Пленум по вымогательству ст 163 ук рф

Содержание:

Статья 163. Вымогательство

СТ 163 УК РФ.

1. Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество
или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия
либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения
сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить
существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, —
наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными
работами на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового,
либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со
штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода
осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

2. Вымогательство, совершенное:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) утратил силу;
в) с применением насилия;
г) в крупном размере, —
наказывается лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до пятисот тысяч
рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо
без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
3. Вымогательство, совершенное:
а) организованной группой;
б) в целях получения имущества в особо крупном размере;
в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;
г) утратил силу, —
наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до
одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период
до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к Ст. 163 Уголовного кодекса

1. Вопросам квалификации вымогательства посвящено Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)».

2. Предметом преступления выступает чужое имущество или право на имущество (см. комментарии к ст. 158 — 159 УК и п. 2 Постановления пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56).

3. Объективная сторона преступления выражается в действиях, заключающихся в требовании виновного: а) передать имущество виновному лицу или представляемым им лицам; б) передать право на имущество виновному лицу или представляемым им лицам; в) совершить другие действия имущественного характера, т.е. действия, не связанные с передачей имущества или права на имущество, но способные принести материальную выгоду виновному лицу или представляемым им лицам (например, бесплатный ремонт, строительство).

Такое требование не должно основываться на действительном или предполагаемом юридическом праве (в последнем случае действия могут квалифицироваться по ст. 330 УК), быть определенным, безусловным; требование может быть выражено лично виновным или через посредников устно, письменно или направлено через современные средства связи.

4. Требование становится уголовно наказуемым тогда, когда оно подкрепляется одной из следующих реальных угроз: а) угрозой применения насилия любой степени тяжести к потерпевшему или его близким; б) угрозой уничтожения или повреждения имущества потерпевшего или его близких; в) угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Такие сведения могут быть как ложными, так и истинными, однако они должны затрагивать права или законные интересы потерпевшего или его близких.

5. Вымогательство признается оконченным преступлением с момента выдвижения требования, подкрепленного соответствующей угрозой.

6. Квалифицирующие признаки вымогательства (ч. 2) предполагают ответственность за совершение преступления группой лиц по предварительному сговору; с применением насилия (данным квалифицирующим признаком охватывается также причинение вреда здоровью потерпевшего или его близких вплоть до средней тяжести); в целях получения имущества в крупном размере (примечание 4 к ст. 158 УК).

7. Особо квалифицирующие признаки вымогательства (ч. 3) предполагают ответственность за совершение преступления организованной группой; в целях получения имущества в особо крупном размере (примечание 4 к ст. 158 УК); с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Убийство, сопряженное с вымогательством, квалифицируется по совокупности п. «в» ч. 3 ст. 163 УК и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

8. В отличие от грабежа и разбоя при вымогательстве насилие или угроза его применения не служат средством немедленного завладения имуществом или его удержания; при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснения по делам о вымогательстве.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.12.2015 № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ)» даны разъяснения о применении данной нормы закона.

В соответствии с разъяснениями Пленума к предмету вымогательства относится чужое имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права.

Вместе с тем под правом на имущество понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества.

К другим действиям имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав.

Потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества, которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

Вымогательство, предусмотренное частью 1 статьи 163 УК РФ, предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная. Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем.

По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ под сведениями, позорящими потерпевшего или его близких, следует понимать сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию (например, данные о совершении правонарушения, аморального поступка). При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой распространения которых совершается вымогательство.

К иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких, относятся, в частности любые сведения, составляющие охраняемую законом тайну.

Если требование передачи имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера является правомерным, но сопровождается указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, то такие действия не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ.

Если вымогательство сопряжено с побоями, совершением иных насильственных действий, причинивших физическую боль, а также с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязанием, то такие действия виновного следует квалифицировать по пункту «в» части 2 статьи 163 УК РФ без дополнительной квалификации по статьям 112, 115, 116 или 117 УК РФ.

В случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью содеянное квалифицируется по пункту «в» части 3 статьи 163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статье 111 УК РФ.

Если при вымогательстве причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекло по неосторожности его смерть, содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

Вымогательство, сопряженное с убийством, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 и пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. N 56 г. Москва «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)»

Комментарии Российской Газеты

В целях обеспечения единства практики рассмотрения судами уголовных дел о вымогательстве, а также в связи с вопросами, возникающими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации и статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного статьей 163 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). Необходимо учитывать, что при вымогательстве виновное лицо действует с умыслом на получение материальной выгоды для себя или иных лиц.

