П 4 ст 367 гк рф судебная практика

Изменение подхода в толковании п. 1 ст. 367 ГК РФ о прекращении поручительства: каковы возможные последствия для кредитора?

Изменения Общей части обязательственного права ГК РФ на основании Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 42-ФЗ) затронули и нормы, связанные с обеспечительными мерами. В частности, из п. 1 ст. 367 Гражданского кодекса РФ были исключены положения о прекращении поручительства в случае несогласованного с поручителем изменения обеспеченного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя. Это внесло полную определенность в вопрос о том, можно ли говорить о прекращении поручительства в случае, например, увеличения ставки по процентам без согласования с поручителем. Ранее суды по-разному толковали данное положение. К примеру, при буквальном толковании п. 1 ст. 367 ГК РФ некоторые суды считали, что такое изменение условий обеспеченного обязательства вело к прекращению поручительства.

Эту ситуацию пришлось выравнивать в свое время ВАС РФ. В п. 37 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 июля 2012 г. № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее – Постановление № 42) была высказана четкая позиция, что при применении положений п. 1 ст. 367 ГК РФ необходимо учитывать их цель. Пленум ВАС РФ предписывал судам не ограничиваться пониманием лишь буквального смысла этой нормы.

Это тогда обеспечило единство судебной практики в вопросах применения указанной нормы.

Учитывая эту позицию нельзя говорить, что последняя редакция п. 1 ст. 367 ГК РФ является новеллой. Ведь суды уже до внесения Законом № 42-ФЗ изменений в ГК РФ, руководствуясь п. 37 Постановления № 42, исходили из целевого толкования его положений, и отклоняли на этом основании доводы о прекращении поручительства в связи с изменением условий обеспечиваемого обязательства без согласия с поручителем.

Однако совсем недавно некоторые арбитражные суды отказались руководствоваться позицией Пленума ВАС РФ. Они посчитали п. 37 Постановления № 42 недействующим.

Спорная ситуация возникла при обращении кредитора с заявлением о включении денежного требования в реестр требований к должнику. В суд было подано несколько заявлений в отношении, как основного должника, так и ряда должников, обязательства которых возникли в силу поручительства, которое каждым из них было предоставлено кредитору в целях обеспечения исполнения заемных обязательств основным должником – заемщиком.

Очевидно, что в наших реалиях поход кредитора в суд за решением своих финансовых проблем, возникших с контрагентом, если последний уже признан несостоятельным, не сулит блестящих перспектив. Вместе с тем, если такой кредитор в свое время озаботился получением обеспечения, как от самого контрагента, так и от третьих лиц, он все-таки вправе рассчитывать на получение удовлетворения, хотя и неполного. Как говорится – право любит активных. Однако этот известный среди юристов неписаный принцип, как показывает практика, работает не всегда.

Так вот, суды, рассмотрев требования кредитора, посчитали, что денежные требования, возникшие на основании поручительства, включению в реестр требований кредиторов должника не подлежат. Суды, все как один, аргументировали свои решения прекращением поручительства на основании п. 1. ст. 367 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 1 июня 2015 года) в связи с тем, что в обеспечиваемое обязательство были внесены изменения в части повышения процентной ставки по займу без согласия поручителей. При этом, как отметили суды, эти положения ГК РФ подлежат применению, так как указанные изменения процентной ставки произошли в 2012 году до внесения изменений в законодательство (определение Арбитражного суда Ставропольского края от 14 июля 2016 г. по делу А63-1120/2015, определение Арбитражного суда Ставропольского края от 14 июля 2016 г. по делу А63-13813/2015, определение Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 декабря 2016 г. по делу А63-13813/2015, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27 февраля 2017 г. по делу № А63-13813/2015, определение Арбитражного суда Ставропольского края от 6 февраля 2017 года по делу № А63-4181/2014, определение Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 октября 2016 г. по делу № 63-12988/2014, определение Арбитражного суда Ставропольского края от 27 июля 2016 г. по делу № 63-12988/2014, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 января 2017 г. по делу № 63-12988/2014).

По непонятным мотивам, суды сочли, что в данном случае необходимо применить исключительно буквальное толкование пункта 1 ст. 367 ГК РФ в старой редакции.

При этом довод кредитора о недостаточности лишь лингвистического толкования этой нормы и необходимости применения ее целевого толкования с учетом позиции п. 37 Постановления № 42 суды не приняли.

Судьи объяснили это тем, что позднее указанного Постановления № 42, Президиум ВС РФ выступил с противоположной позицией по поводу интерпретации п. 1 ст. 367 ГК РФ. В п. 7 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом ВС РФ 22 мая 2013 г. (далее – обзор Президиума ВС РФ), ВС РФ сделал выбор в пользу буквального толкования указанной нормы. В документе, в частности, сказано, что в случае изменения кредитного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для обеспечивающего его исполнение поручителя, поручительство прекращается с момента внесения изменений в основное обязательство.

В подтверждение этой позиции суды сослались на п. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г. № 8-ФКЗ (далее – Закон № 8-ФКЗ), согласно которому разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумов ВС РФ.

В связи с этим, как указали суды, применению подлежит не Постановление № 42, а более поздний обзор Президиума ВС РФ.

Как вам такой поворот, коллеги? И ведь этот вопрос перешел уже в практическую плоскость. Выработанная на основе п. 37 Постановления № 42 судебная практика по вопросу применения п. 1 ст. 367 ГК РФ (в предыдущей редакции) фактически повернулась вспять. И это позиция не только арбитражных судов. Она уже устояла в кассационной инстанции (постановление Арбитражного Суда Северо-Кавказского Округа от 25 января 2017 г. по делу № А63-12988/2014). Однако справедливости ради нужно отметить, что пока можно говорить, пожалуй, о нарушении единообразия применения данной нормы, но не о сложившейся системе.

