Правовые гарантии адвоката

Частная практика

«Проектированные» гарантии адвокатской деятельности

Cегодня операторами украинского рынка юридических услуг могут выступать как адвокаты, так и юристы, не являющиеся адвокатами. В связи с этим возникает вопрос: каковы различия между адвокатской деятельностью и юридической практикой? Согласно статье 17 проекта Закона Украины от 30 июня 2004 года «Об адвокатуре» (Закон об адвокатуре), адвокатская деятельность — это индивидуальная, профессиональная, независимая деятельность адвоката, получившего статус в порядке, установленном этим Законом, по предоставлению правовой помощи, защите, представительству физических и юридических лиц за оплату согласно договору или за счет бюджета в предусмотренных этим Законом случаях. Адвокат может осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории Украины без какого-либо дополнительного разрешения. Адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Кроме того, в пункте 8 части 1 статьи 31 вышеупомянутого проекта указано, что адвокат обязан осуществлять свою профессиональную деятельность лишь в одной из организационных форм, предусмотренных этим Законом. То есть адвокат может работать или в адвокатском кабинете, или адвокатском бюро, или адвокатской фирме, или адвокатском объединении. Учитывая то, что адвокатская деятельность по своему характеру является индивидуальной, организационно-правовые формы адвокатской деятельности, закрепленные в вышеупомянутом проекте, будут обеспечивать по сути только инфраструктурное обслуживание участников этой деятельности, а адвокаты и в дальнейшем продолжат работать индивидуально. Адвокатским фирмам, которым присущи черты обычной коммерческой организации, придется выбирать — или оставаться в адвокатуре, или оставлять ее.

Что касается юридической практики, то сегодня на Украине существует много юридических фирм, объединяющих высококвалифицированных юристов, в том числе адвокатов, и предоставляющих качественные юридические услуги. Преимущества юридической фирмы по сравнению с отдельным адвокатом очевидны. Во-первых, работа фирмы построена на командной основе, что обеспечивает эффект коллективного творчества. Во-вторых, большая фирма может позволить себе введение специализации среди юристов, а значит, и комплексность услуг. В-третьих, фирма способна аккумулировать значительные финансовые ресурсы, что повышает возможности качественного предоставления юридических услуг. В-четвертых, для клиентов — юридических лиц большое значение имеет возможность включения затрат на юридическое обслуживание предприятий в валовые расходы. Вследствие этого многие предприятия и платежеспособные физические лица для защиты своих интересов избирают именно юридические (консалтинговые) фирмы.

Вместе с тем сегодня деятельность юридических фирм и индивидуально практикующих юристов не лицензируется. То есть качество предоставленных услуг оценивается лишь клиентом. Заключая договор на осуществление юридических услуг в хозяйственном и гражданском процессах, клиент несет определенный риск. И если вследствие предоставления некачественных юридических услуг могут быть ограничены его имущественные, трудовые, социальные и другие права, то предоставление некачественных юридических услуг в уголовном или административном процессах может лишить клиента более значимого блага — личной свободы. Поэтому этот вид юридических услуг требует определенного контроля за его осуществлением. Этот контроль обусловлен интересами правосудия, когда государству небезразлично, какие лица осуществляют указанный вид юридической помощи. Государство должно контролировать обеспечение юридической помощи по назначению органов досудебного следствия и суда, бесплатной помощи отдельным категориям лиц. Поэтому я согласен с тем, что в рамках одной профессии могут существовать как адвокаты, так и практикующие юристы, а ссылка на то, что вследствие устранения с рынка юридических услуг юристов, не являющихся адвокатами, качество юридических услуг улучшится, безосновательна. Однако в административном и уголовном процессах должны принимать участие лишь юристы с определенным квалификационным уровнем, то есть адвокаты.

Участие адвокатов в уголовном процессе предполагает предоставление им специальных прав, обязанностей и гарантий деятельности. Тем не менее спорной выглядит обязанность адвоката, установленная в пункте 6 части 1 статьи 31 проекта Закона об адвокатуре: исполнять требования закона относительно обязательного участия как защитника по назначению, предоставлять безвозмездную для граждан помощь в случаях, установленных законом. Возникает вопрос: если государство взяло на себя конституционную обязанность обес-печить каждого юридической помощью, в том числе бесплатной, то оно должно и исполнять этот долг, создавая государственные коллегии адвокатов, финансируемые из государственного бюджета. А согласно законопроекту, эта функция государства перекладывается на плечи адвокатов, которые не являются государственными служащими, что нарушает принцип социальной справедливости. Кроме того, существует много адвокатов-цивилистов, бизнес-адвокатов, не занимающихся уголовными делами, вследствие чего они не смогут предоставить клиенту квалифицированную помощь в уголовном процессе. Следует также отметить, что принудительный труд не может быть качественным. Тем не менее за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет дисциплинарную ответственность.

Актуальным остается и вопрос адвокатских привилегий. Так, в статье 33 проекта Закона об адвокатуре запрещается проведение обыска и осмотра адвоката, его вещей и помещений, где он осуществляет адвокатскую деятельность или проживает, слежение за адвокатом, контролирование применяемых адвокатом для предоставления правовой помощи информационных систем и средств связи, снятие с них информации, прослушивание его разговоров и проведение любых оперативно-розыскных мероприятий, которые могут привести к разглашению адвокатской тайны. В вышеупомянутых нормах устанавливаются определенные процессуальные процедуры, не согласованные с Уголовно-процессуальным кодексом Украины (УПК). По моему мнению, особенности уголовного преследования адвоката, как и других лиц, на которых распространяются определенные привилегии, должны быть предусмотрены УПК.

В соответствии с пунктом 9 статьи 33 проекта Закона об адвокатуре адвоката нельзя привлечь к уголовной или иной ответственности или угрожать ее применениям в связи с предоставлением правовой помощи, осуществлением защиты или представительства согласно закону (в том числе и после потери им статуса адвоката, если эти действия связаны с его предыдущей адвокатской деятельно-стью). Тем не менее иммунитет адвоката от уголовной ответственности за высказывания во время осуществления адвокатской деятельности не может быть абсолютным. Так, на практике бывают случаи совершения адвокатами преступлений против правосудия, например, преступления, предусмотренного статьей 376 Уголовного кодекса Украины — вмешательство в деятельность судебных органов, которое может выражаться во «внепроцессуальных» требованиях, указаниях совершить те или иные действия либо принять то или иное решение, угрозах, обещаниях предоставить любые блага организованной критике в средствах массовой информации и др. По моему мнению, процессуальные «льготы» адвокатов должны служить в первую очередь целям правосудия. Эти «льготы», с одной стороны, должны быть достаточными для того, чтобы гарантировать независимость адвокатов от судебных и правоохранительных органов, а с другой — не должны быть безграничными, иначе это дало бы адвокатам возможность зло­употреблять своим правовым статусом.