2. К предмету вымогательства по смыслу статьи 163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права.

Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в статье 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества.

3. К другим действиям имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств).

4. Потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

5. По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ к близким потерпевшего следует относить его близких родственников (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки), родственников (все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве с потерпевшим), а также лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, или лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

6. Судам необходимо иметь в виду, что вымогательство, предусмотренное частью 1 статьи 163 УК РФ, предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная, то есть у него должны быть основания опасаться осуществления этой угрозы. Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем.

7. Вымогательство является оконченным преступлением с момента, когда предъявленное требование, соединенное с указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, доведено до сведения потерпевшего. Невыполнение потерпевшим этого требования не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления.

8. Не образуют совокупности преступлений неоднократные требования под указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера. Как единое преступление следует квалифицировать и требование, направленное на периодическую передачу потерпевшим имущества (например, ежемесячную передачу определенной денежной суммы).

9. Если вымогательство сопряжено с побоями, совершением иных насильственных действий, причинивших физическую боль, а также с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязанием, то такие действия виновного следует квалифицировать по пункту «в» части 2 статьи 163 УК РФ без дополнительной квалификации по статьям 112, 115, 116 или 117 УК РФ.

В случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью содеянное квалифицируется по пункту «в» части 3 статьи 163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статье 111 УК РФ.

Если при вымогательстве причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекло по неосторожности его смерть, содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

Вымогательство, сопряженное с убийством, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 и пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ.

10. При решении вопроса об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, тогда как при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

В случаях, когда вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия в зависимости от характера примененного насилия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой.

11. Уничтожение или повреждение в ходе вымогательства чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение потерпевшему значительного ущерба, образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 163 и 167 УК РФ.

12. По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ под сведениями, позорящими потерпевшего или его близких, следует понимать сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию (например, данные о совершении правонарушения, аморального поступка). При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой распространения которых совершается вымогательство.

К иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких, относятся, в частности любые сведения, составляющие охраняемую законом тайну.

Распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего и (или) его близких или подрывающих его (их) репутацию, незаконное распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 128 1 , 137, 155 или 183 и статьи 163 УК РФ.

13. Если требование передачи имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера является правомерным, но сопровождается указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, то такие действия не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

14. В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства (высказывает требование либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если лицо осуществляет заранее обещанные передачу исполнителю преступления полученного в результате вымогательства имущества или оформление прав на него, то, при отсутствии признаков участия в составе организованной группы, его действия квалифицируются как пособничество по соответствующей части статьи 163 УК РФ и части 5 статьи 33 УК РФ.

15. Вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в пункте 4 примечания к статье 158 УК РФ.

16. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о вымогательстве выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и в соответствии с частью 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

17. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившими силу:

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 года N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10, от 21 декабря 1993 года N 11, от 25 октября 1996 года N 10);

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве и процессы самоорганизации правоприменения (Волков К.А., Тулиглович М.А.)

Дата размещения статьи: 17.10.2016

Современное состояние системы уголовно-правового регулирования характеризуется все большей долей неопределенности, периодами хаотичного нормотворчества и правоприменения, демонстрируя варианты фрактальных свойств (выраженных, например, в динамике преступности), что в конечном счете указывает на имеющийся потенциал к поступательному развитию в сложных формах, включая самоорганизацию.
Процессы самоорганизации присущи всем стадиям системы уголовно-правового регулирования от создания уголовно-правовых норм в процессе правотворчества до их реализации. При этом в зависимости от конкретной стадии детерминанты возникновения и характер воздействия микро- и макрофлуктуаций на систему в целом отличны. Так, при отсутствии четких, логически непротиворечивых указаний со стороны основного регулятора (в лице законодателя) в процессе правоприменения начинают проявляться ярко выраженные попытки различных субъектов уголовно-правовых отношений самостоятельно урегулировать в рамках имеющихся полномочий наиболее слабые, проблемные вопросы реализации уголовно-правовых предписаний. Например, конструирование диспозиции ст. 163 УК РФ (вымогательство) в части характеристики предмета преступления и действий, составляющих его объективную сторону, влечет конкуренцию с составом преступления, предусмотренным ст. 330 УК РФ (самоуправство). На практике сложившаяся ситуация приводит к тому, что действия виновных (в том числе сотрудников коллекторских агентств) в случаях, когда правомерное требование передать имущество или право на имущество сопровождается угрозами применения насилия либо уничтожением или повреждением чужого имущества, квалифицируются как вымогательство, что, по мнению Верховного Суда РФ, не соответствует требованиям действующего уголовного законодательства в части отражения объективных признаков преступлений против собственности .
———————————
Определение Верховного Суда РФ N 67-Д01-7вт // Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 12; Определение Верховного Суда РФ от 02.03.2011 N 11-Д10-38 // СПС «КонсультантПлюс» (документ опубликован не был); Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2007 N 18-Д07-30 // СПС «КонсультантПлюс» (документ опубликован не был).