Далее я попробую дать свою критическую оценку такому подходу, а также представить свой взгляд на последствия, если такой подход найдет поддержку у других судов, рассматривающих аналогичные споры.

Очевидно, что правовая проблема в данной ситуации – это вопрос толкования нормы закона при ее применении.

Еще в начале XX века Е.В. Васьковский определял, что есть толкование нормы: «После того как словесное толкование выполнило свою задачу и определило словесный смысл какой-либо нормы, наступает очередь реального толкования, имеющего целью раскрыть действительный, внутренний смысл ее с помощью всех данных, способных пролить свет на действительную мысль законодателя» 1 .

Позднее, С.С. Алексеев также, говорил, что «… смысл закона в полной мере раскрывается лишь в том случае, если рассматривать его положения с учетом тех целей, которые решал законодатель, того социально-политического значения, которое заложено в его содержании» 2 .

То есть, неофициальный подход авторитетных ученых к вопросу интерпретации нормы права основан на недопустимости только лишь словесного толкования, а предлагается, не останавливаясь на осмыслении буквы, раскрывать ее внутренней смысл при помощи различных способов толкования.

Официальное толкование также исходит из необходимости системного толкования. Приведу официальный подход.

В рамках конституционного нормоконтроля КС РФ была высказана правовая позиция о том, что «интерпретация нормы закона в правоприменительной практике, сложившейся на основе ее официального толкования, вне системной связи с другими нормами того же закона означает придание ей смысла, противоречащего аутентичному смыслу и цели соответствующих законоположений, что недопустимо с точки зрения правовой логики» (Постановление Конституционного Суда РФ от 19 июня 2003 г. № 11-П).

В Определении КС РФ от 20 марта 2014 г. № 537-О, Суд также исходит из необходимости системного толкования. Причем, обращает на себя внимание, что в данном случае речь идет, буквально, об истолковании именно п. 1 ст. 367 ГК РФ (действовавшей до 1 июня 2015 года).

Как видим, и научное, и официальное мнение состоят в недостаточности буквального толкования, и необходимости уяснения аутентичного смысла и цели законоположения на основании сопоставления его с другими нормами закона. Однако в приведенной здесь ситуации суды именно так и поступили – то есть остановились на буквальном толковании применяемой нормы, что стало ключевым моментом, повлиявшим на исход спора: консервативное (ограничительное) толкование в данном случае не позволило раскрыть истинный смысл редакции п. 1 ст. 367 ГК РФ действовавшей до 1 июня 2015 г.

Предопределение избрания судами неверного пути обусловлено, в данном случае, отклонением предложенного кредитором толкования ВАС РФ, что стало полным откровением.

Об этом хотелось бы сказать подробнее.

Как неоднократно высказывался КС РФ, суды самостоятельно уясняют смысл нормы, то есть осуществляют ее казуальное толкование по отдельным делам. Вместе с тем соблюдение баланса принципов независимости судей, верховенства Конституции РФ и законов, а также равенства всех перед законом и судом требует единства судебной практики (Постановление КС РФ от 23 декабря 2013 г. № 29-П)

Согласно Постановлению КС РФ от 21 января 2010 г. № 1-П, правомочие ВАС РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики, вытекающее из исключенной сейчас ст. 127 Конституции РФ, направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права арбитражными судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы.

Таким образом, очевидно, что суды в рассматриваемой ситуации, проигнорировав сложившееся по данному вопросу единообразие судебной практики нарушили баланс принципов самостоятельности судебного усмотрения, верховенства законов и равенства всех перед законом и судом.

Немаловажно также сказать о сомнительности позиции судов о применении п. 7 обзора Президиума ВС РФ.

Возникает вопрос, как можно аргументировать вывод о приоритетности положений обзора Президиума ВС РФ со ссылкой на п. 1 ст. 3 Закона № 8-ФКЗ?

Неужели суды полагают, что нормы вышеуказанного конституционного закона о полномочиях ВС РФ давать разъяснения арбитражным судам о применении законов, которые перешли к нему от ВАС РФ, в результате упразднения последнего, возымели обратную силу?

Если не это имелось в виду, то для чего приводилось это положение? К сожалению, суды этого так и не разъяснили.

Вместе с тем ВС РФ вполне активно продолжает ссылаться на позиции ВАС РФ.

Например, в своем Определении ВС РФ от 10 октября 2016 г. № 302-ЭС16-7818, делая вывод об отсутствии оснований говорить о прекращении поручительства, Суд ссылается на позицию постановления Пленума ВАС № 42.

При этом он неоднократно высказывался, что отклонение судами практики, сформированной на основании позиций ВАС РФ, является неприемлемым (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 24 января 2017 г. № 310-ЭС16-14179).

Осталось сказать несколько слов о возможных последствиях.

Очевидно, что кредиторам, получившим обеспечение в период до 1 июня 2015 года в виде поручительства, придется провести ревизию всех договоров поручительства и обеспечиваемых ими обязательств на предмет наличия согласия поручителя на внесение изменений, и соответственно, оформление необходимых документов. В противном случае, у кредитора возникают риски полного прекращения поручительства лишь только на том основании, что, к примеру, без его согласия были увеличены проценты по займу.

