Особенности назначения экспертизы по уголовным делам

Экспертиза
Назначение экспертизы
Порядок назначения экспертизы
Назначение судебной экспертизы по отдельным видам судопроизводства

Экспертиза по делам об административных правонарушениях

Согласно ч. 1 ст. 26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Определение обязательно для исполнения экспертами или учреждениями, которым поручено проведение экспертизы.

Такое определение может быть вынесено как по инициативе судьи, так и на основании ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшего, прокурора, защитника (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» с изм. и доп., внесенными постановлениями от 25 мая 2006 года № 12, от 11 ноября 2008 года № 23, от 10 июня 2010 года № 13).

Экспертиза в порядке гражданского судопроизводства

В соответствии с ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

О назначении экспертизы выносится определение (ч. 1 ст. 80 ГПК РФ).

Вопросы назначения экспертизы по гражданским делам и привлечения специалиста частично изложены в пп. 13 и 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»

Экспертиза по уголовным делам

Согласно ч. 1 ст. 195 УПК РФ признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, возбуждает перед судом ходатайство.

Согласно ч. 1 ст. 283 УПК РФ по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд может назначить судебную экспертизу. В соответствии с ч. 3 указанной статьи судебная экспертиза производится в порядке, установленном главой 27 настоящего Кодекса.

Применение норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство судебной экспертизы по уголовным делам, изложены в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 № 28.

В соответствии с п. 18 ч. 1 ст. 12 Федерального закона «О полиции» от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ на полицию возлагается обязанность проводить в соответствии с законодательством Российской Федерации экспертизы по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, а также исследования по материалам оперативно-разыскной деятельности.

Согласно ч. 1 ст. 13 указанного закона полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются следующие права: составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях (п. 8); направлять и (или) доставлять на медицинское освидетельствование в соответствующие медицинские организации граждан для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств, если результат освидетельствования необходим для подтверждения либо опровержения факта совершения преступления или административного правонарушения, для расследования по уголовному делу, для объективного рассмотрения дела об административном правонарушении, а также проводить освидетельствование указанных граждан на состояние опьянения в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (п. 14); истребовать для проведения экспертиз по письменному запросу уполномоченных должностных лиц полиции от организаций независимо от форм собственности предоставление образцов и каталогов своей продукции, техническую и технологическую документацию и другие информационные материалы, необходимые для производства экспертиз; проводить исследования предметов и документов при наличии признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния; проводить экспертизу (исследование) изъятых у граждан и должностных лиц документов, имеющих признаки подделки, а также вещей, изъятых из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособных, находящихся у них без специального разрешения, и по результатам такой экспертизы (исследования) возвращать эти документы и вещи владельцам, либо приобщать их в качестве доказательств по делу, либо уничтожать в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, либо передавать по назначению в установленном порядке (п. 17).

Согласно п. 1 ст. 58 Федерального закона от 21.11.2011г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинской экспертизой является проводимое в установленном порядке исследование, направленное на установление состояния здоровья гражданина, в целях определения его способности осуществлять трудовую или иную деятельность, а также установления причинно-следственной связи между воздействием каких-либо событий, факторов и состоянием здоровья гражданина.

В соответствии с п. 4 Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации, утвержденного приказом Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010г. № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации», основаниями для осуществления экспертизы являются определение суда, постановление судьи, дознавателя или следователя.

В настоящее время иного или «упрощенного» порядка назначения судебно-медицинских экспертиз правовые акты Минздрава РФ не предусматривают.

Видами медицинских экспертиз являются:
1) экспертиза временной нетрудоспособности;
2) медико-социальная экспертиза;
3) военно-врачебная экспертиза;
4) судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы;
5) экспертиза профессиональной пригодности и экспертиза связи заболевания с профессией;
6) экспертиза качества медицинской помощи.

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ
И ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

В условиях проводимой в стране правовой реформы усложняются задачи не только по раскрытию совершенных преступлений, но и по доказыванию вины конкретных лиц как на стадии предварительного расследования, так и на стадии судебного разбирательства уголовных дел.

В уголовном судопроизводстве проблема назначения и производства экспертиз занимает особое место. Она была и до настоящего времени остается весьма актуальной, поскольку важная роль в доказывании вины лица, совершившего преступление, принадлежит именно экспертизе.