В связи с этим возникновение процессов самоорганизации в системе уголовно-правового регулирования — естественный путь стабилизации правовой неопределенности, упорядочивания существующих отношений через выработку единой практики применения и толкования норм уголовного закона, а в определенных случаях — создание новых норм в решениях вышестоящих судебных органов . Именно по этой причине невозможно переоценить роль Пленума Верховного Суда РФ, обеспечивающего своими постановлениями правильное и единообразное применение действующего уголовного законодательства и выступающего фактором снижения уровня правовой энтропии .
———————————
См.: Волков К.А. Значение судебного прецедента для преодоления недостатков уголовного закона // Российская юстиция. 2010. N 1. С. 57 — 58.
Подробнее об энтропийных процессах системы уголовно-правового регулирования см.: Тулиглович М.А. Энтропийный оптимум уголовно-правовой охраны личности // Актуальные проблемы теории и практики противодействия преступлениям против личности: Сб. мат. Всерос. науч.-практ. конф. (18 апреля 2014 г.) / Под ред. А.С. Бахты, М.А. Тулигловича, К.А. Волкова. Хабаровск: Юрист, 2014. С. 19 — 25.

На минимизацию проявлений правовой неопределенности и гармонизацию судебной практики направлено новое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)» . Актуальность и, соответственно, потребность в принятии данных разъяснений достаточно неоднозначно определялась представителями уголовно-правовой науки и практики. Официальные данные МВД России свидетельствуют о снижении за последние пять лет преступлений, предусмотренных ст. 163 УК РФ (2011 г. — 5915 (-10%), 2012 г. — 5989 (+1,3%), 2013 г. — 6594 (+10,1%); 2014 г. — 4541 (-31,4%); 2015 г. — 4259 (-6,3%) . Однако обращается внимание на резкое разноплановое колебание в темпах роста и снижения вымогательств.
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)» // Российская газета. 2015. 28 декабря.
Состояние преступности в Российской Федерации. URL: https://mvd.ru/folder/101762.

Полагаем, что одной из причин такой ситуации может являться отсутствие специальных разъяснений со стороны высшего судебного органа страны по вопросам квалификации вымогательства и отграничения от смежных преступлений. Так, действовавшие до настоящего времени постановления Пленума Верховного Суда РФ по данной категории дел были приняты еще в период действия УК РФ 1960 г. применительно к нормам, которые в значительной степени отличались от современных уголовно-правовых предписаний, устанавливающих ответственность за вымогательство . В настоящее время уже нет отличительных границ уголовной ответственности между посягательствами на собственность в зависимости от ее форм (государственного, кооперативного или общественного имущества и личного имущества); современная норма не содержит некоторых квалифицированных видов вымогательств, характерных для уголовного права советского периода (совершенное повторно либо особо опасным рецидивистом). Кроме того, принятие и последующая модернизация уголовного закона в отношении преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, породили в следственной и судебной практике трудности правоприменения, требующие скорейшего разрешения. И появление в связи с этим соответствующего интерпретационного акта высшей судебной инстанции не только знаменует новый виток обобщения судебной практики применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, но и будет значительно способствовать повышению эффективности противодействия корыстным преступлениям против собственности.
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (в ред. от 25 октября 1996 г. N 10) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 — 1993. М., 2000; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по применению законодательства об ответственности за вымогательство» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. N 11.