Подводя итог, полагаю необходимо сказать следующее.

Во-первых, изменения положений ст. 367 ГК РФ после 1 июня 2015 года в части исключения из нее п. 1 не обусловлены политико-правовыми причинами. Следовательно, нет правовых оснований ставить в разное положение кредиторов, получивших обеспечение поручительством до и после вступления в силу изменений в Гражданский кодекс РФ.

Во-вторых, нарушение единообразия судебной практики влечет нарушение такого основополагающего принципа гражданского законодательства, как принцип правовой определенности. Безусловно, это не может служить повышению доверия к системе правосудия.

Вместе с тем есть надежда, что в рамках рассмотрения жалоб Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ выскажет свое мнение по данному вопросу и расставит все точки над «и». Ведь если ориентироваться на вышеуказанную логику ВС РФ, то он исходит из обязательности для арбитражных судов позиций Пленума ВАС РФ, принятых им в свое время, а также из необходимости системного толкования законоположений.

Пресса о ВАС РФ

Договор поручительства: новое и старое в интерпретации ВАС РФ

Поручительство наряду с залогом и неустойкой является одним из наиболее популярных способов обеспечения исполнения обязательств. Именно этим объясняется большое количество споров, в том числе судебных. ВАС РФ в очередной раз в целях формирования единообразной практики рассмотрения данной категории дел разъяснил самые больные вопросы о поручительстве.

Гражданский кодекс РФ насчитывает в общей сложности семь статей, посвященных договору поручительства. Несмотря на это данный способ обеспечения получил широкое распространение, а положения статей являлись предметом внимания многочисленных разъяснений ВАС РФ.

Последним, но, вероятно, не заключительным этапом в этом стало постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее — постановление № 42, см. также «ЭЖ», 2012, № 29, с. 05 и 07). Главной целью этого документа является стабилизация института поручительства, создание высокоэффективного механизма обеспечения с минимумом возможностей для уклонения недобросовестных участников оборота от исполнения принятых на себя обязательств.

В постановлении № 42 Пленум ВАС РФ отвечает на многие вопросы, возникшие в практике при рассмотрении дел, связанных с поручительством. Рассмотрим наиболее важные, на наш взгляд, моменты документа и сравним его с практикой, существовавшей до его принятия.

Поручитель сможет выбрать — передать кредитору деньги или исполнить обязательство в натуре

Поручительство по своей природе в первую очередь призвано обеспечивать исполнение денежных обязательств. Однако на практике это не всегда так. В связи с этим Пленум ВАС РФ предлагает руководствоваться следующим.

По общему правилу поручитель исполняет обязательство в денежной форме. Однако это не препятствует обеспечению поручительством обязательств не только денежного, но и иного характера (например, по передаче товара, выполнению работ, оказанию услуг, воздержанию от совершения определенных действий и др.). Поскольку по указанным обязательствам у кредитора могут возникать денежные требования к должнику: о возмещении убытков, взыскании неустойки, возврате аванса и т.п. (п. 1 постановления № 42).

В то же время, как указано в п. 12 постановления № 42, поручитель по неденежным обязательствам не обязан исполнять требования кредитора в натуре. Дело в том, что поручитель содолжником по основному обязательству не является (абз. 1 ст. 361 и п. 1 ст. 365 ГК РФ), его обязательство имеет специфический характер. Иск о понуждении поручителя к исполнению обеспеченного обязательства в натуре не подлежит удовлетворению. Поручитель обязан уплатить кредитору только денежную сумму, соответствующую имущественным потерям кредитора, вызванным ненадлежащим исполнением должником обеспеченного обязательства. Вместе с тем поручитель вправе предложить кредитору надлежащее исполнение неденежного обязательства за должника как третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК РФ).

Ответственность поручителя за еще не возникшее обязательство должна быть определена конкретной суммой

Пункт 2 постановления № 42 развивает положения абз. 2 ст. 361 ГК РФ о возможности обеспечения поручительством обязательств, которые возникнут в будущем, и разъяснения п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 № 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о поручительстве» (далее — информационное письмо № 28). Такой договор поручительства считается заключенным с момента, когда стороны достигнут согласия по всем его существенным условиям. Тогда же возникают предусмотренные договором поручительства дополнительные права и обязанности сторон (например, обязанность поручителя поддерживать определенный остаток по счетам в банке, информировать кредитора об определенных фактах и т.п.). При этом требования кредитора к поручителю, связанные с нарушением должником своих обязательств, могут быть предъявлены лишь при наличии обстоятельств неисполнения или ненадлежащем исполнении этих обязательств. Последнее, видимо, имеет целью оградить поручителей от необоснованных исков, не связанных с просрочкой должника, а основанных лишь на неисполнении поручителем собственных обязательств по договору поручительства.

Судебной практикой выработана позиция, согласно которой при заключении договора поручительства в отношении обязательства, которое возникнет в будущем, в договоре поручительства должна быть определена сумма, в пределах которой поручитель несет ответственность. Ответственность поручителя не может быть предположительной. При отсутствии в договоре поручительства конкретной суммы, в пределах которой поручитель отвечает по обязательствам третьего лица, нельзя сделать вывод о наличии предмета договора. Ссылка в договоре поручительства на договор, который будет заключен в будущем, возможна при условии определения в договоре поручительства суммы, в пределах которой поручитель несет ответственность (постановление Президиума ВАС РФ от 30.11.95 № 7045/95).

