

Плотинскому Д.Ю. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, вместе с тем мера пресечения последним была нарушена . В ходе розыска уважительных причин уклонения Плотинского Д.Ю. от явки к следователю установлено не было , скрылся от органов следствия в неизвестном направлении. Проживал с сожительницей по адресу: Калининградская область, г.Балтийск, ул. Ушакова, д. 31, кв. 87.

При изучении данных о личности обвиняемого показало, что Плотинский Дмитрий Юрьевич, 21.11.1991 года рождения, ранее не судим, зарегистрирован по адресу: г.Оренбург, ул. Орлова, д. 27, проживал: Оренбургская область, Сакмарский район, п. Светлый, ул. Новая, д. 5 с родителями .

Вместе с тем, судом учтено, что Плотинскому Д.Ю. инкриминируется преступление средней тяжести, ранее к уголовной ответственности не привлекался, его возраст, состояние здоровья, что состоит на учете у психиатра по поводу заболевания и нуждается в медицинской помощи, имеет постоянное место жительства и проживает с родителями , оснований для изменения меры пресечения на заключение под стражу не имеется.

Согласно ст. 107 УПК РФ, домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля.

В соответствии с ч. 1 ст. 110 УПК РФ Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, суд посчитал возможным изменить меру пресечения обвиняемому на домашний арест. Плотинскому Д.Ю. запрещено на период домашнего ареста выходить за пределы места проживания по адресу: Оренбургская область, Сакмарский район, п. Светлый ул. Новая , д.5 ; а также использовать средства связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исключением использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случаях возникновения чрезвычайных ситуаций, а также для общения с контролирующим органом, но о каждом таком звонке обвиняемый обязан информировать контролирующий орган.

Регистрация поступающих в суд ходатайств следователей и дознавателей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражей и продления сроков содержания под стражей осуществляется в соответствии с Инструкцией по судебному делопроизводству в районном суде, согласно которой работник отдела делопроизводства проверяет наличие документов, приложенных к ходатайству, и ставит штамп с указанием даты поступления ходатайства.

Во всех поступивших ходатайствах на обложках материалов проставляется дата поступления ходатайства, время поступления указывается в программе ГАС Правосудие.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.13 «Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», суд должен выяснить, приложены ли к ходатайству копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого; копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого; иные материалы, свидетельствующие о причастности лица к преступлению, а также сведения об участии в деле защитника, потерпевшего; имеющиеся в деле данные, подтверждающие необходимость избрания в отношении лица заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.) и невозможность избрания иной, более мягкой, меры пресечения (например, домашнего ареста или залога) (часть 3 статьи 108 УПК РФ).

В рассмотренных судьями материалах указанные копии документов были приобщены в полном объеме.

По всем изученным материалам судьями выполнялись требования ч. 4 ст. 108 УПК РФ, согласно которым ходатайство должно быть рассмотрено в течение 8 часов с момента поступления материала в суд.

Постановления, вынесенные судьями по итогам рассмотрения ходатайств, содержат мотивы принятого решения, выводы со ссылками на положения закона и на конкретные, исследованные в судебном заседании материалы дела.

Следует отметить, что в изученных материалах изложены позиции и доводы сторон, как в протоколах судебного заседания, так и в постановлениях.

Из анализа практики по вопросам продления меры пресечения в виде заключения под стражу , следует, что в большей части, рассмотренных материалов срок содержания под стражей продлевался по делам об особо тяжких и тяжких преступлениях.

Продление срока содержания

1 квартал 2016 года

1 квартал 2017 года

Из рассмотренных ходатайств о продлении срока содержания под стражей, которые удовлетворены, в отношении подозреваемых ходатайства не рассматривались.

Из приведенных статистических данных, усматривается, что в 1 квартале 2017 года по сравнению с 1 кварталом 2016 года прослеживается тенденция к увеличению поступления ходатайств о продлении срока содержания под стражей в целом и, в частности, в отношении обвиняемых.

На 8 ходатайств о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу рассмотрено больше в 1 квартале 2017 года по делам об особо тяжких преступлениях; по тяжким преступлениям прослеживается тенденция к снижению на 5 ходатайств о продлении меры пресечения рассмотрено меньше по делам о тяжких преступлениях.