В общем оценивая положительно новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ по вопросам уголовной ответственности за вымогательство (ст. 163 УК РФ), остановимся на наиболее спорных его положениях.
Обращает на себя внимание тот факт, что новая редакция Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56 дает подробную характеристику предмета вымогательства, в который входят, помимо чужого имущества, также права на имущество и совершение других действий имущественного характера. Согласно п. 2 рассматриваемого Постановления, «к предмету вымогательства по смыслу статьи 163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в статье 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества». К сожалению, Пленум Верховного Суда РФ уклонился от дачи разъяснений в отношении требований передачи права на имущество, которое может быть выдвинуто виновным при разделе имущества, находящегося в общей собственности. Вместе с тем, полагаем, что не всегда требование передачи права на имущество при разделе имущества будет свидетельствовать о составе ст. 163 УК РФ, поскольку со стороны виновного лица принадлежность указанного имущества может оспариваться. Представляется, что наличие состава вымогательства определяется только при условии очевидного характера неправомерности действий в отношении указанного имущества, при котором виновное лицо не имеет права на соответствующую долю имущества при возможном его разделе.
Таким образом, как вымогательство следует квалифицировать требование передачи права на имущество, выдвинутое виновным, в частности, при разделе имущества, находящегося в общей собственности (например, в тех случаях, когда у виновного лица отсутствовало право на указанное имущество при его разделе).
В п. 3 разъяснений Пленума Верховного Суда РФ раскрывается также понятие такого предмета преступления, как «действия имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве», к которым «относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств)». В связи с этим обратим внимание на то, что в число «действий имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве» не вошло требование, связанное с освобождением виновного от разного рода имущественных обязательств (например, прощение долга).
Весьма интересным видится анализ толкования признаков «крупный» и «особо крупный размер» применительно к вымогательству с учетом новых разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В частности, на этот счет сегодня имеется специальное разъяснение в п. 15 Постановления, согласно которому «вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ».
Безусловно, заслуживает одобрения идея четко указать, что понимается под вымогательством, совершенным в крупном или в особо крупном размере. Между тем юридический анализ ст. 163 УК РФ свидетельствует, что если к вымогательству в крупном размере (п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ) подход в толковании указанного признака будет единым независимо от вида предмета преступления, то по признаку «в целях получения имущества в особо крупном размере» складывается иная картина. Однако диспозиция п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за совершение вымогательства в целях получения только имущества в крупном размере. Исходя из этого вымогательство права на имущество или требование совершения других действий имущественного характера на сумму свыше одного миллиона рублей формально должно квалифицироваться по п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ.
Представляется, что иной подход к установлению ответственности за вымогательство на сумму свыше миллиона рублей в зависимости от предмета преступления абсолютно нелогичен и не соответствует теоретическим и законодательным критериям дифференциации общественной опасности применительно к преступлениями против собственности. Системный анализ уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность, показывает, что для подобной дифференциации уголовного закона нет оснований. Например, ст. ст. 159 и 165 УК РФ, так же как и ст. 163 УК РФ, содержат несколько предметов преступления (чужое имущество, право на имущество), вместе с тем применительно к толкованию признаков при совершении указанных преступлений в крупном и особо крупном размере в уголовном законе нет никаких отличий.
Здесь уместно указать на положения п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56, в котором подчеркивается, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). Исходя из этого можно заключить следующее: указание в уголовном законе на то, что вымогательство на сумму свыше миллиона рублей возможно только в отношении чужого имущества (п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ), является очевидным законодательным дефектом. В связи с этим заслуживает поддержки идея установления единого подхода к определению степени общественной опасности с учетом законодательно дифференцированных сумм ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества. Вместе с тем, по нашему глубокому убеждению, это необходимо делать путем внесения соответствующих изменений в уголовный закон. Поэтому в данном случае Верховный Суд РФ осуществил прямое нормотворчество, оказав влияние на преодоление законодательной ошибки посредством соответствующего прецедентного толкования.
Перечень рассматриваемых вопросов, связанных с новым разъяснением Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве, не является исчерпывающим. В то же время разъяснения Пленума Верховного Суда РФ помогают унифицировать судебную и следственную практику, предотвратить возможные ошибки в понимании и применении норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против собственности, завершая тем самым процессы самоорганизации правоприменения до вмешательства в эту систему законодателя.

Список использованной литературы

1. Волков К.А. Значение судебного прецедента для преодоления недостатков уголовного закона // Российская юстиция. 2010. N 1. С. 57 — 58.
2. Тулиглович М.А. Энтропийный оптимум уголовно-правовой охраны личности // Актуальные проблемы теории и практики противодействия преступлениям против личности: Сб. мат. Всерос. науч.-практ. конф. (18 апреля 2014 г.) / Под ред. А.С. Бахты, М.А. Тулигловича, К.А. Волкова. Хабаровск: Юрист, 2014. С. 19 — 25.

Пленум ВС: ущерб по делам о вымогательстве равен ущербу от кражи

Пленум ВС РФ принял постановление по делам о вымогательстве, которое заменит судам разъяснения 25-летней давности. В новом документе осталось немало положений, проверенных годами практики, но есть и принципиальные новшества. Например, размер крупного и особо крупного ущерба, причиненного действиями вымогателя, предложено определять так же, как и при совершении кражи.