Эти вопросы затрагивали многие исследователи: К. П. Кирюхина-Цешке(1), Н. С. Неретина(2), И. В. Овсянников(3), О. А. Харламова(4, Е. Р. Россинская, Е. И. Галяшина(5) и др.

Стремительный рост потребностей современного общества в использовании специальных знаний как в рамках судопроизводства, так и вне этих рамок позволяет рассматривать судебную экспертизу как самостоятельный и наиболее перспективный механизм защиты прав и свобод граждан, а также интересов государства.

Действующее законодательство Российской Федерации направлено на повышение роли института судебных экспертиз, без которых не может быть раскрыто и расследовано ни одно преступление. Целью функционирования системы экспертных учреждений в Российской Федерации является проведение объективных, научно обоснованных экспертных исследований.

Экспертизы проводятся практически во всех сферах человеческой деятельности. Понятие судебной экспертизы содержится в ст. 9 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Судебная экспертиза — это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом следователем или судом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Федеральным законом от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» ли­цензирование экспертной деятельности не предусмотрено (за исклю­чением деятельности в области промышленной безопасности).

В то же время производство ряда экспертиз может осуществляться в рам­ках отдельных видов деятельности, которые подлежат лицензированию, например медицинской, фармацевтической и др. Поэтому именно виды деятельности, подлежащие лицензированию (а не экспертная дея­тельность как таковая), должны быть лицензированы в случае прове­дения экспертизы в рамках этих видов деятельности(6).

Возможности судебной экспертизы обширны, экспертами устанавливаются самые разнообразные факты, характеризующие событие преступления. Перечень экспертиз постоянно расширяется по мере все более широкого использования научно-технических достижений. Эксперты оказывают значительную помощь в реализации одного из важных принципов законности — неотвратимости наказания виновных лиц.

Основания и порядок назначения экспертизы в уголовном процессе предусмотрены главой 27 УПК РФ, а также иными положениями данного Кодекса, в частности ст.ст. 57 и 283. По смыслу ст.ст. 57 и 195 УПК РФ судебная экспертиза назначается следователем в случаях, когда для установления обстоятельств дела требуются специальные знания. УПК РФ предусматривает возможность проведения экспертизы не только на стадии предварительного расследования, но и при рассмотрении уголовного дела судом.

В суде заключение эксперта используется в каче­стве доказательства. Условия, процесс исследования и устанавливаемые экспертом фактические данные должны быть отражены в заключении эксперта.

В литературе неоднократно отмечалось, что на практике часто следователи и суды подходят формально к оценке заключения эксперта, обращая основное внимание на выводы эксперта и оценивая преимущественно полноту заключения, проверяя, на все ли поставленные вопросы ответил эксперт, и выясняя, каков характер этих ответов — категорический или вероятностный. Однако для полной, всесторонней и объективной оценки заключения эксперта необходимо учитывать не только его формальную сторону, но и содержание (суть), что вызывает у следователей и суда наибольшие сложности(1).

Остановимся на конкретных примерах из судебной практики, наглядно демонстрирующих роль заключения эксперта в уголовных делах и те нарушения при производстве экспертиз, которые остаются без внимания органов предварительного следствия.

Например, по уголовному делу в отношении Г., обвиняемого в совершении убийства, проведена амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатри-ческая экспертиза, в соответствии с выводами которой он обнаруживает признаки психического расстройства в виде органического расстройства личности в связи с травмой головного мозга и признан ограниченно вменяемым. Следует отметить, что несколькими годами ранее Г. совершил запрещенные уголовным законом деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Постановлением Тамбовского областного суда от 15.05.2007 он был освобожден от уголовной ответственности в связи с совершением деяний в состоянии невменяемости и к нему была применена принудительная мера медицинского характера в виде помещения в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Согласно выводам, сформулированным в представленном следователю заключении эксперта, психическое расстройство на момент совершения противоправного деяния не лишало Г. вменяемости, но ограничивало его способность осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими, однако выводы не мотивированы, исследовательская часть заключения экспертизы содержит противоречия. При изложенных обстоятельствах у следователя в соответствии с ч. 2 ст. 207 УПК РФ были все основания для назначения повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Однако это сделано не было, вследствие чего данную экспертизу вынужден был назначить суд по ходатайству государственного обвинителя(2).

