Несчастный случай на производстве моральный вред

Содержание:

В организации произошел несчастный случай, в результате которого погиб работник. Страховая компания произвела все выплаты, предусмотренные Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». У погибшего работника имеются родственники: супруга (45 лет), дочь (4 года), отец (отцу 70 лет) и мать (68 лет, инвалид I группы), они требуют также возмещения морального вреда. Кто из перечисленных родственников погибшего работника вправе претендовать на компенсацию морального вреда в связи с его гибелью? Как определить сумму компенсации морального вреда? Какие документы должны быть предоставлены претендентами на компенсацию морального вреда в доказательство тех или иных обстоятельств, свидетельствующих о пережитых ими нравственных страданиях?

Согласно п. 1 ст. 151 ГК РФ, п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (далее — Постановление N 10) моральный вред — это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права либо имущественные права гражданина. Причиной нравственных страданий, переживаний и, соответственно, основанием для компенсации морального вреда, в частности, может являться и утрата родственников (п. 2 Постановления N 10).
Как следует из вопроса, требование о компенсации морального вреда заявлено членами семьи (супругой, ребенком и родителями) погибшего работника. Все выплаты, предусмотренные Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Закон N 125-ФЗ), работодателем произведены. Однако компенсация морального вреда в рамках обязательного социального страхования от травматизма не предусмотрена: в п. 3 ст. 8 Закона N 125-ФЗ прямо установлено, что моральный вред, причиненный работнику в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, возмещается причинителем вреда (работодателем или лицом, ответственным за причинение вреда). Компенсация морального вреда при этом осуществляется по правилам ст.ст. 1099-1101 ГК РФ. Аналогичная позиция изложена в п.п. 6, 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2.
Право на компенсацию морального вреда в подобном случае приобретают члены семьи умершего работника, поскольку в данной ситуации нарушается целостность семьи и семейных связей, причиняющая им нравственные страдания. Отметим, что в российском законодательстве отсутствует единое понимание состава семьи. По нашему мнению, для целей компенсации морального вреда необходимо прежде всего ориентироваться на Семейный кодекс РФ, так как он является законодательным актом, регулирующим отношения между членами семьи. По смыслу ст. 2 СК РФ в состав семьи для целей компенсации морального вреда должны входить следующие лица: супруг(а), родители и дети (усыновители и усыновленные). Кроме того, к членам семьи Федеральный закон от 24.10.1997 N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» относит иных родственников, фактических воспитателей и воспитанников, лиц, находящихся в фактических брачных отношениях, если они совместно проживали и вели общее хозяйство. Это те граждане, наличие страданий у которых в связи с нарушением семейных связей в случае смерти потерпевшего должно предполагаться, если не будет доказано иное.
Тем не менее Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 26.01.2010 N 1 в п. 32 обратил внимание судов на то, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.
Таким образом, учитывая, что все перечисленные в вопросе лица являлись близкими родственниками погибшего работника, по нашему мнению, они вправе претендовать на компенсацию морального вреда в связи с его гибелью. Однако при определении сумм компенсации морального вреда во внимание должны приниматься не столько родственные, сколько межличностные отношения, степень личной и материальной зависимости, изменение качества жизни иждивенцев после смерти работника и т.п.*(1) В этой связи смотрите, например, решения Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 18.12.2009, с которым можно ознакомиться перейдя пор ссылке: http://www.gcourts.ru/case/717862, Стародубского районного суда Брянской области от 28.04.2009, с которым можно ознакомиться перейдя по ссылке: http://starodubsky.brj.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=58&cl=1 , Советского районного суда г. Челябинска от 10.03.2010, с которым можно ознакомиться перейдя по ссылке: http://sovetsky.chel.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=450&cl=1, определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда, с которым можно ознакомиться перейдя по ссылке: http://oblsud.lpk.sudrf.ru//modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&i d=48400001203261651252181000579560.
При этом ни гражданское, ни трудовое законодательство не содержат перечня документов, которые должны предоставляться претендентами на компенсацию морального вреда в доказательство тех или иных обстоятельств, свидетельствующих о пережитых ими нравственных страданиях. Поэтому работодатель вправе самостоятельно определить их перечень.