Проведенным обобщением установлено, что в 1 квартале 2017 года по одному материалу №3/2(1)-2/2017 о продлении срока содержания под стражей в отношении Иванова З.П. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п.«а, б, в» ч.2 ст.158 УК РФ , судом было установлено, что , имеются достаточные данные, свидетельствующие об обоснованности подозрения Иванова З.П. в совершении преступления, предусмотренного п.п.«а, б, в» ч.2 ст.158 УК РФ. Причастность Иванова З.П. к совершению преступления подтверждена показаниями потерпевшего, свидетелей и другими материалами дела.

В судебном заседании установлено, что уголовное дело возбуждено 05.08.2016, по делу за это время выполнен большой комплекс следственных и процессуальных действий, но убедительных доводов, указывающих на невозможность применения в отношении обвиняемого Иванова З.П. более мягкой меры пресечения, следователем не приведено.

Судом в постановлении учтено, что Иванов З.П. является гражданином Российской Федерации, не судим, имеет семью, не работает, имеет постоянное место жительства и регистрации, по последнему месту жительства – по ул. Вторая Семафорная, 2 г. Оренбурга характеризуется с удовлетворительной стороны, от органов следствия не скрывался, его родственница Проказова Х.М. добровольно готова предоставить свой дом для проживания Иванова З.П. в случае избрания ему меры пресечения в виде домашнего ареста.

Приведенные данные о личности обвиняемого, характер и тяжесть преступления, свидетельствуют о том, что в отношении него может быть избрана иная, более мягкая, мера пресечения.

Суд пришел к выводу об отказе в удовлетворения ходатайства следователя СО ОМВД России по Сакмарскому району Кулакова С.В. о продлении Иванову З.П. меры пресечения в виде заключения под стражу и избрании в отношении него меры пресечения в виде домашнего ареста с возложением на него запретов, ограничений, и осуществлением за ним контроля.

Определяя срок домашнего ареста, судом учтено, что срок предварительного следствия по делу истекает 18.02.2017, поэтому судом установлен срок домашнего ареста в пределах, не превышающих срока следствия по уголовному делу.

26.01.2017 года апелляционным постановлением Оренбургского областного суда постановление Сакмарского районного суда, отменено, в виду процессуальных нарушений, принято новое судебное решение, согласно которому, в удовлетворении ходатайства следователя СО ОМВД России по Сакмарскому району Кулакову С.В. отказано. Иванову З.П. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста и установлены запреты и ограничения.

В 1 квартале 2017 года и 1 квартале 2016 года ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении женщин и несовершеннолетних, судом не рассматривались.

Изучение материалов о продлении срока содержания под стражей показало, что во всех имеются сведения о дате поступления ходатайств в суд, время поступления указано в программе ГАС Правосудие.

В соответствии с ч. 8 ст. 109 УПК РФ ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд не позднее, чем за 7 суток до его истечения. Судья принимает решение не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства.

Все поступившие в суд и рассмотренные ходатайства удовлетворяют указанным требованиям законодательства.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», при продлении срока содержания под стражей судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьей 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

При вынесении постановлений судьи учитывают изложенные требования законодательства.

В 1 квартале 2017 года рассмотрено 3 ходатайства об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении подозреваемого в совершении преступления средней тяжести.

За указанный период ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде залога, судом не рассматривались.

Анализ качества поступивших в 1 квартале 2017 года материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (продления срока содержания под стражей) в отношении подозреваемых, обвиняемых, а также альтернативных мер пресечения:

По всем материалам требования ч.3 ст. 108 УПК РФ, п. 13 Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», в соответствии с которыми к ходатайству о применении меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть приложены копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого и иных материалов, свидетельствующих о причастности лица к преступлению, а также сведения об участии в деле защитника, потерпевшего и имеющиеся в деле данные, подтверждающие необходимость избрания этому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.) и невозможность избрания иной, более мягкой меры пресечения, следователями выполнялись.

Во всех постановлениях о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, судьями приводились основания, указанные в статье 97 УПК РФ, и обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ.

Требования в части отражения в ходатайствах об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу оснований, указанных в статье 97 УПК РФ и обстоятельств, указанных в ст.99 УПК РФ, следователями выполнялись.

Однако, анализ судебной практики показал, что причиной отказа в удовлетворении ходатайства следователя, является недостаточность представленных данных, подтверждающих необходимость избрания именно такой меры пресечения как заключение под стражу. Изложенные в ходатайстве доводы носят предположительный характер, обоснованность оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, указанных в статье 97 УПК РФ имеют формальный характер и не подтверждены какими-либо фактическими достоверными сведениями.