Сегодня Пленум Верховного суда РФ принял постановление «О судебной практике по делам о вымогательстве». Его текст впервые был вынесен на обсуждение 10 декабря (см. «ВС разработал порядок разграничения вымогательства и похожих составов» и «ВС разъяснил, что считать «позорящими сведениями» при вымогательстве и как квалифицировать СМС-угрозы»), но неделю назад его не приняли из-за большого количества предложенных дополнений. Необходимость нового документа назрела давно, поскольку сейчас судьям, которые выносят приговоры по ст. 163 УК РФ, приходится учитывать разъяснения, данные Пленумом ВС 25 лет назад, еще по ст. 148 УК РСФСР. Между тем ежегодно российские суды привлекают к ответственности за вымогательство порядка 2500 человек. Редакционная комиссия внесла в документ небольшие, но важные исправления.

Угроза и требование

Вымогательство – преступление, состоящее из двух «компонентов»: требования и угрозы, которой оно сопровождается. Причем в п. 6 документа сказано, что ч. 1 ст. 163 УК РФ предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Потерпевший такую угрозу должен воспринимать реально (это будут выяснять суды), и при оценке неважно, намерен вымогатель осуществить ее немедленно или в будущем. Угрозы могут быть разного рода – от причинения физического вреда потерпевшему или его близким до распространения порочащей его (или их) информации.

Отредактированным п. 2 конкретизирован предмет вымогательства. Им может быть чужое имущество: вещи, включая наличные и безналичные деньги, документарные и бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. Тут же говорится о том, что такое «право на имущество», которое требует передать ему вымогатель. Это «удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества». Как объяснила докладчик, судья ВС Елена Пейсикова, аналогичная формулировка содержится в разъяснениях, данных Пленумом по делам о мошенничестве.

Объяснил ВС, что такое «другие действия имущественного характера», которые могут потребовать с потерпевшего. Они не связаны с непосредственной передачей имущественных прав, но все равно причиняют ущерб. Например, это могут быть требования о проведении на безвозмездной основе платных работ или оказания платных услуг, требования об исполнении потерпевшим за виновного имущественных обязательств и так далее.

В п. 7 постановления говорится, что вымогательство следует считать оконченным преступлением, когда до сведения потерпевшего доведены требования вымогателя, соединенные с угрозой. «Невыполнение потерпевшим данного требования не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления», – уточняется в документе. Пейсикова во время предыдущего обсуждения документа уточняла, что это сообщение может быть высказанным как в устной форме, так и в письменной, например в письме (бумажном или электронном) или СМС-сообщении.

Кого считать потерпевшим?

После предыдущего обсуждения редакционная комиссия по требованию судей внесла в документ новый п. 4, в котором сказано, кто является потерпевшим в деле о вымогательстве. Им могут признать не только собственника или законного владельца, но и другого фактического обладателя имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

Одно преступление или несколько?

У заместителя генерального прокурора РФ Сабира Кехлеров к проекту было лишь одно замечание. Он отметил, что в постановлении 25-летней давности есть пункт, разъясняющий, когда случаи вымогательства следует квалифицировать как повторно совершенное преступление, а когда – как длящееся, а в новом документе такие разъяснения отсутствуют.

Прислушавшись к мнению Генпрокуратуры, редакционная комиссия внесла в постановление п. 8, который не изменил сложившуюся практику. Если вымогатель не единожды требует от одних и тех же лиц передать ему одно и то же имущество (право на имущество) или выполнить одни и те же действия, приносящие материальную выгоду, преступление квалифицируется как единое и длящееся. То же самое относится и к требованиям, направленным на периодическую передачу потерпевшим вымогателю имущества (например, ежемесячную выплату ему определенной денежной суммы).

Размер ущерба как при краже

Постановлением конкретизированы случаи, когда вымогательство считается совершенным в крупном и особо крупном размере. В прежнем документе говорилось лишь о том, что при подсчитывании размера ущерба следует учитывать стоимость как похищенной, так и поврежденной (уничтоженной) вымогателем собственности. В новом предложено заимствовать определение «крупного» и «особо крупного» размера из п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ (кража). В первом случае стоимость имущества должна превышать 250 000 руб., во втором – 1 млн руб. Если стоимость имущества не указана в материалах дела, судам рекомендуется прибегать к помощи экспертов.

Если требования были правомерными

Отдельного внимания заслуживает п. 13 постановления, в котором говорится о ситуациях, когда требования передачи чужого имущества, имущественных прав или совершения других действий имущественного характера являются правомерными, но сопровождаются угрозами. ВС считает, что вымогательством данное преступление не является и ему необходима другая квалификация. «При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ», – говорится в постановлении.