Мои замечания к вышеупомянутому законопроекту носят дискуссионный характер. А сам будущий закон должен стать результатом разумных компромиссов в адвокатской среде.

Гарантии независимости адвоката

Главная > Реферат >Государство и право

1. Гарантии независимости адвоката…………………………………..……..4

Современное Российское государство находится на этапе формирования нового правового обоснования деятельности адвокатуры, которая за время своего существования приобрела огромную значимость. Наличие в государстве лиц, способных грамотно и квалифицированно оказать юридическую помощь является залогом демократического развития общества в целом.

Адвокатура известна Российскому праву чуть более века. Ее история показывает, что на протяжении долгого времени значение адвокатуры принижалось, и долгое время адвокатура не могла найти должного законодательного регулирования.

31 мая 2002 г. был принят Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Принятию закона предшествовали бурные дискуссии и споры о его содержании. Одни эксперты связывали с принятием Закона «Об адвокатуре» решение всех накопившихся проблем. Другие отмечали, что проект закона об адвокатуре разрушает ее до основания. Одним из самых дискуссионных был вопрос коммерциализации адвокатуры. Одни специалисты подчеркивали, что коммерциализация адвокатуры — благо для ее развития другие, что это «вирус».

Остановимся на рассмотрение отдельных вопросов, гарантии независимости адвоката, и адвокатская тайна.

1. Гарантии независимости адвоката.

Понятие «адвокат» содержится в п.1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», принятого Государственной думой 26 апреля 2002г. (далее – «Закон об адвокатуре»). «Адвокатом является лицо, получившее в установленном Законом об адвокатуре порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность».

Из указанного определения вытекает два обстоятельства, в результате наступления которых лицо становится адвокатом: получение статуса адвоката в установленном порядке, получение права осуществления адвокатской деятельности.

Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам (п.1 ст.2 Закона об адвокатской деятельности).

В целях реального обеспечения независимости адвоката в его профессиональной деятельности на законодательном уровне закрепляются гарантии адвокатской деятельности.

Под гарантиями адвокатской деятельности принято понимать систему правовых норм, направленных на защиту социальных и профессиональных прав адвокатов и адвокатского сообщества в целом, а также обеспечивающих их независимость от органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Независимость адвоката проявляется в следующем:

1) адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности (п.1 ст. 2 Закона об адвокатуре);

2) адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный

от интереса данного лица (пп.2 п.4 ст.6 Закона об адвокатуре);

3) адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также, если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица (пп.2 п.4 ст.6 Закона об адвокатуре);

4) адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица (пп.2 п.4 ст.6 Закона об адвокатуре);

5) адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица (пп.2 п.4 ст.6 Закона об адвокатуре);

6) негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается (п.5 ст. 6 Закона об адвокатуре)

7) в иных ограничениях, установленных законом.

Таким образом, адвокат связан только волей доверителя, которая не должна противоречить закону. Пп.1 п.4 Закона об адвокатуре закрепляет, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер.

Единственный случай, когда адвокат вправе отступить от позиции доверителя и занять по делу позицию вопреки воле доверителя – это наличие убежденности адвоката в наличии самооговора доверителя.

Фиксация независимости адвокатуры от государства, как считает

Мирзоев Г.Б.¹, явилась одним из главных достижений Закона об адвокатуре, так как «изначально предлагалось поставить адвокатуру под контроль Министерства юстиции РФ». Государство не контролирует и надзирает, а обеспечивает гарантии независимости адвокатуры. Это уже есть значительная победа адвокатского сообщества в борьбе с государством за свою независимость.

Гарантии независимости адвоката законодательно закреплены в ст. 18

Закона об адвокатуре. Данная статья исходит из общего принципа независимости адвокатуры и адвоката при осуществлении адвокатской деятельности.

Согласно этому положению, никто не вправе диктовать адвокату содержание и формы оказываемой им юридической помощи доверителю, никто не может препятствовать ему в осуществлении адвокатской деятельности и выяснять характер его взаимоотношений с клиентом. Закон запрещает любое вмешательство в адвокатскую деятельность или препятствование ее осуществлению. Вайпан В.А. определяет такое вмешательство, как «самовольное, без согласия адвоката и его доверителя, участие в отношениях, связанных с оказанием юридической помощи», а препятствование, как «действие (бездействие) лица, направленное на создание каких-либо помех, задерживающих или ограничивающих указанную деятельность»².

Другой существенной гарантией независимости адвоката является следующая: «Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских

образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным

делам, не допускается»³. Запрет касается всех лиц: граждан, должностных

1. Мирзоев Г.Б. Предисловие к книге В.И. Сергеева «Адвокат и адвокатура». — М.: Юнити, 2005.

2. Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре. — М.: Юстицинформ, 2006.

3. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». 31.05.2002, ст. 18, п. 3

Кроме того, закон устанавливает запрет на привлечение адвоката к любой ответственности за выраженное им при осуществлении его адвокатской деятельности мнение. Однако это не касается гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем. Запрет не действует также в случае, если судом будет установлено, что выражение конкретного мнения адвоката есть преступное деяние.

Важно, что адвокат имеет право на свободу высказываний при представлении законных интересов своих клиентов. Пользуясь этим правом, адвокат должен руководствоваться законом, а также признанными профессиональными стандартами и этическими правилами.

УПК РФ устанавливает особый порядок уголовного преследования адвоката с соблюдением гарантий его независимости.