В ходатайствах следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей имеется ссылка на доказательства и данные, свидетельствующие об обоснованности подозрения в причастности обвиняемого, подозреваемого к этому преступлению.

Ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних и женщин, в 1 квартале 2017 года, судом не рассматривались.

Анализируя рассмотренные и удовлетворенные ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу следует, что при рассмотрении судом указанных ходатайств, необходимости выполнения требований п.9 Пленума в соответствии с которыми суду следует обращать внимание следователя или дознавателя на необходимость разрешения вопроса о передаче несовершеннолетних детей, других иждивенцев либо престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, находящихся на иждивении подозреваемого или обвиняемого, на период применения данной меры пресечения на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо о помещении их в соответствующие детские или социальные учреждения, если они остались без присмотра и помощи (часть 1 статьи 160 УПК РФ), не было, поскольку перечисленных лиц, находящихся на иждивении подозреваемых или обвиняемых и нуждающихся в постороннем уходе, не имелось.

При разрешении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или продлении меры пресечения в виде заключения под стражу судьями в постановлениях определялась продолжительность периода содержания подозреваемого или обвиняемого под стражей и дата его окончания.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, задержанных в порядке ст.91,92 УПК РФ, судьи выясняли, когда лицо было фактически задержано, а не только когда составлен протокол о задержании.

Случаев, когда судья, рассматривая ходатайство об избрании обвиняемому, подозреваемому в качестве меры пресечения заключения под стражу, входил в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему деянии и (или) приводил в постановлении некорректные формулировки, свидетельствующие о признании судом доказанным фактов совершения преступления и (или) виновности обвиняемого, подозреваемого в совершении деяния, которое ему инкриминируется, в судебной практике не имеется. Такие нарушения не допускались и при рассмотрении ходатайств о продлении сроков содержания под стражей.

В соответствии со ст. 100 УПК РФ в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого.

Проведенное обобщение показало, что судьи выясняют наличие необходимых условий, а также исключительных обстоятельств для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу при обращении с ходатайствами в отношении подозреваемых, в постановлениях о заключении под стражу подозреваемых имеются ссылки на такие исключительные обстоятельства.

При этом, следователи не всегда в своих постановлениях при обращении с ходатайством о заключении под стражу подозреваемого, указывали на исключительные обстоятельства, в соответствии с которыми мера пресечения может быть избрана до предъявления обвинения.

Проведенный анализ судебной практики избрания и продления сроков действия меры пресечения в виде заключения под стражу, а также альтернативных мер пресечения в 1 квартале 2017 года, показал, что при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, судьи тщательно проверяют обоснованность изложенных в них мотивов необходимости заключения лица под стражу и невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. В каждом конкретном случае при решении вопроса об избрании меры пресечения судом устанавливаются обстоятельства: данные о личности подозреваемого или обвиняемого (о привлечении ранее лица к уголовной ответственности, совершения преступления в период условного осуждения или в период условно-досрочного освобождения), что позволяет сделать вывод о том, что в действиях лица усматривается рецидив совершения преступлений и в дальнейшем он сможет продолжить заниматься преступной деятельностью; наличие или отсутствие у лиц постоянного места жительства и регистрации на территории РФ, свидетельствует о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от органов следствия и суда; наличие в материалах заявлений от свидетелей и потерпевших о поступивших или возможных угрозах со стороны подозреваемых, обвиняемых, свидетельствуют о возможных угрозах свидетелям или потерпевшим; также учитываются наличие у подозреваемых и обвиняемых постоянного места работы, постоянного законного источника дохода, характеристики с места жительства, семейное положение, состояния здоровья позволяющие сделать вывод о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, которые отражались в каждом конкретном постановлении.

При разрешении ходатайств о продлении срока содержания под стражей, судьи выясняют обоснованность утверждений органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования, наличии объективных причин этого. Если такое ходатайство возбуждалось перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения тех же следственных действий, на которые указывал следователь в предыдущих ходатайствах, судьи устанавливали, по каким причинам они не были произведены. Выясняли обстоятельства, на основании которых было принято решение о заключении лица под стражу, и основывали свои выводы о необходимости продления срока содержания под стражей тем, что указанные обстоятельства сохранили свое значение по настоящее время.

Кроме того, проведенное обобщение показало, что судьи правильно понимают и применяют положения закона, регламентирующего порядок избрания альтернативных мер пресечения в частности домашнего ареста.