В развитие нормы о возможности обеспечения будущего обязательства Пленум ВАС РФ отметил, что поручительство может обеспечивать обязательства из сделок, совершенных под отлагательным или отменительным условием. На практике в качестве такого отлагательного условия зачастую как раз и выступает заключение договора поручительства.

Из договора поручительства должно быть понятно, какое обязательство им обеспечено

До сих пор возникало множество споров о заключенности договора поручительства. Это обусловлено тем, что ГК РФ не содержит перечня условий основного обязательства, которые необходимо отразить в договоре поручительства.

Некоторую определенность в этот вопрос внесли надзорные постановления ВАС РФ. Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 21.06.2011 № 1850/11 указал: для того, чтобы договор поручительства считался заключенным, он должен содержать предмет. Предметом являются условия, позволяющие определить, за исполнение какого обязательства дано поручительство. Также договор должен содержать необходимые условия для определения объема ответственности поручителя. Кроме того, при разрешении вопроса о заключенности договора поручительства арбитражные суды руководствовались п. 10 информационного письма ВАС РФ от 26.01.94 № ОЩ-7/ОП-48 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением, изменением и расторжением кредитных договоров». В нем разъяснено, что договор поручительства, который не позволяет определить обеспеченное обязательство, является незаключенным.

Обеспечиваемое обязательство может быть определено в договоре поручительства либо путем включения ссылки на обеспечиваемый поручительством договор, где будет определен объем обязательства поручителя, либо путем включения непосредственно в тексте договора поручительства сведений о кредиторе и об объеме обязательства поручителя.

В постановлении № 42 требования к содержанию договора поручительства получили долгожданную конкретизацию. Как сказано в п. 10 постановления № 42, если в договоре поручительства не упомянуты некоторые из условий обеспеченного обязательства (например, размер или срок исполнения обязательства, размер процентов по обязательству), но оно описано с достаточной степенью определенности, позволяющей суду установить, какое именно обязательство было либо будет обеспечено поручительством, либо в договоре поручительства есть отсыл к договору, регулирующему обеспеченное обязательство и содержащему соответствующие условия, то договор поручительства не может быть признан судом незаключенным.

При этом если договор поручительства содержит только указание на основную сумму обеспеченного долга, а условие о том, что поручительством обеспечены иные обязательства должника перед кредитором (например, обязательство по уплате процентов), отсутствует, то судам следует исходить из того, что названное положение договора означает ограничение обеспечиваемых поручительством требований уплатой основного долга и не влечет за собой незаключенности договора поручительства в целом.

Если в договоре поручительства помимо отсыла к договору, регулирующему обеспеченное обязательство, содержится только указание на твердую денежную сумму, уплатой которой поручитель ограничил свою ответственность по обязательству должника, судам необходимо исходить из того, что при уплате данной суммы требования кредитора к поручителю погашаются в соответствии со ст. 319 ГК РФ. То есть при отсутствии иного соглашения сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга.

Изменение основного обязательства не всегда прекращает поручительство

Сохранение поручительства при изменении условий обеспечиваемого обязательства является наиболее обсуждаемой в юридическом сообществе темой в связи с принятием постановления № 42. Базовое правило содержится в п. 1 ст. 367 ГК РФ, согласно которому поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Позиция ВАС РФ относительно судьбы поручительства при изменении обеспечиваемого обязательства была отражена в п. 6 информационного письма № 28. Так, в случае изменения основного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без его согласия поручительство прекращается с момента внесения таких изменений.

При этом для того, чтобы поручительство могло сохраниться, в договоре должно содержаться прямо выраженное согласие поручителя отвечать в соответствии с измененными условиями основного договора (обязательства). При этом поручительство по договору, включавшему условие о праве кредитора изменить его условия в одностороннем порядке, не может считаться таким согласием.

Теперь же в постановлении № 42 закреплено, что, применяя положения ГК РФ, суды должны учитывать их цель, состоящую в защите поручителя от неблагоприятных изменений основного обязательства, а не в создании для него необоснованных преимуществ в виде прекращения поручительства и в том случае, если основное обязательство было изменено без каких-либо неблагоприятных последствий для поручителя, хотя бы и без согласия последнего.

В этой связи изменение основного обязательства (в случае увеличения суммы долга, размера процентов) само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство, так как в данном случае поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях, как если бы изменения обязательства не произошло. А обязательство в измененной части не считается обеспеченным поручительством.

При не согласованном с поручителем сокращении или увеличении срока исполнения обязательства поручительство также сохраняется, а поручитель отвечает перед кредитором до истечения сроков, определяемых в соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ с учетом первоначальных условий обязательства.

Если поручитель докажет, что выдача поручительства за должника была обусловлена иными обстоятельствами, чем наличие общего с должником экономического интереса (например, систематическая выдача поручительств за вознаграждение является одним из видов предпринимательской деятельности поручителя), и в результате несогласованного с ним изменения условий обеспеченного обязательства оно стало заведомо неисполнимым, поручительство прекращается (п. 1 ст. 367 ГК РФ). Однако если будет установлено, что поручитель знал или должен был знать о таких изменениях обязательства, но не выражал своего несогласия с ними, он отвечает на первоначальных условиях обеспеченного обязательства.

Договор поручительства также может быть заключен под условием. Примером такого условия может быть заключение другого договора, обеспечивающего основное обязательство. В связи с этим в п. 4 постановления № 42 отмечено, что поручительство устанавливается на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного обязательства. Такое неисполнение не может обусловливать сделку поручительства, поэтому к отношениям кредитора, должника и поручителя положения ст. 157 ГК РФ не применимы. Представляется, что ВАС РФ уделил этому вопросу особое внимание именно потому, что встречаются судебные акты, в которых отражена противоположная позиция (см., например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2008 по делу № А70-6176/27-2007).