К сведению:
Хотя в большинстве случаев компенсация морального вреда производится на основании решения суда, действующее законодательство не запрещает причинителю вреда компенсировать его в добровольном порядке, если между ним и лицом, понесшим моральный ущерб, будет достигнуто соглашение о размере компенсации. Прямо о возможности компенсации морального вреда на основании соглашения сторон упоминается, к примеру, в ст. 237 ТК РФ.
Вместе с тем Гражданским кодексом РФ окончательное решение вопроса о компенсации морального вреда отнесено исключительно к компетенции суда. Так, согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещение вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Поэтому даже в случае добровольного удовлетворения работодателем требования о компенсации морального вреда родственникам погибшего работника последние не лишаются права на обращение в суд с аналогичным иском (смотрите, например, решение Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 26.11.2010, с которым можно ознакомиться перейдя по ссылке: http://www.gcourts.ru/case/2023245).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Прибыткова Мария

9 октября 2012 г.

*(1) При определении размера морального вреда судам предложено руководствоваться рядом критериев. В частности, суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какова степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (смотрите п. 8 Постановления N 10).

Возмещение морального вреда работнику в результате причинения вреда здоровью в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей

Автор: Александра ИЛЬИНСКАЯ

Возмещение морального вреда работнику в результате причинения вреда здоровью в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей

Александра Ильинская [email protected]

К сожалению, в настоящее время несчастные случаи на производстве – не редкость. Работник, которому причинен вред здоровью обращается в суд с требованием о компенсации морального вреда. При рассмотрении подобных дел, суд, в основном исходит из интересов работника, однако зачастую уменьшает размер компенсации, явно завышенный работником, если работодателем исполнены обязанности по обеспечению безопасных условий труда. Как избежать подобных ситуаций, и что делать работодателю, если работнику все­таки причинен вред здоровью. Можно ли избежать выплаты компенсации, если работодателем доказано отсутствие вины? Обратимся к судебной практике по данным вопросам.

15 марта 2011 года Советским районным судом г. Красноярска было рассмотрено дело по иску гражданина Е. к Открытому акционерному обществу «РУСАЛ Красноярский алюминиевый завод» (далее – ОАО «РУСАЛ Красноярск). Истец требовал возместить моральный вред в размере 900000 рублей, а также судебные издержки. В ходе судебного разбирательства было установлено, что гражданин Е. состоял в трудовых правоотношениях с ответчиком (ОАО «РУСАЛ Красноярск») и был уволен по собственному желанию. После увольнения гражданин Е. обратился в суд, утверждая, что ему причинен вред здоровью в связи с исполнением трудовых обязанностей. Как следует из медицинской карты истца, ему установлен соответствующий заболеванию диагноз и инвалидность (данные не разглашаются в связи с сохранением врачебной тайны на основании действующих норм Российского законодательства). Санитарно­гигиенической характеристикой установлено, что основную часть времени (90 %) истец находился на рабочем месте, подвергаясь воздействию неблагоприятных факторов производства. Гражданин Е. мотивировал свои требования тем, что заболевание он получил, работая в ОАО «РУСАЛ Красноярск», поскольку ответчиком (работодателем) не были выполнены соответствующие санитарно­гигиенические требования.

В соответствии с проведенными лабораторными исследованиями, было установлено, что на рабочем месте истца превышена минимальная концентрация фтористого водорода в 1,2­5,8 раз, солей фтористо­водородной кислоты в 1,2­3,8 раза, пыли в 1,17­4,67 раза. Из физических факторов производства алюминия выделяют: неблагоприятный микроклимат, то есть воздействие низких и высоких температур воздуха, повышенное движение воздуха, наличие теплового облучения от технологического оборудования «горячее производство», наличие физических перегрузок, отсутствие регламентированных перерывов на отдых в течение рабочей смены. Работодателем был составлен акт расследования профессионального заболевания, из которого следует, что гражданин Е. действительно подвергался вредным воздействиям производства, однако средства индивидуальной защиты органов дыхания – респиратор, получал постоянно.