Разница в квалификации

Постановление рассказывает, как квалифицировать вымогательство, совершенное в совокупности с другими преступлениями, и отграничивает его от сходных составов. Здесь ВС сохранил примерно ту же позицию, что и в постановлении от 1990 года, с учетом изменений в законодательстве.

От грабежа (ст. 161 УК РФ) и разбоя (ст. 162 УК РФ) вымогательство, соединенное с насилием, отличает то, что вымогатель подкрепляет насильственными действиями угрозу, а при разбое и грабеже они являются средством завладения и удержания имущества. В случае, когда вымогательство связано с немедленным изъятием собственности потерпевшего, эти действия могут быть дополнительно квалифицированы как разбой или грабеж при реальной совокупности преступлений.

Вообще же при совершении вымогательства, связанного с насильственными действиями, дополнительная квалификация требуется лишь в случае смерти или убийства пострадавшего, остальные случаи уже предусмотрены ч. 2 и 3 ст. 163 УК РФ. Когда вымогатель избил потерпевшего или сделал потерпевшему больно, причинив здоровью легкий или средней тяжести вред, его действия квалифицируются по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ без дополнительной квалификации по ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои) или 117 УК РФ (истязание). Если здоровью был нанесен тяжкий вред, следует применять п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ без допквалификации по ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). В случае смерти потерпевшего по неосторожности после причинения тяжкого вреда его здоровью содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ. Вымогательство, сопряженное с убийством, также квалифицируется по совокупности п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При уничтожении или повреждении имущества потерпевшего, с нанесением значительного ущерба, эти деяния образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 163 и 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение имущества). Распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего и (или) его близкого или подрывающих его (их) репутацию, сведений о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 128.1, 137, 155 или 183 и ст. 163 УК РФ.

Точность формулировок

В постановлении ВС конкретизировал некоторые понятия, которыми оперирует ст. 163 УК РФ. Например, «близкими» потерпевшему людьми считаются не только те, что состоят с ним в свойстве, или лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги ему в силу сложившихся личных отношений, но и его родственники. «Сведения, позорящие потерпевшего или его близких», – информация, порочащая честь, достоинство или подрывающая репутацию (например, данные о совершении ими правонарушения, аморального поступка), неважно, соответствует она действительности или нет. К «иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких», ВС относит любые данные, составляющие охраняемую законом тайну.

Исполнители и пособники

Также Верховный суд объяснил, кого следует считать соисполнителем, а кого пособником, когда вымогательство совершено не одним лицом. Так, если участники преступления заранее договорились о распределении ролей (например, один высказывает требование, второй применяет насилие и так далее), то все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если соучастник по договоренности передает вымогателю чужое имущество или помогает в его оформлении, он считается пособником, действия такого лица квалифицируются по ст. 163 УК РФ, со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ (если преступление совершено не в составе организованной группы).

С текстом постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ) можно ознакомиться по ссылке.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

Если в шоу-бизнесе есть признаки успеха, то наверняка два главных — это элегантный вечерний наряд и хороший юрист по разводам. Марк Роско из городка Вальпараисо в Индиане имеет свою юридическую практику семейного права и медиации, а кроме того — ателье от кутюр. Казалось бы, невероятное сочетание, но Роско отлично справляется. В числе клиентов его ателье – первые голливудские звезды, например, Малкольм МакДауэлл и Майкл Китон.

— У вас два очень разных бизнеса. Знают ли клиенты вашего бюро, что вы сегодня можете быть в суде, а завтра на примерке у знаменитости?

— Много лет я переживал, что люди не поймут, ведь я живу в небольшом городе в Индиане. Я боялся, что меня перестанут воспринимать как надежного юриста, когда узнают, что я еще и дизайнер.

— И как, кто-то выражал беспокойство?

— Нет, мне очень повезло. Когда начинаешь заниматься подготовкой к красным дорожкам и одеваешь известных людей, наоборот, это придает бренду надежности.

— Как вы решаете задачи юриста и модельера, вместе или по отдельности?

— Если я занимаюсь каким-то разводом, я обдумываю его, когда работаю руками в студии. Стоит успокоить ум, как происходит волшебство: появляются вдохновляющие идеи. Дизайн одежды напоминает архитектуру: он про то, как вещи сочетаются между собой. Так же с разводом или медиацией: надо собрать что-то воедино. Как помочь семье пережить трудные времена? Я всегда раздумываю над своими кейсами и путями решения. Я одновременно и дизайнер, и юрист.

— Как вы попали в мир моды?