Поручиться за должника можно и после неисполнения им основного обязательства

Одно из наиболее спорных положений постановления № 42 — это то, что поручительство может быть дано после наступления срока исполнения основного обязательство (п. 3 постановления № 42). ГК РФ прямо не регулирует этот вопрос, в связи с чем, руководствуясь принципом диспозитивности гражданского права, Пленум ВАС РФ разъяснил, что данное обстоятельство не является основанием для признания договора поручительства недействительным.

Ранее Президиум ВАС РФ также высказывал аналогичную позицию (см. постановление от 28.07.2009 № 7261/09). Истечение срока исполнения основного обязательства само по себе не влечет его прекращения. Соответственно обязательство продолжает свое действие до полного его исполнения или до наступления таких обстоятельств, которые в силу закона являются основаниями для их прекращения. Поскольку поручительство отнесено законом к способам обеспечения исполнения обязательств (то есть неисполненных обязательств независимо от срока их возникновения), предоставление поручительства после наступления или истечения срока исполнения основного обязательства не может служить основанием для признания обеспечительной сделки недействительной.

С одной стороны, данный вывод способствует защите интересов кредитора. Но, с другой — вероятно недобросовестное использование такой позиции для создания искусственной кредиторской задолженности компаний, находящихся в предбанкротном состоянии. На практике распространены случаи, когда в ходе банкротства групп компаний выясняется наличие поручительств должника по заведомо безнадежным долгам афиллированных лиц перед другими афиллированными лицами.

Суды будут строже относиться к изменению подсудности

Ранее для изменения территориальной подсудности спора нередко использовались схемы, при которых поручитель имел место нахождения в нужном субъекте РФ. Недобросовестные стороны пользовались тем, что согласие должника на заключение договора поручительства не требуется. Схема поручительства также использовалась для уступки права требования другому лицу при наличии в основном договоре запрета на уступку. В этих случаях такой поручитель приобретал право требования в результате исполнения обязательства за должника на основании императивной нормы ч. 1 ст. 365 ГК РФ. В соответствии с положениями п. 5 постановления № 42 суд может не признать такой переход права состоявшимся или определить надлежащую подсудность спора. При этом Пленум ВАС РФ предлагает руководствоваться положениями ст. 10 ГК РФ о недопустимости злоупотребления правом. Следует отметить, что ранее ВАС РФ отказывал в передаче подобных дел на рассмотрение Президиума, несмотря на наличие таких обстоятельств (Определение ВАС РФ от 30.01.2007 № 14880/06).

Срок жизни поручительства

В пункте 4 ст. 367 ГК РФ предусмотрено, что поручительство прекращается по истечении срока, указанного в договоре поручительства. В случае, когда такой срок не установлен, оно прекращается, если в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства кредитор не предъявит иска к поручителю. В связи с этим в п. 33 постановления № 42 разъясняется, что эти сроки будут считаться соблюденными, если кредитор предъявит свои требования в ходе процедур ликвидации или банкротства поручителя.

Также в постановлении № 42 сказано, что данные сроки не являются сроками исковой давности и к ним не применяются положения главы 12 ГК РФ. Аналогичные выводы можно встретить и в судебной практике кассационных инстанций (постановления ФАС Дальневосточного округа от 21.02.2011 № Ф03-46/2011 и Московского округа от 12.11.2010 № КГ-А40/13622-10).

Требование кредитора к должнику о досрочном исполнении обеспечиваемого обязательства не влияет на срок действия договора поручительства (п. 34 постановления № 42). При этом если в договоре поручительства не был установлен конкретный срок действия выданного поручительства, то он будет исчисляться с даты предъявления кредитором к должнику требования о досрочном исполнении основного обязательства.

Также в п. 34 постановления № 42 разъясняется, что срок поручительства, определенный как «до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства», не может считаться установленным. Ранее такое разъяснение уже давалось п. 2 информационного письма № 28.

Поручитель не вправе требовать уменьшения размера ответственности при замене должника

В соответствии с позицией Верховного суда РФ в случае смерти должника поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель должен нести ответственность перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества (Обзор судебной практики от 28.05.2008 «Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2008 года»).

Значит, в случае смерти должника и при наличии наследников и наследственного имущества взыскание задолженности с поручителя возможно в пределах стоимости наследственного имущества, если в договоре поручителя с кредитором поручитель дал кредитору согласие отвечать за нового должника.

В пункте 20 постановления № 42 Пленум ВАС РФ также указал, что смерть должника не прекращает поручительство (за исключением случаев, когда обязательство прекращается смертью гражданина, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника). Пункт 2 ст. 367 ГК РФ, согласно которому поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника, применению не подлежит, иное может быть предусмотрено договором поручительства.

Вместе с тем наследники, принявшие наследство, отвечают перед поручителем, исполнившим обеспеченное поручительством обязательство, солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). В отличие от ВС РФ ВАС РФ указывает, что в отношениях с кредитором поручитель не вправе ссылаться на ограниченную ответственность наследников и требовать уменьшения размера своей обязанности по договору поручительства пропорционально стоимости наследственного имущества.

Если иное не предусмотрено договором поручительства, в случае смерти поручителя обязанными по договору поручительства являются наследники поручителя, которые отвечают перед кредитором солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). К отношениям наследников поручителя между собой и с кредитором подлежат применению правила ГК РФ о совместно выданном поручительстве.