Указанный факт свидетельствует о том, что следователем при назначении экспертизы не были приняты во внимание все обстоятельства, имеющие значение по делу. Экспертные исследования не подверглись им всестороннему и тщательному анализу, что повлекло необходимость

назначения судом повторной экспертизы и, как следствие, отложение разбирательства дела на длительное время, увеличение сроков содержания под стражей подсудимого Г., ограничение конституционного права подсудимого и потерпевшего на доступ к правосудию.

Из материалов дела, рассмотренного с участием присяжных заседателей, по обвинению Л. в совершении убийства и изнасилования своей двухлетней дочери следует, что он, «действуя с целью убийства, проявляя особую жестокость, со значительной силой нанес не менее 30 ударов руками по туловищу потерпевшей, а также в жизненно важный орган — голову».

Однако данный вывод органов предварительного следствия не вытекает из заключения эксперта, так как экспертным путем механизм образования телесных повреждений не устанавливался.

Более того, в заключении судебно-медицинского эксперта имелись противоречия, которые были оставлены органами предварительного следствия без внимания. В результате в обвинительном заключении было отражено, что своими преступными действиями Л. причинил дочери телесные повреждения в виде «закрытой черепно-мозговой травмы . кровоизлияния под слизистую оболочку верхней и нижней губ … которые квалифицируются по признаку длительности расстройства здоровья как вред здоровью средней тяжести», а также «…кровоизлияния под слизистую оболочку верхней и нижней губ … которые не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья». Таким образом, очевидно, что одни и те же повреждения одновременно имеют различную степень тяжести вреда здоровью. При наличии указанных противоречий, а также с учетом того, что экспертным путем не выяснялся вопрос о возможном механизме образования телесных повреждений, повлекших смерть ребенка, органам предварительного следствия следовало назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу, что в нарушение ч. 2 ст. 207 УПК РФ сделано не было.

По ходатайству государственного обвинителя была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза, которая устранила имевшиеся противоречия и позволила установить механизм образования телесных повреждений. Во многом благодаря этому удалось подтвердить версию обвинения и убедить присяжных заседателей в виновности Л. в совершенных преступлениях. Осужденный понес заслуженное наказание(1).

Р. и Л. обвинялись в убийстве А. При проверке показаний подозреваемого Р. на месте он продемонстрировал, каким образом перехватил руку потерпевшего с ножом, вывернул ее и толкнул потерпевшего, отчего клинок ножа вошел в тело потерпевшего. После проведения проверки показаний Р. на месте возникли новые вопросы о соответствии его показаний обнаруженным на теле А. повреждениям, тем не менее следователем дополнительная экспертиза назначена не была.

При этом, несмотря на наличие оснований для производства судебно-меди-цинской экспертизы, ее проведение было заменено допросом эксперта, что противоречит разъяснениям высшей судебной инстанции (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

В связи с существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона протокол этого допроса был признан судьей недопустимым доказательством.

На предварительном следствии Р. и Л. давали противоречивые показания о своих действиях и действиях друг друга, однако их показания посредством проведения следственных экспериментов и медико-криминалистической ситуационной экспертизы не проверялись.

Непроведение органом предварительного расследования дополнительной экспертизы, отсутствие детализации показаний обвиняемых в части механизма причинения телесных повреждений позволило подсудимым выдвигать в ходе судебного следствия новые версии, подстраивая их к имеющимся у потерпевшего повреждениям.

В результате восполнять недоработки предварительного следствия пришлось государственному обвинителю в суде. Только после проведения в ходе судебного разбирательства

следственных экспериментов, назначения по ходатайству государственных обвинителей комиссионной судебной медико-криминалистической экспертизы и получения заключения комиссии экспертов сторона обвинения получила возможность наглядно продемонстрировать коллегии присяжных заседателей несоответствие версий подсудимых и их защитников обстоятельствам дела.

Коллегией присяжных заседателей Р. и Л. были признаны виновными в инкриминируемых им деяниях(1).

Как и другие доказательства, заключение эксперта не имеет заранее установленной силы и подлежит проверке и оценке судом с учетом всех обстоятельств дела в их совокупности. Заключение эксперта, полученное с нарушением требований закона, не может быть положено в основу обвинительного приго­вора.