— Моя мама полная женщина, и она годами возвращалась с шопинга в слезах и с пустыми руками. Двадцать лет назад такие люди могли просто прикрыться, не шло речи о моде и стиле. Я купил машинку и научился шить, чтобы одевать маму. Она стала лучше выглядеть и больше следить за собой. А я после этого начал придумывать одежду для других женщин.

— Сколько людей работает в Mark Roscoe Couture?

— Пока только моя семья. Родная сестра Валери и двоюродная Джинджер не только шьют, но и мотивируют меня на свершения. Секретарь Хуанита планирует мое расписание, а шеф Вильям всех нас кормит во время швейных марафонов.

— Вы развиваете модный бренд из маленького городка. Это сложно?

— У меня есть вторая студия в Чикаго. Но если мне нужно встретиться с клиентом в Лос-Анжелесе, Лас-Вегасе или Нью-Йорке, я туда лечу. Необязательно располагать бизнес в другом городе, куда ты и так можешь дотянуться.

— Есть ли у вас цели в обоих профессиях?

— К счастью, я воплощаю свои мечты. Интересно, что как только разрешаешь себе что-то сделать (в эмоциональном плане) – события начинают происходить как будто сами собой. Я беру все, что могу, от обоих занятий, но далеко не заглядываю. Ведь еще так многому можно научиться.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: Indiana family law attorney has a second career in high fashion».

Юрист из Нью-Йорка, сосед женщины-Халка

В 2004 году Чарльз Соул ушел из крупной юрфирмы и начал работать на себя в Бруклине. Через несколько лет он перестал трудиться юристом полный рабочий день. Сейчас большую часть времени он рисует комиксы. Телевидение уже купило права на его триллер «Год оракула» (The Oracle Year). И больше событий еще ждут своего часа.

— Вы любили комиксы с детства, но как вы из читателей стали автором?

— Это случилось в начале-середине нулевых, когда еще были популярны тематические форумы. Их вели несколько заметных авторов. Кроме общих тем о комиксах, там было много рассказов и советов от профессионалов, как работает эта отрасль и как туда пробиться.

— Какой ваш самый любимый комикс из тех, что вы нарисовали?

— Я горжусь работой над «Женщиной-Халком». Это сложный персонаж – юрист по имени Дженнифер Уолтерс и одновременно высокая, зеленая и очень мощная леди, которой надо совмещать работу юристом и супергероем. Это, конечно, звучит слишком, но я увидел здесь возможность поговорить о проблеме баланса работы и личной жизни, о частной практике и каких угодно правовых проблемах, которые я сочту интересными. Этим и прекрасны истории про супергероев – можно посмотреть на ежедневную рутину под необычным углом.

— Вам пригодился собственный опыт, когда вы работали над «Женщиной-Халком»?

— Да. Истории, которыми я занимался, были в основном связаны с ее частной практикой в Бруклине. Ее офис был в том же районе, что и мой. Однажды ей внезапно повысили арендную плату, что случалось со мной. Она искала хорошего помощника, старалась, чтобы ее коллектив был доволен и находил новых клиентов – словом, была обычным новичком в частной практике. Но ее клиенты тоже были супергероями. Например, в одном случае она защищает Капитана Америку против Сорвиголовы в деле о причинении смерти по неосторожности. Это было очень забавно.

— Вы упомянули Сорвиголову. Он тоже юрист, но другой. Пригодился ли тут ваш юридический опыт?

— Здесь было трудно создать юридически правдоподобную историю в той сфере, где у меня мало опыта. Обычно Сорвиголова адвокат защиты, но когда я работал над очередной серией комикса, я «перевел» его в прокуратуру на Манхэттене. Для этого мне пришлось много изучать, как работает закон. К счастью, я живу в Нью-Йорке и за годы работы юристом обзавелся связями. Они позволяют мне «дотянуться» до людей, которые знают то, чего не знаю я.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: A true Marvel, this Brooklyn lawyer is a force across a galaxy of comic book genres».

Юрист и историк кулинарии

Юриста Адриана Е. Миллера часто приглашают выступить, но рассказывает он не о юриспруденции, а о кухне афроамериканцев. Миллер написал книгу о чернокожих поварах, которые кормили семьи президентов США, от Вашингтонов до Обам (The President’s Kitchen Cabinet: The Story of the African Americans Who Have Fed Our First Families, from the Washingtons to the Obamas). Он напоминает о событиях прошедших дней и вкладе в историю, о которых успели почти забыть.

— Как вы начали писать?