При принятии решений, об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест, трудностей при их вынесении, в том числе в определении продолжительности пребывания лица под домашним арестом, в установлении ограничений, которые должен выполнить обвиняемый, у судей, не возникло.

Продление меры пресечения судебная практика

Если следователи несколько раз ходатайствуют о продлении срока содержания под стражей, ссылаясь при этом на необходимость одних и тех же следственных действий, судам следует выяснить причины, по которым такие действия не были произведены, настаивает Верховный суд. Если причина в неэффективной организации расследования, то это может стать одним из оснований для отказа в продлении ареста. По аналогии не может быть основанием для автоматического продления и сам по себе факт ознакомления обвиняемого с материалами дела. Об этом говорится в обзоре практики рассмотрения судами ходатайств следователей об избрании меры пресечения, который Верховный суд опубликовал в пятницу. По данным высшей судебной инстанции, суды уже выпускали на свободу обвиняемых из-за нерасторопности следователей – например, в Нижегородской и Московской областях. Но, судя по количеству разъяснений, ранее изданных судом (за 13 лет вышло восемь постановлений пленума Верховного суда на эту тему), вопрос об избрании меры пресечения остается одним из наиболее сложных в судебной практике.

Верховный суд снова напоминает, что вывод об обоснованности подозрений должен подтверждаться данными о причастности обвиняемого к преступлению, добытые предварительным расследованием доказательства нужно изучать, а оперативные данные, на которые ссылается следователь, оценивать. Суды не могут мотивировать решение об аресте данными, на которые не ссылался следователь. Ну и отправлять за решетку предпринимателей по экономическим делам тоже неправильно, в очередной раз указывает высшая судебная инстанция, ссылаясь в качестве правильных примеров на решения судов, отказывавших в санкции на арест.

За первое полугодие 2016 г. суды удовлетворяли девять из 10 ходатайств следователей о мере пресечения в виде заключения под стражу: они дали 63 890 санкций на арест, а отказали лишь в 6044 случаях.

Должно быть, Верховному суду пришлось нелегко с поиском подходящих примеров, предполагает советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн: по данным официальной судебной статистики, суды удовлетворяют более 90% ходатайств об аресте и более 99% – о его продлении. Отмена ареста из-за того, что не ведется следственных действий, – это пока фантастика, уверен эксперт; скорее, такой обзор практики носит демонстративный характер: судьям дают понять, какая линия поведения ненаказуема и даже поощряется.

Помимо этого, замечает Рубинштейн, Верховный суд дал несколько важных разъяснений – например, перечислил признаки, по которым дело можно отнести к разряду сложных (по таким делам мера пресечения может быть продлена более чем на шесть месяцев). Сейчас следователь может просто сослаться на сложность дела, не уточняя, в чем именно она состоит, в обзоре же приводятся конкретные критерии: давность, преступление совершено на территории иностранного государства, свидетели неоднократно меняли анкетные данные и проживают в других регионах, большой объем дела и т. п. Также важно, добавляет эксперт, что, по мнению Верховного суда, отсутствие регистрации не является безусловным основанием для решения об аресте – в качестве альтернативы он вводит такое понятие, как «устойчивые социальные связи».

Адвокат Дмитрий Аграновский напоминает, что российская практика избрания и особенно продления меры пресечения вызывает многочисленные нарекания у Европейского суда по правам человека. Дело даже чуть было не дошло до вынесения пилотного постановления, вспоминает Аграновский. В итоге в решении по делу «Жеребин и другие против России» Страсбургский суд указал России на наличие в этой области системных проблем. Адвокат вспоминает, что один из его клиентов был арестован через 74 часа после задержания (хотя по закону через 48 часов его обязаны были отпустить) и это решение впоследствии подтвердили все инстанции, включая Верховный суд.

ВССУ обобщил практику применения меры содержания под стражей

Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел в письме от 1 февраля 2015 года рассказал о практике применения судами первой и апелляционной инстанций процессуального законодательства относительно избрания, продления меры пресечения в виде содержания под стражей.

По результатам анализа судебной практики установлено, что нарушение разумных сроков в уголовном производстве по причинам ненадлежащего осуществления судом своих полномочий касается, прежде всего, случаев назначения подготовительных судебных заседаний с нарушением сроков, определенных УПК, и чрезмерной длительности перерывов между судебными заседаниями в таких производствах. Также установлены случаи, когда судом первой инстанции в производстве неоднократно допускались существенные нарушения требований УПК, что приводило к отмене судами высших инстанций судебного решения с назначением нового рассмотрения. При этом к обвиняемым применялась мера пресечения в виде содержания под стражей в течение длительного времени.