Так, в ходе предварительного следствия по уголовному делу в отношении И. и Р., обвинявшихся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, была проведена автотехническая экспертиза, согласно выводам которой причиной столкновения автомобилей стала совокупность противоречащих требованиям Правил дорожного движения Российской Федерации действий обоих водителей.

В ходе судебного заседания установлено, что при производстве автотехнической судебной экспертизы допущены существенные нарушения норм УПК РФ, Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ. Решение одного из поставленных вопросов, а также промежуточной экспертной задачи по другому вопросу было поручено главному специалисту экспертного учреждения, не аккредитованному на проведение экспертиз. Однако его расчеты были положены в основу указанной экспертизы. Кроме того, данное лицо в качестве эксперта предупреждалось об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и в заключении эксперта поставило свою подпись.

В связи с допущенными в ходе предварительного следствия нарушениями уголовное дело было возвращено судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ(2).

В соответствии с п. 6 постановления Пленума Верховного Су­да Российской Федерации от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре» в слу­чаях, когда в деле имеется несколько заключений экспертов, со­держащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по кото­рым он согласился с одним из заключений и отверг другие.

По уголовному делу в отношении Ш., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, была назначена повторная судебно-медицин-ская экспертиза.

В мотивировочной части и в выводах первичного заключения судебно-меди-цинской экспертизы эксперт в отношении субдуральной гематомы неоднократно употребил разные термины: «острая гематома» и «подострая гематома», что поставило под сомнение правильность определения давности наступления смерти и образования внутричерепной гематомы.

По ходатайству государственного обвинителя была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза, в ходе производства которой категорично определена давность наступления смерти и образования внутричерепной гематомы.

В результате суд исключил из числа допустимых доказательств заключение эксперта по первичной судебно-медицинской экспертизе, положив в основу приговора заключение эксперта по повторной судебной экспертизе(3).

Приведенные примеры свидетельствуют об имеющихся проблемах при назначении, производстве экспертиз, их оценке следователем, прокурором и судом.

С учетом изложенного, несомненной важности заключений экспертов в доказывании по уголовным делам прокуратурой Тамбовской области с прокурорами городов, районов, их заместителями, государственными обвинителями с привлечением представителей экспертных учреждений области проведен учебно-методический семинар «Экспертные учреждения области, их возможности по проведению экспертиз.

Проблемы назначения и производства экспертиз в ходе судебного разбирательства. Предъявляемые требования к заключению эксперта. Использование заключений экспертов при поддержании государственного обвинения в суде».

По результатам семинара подготовлены и направлены в нижестоящие прокуратуры методические рекомендации по вопросам назначения, производства, оценки заключений экспертов, в которых раскрыты возможности всех экспертных учреждений области по проведению тех или иных экспертиз; обращено внимание прокуроров и государственных обвинителей на необходимость внимательного изучения не только выводов, но и вводной, исследовательской частей заключения эксперта; на своевременное заявление при наличии оснований ходатайств о назначении дополнительных, повторных экспертиз в целях обеспечения законности и обоснованности государственного обвинения.

Полагаем, что эти рекомендации актуальны, востребованы, будут способствовать повышению качества назначения и производства экспертиз. Как писал еще более полувека назад А. И. Винберг: «Знать основные принципы криминалистической экспертизы в одинаковой мере должны судья и прокурор, следователь и адвокат. Эти знания дадут им правильный критерий для оценки выводов экспертизы, помогут уяснить логику исследования эксперта, познать, чем обусловлены были его выводы, почему в одном случае заключение дано в категорической форме, а в другом — лишь с известной степенью вероятности. Зная основные методические, организационные и тактические принципы криминалистической экспертизы, практические работники юстиции лучше будут представлять себе возможности и пределы исследования вещественных доказательств»(1).