В соответствии с п. 12 — 14 Международных стандартов независимости юридической профессии, «должна гарантироваться независимость адвокатов при ведении дел лиц, лишенных свободы, с тем, чтобы обеспечить оказание им свободной, справедливой и конфиденциальной юридической помощи, в том числе обеспечить право на посещение этих лиц. Гарантии и меры предосторожности должны обеспечиваться так, чтобы не допускать любых возможностей предположений о тайном сговоре с властями, установке, полученной от властей, или зависимости от них адвоката, действующего в интересах лиц, лишенных свободы. Юристам должно быть предоставлено такое оборудование и возможности, которые необходимы для эффективного выполнения ими профессиональных обязанностей, в том числе: обеспечение конфиденциальности отношений между адвокатом и клиентом, включая защиту обычной и электронной системы всего адвокатского делопроизводства и документов адвоката от изъятий и проверок, а также обеспечение защиты от вмешательства в электронные средства связи и информационные системы; право свободно искать, истребовать, получать и, согласно профессиональным нормам, распространять информацию и идеи,

относящиеся к их профессиональной деятельности».

Итак, Закон об адвокатуре устанавливает некоторые гарантии независимости, безопасности и неприкосновенности адвоката, но не в полной мере отражает международные рекомендации в области их обеспечения.

2. Адвокатская тайна.

Государством обеспечивается сохранение адвокатской тайны. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю (п.1 ст.8 Закона об адвокатуре).

Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:

— факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

— все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

— сведения, полученные адвокатом от доверителей;

— информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

— содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

— все адвокатское производство по делу;

— условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

— любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Отступить от правила о сохранении адвокатской тайны вправе только сам адвокат обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решениям Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации (п.3 ст. 8 Закона об адвокатуре).

Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается (п.3 ст. 18 Закона об адвокатуре).

Еще одним важным моментом является понятия адвокатской тайны, законодательно закрепленное в ст. 8 Закона об адвокатуре. Согласно этому положению, адвоката нельзя допрашивать в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением им профессиональных обязанностей. Не разрешается проведение оперативно-розыскных и следственных действий в отношении адвоката, кроме как по решению суда. Кроме того, даже полученные таким образом сведения, предметы и документы, связанные с адвокатской деятельностью, не могут быть использованы, как доказательства обвинения (кроме орудий преступления и запрещенных или ограниченных к обращению предметов).

«Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества». Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации, ст. 18, п. 4, так как данная статья не устанавливает конкретных обязанностей органов власти по обеспечении реализации этих положений, следует руководствоваться также международными рекомендациями в этой области, а именно Основными положениями о роли адвокатов. Согласно данному документу, «правительство должно обеспечить адвокатам: возможность исполнять все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства; возможность свободно путешествовать и консультировать клиента в своей стране и за границей; невозможность наказания или угрозы такового и обвинения, административных, экономических и других санкций за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами». Во всяком случае, если безопасность адвоката находится под угрозой в связи с осуществлением им адвокатской деятельности, он должен быть защищен властями.

Современная российская адвокатура в целом соответствует международным рекомендациям, законодательство постоянно совершенствуется.

Суть адвокатуры и адвокатской деятельности в России долгое время по политическим причинам замалчивались. В настоящее время, в связи с тенденцией к построению в России правового государства, понятие адвокатуры, ее социальный статус существенно изменились.

Современное российское законодательство предусматривает ряд гарантий независимости адвокатов для того, чтобы они имели возможность эффективно осуществлять защиту без давления и вмешательства правоохранительных органов. К таким гарантиям относятся охрана адвокатской тайны, запрет допроса адвоката в качестве свидетеля, невозможность какого-либо негласного сотрудничества с органами. Законодательство закрепляет за адвокатом ряд специфических возможностей, которыми не владеют юристы.

При этом деятельность адвоката находится под этическим и профессиональным контролем коллег. Законодательно утверждена роль адвокатского сообщества, а также обязательные нормы (Кодекс профессиональной этики адвоката).

Законодатель определил правовой статус адвокатов и способы организации адвокатской деятельности в соответствии с основными принципами: независимость адвокатуры, ее негосударственный, некоммерческий характер, осуществление адвокатской деятельности на добровольных, а не принудительных началах, высокая квалификация адвокатов. Таким образом, гарантируются права граждан, заложенные в Конституции. Отклонения от международных стандартов в области российского законодательства уже далеко не столь существенны, чем в недалеком прошлом. Кроме того, законодательство продолжает совершенствоваться (действующий Закон об адвокатуре 2002 г. претерпел уже шесть изменений). Все это дает надежду на то, что в дальнейшем авторитет, престиж адвокатуры в России будет расти как среди граждан, так и работников правоохранительных органов, что послужит средством на пути к построению правового государства.

Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета от 25 декабря 1993 г. № 237 (ред. 30.12.2008г.)

Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». (ред. 23.07.2008г.)

Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре. — М.: Юстицинформ, 2006

Буробин В.Н. Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие. — М.: ЭКМОС, 2003

Власов А.А., Исаенкова О.В. Адвокатура в России: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция». — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2008.

Демидова Л.А., Сергеев В.И. Адвокатура в России. Учебник для вузов. — М.: Юстицинформ, 2004

Мирзоев Г.Б. Предисловие к книге В.И. Сергеева «Адвокат и адвокатура». — М.: Юнити, 2003

ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Гарантии адвокатской деятельности: понятие, функции, система

Существование института адвокатуры является гарантией обеспечения конституционных прав и свобод граждан, и сама деятельность адвокатов требует логически выверенной и практически отлаженной системы правовых гарантий. Только целостная, слаженная система гарантий адвокатской деятельности дает возможность адвокатуре в полном объеме, опираясь на закон, осуществлять ее почетный долг по защите прав граждан.

Социальная суть правовых гарантий адвокатской деятельности заключается в юридическом обеспечении прав и обязанностей адвокатов; это целостная система юридико-социальных мероприятий различной функциональной направленности, обладает способностью внедрение в практику социальных отношений нормативных установлений законодателя. Изучение сути гарантий, таким образом, не может быть исчерпан анализом реализации отдельных обеспечительных инструментов, используемых в тех или иных отдельных ситуациях правоприменения. Обеспечение прав и обязанностей адвокатов по своей юридико-социальной сути качественно своеобразным процессом регулирования общественных отношений, и этот процесс регулирования нельзя свести к реализации тех или иных правовых институтов.