Для соблюдения разумных сроков рассмотрения уголовных производств, в которых относительно обвиняемого применена мера пресечения в виде содержания под стражей, суд обязан реагировать в порядке, определенном ст.ст. 139, 140 УПК на случаи невыполнения процессуальных обязанностей участниками уголовного производства. Так, суду в каждом случае необходимо устанавливать соблюдение порядка вызова участника уголовного производства путем проверки наличия подтверждения получения им повестки о вызове или ознакомления с ее содержанием другим путем. При наличии такого подтверждения суду необходимо выяснять вопрос о наличии сведений, которые бы давали возможность установить причины неявки, так как при неявке без уважительных причин или неуведомлении о причинах своего неприбытия, суд обязан наложить на участника уголовного судопроизводства денежное взыскание.

Незначительное использование судами в ходе судебного производства процессуального механизма дистанционного судебного производства обусловлено отсутствием полномочий у суда принять решение об осуществлении такого производства, в котором за пределами здания суда (в СИЗО) находится обвиняемый, если он против этого возражает. В то же время, учитывая то, что решение об осуществлении дистанционного судебного производства может быть принято судом по собственной инициативе (ч. 2 ст. 336 УПК), суду в каждом конкретном случае, при наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 336 УПК, необходимо выяснять мнение обвиняемого о возможности осуществления дистанционного судебного производства.

По результатам анализа также установлено, что в многоэпизодных делах (производствах) чаще всего происходит «наслоение» разных причин отложения судебных заседаний, что приводит к нарушению разумных сроков рассмотрения. В таких производствах суд обязан безотлагательно реагировать на ненадлежащее исполнение процессуальных обязанностей участниками судебного производства. Следует признать обоснованной практику тех судей, которые определяя дату очередного судебного заседания выясняют мнение сторон уголовного производства и не назначают судебные заседания в дни, в которые явка сторон уголовного производства заведомо будет невозможной или затрудненной.

Судам при применении положений ч. 3 ст. 315 УПК необходимо учитывать практику ЕСПЧ, согласно которой одновременно с определениями законных случаев содержания лица под стражей и процессуальных гарантий избрания и продления применения таких мер однозначно признается неправильным «автоматическое» продление применения меры пресечения в виде содержания под стражей. Поэтому при отсутствии соответствующих ходатайств сторон суд во время подготовительного судебного заседания уполномочен поставить перед сторонами производства вопрос о мере пресечения (для которого УПК предусмотрен ограниченный срок действия), поскольку суд на этой стадии процесса отвечает за соблюдение разумных сроков рассмотрения.

Ч. 1 ст. 197 УПК определено, что срок действия постановления следственного судьи, суда о содержании под стражей или продлении срока содержания под стражей не может превышать 60 дней. Судам при определении срока окончания действия определения о продолжении применения меры пресечения в виде содержания под стражей следует учитывать, что в случае продолжения содержания под стражей предыдущее определение теряет свою силу. Такой подход соответствует общему принципу законности уголовного производства и исключает случаи определения в определении срока содержания под стражей свыше 60 дней.

В случае представления прокурором ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении нескольких обвиняемых суд должен учитывать, что соответствующее ходатайство подается прокурором отдельно по каждому из них (на основании ч. 4 ст. 184 УПК). В случаях рассмотрения судами таких ходатайств по всем обвиняемым вместе нарушаются требования соблюдения законности в части ограничения права на свободу в уголовном производстве и не учитываются обязательные требования ст. 178 УПК. Суд обязан учитывать обстоятельства индивидуального характера, перечень которых предусмотрен ст. 178 УПК для оценки рисков, которые могут служить вместе с основаниями, определенными ст. 177 УПК, общим основанием для продления срока содержания под стражей. При таких обстоятельствах суд обязан рассматривать вопрос о продлении применения меры пресечения в виде содержания под стражей отдельно по каждому из обвиняемых.

Положение ст. 331 УПК только указывают на обязанность суда инициировать рассмотрение вопроса о целесообразности дальнейшего содержания под стражей обвиняемого при отсутствии ходатайства прокурора. Рассмотрение этого вопроса должно происходить по нормам главы 18 УПК с обоснованием наличия рисков в уголовном производстве и необходимости дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей. Отсутствие мотивировочной части соответствующего судебного решения является нарушением как общих принципов уголовного производства, так и ст. 5 Конвенции.