Библиографический список
1. Винберг А. И. Основные принципы советской криминалистической экспертизы / А. И. Винберг ; Всесоюз. ин-т юрид. наук М-ва юстиции СССР. — Москва : Юрид. лит., 1949. — 132 с.
2. Кирюхина-Цешке К. П. Процессуальные аспекты производства судебной экспертизы в присутствии участников уголовного судопроизводства / К. П. Кирюхина-Цешке // Судебная экспертиза: российский и международный опыт : материалы II Междунар. науч.-практ. конф., г. Волгоград, 21—22 мая 2014 г. — Волгоград : ВА МВД России, 2014. — 528 с.
3. Неретина Н. С. Проблемы оценки результатов экспертного исследования следователем и судом / Н. С. Неретина // Судебная экспертиза: российский и международный опыт : материалы II Междунар. науч.-практ. конф., г. Волгоград, 21—22 мая 2014 г. — Волгоград : ВА МВД России, 2014. — 528 с.
4. Овсянников И. В. Проблемы назначения и производства судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела / И. В. Овсянников // Судебная экспертиза: российский и международный опыт : материалы II Междунар. науч.-практ. конф., г. Волгоград, 21—22 мая 2014 г. — Волгоград : ВА МВД России, 2014. — 528 с.
5. Россинская Е. Р. Настольная книга судьи : судебная экспертиза : теория и практика, типичные вопросы и нестандартные ситуации : судебно-экспертные учреждения, назначение экспертизы в суде, типичные экспертные ошибки, заключение эксперта, порядок проведения экспертиз / Е. Р. Россинская, Е. И. Галяшина ; Моск. гос. юрид. акад. им. О. Е. Кутафина ; Ин-т судебных экспертиз. — Москва : Проспект, 2011. — 458 с.
6. Харламова О. А. К вопросу о принципах судебной экспертизы / О. А. Харламова // Судебная экспертиза: российский и международный опыт : материалы II Междунар. науч.-практ. конф., г. Волгоград, 21—22 мая 2014 г. — Волгоград : ВА МВД России, 2014. — 528 с.

СРОКИ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И РАЗУМНЫЙ СРОК
УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ст. 6 ч. 1

Уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод (ст. 6 УПК РФ). В то же время именно в уголовно-правовой сфере государство может ограничить свободу личности на законных основаниях. В этой связи трудно переоценить процессуальные и социальные последствия реализации права личности на судебное разбирательство в разумные сроки.

Введением в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации статьи 61 «Разумный срок уголовного судопроизводства»(1) был создан новый для российского законодательства институт права, предназначенный для борьбы с затягиванием предварительного расследования и судебного разбирательства. Новация была обусловлена тем, что Европейским Судом по правам человека выносится значительное количество решений против России именно в связи с нарушением разумных сроков рассмотрения дел(2).

Соблюдение разумных сроков отнесено законодателем к основным принципам уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальный закон не только закрепляет юридически значимые сроки в уголовном процессе, но и указывает на последствия их несоблюдения. Процессуальный срок — это существенная гарантия обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, но нередко нарушение процессуальных сроков в уголовном процессе превосходит разумные пределы, что обусловлено множеством причин, одной из которых является чрезмерная длительность производства некоторых видов судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях.

В статье 61 УПК РФ установлено, что уголовное судопроизводство должно осуществляться в разумный срок, включающий в себя период с момента начала уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора. При этом в ч. 4 данной статьи закреплено, что никакие объективные трудности и обстоятельства в организации работы правоохранительных органов и суда не могут быть приняты во внимание в качестве обоснований для превышения разумных сроков. Представляется, что законодатель, указывая на данное обстоятельство,

руководствовался тем, что все организации и структуры, с которыми осуществляется взаимодействие в ходе проверки сообщения о преступлении и дальнейшем его расследовании, учитывают в своей деятельности сроки производства по уголовному делу.

Вышесказанное подтверждается правовой позицией Европейского Суда по правам человека, используемой в постановлениях, принятых в отношении Российской Федерации и касающихся защиты права лица на разумные сроки судебного разбирательства по гражданским и уголовным делам: «основная ответственность за просрочку, допущенную деятельностью экспертного учреждения, возлагается на государство; национальные суды должны обеспечить своевременное осуществление экспертного исследования»(1).

Отметим, что официальные сроки производства судебных экспертиз, установленные ведомственными нормативными актами, являются достаточно лояльными применительно к срокам, установленным уголовно-процессуальным законодательством. В реальности «очередь» на производство некоторых видов экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях может достигать двух—трех лет, что приводит к невозможности выполнения требования закона о соблюдении разумности сроков.