Чтобы определиться с понятием правовых гарантий адвокатской деятельности, надо выделить предмет и характерные признаки этих гарантий. Как нам представляется, то или иное правовое явление может быть признано гарантией только в том случае, когда ему свойственна ряд признаков:

— Политическая значимость. Процессуальные гарантии деятельности адвоката представляют собой не только юридическое, но и политическое явление; они служат показателем уровня законности и соблюдения прав человека, своего рода индикатором, по которому можно определять уровень демократии в стране;

— Общий (а не локальный) характер. Вопрос о существовании гарантий должен решаться безотносительно к конкретным обстоятельствам конкретного дела, независимо от того, были или не были допущены какие-то нарушения прав адвокатов, были или не были задействованы средства, призванные обеспечить правовой статус адвоката;

— Выраженность в праве. Гарантия должна быть закрепленной в одной или ряде норме национального законодательства;

— Направленность на достижение одного из следующих задач: а) обеспечение реализации какого интереса; б) защита интереса от посягательств на него; в) содействие ликвидации посягательств и их негативных последствий;

— Наличие четко определенного предмета и ясно выраженной направленности воздействия. Иначе говоря, нет «просто» гарантий, могут быть только гарантии определенного интереса. Имея определенный предмет влияния, гарантии не должны подменять друг друга.

Раскрыть предмет правовых гарантий деятельности адвоката — значит выяснить, подлежащей защите с помощью названных гарантий. Предмет подобных гарантий, таким образом, определяет в значительной степени само содержание этих гарантий. Все указанное свидетельствует о важности поставленного вопроса.

Предмет правовых гарантий адвокатской деятельности составляют: различные по своей сути процессуальные права и обязанности адвокатов, определяются законом; обязанности государственных органов, юридических и физических лиц по адвокатской деятельности. Однако, как показывает практика, возможность использования адвокатами своих прав обеспечивается в полной мере еще далеко не во всех случаях. Допускаются и грубые нарушения этих прав. Для устранения этого важно (в числе других мероприятий), используя апелляционную и кассационную практику, усилить внимание государственных органов, следователей, прокуроров, суда к тому, что закон возлагает на них обязанность обеспечивать возможность осуществления адвокатами каждого их процессуального права, а также беспрепятственное выполнения ими своих обязанностей.

Обеспечение фактической возможности использования процессуального права отнюдь не означает, что содействует в достижении любой цели, тем более, если, в нарушение закона, для этого применяются незаконные средства. Статья 20 Закона недвусмысленно устанавливает право адвоката совершать любые действия, не запрещенные законом, правилами адвокатской этики и договором об оказании правовой помощи, необходимые для надлежащего исполнения договора об оказании правовой помощи. Эта норма запрещает причинение вреда как интересам правосудия, так и интересам и правам других лиц.

Защиты интересов правосудия, а также интересов граждан от возможного злоупотребления адвокатами свои права служит, например:

а) характер многих процессуальных прав адвокатов (например, адвокат вправе заявить ходатайство, отвод, но решать, надо ли их удовлетворить, будут, соответственно, следователь, прокурор, суд);

б) возложение на адвоката обязанности указывать мотивы реализации определенных прав (адвокат должен мотивировать заявленные ходатайства и отвод)

в) определение законом срока пользования соответствующим правом (например на обжалование приговора, постановления суда)

г) исключительность полномочия следователя, прокурора, суда выносить (в пределах компетенции) постановления, решения, приговоры. Указанное может использоваться для регулирования деятельности адвокатов таким образом, чтобы она не препятствовала решению задач судопроизводства и не ограничивала права и интересы других лиц, участвующих в процессе.

В то же время, для защиты правосудия от злоупотреблений адвокатами свои права могут использоваться только такие меры, не подрывают реального значения этих прав. Важно также четкое определение законом как процессуальных прав и обязанностей адвокатов, так и обязанностей лиц, особенно должностных, деятельность которых тесно переплетается с адвокатской деятельностью, так же как и, возможно, более полное и конкретное определение законом оснований, при наличии которых адвокату может быть отказано (или, наоборот, не может быть отказано) в осуществлении его прав.

Названные права обеспечены тем надежнее, чем меньше элемент собственного усмотрения следователя, прокурора, государственного чиновника, суд в оценке того, находятся действия адвоката в пределах, определенных законом. Критерием в решении ими вопрос, используется процессуальное право в его действительных пределах, есть закон, его указания. Чем они четкие и полные, чем более последовательно в них реализуется идея обеспечения прав и законных интересов граждан, участвующих в процессе, тем надежнее защищены их процессуальные права и интересы. Предопределяя позицию следователя, прокурора, суда при решении ими соответствующих вопросов, такие указания могут защищать адвокатов от нарушения их прав.

Согласно же общему правилу, адвокат действует в пределах своего права, если использует средства защиты, не запрещенные законом. В случае соблюдения адвокатом норм, определяющих законность применяемых им средств реализации своих прав и исполнению своих обязанностей, к нему не могут быть применены меры какого-либо влияния или давления. Именно об этом и говорится в «Основных положениях о роли адвокатов»: «Правительства обеспечивают, чтобы юристы: а) могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства . б) не испытывали судебного преследования и судебных, административных, экономических или других санкций за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональных обязанностей, норм и этики, а также угроз такого преследования и санкций «[1]. Деятельность адвокатов имеет публично-правовой характер. Глубокой ошибкой было бы представление о правах адвоката как о средствах, необходимых только ему самому. Права адвокатов необходимы всему обществу в целом, так как они способствуют полноте, всесторонности, объективности судопроизводства, достижению на этой основе успеха в охране прав и свобод человека. [1]

Таким образом, под правовыми гарантиями адвокатской деятельности следует понимать правовые средства, которые закреплены в нормах права и имеют предметом своего влияния права и обязанности адвоката, обеспечивают их реализацию, защиту и восстановление в случае нарушения. На наш взгляд, эти признаки воплощены в правах и обязанностях адвокатов, процессуальной форме осуществления адвокатской деятельности, правовых санкциях, которые могут быть применены как к самим адвокатов, так и к другим субъектам реализации гарантий адвокатской деятельности.

Понятие структуры правовых гарантий деятельности адвокатов раскрывает внутренний статический аспект этого института. Оно позволяет увидеть выходы, которые не являются путями гарантирующего воздействия, выявить каналы «сцепление» подобных гарантий с другими правовыми явлениями, проанализировать их взаимодействие. Структуру подобных гарантий необходимо отличать от системы правовых гарантий адвокатской деятельности, поскольку последняя отражает видовое разнообразие гарантирующих средств, принимаемых в правовом регулировании адвокатской деятельности.