— Я работал в программе президента [Билла Клинтона] «Единая Америка», которая должна была объединить представителей разных рас и национальностей. Когда она закончилась – я остался без работы и стал смотреть слишком много дневных телепрограмм. И подумал: «Лучше что-нибудь почитаю». В книжном я нашел книгу «Южная кухня: дома, в пути, в истории» Джона Эгертона. Там он написал, что историю афроамериканской кухни еще надо рассказать. Этим я и решил заняться.

— Могли ли события на кухне президента влиять на политику?

— Да, и лучший пример – это президент Линдон Джонсон [занимал этот пост в 1963-1969 годах после убийства Джона Кеннеди – Право.ru] и его повариха Зефир Райт. Джонсоны постоянно переезжали из своего техасского ранчо в Белый дом и обратно. В путешествиях на юге Райт сталкивалась с расовой дискриминацией и перенесла столько унижений, что однажды отказалась сопровождать президента и осталась в Вашингтоне. Когда Джонсон убеждал членов Конгресса принять Акт о гражданских правах 1964 года, он рассказал им историю своей поварихи. Когда он подписал документ, он подарил ручку Райт и сказал: «Ты заслуживаешь этого больше, чем кто бы то ни было».

Адриан Миллер. Фото: facebook.com/adrian.miller.564

— У вас есть любимая история?

— Да, история с Райт моя любимая. Но есть еще одна, над которой все смеются. Перед ужином в Белом доме Труманы любили выпить по коктейлю «олд-фешенд» [смесь виски, биттера, воды и сахара – Право.ru]. За напитки отвечал опытный батлер Белого дома Алонзо Филдс. Он приготовил Труманам коктейли в их первый вечер в Белом доме. Бесс Труман пригубила напиток и сказала: «Нельзя ли сделать его посуше? Мы не привыкли, что так сладко». На следующий раз Филдс переработал рецепт. Бесс Труман сказала: «Как ужасно!» На третий раз Филдс, уже немного раздраженный, подал им простого бурбона со льдом. Бесс Труман попробовала и говорит: «Вот такой олд-фешенд мы любим!»

— Было ли вам сложно опубликовать книгу?

— Это был интересный, но унизительный опыт. Я отправил рукопись первой книги 22 издателям, 20 отказали. Интерес к двум другим книгами тоже маленький. Я говорю друзьям, что если вдруг возгоржусь, я отправлю предложение в коммерческое издательство. Это сразу вернет на землю.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: This Denver lawyer serves up culinary history with a side of social justice».

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

Еще по теме:

  • Закон о репатриации россии Репатриация в Российскую Федерацию в 2018 году Термин «репатриация» не часто используется в одной связке с Россией – обычно он встречается при беседе с ассимилированными евреями, которые стремятся вернуться на родину, или же в разговоре с […]
  • Ст 14 ук рб Уголовный Кодекс Республики БеларусьСтатья 212. Хищение путем использования компьютерной техники 1. Хищение имущества путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по […]
  • Ликвидация оао славянки в 2018 году Как проводится ликвидация ОАО в 2018 году Одной из самых распространенных форм организации юридического лица является ОАО. При этом его регистрация и функционирование имеет свои особенности. Аналогичным образом обстоит дело с […]
  • Система избирательного права в российской федерации Глава 1. Избирательное право в правовой системе Российской Федерации §1. Понятие, предмет и система избирательного права Российской Федерации Д.ю.н., проф. С. Князев Существенным условием становления и развития демократического правового […]
  • Ликвидация ао предполагает АО "А" является единственным акционером (100% акций) АО "С". АО "А" является участником ООО "Б" (99,9%). АО "С" является участником ООО "Б" (0,01%). В настоящее время проводится процедура ликвидации АО "С". Предполагается, что после […]
  • Комментарии к ст 227 нк рф Статья 227. Особенности исчисления сумм налога отдельными категориями физических лиц. Порядок и сроки уплаты налога, порядок и сроки уплаты авансовых платежей указанными лицами (наименование в редакции, введенной в действие с 1 января […]
  • Статья 162 01 Статья 162 часть 2 УК РФ Доброго времени суток. Хотели бы уточнить, возбуждено уголовное дело в отношении моего жениха по статье 162 часть 2 УК РФ. Это его первый привод, на момент совершения преступления являлся несовершеннолетним, свою […]
  • Как встать на учет нуждающимся в жилье Как встать на учет нуждающимся в жилье? Добрый день. Я с мужем и двое наших несовершеннолетних детей прописаны в квартире, где муж является собственником 1/5 доли. Так же в этой квартире прописаны родители мужа, брат (в браке, супруга не […]