В целом обсуждаемое постановление отвечает на многие вопросы и унифицирует сложившуюся правоприменительную практику. Данное постановление явилось продолжением ряда предшествующих разъяснений ВАС РФ, посвященных залогу и банковской гарантии, и отражает присущую всем им тенденцию на обеспечение максимальной защищенности интересов кредиторов и стабильности гражданского оборота.

Андрей Самойлов, адвокат, Вячеслав Бурлака, юрист юридической фирмы Astapov lawyers

П 4 ст 367 гк рф судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 367 ГК РФ. Прекращение поручительства

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 367 ГК РФ. Прекращение поручительства

1. Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство.

Если основное обязательство обеспечено поручительством в части, частичное исполнение основного обязательства засчитывается в счет его необеспеченной части.

Если между должником и кредитором существует несколько обязательств, только одно из которых обеспечено поручительством, и должник не указал, какое из обязательств он исполняет, считается, что им исполнено необеспеченное обязательство.

2. В случае, если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя, что повлекло за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях.

Договор поручительства может предусматривать заранее данное согласие поручителя в случае изменения обязательства отвечать перед кредитором на измененных условиях. Такое согласие должно предусматривать пределы, в которых поручитель согласен отвечать по обязательствам должника.

3. Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель в разумный срок после направления ему уведомления о переводе долга не согласился отвечать за нового должника.

Согласие поручителя отвечать за нового должника должно быть явно выраженным и должно позволять установить круг лиц, при переводе долга на которых поручительство сохраняет силу.

4. Смерть должника, реорганизация юридического лица-должника не прекращают поручительство.

5. Поручительство прекращается, если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем.

6. Поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении обязательства не сокращает срок действия поручительства, определяемый исходя из первоначальных условий основного обязательства.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 367 ГК РФ, судебная практика применения

Некоторые комментарии к положениям статей о поручительстве, в том числе, об основаниях прекращения поручительства, см. в статье «Поручительство — это .. Понятие, суть, форма договора. Ответственность поручителя».

Прекращение поручительства по кредитному договору в случае смерти заемщика

Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Поручитель не несет ответственности по кредитному договору за умершего заемщика без своего согласия отвечать за нового должника — наследника заемщика. Подробнее об этом в публикации:

Разъяснения ВС РФ:

Смерть поручителя по кредитному договору не прекращает поручительство

Подробнее см. п. 9 обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013 года)

Течение срока давности по иску о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченному поручительством

Течение срока давности по требованию о взыскании задолженности по обеспеченному поручительством кредитному обязательству, подлежащему исполнению по частям, начинается со дня невнесения заемщиком очередного платежа и исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

Подробнее см. п. 3.2. обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013 года)

Разъяснения ВАС РФ:

Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве»

Верховный суд раскритиковал неопределенные обязательства

АО «РОСТ БАНК» выдал ЗАО «Кордон» 50 млн руб. на два с половиной года с 23 мая 2012 года до 3 декабря 2014 года. Еще стороны заключили договор поручительства, добавив туда ООО «Контакт+», Юрия Трусова, Евгения Панченко и Федора Савенко.

ЗАО «Кордон» деньги задержал, 8 февраля 2016 года банк потребовал долг вернуть, но ответа ни от кого не получил. Тогда он подал иск о солидарном взыскании 31,6 млн руб.

ИСТЕЦ: АО «РОСТ БАНК»

ОТВЕТЧИКИ: Юрий Трусов, Евгений Панченко, Федор Савенко, ООО «Контакт+», ООО «Кордон»

СУТЬ СПОРА: Определить срок предъявления иска по договору поручительства

РЕШЕНИЕ: Отменить апелляционное определение, дело направить на новое рассмотрение в апелляцию

В Кировском районном суде Ростова-на-Дону компания «Кордон» заявила, что срок предъявления требований к поручителям истек 3 декабря 2015 года (п. 4 ст. 367 ГК). Но суд иск удовлетворил. Ростовский областной суд с ним согласился. Суды объяснили, что заемщик и поручители аффилированы. А апелляция дополнительно указала, что поручители обязались вернуть долг и ссылаться на срок давности требований к ним нельзя.

Дело дошло до Верховного суда, и тот пояснил: условие о действии договора поручительства до полного исполнения основного обязательства не может быть квалифицировано как условие о сроке поручительства. Если такое условие есть, то применяют годичный срок (п. 4 ст. 367 ГК) и он пресекательный. Каких-либо правовых оснований для восстановления этого срока, в том числе в связи с аффилированностью заемщика и поручителей, законом не предусмотрено. Поэтому ВС отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (№ 41-КГ18-16). Пока еще дело не рассмотрено.

Поручительство не может устанавливаться на неопределенный срок, например, до полного исполнения основного обязательства.

«Определение ВС соответствует выводам, изложенным в Обзоре судебной практики ВС № 4 за 2016 год: условие о действии договора поручительства до фактического исполнения основного обязательства не является условием о сроке поручительства, предусмотренном п. 4 ст. 367 ГК», – заметила юрист ALTHAUS Legal Екатерина Емелина. «Банки довольно часто включают в договоры поручительства условия о его действии вплоть до полного погашения долга, однако судебная практика уже давно установила прямой запрет на установление подобного условия (постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 429). Также вызывает недоумение позиция нижестоящих судов, поскольку закон не содержит положений, согласно которым аффилированность лиц в обеспечивающих обязательствах влияла бы на срок давности предъявления требований к поручителю», – отметил юрист «СТРИМ» Евгений Клементьев. Его поддержал юрист практик «Сделки и корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин: «Этот подход явно ошибочен: поручительства в подавляющем большинстве случаев потому и даются, что между должником и поручителем имеется какая-то связь, оправдывающая принятие риска».