Как уже отмечалось выше, признакам, присущим правовым гарантиям адвокатской деятельности, соответствуют права и обязанности самих адвокатов, процессуальная форма осуществления адвокатами своих прав и обязанностей и правовые санкции, принимаемые в случае нарушения прав адвокатов или невыполнения адвокатами своих обязанностей . Рассмотрим более подробно каждую составляющую структуры правовых гарантий адвокатской деятельности.

1. Права и обязанности адвокатов. Само наличие указанных прав и обязанностей у адвокатов гарантирует полноценную и добросовестный деятельность адвокатов по осуществлению своих задач. Например, наличие у адвоката права собирать доказательства (ч. З ст. 42, ч. 4 ст. 46 УПК Украины, ст. 20 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности») гарантирует доказательственную функцию адвокатской деятельности.

2. Процессуальная форма осуществления адвокатами своих прав и обязанностей. Установленный законом порядок осуществления судопроизводства, обращения к должностным лицам предусматривает не только гарантию выполнения задач правосудия и защиты интересов государства, но и гарантирует соблюдение прав и законных интересов лиц, которых представляет адвокат. Например, ч. 4 ст. 324 УПК определяет порядок ведения судебного заседания в случае необходимости изучения материалов дела защитником, который ранее не принимал участия в уголовном производстве: «. суд обязан предоставить время, достаточное для ознакомления с материалами уголовного производства и подготовки к участию в судебном заседании» . Этим гарантируется право адвоката на ознакомление со всеми материалами уголовного производства.

3. Правовые санкции также гарантируют надлежащую адвокатскую деятельность. Они дают возможность предотвращать нарушение прав и невыполнению обязанностей, восстанавливать нарушенные права и наказывать за невыполнение обязанностей. Например, в ч. 2 ст. 330 УПК указывается, что в случае невыполнения защитником распоряжений председательствующего (то есть невыполнение своих обязанностей) ему можно сделать предупреждение, а также привлечь к ответственности, установленной законом.

Таким образом, вы то перечисленные элементы структуры правовых гарантий адвокатской деятельности — каждый отдельно и в своей совокупности — гарантируют соблюдение прав и выполнения обязанностей адвокатов в их деятельности.

Система правовых гарантий деятельности адвокатов состоит из двух видов правовых гарантий — гарантий-условий и гарантий-средств.

1. Правовые гарантии-условия — это гарантии адвокатской деятельности, непосредственно своим существованием обусловливают возможность их осуществления. Как мы выяснили ранее, этому признаку отвечают составные элементы структуры правовых гарантий адвокатской деятельности, уже по самой своей природе являются гарантиями прав и обязанностей адвокатов. То есть правовые гарантии-условия — это права и обязанности адвокатов, процессуальная форма осуществления адвокатами своих прав и обязанностей и правовые санкции, налагаемые в случае нарушения прав адвокатов или невыполнения адвокатами своих обязанностей.

2. Правовые гарантии-средства — это гарантии адвокатской деятельности, которые составляют и определяют механизм реализации, процесс осуществления правовых гарантий-условий. Составляющими же элементами подобного механизма выступают: а) правовая форма закрепления этих гарантий, которая позволяет языке законов, других нормативных актов определить права адвокатов, их обязанности, процессуальную форму осуществления адвокатами своих прав и обязанностей, установить необходимые правовые санкции;

б) деятельность субъектов реализации гарантий адвокатской деятельности, в ходе которой осуществляются права адвокатов, выполняются ими их обязанности, претворяются в жизнь нормы, определяющие порядок осуществления адвокатской деятельности, принимаются различные правовые санкции;

в) субъекты реализации правовых гарантий деятельности адвокатов, то есть юридические и физические лица, которые в той или иной степени связаны с адвокатской деятельностью.

Рассматривая вопрос о правовых гарантиях адвокатской деятельности, хотелось бы упомянуть и тот факт, что кроме специальных, правовых гарантий деятельности адвокатов существуют факторы общего характера, которые своим существованием оказывают определенное влияние на гарантированность правового статуса адвоката. К таким общим гарантиям относятся социально-экономические, политические и идеологические условия жизни общества. И юридические, и общие гарантии находятся в неразрывном единстве.

Так, в Риме, который считается классической страной адвокатуры, первоначальное судебное представительство отражало аристократический строй государства: богатые и знатные граждане-патроны оказывали судебную помощь своим подвластным клиентам. Только дальнейшее развитие привело к падению этой монополии судебной защиты, и в республиканском Риме постепенно развилась адвокатура как свободная профессия, доступная каждому гражданину.

В феодальной Франции, например, времен «Большого уголовного ордонансу» (1670), когда полного расцвета достигло сыскное тайное производство уголовных дел о преступлениях, совершенных против Бога И короля, представительство по строго личного характера процесса не допускалось. В уголовных делах этого правила придерживались даже тогда, когда в гражданском процессе широко допускалась участие представителей.

В буржуазной Англии участие защитника по уголовным делам была допущена при обвинения в государственной измене только в 1695 Затем судебная практика постепенно распространила это право обвиняемого на другие уголовные дела, но узаконено оно было только в 1836

Особенно обострилась борьба за допущение защитника на досудебное следствие в 90-х гг. XIX в. как часть общей борьбы за демократические права граждан. Мировую славу приобрело дело безвинно осужденного военным судом во Франции капитана Дрейфуса. В разгар этого процесса было, наконец, принято во Франции закон о допуске защитника к участию в предварительном следствии. Согласно Закону от 8 декабря 1897 защитник мог быть допущен после первого допроса обвиняемого. Однако участие его в досудебном следствии была достаточно ограниченной. Он мог присутствовать только при действиях следствия, в которых принимал участие обвиняемый, то есть во время допроса обвиняемого и очной ставки его с другими участниками процесса. О назначении каждой такого следственного действия защитника должен был известить следственный судья не позднее чем за 24 часа, и защитник мог ознакомиться до начала указанной действия с материалами дела. Без разрешения следственного судьи защитник не имел права ставить вопросы участникам названных следственных действий. Он мог получать личные свидания со своим подзащитным для консультаций и составлять от его имени заявления и жалобы на действия следователя судьи. Защитнику также должны были сообщаться важнейшие постановления следственного судьи по вопросу об изменении меры пресечения, окончания следствия и тому подобное. Таким образом, допущение защитника к участию в предварительном следствии не превратило эту стадию процесса на соревновательную. Оно установило только возможность контроля со стороны защитника за соблюдением следственным судьей гарантированных законом прав обвиняемого.