С целью обеспечения реализации норм Федеральных законов «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”», прав граждан на доступ к правосудию, надлежащего надзора за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания прокуратура использует имеющиеся у нее полномочия для организации надлежащего прокурорского надзора за исполнением названных законов, обеспечением прав граждан на судопроизводство и исполнением судебных актов в разумные сроки, в том числе за соблюдением органами предварительного следствия и дознания разумного срока уголовного судопроизводства(2).

Недостатки, имеющиеся в организации и производстве судебных экспертиз, явились основанием для принятия Задания прокурорам субъектов Российской Федерации, военным прокурорам и прокурорам специализированных прокуратур о проверке состояния законности в деятельности экспертных учреждений (подразделений) Минюста России, МВД России, Минздрава России, ФСБ России, ФТС России, Минобороны России, ФСКН России, МЧС России, Следственного комитета Российской Федерации, негосударственных экспертов от 29 июля 2014 г. № 36-44-2014. В данном Задании, сформулированном в соответствии с поручением Генерального прокурора Российской Федерации от 30 июня 2014 г., и п. 2 плана работы коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации на второе полугодие 2014 года, прокурорам предлагается проверить состояние законности в деятельности экспертных учреждений (подразделений), обратив особое внимание на проблемы экспертной деятельности, негативно влияющие на обеспечение прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.

Одним из направлений деятельности в ходе выполнения Задания является проверка исполнения федерального законодательства экспертными учреждениями (подразделениями), как государственными, так и негосударственными, в частности проверка соответствия федеральному законодательству нормативных правовых актов, регламентирующих экспертную деятельность и проведение исследований (при этом должны быть выявлены существующие на региональном уровне недостатки нормативно-правового регулирования

в названной сфере) на всех стадиях уголовного судопроизводства (в ходе дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства, а также при осуществлении оперативно-розыскной деятельности). При этом проверка исполнения требований закона при проведении экспертных исследований в ходе процессуальных проверок по сообщениям о преступлении и расследования преступлений подразумевает, в том числе, установление случаев длительного проведения криминалистических исследований и судебных экспертиз, повлекших нарушение требований закона о разумности срока уголовного судопроизводства, а также установление фактов обращений заинтересованных лиц в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, с жалобами на волокиту расследования (нарушение разумных сроков следствия) ввиду длительности производства экспертиз (пп. 2.2, 2.3 Задания). Отдельно предписано отразить факты обращения прокуроров к председателю суда с заявлением в порядке ч. 5 ст. 61 УПК РФ по мотивам затягивания судебного разбирательства уголовного дела по причине длительного срока производства назначенной судом экспертизы (п. 3 Задания). Представляется, что внимание Генеральной прокуратуры к проблемам разумности сроков производства судебных экспертиз не позволяет усомниться в значимости проблемы.

Неоспорим тот факт, что заключение эксперта является одним из наиболее весомых доказательств. Назначение и производство экспертизы возможно уже на стадии проверки сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Введением этого положения предпринята попытка обеспечения качества производства доследственной проверки и обоснованности принимаемых по ее результатам решений, поскольку для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела существенным является установление достоверности фактов, имеющих уголовно-правовое значение: принадлежность объектов к ядовитым, сильнодействующим, психотропным, наркотическим средствам, взрывчатым веществам, огнестрельному или холодному оружию; наличие признаков подделки документов; причина смерти, степень тяжести вреда здоровью и т. п. Проверка сообщения осуществляется в сроки, установленные ст. 144 УПК РФ. При необходимости производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов срок проверки может быть продлен до 30 суток. Логично было бы в течение этого срока завершить любую экспертизу, имеющую принципиальное значение для принятия решения об обоснованности возбуждения уголовного дела.

Особо проблематичным является назначение в ходе проверки сообщения о преступлении ряда судебных экспертиз, срок производства которых превышает 30 суток, а применительно к производству дознания в сокращенной форме — 15 суток (поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 2266 УПК РФ дознание в сокращенной форме должно быть окончено в срок, не превышающий 15 суток со дня вынесения постановления о его производстве, причем в этот срок включается время со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме до дня направления уголовного дела прокурору с обвинительным постановлением, и только при наличии достаточных оснований срок дознания в сокращенной форме может быть продлен прокурором до 20 суток — ч. 2 ст. 2266 УПК РФ).