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

Если в шоу-бизнесе есть признаки успеха, то наверняка два главных — это элегантный вечерний наряд и хороший юрист по разводам. Марк Роско из городка Вальпараисо в Индиане имеет свою юридическую практику семейного права и медиации, а кроме того — ателье от кутюр. Казалось бы, невероятное сочетание, но Роско отлично справляется. В числе клиентов его ателье – первые голливудские звезды, например, Малкольм МакДауэлл и Майкл Китон.

— У вас два очень разных бизнеса. Знают ли клиенты вашего бюро, что вы сегодня можете быть в суде, а завтра на примерке у знаменитости?

— Много лет я переживал, что люди не поймут, ведь я живу в небольшом городе в Индиане. Я боялся, что меня перестанут воспринимать как надежного юриста, когда узнают, что я еще и дизайнер.

— И как, кто-то выражал беспокойство?

— Нет, мне очень повезло. Когда начинаешь заниматься подготовкой к красным дорожкам и одеваешь известных людей, наоборот, это придает бренду надежности.

— Как вы решаете задачи юриста и модельера, вместе или по отдельности?

— Если я занимаюсь каким-то разводом, я обдумываю его, когда работаю руками в студии. Стоит успокоить ум, как происходит волшебство: появляются вдохновляющие идеи. Дизайн одежды напоминает архитектуру: он про то, как вещи сочетаются между собой. Так же с разводом или медиацией: надо собрать что-то воедино. Как помочь семье пережить трудные времена? Я всегда раздумываю над своими кейсами и путями решения. Я одновременно и дизайнер, и юрист.

— Как вы попали в мир моды?

— Моя мама полная женщина, и она годами возвращалась с шопинга в слезах и с пустыми руками. Двадцать лет назад такие люди могли просто прикрыться, не шло речи о моде и стиле. Я купил машинку и научился шить, чтобы одевать маму. Она стала лучше выглядеть и больше следить за собой. А я после этого начал придумывать одежду для других женщин.

— Сколько людей работает в Mark Roscoe Couture?

— Пока только моя семья. Родная сестра Валери и двоюродная Джинджер не только шьют, но и мотивируют меня на свершения. Секретарь Хуанита планирует мое расписание, а шеф Вильям всех нас кормит во время швейных марафонов.

— Вы развиваете модный бренд из маленького городка. Это сложно?

— У меня есть вторая студия в Чикаго. Но если мне нужно встретиться с клиентом в Лос-Анжелесе, Лас-Вегасе или Нью-Йорке, я туда лечу. Необязательно располагать бизнес в другом городе, куда ты и так можешь дотянуться.

— Есть ли у вас цели в обоих профессиях?

— К счастью, я воплощаю свои мечты. Интересно, что как только разрешаешь себе что-то сделать (в эмоциональном плане) – события начинают происходить как будто сами собой. Я беру все, что могу, от обоих занятий, но далеко не заглядываю. Ведь еще так многому можно научиться.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: Indiana family law attorney has a second career in high fashion».

Юрист из Нью-Йорка, сосед женщины-Халка

В 2004 году Чарльз Соул ушел из крупной юрфирмы и начал работать на себя в Бруклине. Через несколько лет он перестал трудиться юристом полный рабочий день. Сейчас большую часть времени он рисует комиксы. Телевидение уже купило права на его триллер «Год оракула» (The Oracle Year). И больше событий еще ждут своего часа.

— Вы любили комиксы с детства, но как вы из читателей стали автором?

— Это случилось в начале-середине нулевых, когда еще были популярны тематические форумы. Их вели несколько заметных авторов. Кроме общих тем о комиксах, там было много рассказов и советов от профессионалов, как работает эта отрасль и как туда пробиться.

— Какой ваш самый любимый комикс из тех, что вы нарисовали?

— Я горжусь работой над «Женщиной-Халком». Это сложный персонаж – юрист по имени Дженнифер Уолтерс и одновременно высокая, зеленая и очень мощная леди, которой надо совмещать работу юристом и супергероем. Это, конечно, звучит слишком, но я увидел здесь возможность поговорить о проблеме баланса работы и личной жизни, о частной практике и каких угодно правовых проблемах, которые я сочту интересными. Этим и прекрасны истории про супергероев – можно посмотреть на ежедневную рутину под необычным углом.

— Вам пригодился собственный опыт, когда вы работали над «Женщиной-Халком»?

— Да. Истории, которыми я занимался, были в основном связаны с ее частной практикой в Бруклине. Ее офис был в том же районе, что и мой. Однажды ей внезапно повысили арендную плату, что случалось со мной. Она искала хорошего помощника, старалась, чтобы ее коллектив был доволен и находил новых клиентов – словом, была обычным новичком в частной практике. Но ее клиенты тоже были супергероями. Например, в одном случае она защищает Капитана Америку против Сорвиголовы в деле о причинении смерти по неосторожности. Это было очень забавно.

— Вы упомянули Сорвиголову. Он тоже юрист, но другой. Пригодился ли тут ваш юридический опыт?