Как показал опыт, принятие Закона 1897 не произвело сколько-нибудь заметного влияния на усиление реальных гарантий прав обвиняемого в этой стадии процесса [2]. Автор специальной работы о судьбе процессуальных гарантий личной свободы во Франции Н. Н. Полянский подвел итоги высказываниям французских теоретиков и практиков по этому вопросу. Скоро судьи и адвокаты пришли молчаливого согласия, которая обеспечивала «полную гармонию» в их отношениях. Следственные судьи формально назначали защитников, а последние относились к своим обязанностям достаточно небрежно. Иногда сами судьи подсказывали адвокатам те или иные замечания, которые те могли бы сделать. Это вызвало недоверие у обвиняемых, которые склонны были в таких случаях видеть в адвокате сообщника судьи, мучил их допросом. Поэтому уже скоро начались массовые отказы обвиняемых от защитников на предварительном следствии. Некоторые критики Закона от 8 декабря 1897 утверждали даже, что он, продиктован якобы «чистыми демократическими идеями», «должен, очевидно, служить только богачам и ловкачам» [3]. [2] [3]

Итак, как видим, на гарантированность адвокатской деятельности большое влияние оказывают не только юридические, но и политические условия существования адвокатуры в обществе. Справедливым представляется высказанное в этой связи замечание А. Н. Яковлева: «Скажи мне, каким правосудие в этой стране, и я скажу, какой у него политический режим» [4]. [4]

Рассматривая же вопрос непосредственно о правовых гарантиях адвокатской деятельности, мы можем сделать вывод, что возможна их классификация по различным основаниям. Указанные гарантии можно классифицировать: 1) по целенаправленности: превентивные, приостанавливающие, восстановительные, карательные; 2) по субъектам выполнения гарантий: парламентские, президентские, судебные, прокурорские следователи, должностные, адвокатские; 3) по онтологическим статусом в правовой системе: нормативно-документальные, индивидуально-документальные, деятельностные; 4) по видам правовых норм, обеспечивающих подобные гарантии: конституционные, процессуальные, материальные. Существуют и международно-правовые гарантии деятельности адвокатов, например «Основные принципы о роли адвокатов», в которых закреплены гарантии адвокатской деятельности и выполнение которых является обязательным для всех стран-членов ООН.

На национальном уровне перечень гарантий адвокатской деятельности закреплен в ст. 23 Закона, в которой отмечается, что профессиональные права, честь и достоинство адвоката гарантируются и охраняются Конституцией Украины, этим Законом и другими законами, согласно которым:

1) запрещаются любые вмешательства и препятствия осуществлению адвокатской деятельности;

2) запрещается требовать от адвоката, его помощника, стажера, лица, находящегося в трудовых отношениях с адвокатом, адвокатским бюро, адвокатским объединением, а также от лица, в отношении которого прекращено или приостановлено право на занятие адвокатской деятельностью, предоставление сведений, является адвокатской тайной. По этим вопросам указанные лица не могут быть допрошены, кроме случаев, когда лицо, доверила соответствующие сведения, освободила этих лиц от обязанности хранить тайну в порядке, предусмотренном законом;

3) проведение в отношении адвоката оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, которые могут проводиться исключительно с разрешения суда, осуществляется на основании судебного решения, принятого по ходатайству Генерального прокурора Украины, его заместителей, прокурора Автономной Республики Крым, области, города Киева и Севастополя;

4) запрещается проведение осмотра, разглашение, истребование или изъятие документов, связанных с осуществлением адвокатской деятельности;

5) адвокату гарантируется равенство прав с другими участниками производства, соблюдение принципов состязательности и свободы в предоставлении доказательств и доведении их убедительности;

6) жизнь, здоровье, честь и достоинство адвоката и членов его семьи, их имущество находятся под охраной государства, а посягательство на них тянут ответственность, предусмотренную законом;

7) адвокату гарантируется право на обеспечение безопасности во время участия в уголовном судопроизводстве в порядке, установленном законом;

8) запрещается привлекать адвоката к конфиденциальной сотрудничества во время проведения оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, если такое сотрудничество будет связано или может привести к раскрытию адвокатской тайны;

9) запрещается вмешательство в частную общения адвоката с клиентом;

10) запрещается внесение представления следователем, прокурором, а также вынесения частного определения (постановления) суда относительно правовой позиции адвоката в деле;

11) запрещается вмешательство в правовую позицию адвоката;

12) орган или должностные лица, которые задержали адвоката или применили к нему меру пресечения, обязаны немедленно сообщить об этом соответствующий совет адвокатов региона;

13) сообщение о подозрении в отношении адвоката в совершении уголовного преступления может быть осуществлено исключительно Генеральным прокурором Украины, его заместителем, прокурором Автономной Республики Крым, области, города Киева и Севастополя;

14) запрещается привлекать к уголовной или иной ответственности адвоката (лицо, в отношении которого прекращено или приостановлено право на занятие адвокатской деятельностью) или угрожать применением ответственности в связи с осуществлением им адвокатской деятельности согласно закону;

15) не могут быть основанием для привлечения адвоката к ответственности его высказывания по делу, в том числе, отражающие позицию клиента, заявления в средствах массовой информации, если при этом не нарушаются профессиональные обязанности адвоката;

16) запрещается отождествление адвоката с клиентом;

17) дисциплинарное производство в отношении адвоката осуществляется в особом порядке.

Этот перечень гарантий нельзя считать исчерпывающим, ведь в целом органы государственной власти, органы местного самоуправления, их должностные и служебные лица в отношениях с адвокатами обязаны соблюдать требования Конституции Украины и законов Украины, Кзпл и протоколов к ней, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, практики ЕСПЧ.