Не соблюдаются требования УПК в случаях, когда судьи обосновывают применение содержания под стражей обвиняемого тем, что еще не допрошены все свидетели, но не применяют определенных в УПК механизмов для обеспечения прибытия такого свидетеля (свидетелей) в судебное заседание. Суды в таких случаях, как правило, применяли принудительный привод несколько раз, и при этом не накладывали денежного взыскания на свидетелей за невыполнение ими своих процессуальных обязанностей. Такая практика не соответствует требованиям ст. 6 Конвенции, практике ЕСПЧ и свидетельствует о невыполнении судом возложенных на него ст. 28 УПК обязанностей. Поэтому, следуя разумным срокам судебного производства, когда обвиняемые содержатся под стражей, суд обязан обязательно руководствоваться положениями глав 11, 12 УПК по применению принудительного привода свидетелей и наложения на них денежного взыскания.

Периодический судебный контроль (в порядке ст. 331 УПК) обеспечивает соблюдение прав обвиняемого по ст. 5 Конвенции (в части реализации права на обеспечение периодического контроля за законностью применения меры пресечения в виде содержания под стражей) в судебном производстве. Исходя из приведенного, решения об избрании, продлении, изменении или отмене меры пресечения в виде содержания под стражей в судебном производстве не подлежат обжалованию в апелляционном порядке.

Установление в УПК порядка обеспечения контроля за целесообразностью и обоснованностью применения меры пресечения в виде содержания под стражей в ходе судебного производства обусловлено необходимостью предоставления суду процессуальных механизмов для оперативного решения производства и запрета произвольного ограничения права человека на свободу путем применения меры пресечения в виде содержания под стражей без определения срока его применения. При принятии обвинительного приговора суд вправе применить меру пресечения в виде содержания под стражей в отношении обвиняемого до вступления этим приговора в законную силу. Суд применяет меру пресечения в виде содержания под стражей в таком случае в целях обеспечения выполнения окончательного судебного решения.

При этом, если вопрос о целесообразности и обоснованности содержания осужденного под стражей возникает на стадии апелляционного обжалования и апелляционного производства, суд апелляционной инстанции может пересмотреть целесообразность дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Если по результатам апелляционного производства суд апелляционной инстанции отменяет приговор, назначая рассмотрение дела, он должен решить вопрос о дальнейшем применении меры пресечения для направления материалов в суд первой инстанции. В судебном производстве в суде первой инстанции применяется периодический судебный контроль за целесообразностью применения этой меры пресечения и устанавливается конкретный срок ее применения.

Еще по теме:

  • Приговор ст 109 ук рф Приговор ст 109 ук рф Пензенский областной суд оставил без изменения приговор Сердобского городского суда от 1 июля 2016 г., которым врач ГБУЗ «Сердобская межрайонная больница им. А.И. Настина» признан виновным в причинении смерти по […]
  • Состав ст 109 ук рф Статья 109. Причинение смерти по неосторожности 1. Причинение смерти по неосторожности — наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до […]
  • Статья 91 тк рф 2018 Статья 91. Понятие рабочего времени. Нормальная продолжительность рабочего времени Рабочее время — время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен […]
  • Постановление пленума вс по делам о разделе имущества супругов Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2016 N 41-КГ16-17 ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 17 мая 2016 г. N 41-КГ16-17 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего […]
  • Ст 625 коап рф Постановление Кемеровского областного суда от 08 июля 2016 г. по делу N 4А-625/2016 Постановление Кемеровского областного суда от 08 июля 2016 г. по делу N 4А-625/2016 Председатель Кемеровского областного суда Кирюшин А.Н., рассмотрев […]
  • Ч1 ст282 коап рф Разграничение уголовно и административно наказуемых проявлений экстремизма (ст. 282 УК РФ и ст. 20.29 КоАП РФ) (Махмутов М.В.) Дата размещения статьи: 22.01.2018 В 2013 г. в следственном управлении Следственного комитета РФ по Республике […]
  • Введен налог на имущество юридических лиц Налог на имущество организаций Налог на имущество организаций - региональный налог, который уплачивают организации со стоимости принадлежащего им имущества (в основном недвижимого имущества). Налог на имущество организаций регулируется […]
  • Очередь на жилье в колпино Очередь на жилье. Она движется и не движется Город использует много механизмов, чтобы обеспечивать очередников квартирами, но учет тянется с 1980-х годов — очень тяжелое наследие. Очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий в […]