— Здесь было трудно создать юридически правдоподобную историю в той сфере, где у меня мало опыта. Обычно Сорвиголова адвокат защиты, но когда я работал над очередной серией комикса, я «перевел» его в прокуратуру на Манхэттене. Для этого мне пришлось много изучать, как работает закон. К счастью, я живу в Нью-Йорке и за годы работы юристом обзавелся связями. Они позволяют мне «дотянуться» до людей, которые знают то, чего не знаю я.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: A true Marvel, this Brooklyn lawyer is a force across a galaxy of comic book genres».

Юрист и историк кулинарии

Юриста Адриана Е. Миллера часто приглашают выступить, но рассказывает он не о юриспруденции, а о кухне афроамериканцев. Миллер написал книгу о чернокожих поварах, которые кормили семьи президентов США, от Вашингтонов до Обам (The President’s Kitchen Cabinet: The Story of the African Americans Who Have Fed Our First Families, from the Washingtons to the Obamas). Он напоминает о событиях прошедших дней и вкладе в историю, о которых успели почти забыть.

— Как вы начали писать?

— Я работал в программе президента [Билла Клинтона] «Единая Америка», которая должна была объединить представителей разных рас и национальностей. Когда она закончилась – я остался без работы и стал смотреть слишком много дневных телепрограмм. И подумал: «Лучше что-нибудь почитаю». В книжном я нашел книгу «Южная кухня: дома, в пути, в истории» Джона Эгертона. Там он написал, что историю афроамериканской кухни еще надо рассказать. Этим я и решил заняться.

— Могли ли события на кухне президента влиять на политику?

— Да, и лучший пример – это президент Линдон Джонсон [занимал этот пост в 1963-1969 годах после убийства Джона Кеннеди – Право.ru] и его повариха Зефир Райт. Джонсоны постоянно переезжали из своего техасского ранчо в Белый дом и обратно. В путешествиях на юге Райт сталкивалась с расовой дискриминацией и перенесла столько унижений, что однажды отказалась сопровождать президента и осталась в Вашингтоне. Когда Джонсон убеждал членов Конгресса принять Акт о гражданских правах 1964 года, он рассказал им историю своей поварихи. Когда он подписал документ, он подарил ручку Райт и сказал: «Ты заслуживаешь этого больше, чем кто бы то ни было».

Адриан Миллер. Фото: facebook.com/adrian.miller.564

— У вас есть любимая история?

— Да, история с Райт моя любимая. Но есть еще одна, над которой все смеются. Перед ужином в Белом доме Труманы любили выпить по коктейлю «олд-фешенд» [смесь виски, биттера, воды и сахара – Право.ru]. За напитки отвечал опытный батлер Белого дома Алонзо Филдс. Он приготовил Труманам коктейли в их первый вечер в Белом доме. Бесс Труман пригубила напиток и сказала: «Нельзя ли сделать его посуше? Мы не привыкли, что так сладко». На следующий раз Филдс переработал рецепт. Бесс Труман сказала: «Как ужасно!» На третий раз Филдс, уже немного раздраженный, подал им простого бурбона со льдом. Бесс Труман попробовала и говорит: «Вот такой олд-фешенд мы любим!»

— Было ли вам сложно опубликовать книгу?

— Это был интересный, но унизительный опыт. Я отправил рукопись первой книги 22 издателям, 20 отказали. Интерес к двум другим книгами тоже маленький. Я говорю друзьям, что если вдруг возгоржусь, я отправлю предложение в коммерческое издательство. Это сразу вернет на землю.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: This Denver lawyer serves up culinary history with a side of social justice».

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

Еще по теме:

  • Права кредитора по гк рф Статья 323 ГК РФ. Права кредитора при солидарной обязанности 1. При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в […]
  • Толмачево воинская часть 562 АВИАЦИОННАЯ БАЗА АРМЕЙСКОЙ АВИАЦИИ. НОВОСИБИРСК /ТОЛМАЧЁВО/ В связи с реформированием ВС РФ на месте базирования 37-й ОСАЭ образована 3917-я Авиационная База второго разряда "войсковая часть 23529". В состав авиабазы вошли личный […]
  • Изменения в уголовный кодекс в 2012 году Федеральный закон от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” Принят Государственной Думой 14 февраля 2012 года Одобрен Советом Федерации 22 февраля 2012 года Внести в […]
  • 4 часть 64 статья Статья 64. Экспертиза качества медицинской помощи Статья 64 . Экспертиза качества медицинской помощи Часть 1 статьи 64 настоящего Федерального закона вступает в силу с 1 января 2012 г. 1. Экспертиза качества медицинской помощи проводится […]
  • Ставрополь тарифы на коммунальные услуги Тарифы на коммунальные услуги с 1 июля 2018 года в Ставропольском крае 1 июля уже который год ознаменовано одной новостью: планово повышаются тарифы на коммунальные ресурсы. Первые платежки с обновленными расценками ставропольцы получат в […]
  • Тк рф медосмотр оплата Как работодатель должен оплачивать медосмотры работников? Минфин России, отвечая на вопрос об обложении НДФЛ и взносами доходов работников организации пищевой промышленности в виде сумм оплаты прохождения ими обязательных медосмотров, […]
  • Воинская часть на уральских казармах В Запорожье на Уральских казармах более сорока солдат приняли присягу. Фото РепортерUA, фото Андрея Глущенко 28 Мар 2015 - 13:46 Сегодня, 28 марта, на территории воинской части А-2176 на Уральских казармах 42 солдата батальона […]
  • Выплаты на второго ребенка в кировской области Пособия на ребенка в Кировской области в 2018 году Пособия на ребенка в Кировской области предоставляются самые разные. Большая часть из них предназначена детям в возрасте от полутора до трех лет и малоимущим семьям. Помощь также […]