Рассматривая проблему гарантированности адвокатской деятельности, нельзя ограничиваться изучением совокупности средств, предупреждающих и кладут конец нарушению прав адвокатов со стороны других лиц [5]. Гарантии адвокатской деятельности выполняют двойную функцию: 1) препятствуют нарушению прав адвокатов со стороны обязанных по ним субъектов; 2) предотвращают злоупотребления правами самыми адвокатами. [5]

Сама единство прав и обязанностей адвокатов предусматривает эффективные гарантирующие факторы, изучение которых представляет интерес как для теории, так и для практики юридического обеспечения прав и ответственности адвокатов. Обоснованное сочетание прав и юридических обязанностей в структуре правового статуса адвоката, взаимные связи последнего с правами и обязанностями других субъектов, которые находятся в правоотношениях с адвокатом, является важной гарантией практической реализации нормативных приказов.

Юридических гарантий потребует как права, так и обязанности адвокатов. В общетеоретической литературе, однако, чаще речь идет только об обеспечении выполнения адвокатами своих задач. Однако, предоставляя адвокату широкие права, общество не может не требовать добросовестного выполнения им также и юридических обязанностей. Принцип единства прав и обязанностей предполагает одновременно, что гарантии прав и гарантии обязанностей имеют свою специфику, которая заключается в различных механизмах их реализации, которые представляют собой самостоятельные структурно-функциональные образования, включающие характерные юридические средства.

Признание того факта, что гарантии адвокатской деятельности, то есть гарантии интересов адвоката, является относительно самостоятельным правовым явлением, не вполне совпадают с гарантиями интересов правосудия и государства в целом как по своему содержанию, так и по форме и, совпадая с гарантиями интересов лиц, адвокаты представляют, отличаются от последних применяемыми средствами и способами обеспечения, требует ответа на вопрос относительно границ, в которых допустимо обеспечения интересов адвоката. Ведь очевидно, что для режима правового государства одинаково вредным может стать как пренебрежение интересами адвокатов, так и, наоборот, — обеспечение интересов адвокатов без установления определенных требований, которым должны соответствовать подобные интересы, приспосабливаясь к ним по своему содержанию и форме.

Представляется возможным определить следующие требования к обеспечиваемого интереса адвоката.

1. Интересы адвокатов, реализация и защита которых могут быть обеспечены соответствующими гарантиями, в первую очередь должны быть существенными. По существенности интересов адвоката можно подчеркнуть, что она определяется спецификой его правового статуса как защитника интересов лица. Однако надо оговориться — далеко не все интересы адвокатов вытекающие из специфики именно его процессуального положения.

2. Второй особенностью интереса адвоката является его типичность. Государство может гарантировать лишь те интересы адвокатов, которые присущи всем адвокатам и не имеют сугубо личного характера. Так, типичным могут быть определены интерес и право адвоката на отстаивание невиновности своего клиента, даже в случае признания последним своей вины. Но не может считаться типичным интерес адвоката, состоит в обосновании виновности подзащитного в случае непризнания им своей вины. Безусловно, и типичный интерес для каждого конкретного человека может принимать индивидуальную окраску, что не может препятствовать его осуществлению. Следует отметить также, что существенность и типичность меняются в зависимости от того, на каком этапе развития находится общество, насколько развита общественное сознание и тому подобное.

3. И еще одно обстоятельство, как нам представляется, следует иметь в виду, решая вопрос, имеет ли тот или иной интерес адвоката быть обеспечен соответствующими гарантиями: гарантированный интерес должен основываться на прочной социальной основе, то есть для его учета необходимые материальные и духовные предпосылки. В литературе отмечается также, что для того, чтобы интерес мог стать фактором политики, он должен «в целом, в основе своей» отвечать «главному, ведущему интересу, главной целью общества» [6]. [6]

Гарантированность интересов адвокатов, а следовательно, и их деятельности вообще, соответствует гуманистической направленности нашего государства, Конституции Украины, в которой закреплены святость и незыблемость провозглашенных прав и свобод граждан (статье 21, 64), среди которых одним из основных является право на правовую помощь, реально и полноценно может быть предоставлена только в условиях гарантированности адвокатской деятельности.

Наблюдая определенную общность требований, предъявляемых к гарантированных прав лиц, интересы которых представляет адвокат, и самого адвоката, необходимо все же отметить их разницу в некоторых моментах. И если указанные требования являются достаточными для признания интереса лица подлежащим законодательному регулированию, то для подобного вывода относительно интересов адвоката необходимы дополнительные ограничения, вытекающие из положений закона о цели адвокатской деятельности и средства, которые можно использовать для ее достижения.

Таким образом, к уже названным требований в отношении прав и обязанностей адвокатов для их же гарантирования надо добавить еще две, сугубо специфическими именно для статуса адвоката:

1. Права и обязанности адвоката должны в первую очередь соответствовать Его основной задачей. Итак, на адвоката не может быть положен, например, обязанность выявлять обстоятельства (возможно, и известные ему), которые могут ухудшить положение его клиента.

2. Права и обязанности адвоката должны давать ему возможность и обязывать его к осуществлению своей деятельности, используя только не запрещенные законом средства защиты законных прав и интересов лиц.

Приходя к выводу из вышеизложенного, отметим, что решение вопроса о правомерности установления отдельных гарантий адвокатской деятельности зависит от существенности, типичности, социальной обоснованности, соответствия задачам адвоката и средствам, допустимым к использованию в его деятельности, прав и обязанностей адвоката, подлежащих обеспечению .

Судьба конкретного гарантии конце концов должен определяться ее местом во всей системе гарантий, согласованностью с другими элементами этой системы, социальной значимости как на стратегическом, так и на тактическом уровне. Обеспечение интересов адвоката предполагает не только расширение количества гарантий этих интересов, но и дальнейшее развитие правовых форм закрепления гарантий, средств их реализации, а также системы субъектов, реализующих эти гарантии.

Изучая определенное социальное явление или правовой институт, пытаясь понять его природу, необходимо определить его значение, цель его существования. В нашем случае важно определить задачи, выполнению которых способствуют гарантии адвокатской деятельности. Исходя из того, что эти правовые гарантии должны обеспечивать нормальную деятельность адвокатов, представляется логичным, чтобы содержание указанных гарантий соответствовал содержанию адвокатской деятельности, четко определенном в ст. 2 Закона: «осуществление защиты, представительства и предоставления других видов правовой помощи на профессиональной основе». Следуя этому определению, можно сделать вывод и о правах адвокатов, которые гарантируются всей системой указанных гарантий.