Ответчик требовал отказать в удовлетворении иска, утверждая, что причиной заболевания послужило неиспользование гражданином Е. указанных средств защиты дыхания. Представитель «ОАО РУСАЛ Красноярск» также указал на то, что истцу было известно о наличии вредных факторов производства, его желание работать на вредном производстве было добровольным, следовательно, причиной заболевания является грубая неосторожность гражданина Е. в связи с выполнением им трудовых обязанностей: неиспользование специальных средств защиты дыхания.

Судом было вынесено решение о взыскании в пользу истца 130000 рублей, а также возмещении судебных издержек, то есть требования истца были удовлетворены частично. Суд в своем решении исходил из того, что вред здоровью истца был нанесен в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей. Несмотря на то, что было установлено, что работодатель исполнил свои обязанности по обеспечению безопасности здоровья работника, работник получил профессиональное заболевание. Руководствуясь ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 года «Об обязательном социальном страховании несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда, которым в данном случае является ОАО «РУСАЛ Красноярск». Согласно Трудовому кодексу Российской Федерации, работодатель обязан обеспечить безопасные условия труда работника и исключить причинение вреда здоровью, поэтому в данном случае суд решил удовлетворить требования истца частично, поскольку заболевание возникло в силу воздействия вредных факторов производства. Непосредственной причиной заболевания послужило воздействие на организм работника фтора, соли фтористой кислоты.

На основании данного дела, можно сделать вывод о том, что суд, прежде всего, исходил из интересов истца, руководствуясь при этом статьей 7 Конституции Российской Федерации, охраняющей труд и здоровье людей. Работодателю в данном случае довольно сложно доказать, что работник не использовал индивидуальные средства защиты дыхания, которые получал постоянно. Принимая решение по данному делу, суд также указал на то, что ответчик не смогу доказать, что работник не использовал респиратор, поэтому во избежание подобных ситуаций, работодателю следует по возможности следить за выполнением работниками правил безопасности и санитарно­гигиенических требований. Поскольку появление заболевания вызвано, в том числе особенностями организма гражданина Е. и, соответственно, тем, как на него повлияло воздействие вредных факторов производства, работодателям на вредных производствах следует регулярно проверять состояние здоровья работников, направляя их в соответствующие медицинские учреждения. Очевидно также, что работника необходимо регулярно знакомить с правилами техники безопасности и санитарно­гигиеническими требованиями вести соответствующий журнал.

Данное дело представляет интерес еще и потому, что работник подал в суд после увольнения по собственному желанию. Вполне возможно, что работодатель видел, что гражданин Е. не использует респиратор и предупреждал его о возможных последствиях для здоровья, однако данные факты не были зафиксированы, поэтому работодателям на вредных производствах можно посоветовать отражать все случаи нарушения работниками правил техники безопасности и санитарно­гигиенических требований.

Казалось бы, работодатель исполнил свои обязанности по обеспечению работника безопасными условиями труда: предоставил дополнительный отпуск, сокращенное рабочее время, средства защиты дыхания, разумеется, предупредил работника о том, что условия работы являются вредными для здоровья. Однако, если бы работодатель зафиксировал факты грубого нарушения работником правил безопасности, он бы мог представить их в суде и отстоять свою точку зрения, что тем не менее не избавило бы его полностью от необходимости компенсировать причиненный вред здоровью.

Рассматривая вопрос возмещения морального ущерба в связи с причинением вреда здоровью работника, необходимо отдельно остановиться на проблеме несчастных случаев на производстве. Случаи травматизма на производстве, к сожалению, довольно частое явление. Работник, с которым произошел несчастный случай, обращается в суд, чтобы взыскать с работодателя моральный вред.

Так, 15 июля 2010 года Вышневолоцким городским судом Тверской области было рассмотрено дело по иску гражданина И. к ООО «Аргус» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в размере 100000 рублей, причиненного в результате несчастного случая на производстве. В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что гражданин И. был принят на работу в ООО «Аргус» на должность оператора в цех нетканых материалов. В его обязанности входила уборка оборудования, очистка от пыли тканевых фильтров и фильтровых камер. Выполняя работу по уборке станка, остановка которого запрещена, с гражданином И. произошел несчастный случай, в результате которого он попал рукой в станок. Следствием полученной травмы стала ампутация двух пальцев руки.