Законодатель оперирует понятием «разумный срок» и применительно к возможности получения заключения эксперта (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Очевидно, что этот срок должен определяться процессуальными сроками, установленными уголовно-процессуальным законодательством. Тем не менее, сроки производства экспертиз устанавливаются ведомственными актами, утвержденными соответствующими приказами. Так, экспертно-криминалисти-ческие подразделения МВД России в своей деятельности руководствуются Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в экспертно-кримина-листических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации(1). В данной Инструкции установлено, что экспертизы в экспертно-криминалистических

подразделениях (ЭКП) МВД России производятся, как правило, в срок, не превышающий 15 суток, в порядке очередности поступления материалов (п. 12). Более длительный срок производства экспертизы устанавливается руководителем в случаях, когда требуется исследование значительного объема материалов, применение продолжительных по времени методик исследования, а также при наличии в производстве у эксперта большого количества экспертиз, о чем информируется орган или лицо, назначившее экспертизу. При этом предусмотрено, что очередность производства экспертиз может быть изменена руководителем по мотивированному обращению органа или лица, назначившего экспертизу, в целях соблюдения процессуальных сроков, исследования скоропортящихся объектов, в иных случаях, требующих немедленного производства экспертизы.

Срок производства экспертизы определяется руководителем экспертного подразделения в зависимости от вида, характера и объема предстоящего исследования, необходимости обращения к лицу (органу), назначившему экспертизу, с ходатайством о привлечении к производству экспертизы лиц, не являющихся сотрудниками данного ЭКП, а также необходимости реализации иных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ и (или) иными законодательными актами Российской Федерации. Следует обратить внимание, что в соответствии с п. 21 названной Инструкции при наличии объективных оснований, указывающих на невозможность выполнения экспертизы в установленный срок, руководитель на основании мотивированного рапорта эксперта, поданного не менее чем за три дня до его истечения (курсив наш. — Е. Е.), устанавливает новый срок производства экспертизы и направляет лицу (органу), назначившему экспертизу, письменное уведомление о продлении срока ее производства с указанием причин. Очевидно, что субъект, инициировавший экспертизу, в такой ситуации может быть вынужден отказаться от производства экспертизы из-за невозможности соблюдения процессуальных сроков проверки сообщения о преступлении или производства дознания в сокращенной форме.

В методических рекомендациях по применению норм затрат времени на производство экспертиз для определения норм экспертной нагрузки государственных судебных экспертов судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации(1) названы критерии, позволяющие определить категорию сложности планируемой экспертизы (п. 3) и в соответствии с этим спрогнозировать срок ее производства, руководствуясь п. 4.

Аналогичные методические рекомендации действуют в Центральном таможенном экспертном управлении(2). Сроки пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) определяются, а продление этих сроков производится в соответствии со ст. 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Общий срок пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) при производстве одной экспертизы не может превышать 90 дней(3). Значимость результатов судебно-психиатрической экспертизы обосновывает длительность ее производства и признана Европейским Судом по правам человека объективным фактором,

могущим повлечь отсрочки в рассмотрении дела(1).

В отношении сроков производства судебно-медицинских экспертиз установлено только то, что руководитель государственного судебно-экспертного учреждения (ГСЭУ) изучает постановление или определение о назначении экспертизы, устанавливает вид, характер и объем предстоящей экспертизы и на этом основании определяет срок производства экспертизы или участия в процессуальном действии; срок производства экспертизы определяется в пределах срока, установленного в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы(2). Не оценивая делегирование права установления срока производства экспертизы субъекту ее назначения (следователю, дознавателю, суду), необходимо признать, что отсутствие установленных временных пределов производства судебно-медицинских экспертиз в зависимости от вида (в первую очередь, трупов и объектов биологического происхождения) вызывает существенные затруднения при планировании деятельности по проверке сообщения о преступлении.