Правовые гарантии адвокатской деятельности имеют ряд функций в правовом регулировании, основной из которых является обеспечение реализации правового статуса адвоката, в результате чего: 1) создается практическая возможность пользования субъективным правом и выполнения юридической обязанности адвокатами; 2) исключается отступление от целей правовых норм в процессе пользования субъективным правом — так называемое злоупотребление правом; 3) стимулируется правовая активность адвокатов; 4) реализуются общая и специальная превенция нарушений субъективных прав, невыполнение обязанностей; 5) осуществляется защита субъективных прав в ситуациях, препятствующих их нормальной реализации; 6) обеспечиваются восстановления нарушенных субъективных прав и необходима поведение обязанного лица.

Рассматривая вопрос о правовых гарантиях деятельности адвокатов, нельзя полностью раскрыть их суть, не выяснив их места и роли в общей системе правовых гарантий. Они, как правило, представляются в нашей литературе в виде системы, элементами которой являются гарантии интересов государства и личности. Каждый из элементов системы имеет свою социальную и правовую природу, свои задачи, оказывает свое влияние на формирование и закона.

Интересы государства далеко не всегда соответствуют интересам личности (тем более, когда речь идет об обвиняемом или о его защитника, представляющий его интересы), и наоборот, интересы личности иногда противоречат интересам государства. Если бы это было не так, то вообще отпала бы необходимость в существовании права. Право потому и существует, что интересы разных людей, личности и общества могут вступать в коллизию между собой, выход из которой возможен путем или подавление одного из противоположных интересов, или достижения компромисса между ними.

Особое место занимают в этой системе правовые гарантии адвокатской деятельности. Исходя из их двойственной природы — по своему содержанию они служат как интересам государства, так и интересам личности, сами гарантии адвокатской деятельности также занимают промежуточное место между гарантиями интересов государства и гарантиями интересов личности Гарантии интересов адвокатов частично совпадают с гарантиями интересов государства. Это совпадение получает выражение в исполнении адвокатами одного из задач государства: защита прав и законных интересов личности. В этой части интересы адвокатов и государства являются схожими и имеют одну цель. Однако задача государства по обеспечению равенства лиц при защите ими своих прав и интересов и объективности при решении спорных вопросов уже никоим образом не отвечает цели адвокатской деятельности, ведь адвокат всегда действует в интересах своего клиента. Именно поэтому гарантированность интересов государства и гарантированность адвокатской деятельности лишь частично совпадают в своей направленности.

В силу указанного основной задачи деятельности адвоката интересы адвоката и его клиента совпадают. Деятельность адвоката направлена на реализацию и защиту прав лица, обратившегося за помощью, что и обеспечивает прямо пропорциональное соотношение между гарантированностью интересов клиента и адвокатской деятельности. Однако требование закона об использовании только законных средств при осуществлении адвокатами своей деятельности уже не полностью совпадает с интересами клиента, но в то же время отвечает интересам государства. Таким образом, место правовых гарантий адвокатской деятельности в системе правовых гарантий определяется задачами, поставленными перед адвокатами, и правовых рамок, определяющих средства выполнения этих задач. Это место может быть охарактеризовано как промежуточное между гарантиями интересов государства и гарантиями интересов клиента, а с помощью правовых гарантий адвокатской деятельности достигаются компромисс и согласие между интересами государства и интересами личности.

  • [1] Основные принципы, касающиеся роли юристов // ООН. Конгресс по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (август, 1990, Гавана): доклад, подготовленный Секретариатом ООН. — Нью-Йорк, 1991. — С. 122-129.
  • [2] Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-процессуального права / М. А. Чельцов-Бебутов. — СПб., 1995. — С. 561.
  • [3]Яковлев А. М. Демократические основы социалистического правосудия и охрана прав личности / А. Н. Яковлев // Социализм и личность; под ред. В М. Чхиквадзе. — М., 1979. — С. 107-108.
  • [4]Рабинович П. М. Общая теория государства и права / П. М. Рабинович. — Львов, 1993. — С. 73.
  • [5] Астрахан А. А. Гарантии и пределы осуществления конституционных прав и свобод советских граждан: Автореф. дис. на Соискание учен, степени канд. юрид. наук / А. А. Астрахан. — М., 1986. — С. 17.
  • [6] Явич Л. С. Общая теория права / Л. С. Явич. — Л., 1976. — С. 191.

Еще по теме:

  • Выслуга лет судьям Инструкция о порядке назначения и выплаты ежемесячного пожизненного содержания судьям федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов (утв. Высшим Арбитражным Судом РФ 5 августа 1999 г. и Верховным Судом РФ 17 августа […]
  • Закон республики таджикистан о лицензировании отдельных видов деятельности Закон республики таджикистан о лицензировании отдельных видов деятельности Для просмотра полного текста документа необходима авторизация. Если Вы являетесь зарегистрированным пользователем, нажмите слева вверху ссылку "Авторизация […]
  • Заявление на аванс раньше Можно ли выплатить зарплату раньше срока Актуально на: 26 октября 2016 г. Мы рассматривали в отдельной консультации вопрос о сроках, в которые заработная плата должна выплачиваться. А может ли заработная плата быть выплачена досрочно? […]
  • 112 фз статья 9 Статья 8. Учет личных подсобных хозяйств Информация об изменениях: Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 302-ФЗ статья 8 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции Статья 8. Учет личных подсобных хозяйств 1. Учет […]
  • Увольнение по ст 81 п 1 запись в трудовой Законно ли увольнение по п 9 ст 81 ТК РФ? Добрый вечер, я работала в должности главного бухгалтера. 20.10.2017 меня уволили по п.9 ст 81 ТК РФ.В настоящее время проводится ревизия в организаци, т.е. я уволена в момент проверки.Кроме […]
  • Сокращенный день перед праздником тк рф Сокращенный предпраздничный рабочий день по ТК РФ Актуально на: 20 декабря 2016 г. Сокращенный предпраздничный день по ТК РФ – это день, непосредственно предшествующий нерабочему праздничному дню. По общему правилу продолжительность […]
  • Возникновение прав собственности гк рф Статья 223. Момент возникновения права собственности у приобретателя по договору Статья 223. Момент возникновения права собственности у приобретателя по договору См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 223 ГК РФ 1. Право […]
  • Что такое меры пресечения и каковы их виды Уголовный процесс Сайт Константина Калиновского Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2004. - 697 с. - (Серия "Учебник для вузов"). Глава 8 МЕРЫ […]