Истец утверждал, что несчастный случай произошел с ним из­за несоблюдения администрацией предприятия требований об охране труда, в частности, с ним был проведен только первичный и несвоевременный инструктаж по технике безопасности, а трудовой договор вообще был подписан только когда он находился в больнице, то есть работодателем не соблюден порядок приема гражданина И. на работу.

Представитель ООО «Аргус» исковые требования не признал, требовал в иске отказать. Представитель ответчика утверждал, что с гражданином И. был проведен вводный и первичный инструктаж, о чем имеются соответствующие записи в журналах. Помимо этого, он прошел стажировку в должности оператора, после чего прошел проверку знаний по охране труда и технике безопасности, о чем также имеются соответствующие записи. Ответчик указывал на то, что травма получена истцом в результате неосторожности и грубого нарушения правил техники безопасности.

Исследуя фактические обстоятельства произошедшего несчастного случая, судом было установлено следующее. Гражданин И., выполняя свои трудовые обязанности, производил уборку угаров (отходы обработки чесальной машины ЧМ­50). В соответствии с инструкцией по охране труда, с которой истец был ознакомлен, категорически запрещается убирать отходы руками при работающей машине. Гражданин И. пренебрег данным требованием и решил убрать отходы руками, причем в зоне, не подлежащей очистке: угары с решетки, расположенной в ограждении приемного вала машины, за границей зоны, подлежащей очистке, что вообще не входило в его обязанности. В результате произошел несчастный случай, повлекший причинение вреда здоровью истца. Работодателем был составлен необходимый акт расследования несчастного случая на производстве.

В ходе проведенной проверки было установлено, что травму гражданин И. получил из­за собственной неосторожности, вина третьих лиц отсутствует.
Судом было принято решение о частичном удовлетворении требований истца. Суд постановил взыскать в пользу истца 35000 рублей, а также судебные издержки. Свое решение суд мотивировал тем, что несчастный случай на производстве произошел в результате допущенного истцом нарушения дисциплины труда, а также в результате неудовлетворительной организации производства работ должностными лицами ООО «Аргус». Утверждение истца о том, что он не осознавал опасности производимых им действий, свидетельствует о небрежном отношении и пренебрежении правилами техники безопасности. Заявление истца о том, что с ним был несвоевременно подписан трудовой договор, не имеет отношения к делу.

Однако, несмотря на то, что в данном случае судом установлено, что причиной несчастного случая явилось пренебрежение истцом правилами техники безопасности, обязанность по возмещению вреда в данном случае лежит на работодателе. Из представленных документов следует, что ООО «Аргус» является владельцем травмоопасного оборудования, при работе с которым произошел несчастный случай с гражданином И., поэтому исходя из норм действующего законодательства, обязанность по компенсации вреда здоровью наступает независимо от вины владельца.

Анализируя данное дело, можно сделать вывод о том, что работодатель исполнил свои обязанности по обеспечению безопасности труда. Очевидно, что невозможно проконтролировать каждого работника, выполняющего свои обязанности. Работодатель провел инструктаж, ознакомил с правилами техники безопасности, сделав соответствующие записи в журнале, провел стажировку на рабочем месте. В данной ситуации работодателю следовало бы более пристальное внимание уделить работникам, имеющим доступ к травмоопасному оборудовании, как в случае гражданина И. Очевидно, что гражданин И. выполнял работу, не входящую в его обязанности, к тому же явно не соблюдал технику безопасности.

Поскольку вред здоровью был причинен в результате несчастного случая на производстве, совсем отрицать вину работодателя тоже нельзя, ведь обеспечение безопасными условиями труда – это одна из основных обязанностей работодателя, к тому же, травмоопасное оборудование является собственностью работодателя. Если же работник имеет доступ к травмоопасному оборудованию, необходимо более тщательно проверять и контролировать исполнение им правил техники безопасности, чтобы минимизировать вероятность несчастных случаев на производстве.