Сроки производства экспертного исследования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, вне зависимости от ведомственной принадлежности экспертного учреждения (подразделения) определены межведомственной Инструкцией о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения, утвержденной Приказом МВД России № 840, Минюста России № 320, Минздрава России № 388, Минэкономики России № 472, ГТК России № 726, ФСБ России № 530, ФПС России № 585 от 9 ноября 1999 г. В соответствии с п. 10 данной Инструкции эксперт составляет заключение в срок, как правило, не превышающий 15 суток с момента поступления постановления о назначении экспертизы.

Суммируя изложенную информацию, можно выделить следующие подходы(3) к определению сроков производства судебных экспертиз, отраженные в законах и ведомственных нормативных актах: 1) существуют конкретизированные сроки и имеются критерии, позволяющие ориентировочно определить срок производства планируемой экспертизы (криминалистические и иные экспертизы 1—3 категории сложности, проводимые в экспертных учреждениях Минюста России и ФТС России); 2) определен предельный срок производства экспертизы (стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, экспертиза наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также и иных объектов); 3) срок устанавливается руководителем экспертного учреждения после ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и определения вида, задач и объема исследования (особо сложные криминалистические и иные экспертизы, проводимые в экспертных учреждениях Минюста России, ФТС России, экспертных подразделениях МВД России, судебно-медицинская экспертиза).

Очевидно, что в более выгодном положении находится суд, который не связан сроками осуществления судебного разбирательства, в отличие от субъекта расследования, вынужденного соотносить все свои действия с процессуальными сроками, предусмотренными законодателем. К тому же в соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября

1950 года и Протоколов к ней» от 27 июня 2013 г. № 21 суд не должен под предлогом соблюдения разумных сроков судопроизводства отказывать в исследовании доказательств, необходимых для полного и объективного разрешения дела, а также для обеспечения процессуального равенства сторон.

Резюмируя, следует признать, что проблема соотношения сроков производства судебных экспертиз и сроков уголовного судопроизводства не может быть разрешена без заинтересованного вмешательства государства.

Еще по теме:

  • Когда начался материнский капитал в россии С какого года начали выплачивать материнский капитал? Интерисуюсь, положен ли мне материнский капитал, если второго родила после 30 лет в 2007 г? 1 ответ на вопрос от юристов 9111.ru Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ "О […]
  • Постановление пленума вс по ст 264 ук рф ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 24 мая 2016 года №22 О внесении изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. №25 "О судебной практике по делам о преступлениях, […]
  • Обмен жилыми помещениями муниципального жилищного фонда МЕТОДИКА СОГЛАСОВАНИЯ ОБМЕНА ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ МУНИЦИПАЛЬНОГО ЖИЛИЩНОГО ФОНДА, ПРЕДОСТАВЛЕННЫХ ПО ДОГОВОРАМ СОЦИАЛЬНОГО НАЙМА Утверждена постановлением главы городского округа Электрогорск Московской области от 23 января 2008 г. N 40 1. […]
  • Уголовный кодекс 1979 года Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. (УК РСФСР) (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. С изменениями и дополнениями от: 25 июля 1962 г., 6 мая, 14 октября 1963 г., 16 января, 3 […]
  • Адвокат варламова софья Кто играет Софью Павловну в "Суд присяжных.Окончатель­ ный вердикт"? Отвечая на главный вопрос, скажу, что роль помощника адвоката Маркарьяна - Варламову Софью Павловну, играет российская актриса театра и кино Малиновская Мария […]
  • Протокол осмотра места происшествия грабеж на улице Протокол осмотра места происшествия (образец заполнения) ПРОТОКОЛ осмотра места происшествия Осмотр начат в 11 час. 25 мин. Осмотр окончен в 13 час. 40 мин. Следователь следственного отделения Энского ГОВД Тайской области лейтенант […]
  • Купить дом за материнский капитал красноярск Обсуждения ПРОДАЖА ДОМОВ, КВАРТИР.Красноярск и Кр.край. 212 сообщений Дом. Новочернореченский, 130км. от г. Красноярска, в центре поселка,50квм. высокие потолки, 3 комнаты, огород 4 сотки,рядом школа, больница, магазины,высокие […]
  • Ч1 ст30 п г ч4 ст2281 ук рф Ч1 ст30 п г ч4 ст2281 ук рф ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Приговор Пограничного районного суда Приморского края от 7 декабря 2007 года и постановление президиума Приморского краевого суда от 9 апреля 2010 года в отношении Нестеренко […]