Иногда в судах встречаются случаи, когда работодатель полностью признает свою вину, при этом даже не является в судебное заседание, а суд выносит заочное решение по делу.

Так, 19 ноября 2010 года Красненским районным суд Белгородской области было рассмотрено дело по иску гражданина Ш. к отрытому акционерному обществу «Новоуколовская Нива» (далее ОАО «Новолуковская Нива») о признании неправомерным бездействия работодателя и возмещении морального вреда в размере 700000 рублей. В 2009 году, во время исполнения своих трудовых обязанностей, гражданин Ш. получил травму головы с утратой трудоспособности 70%. Несчастный случай произошел по вине работодателя, т.к. не были обеспечены безопасные условия труда. В ходе разбирательства судом было установлено, что гражданин Ш. пострадал в результате падения ему на голову оборудования, предметов с высоты, в результате чего он получил открытую черепно­мозговую травму, открытый перелом правой теменной кости. Согласно медицинскому заключению, травма относится к числу тяжких. Истец также просил учесть то обстоятельство, что на его иждивении находится ребенок­инвалид, за которым осуществляет уход неработающая жена. Истец также указал, что между ним и ответчиком достигнуто соглашение о выплате ему возмещения морального вреда, то есть работодатель признает свою вину.

Суд вынес заочное решение о частичном удовлетворении иска и взыскании в пользу истца 250000 рублей, соответственно, уменьшив размер компенсации.
Исследовав обстоятельства дела по представленным доказательствам, суд признает исковые требования частично обоснованными. Согласно акту расследования несчастного случая на производстве, виновными в несчастном случае признаны работники ОАО «Новоуколовская Нива», допустившие нарушение требований охраны труда. В данном случае причиной явилось неправильное размещение груза, приведшее к его падению. В результате несчастного случая, работник получил тяжелую травму головы, был прооперирован, утратил работоспособность на 70%, также получил ограничение в способности к самообслуживанию, общению и нуждается в реабилитационных мероприятиях. В результате получено травмы, гражданину Ш. присвоена соответствующая группа инвалидности, он лишен возможности активно работать и обеспечить своей семье ранее существовавшее материальное положение.

В данной ситуации на лицо грубое нарушение работодателем своих обязанностей по обеспечению работника безопасными условиями труда. Работодатель должен был проконтролировать погрузку и перемещение груза, своевременно и в полном объеме ознакомить работников с правилами техники безопасности, обеспечить обучение и проверку знаний работников «Правил по охране труда при погрузочно­разгрузочных работах и размещения грузов, проконтролировать правильное размещение грузов», утвержденных Постановлением Минтрудсоцразвития № 16 от 20.03.1998 г.. Налицо безответственное отношение работодателя к своим обязанностям, которое привело к несчастному случаю и причинению вреда здоровью работника. Таким образом, в данном случае, несчастного случая легко можно было бы избежать, если бы не бездействие работодателя.

Один из важных вопросов при рассмотрении дел о несчастных случаях на производстве – это правильное и совевременное составление работодателем акта расследования несчастного случая, т.к. на основании этого документа суд исследует фактические обстоятельства дела. В том случае, если несчастный случай произошел, но акт не был оформлен, гражданин также вправе обратиться в суд.

Так, 09 ноября 2010 года гражданка У. обратилась в Югорский районный суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Югорск» об оформлении акта несчастного случая на производстве, взыскании льготного единовременного пособия, предусмотренного коллективным договором и возмещением морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве. Было установлено, что несчастный случай произошел с гражданкой У. 06.03.2000 года, однако работодателем не был составлен соответствующий акт. Факт несчастного случая был установлен Белоярским городским судом 15.10.2007 года. Судом установлено, что работодатель отказал истице в составлении акта несчастного случая на производстве, хотя на то имелись все основания. Ответчик свои действия мотивировал тем, что не усматривает причинно­следственной связи между полученными истцом повреждениями и выполняемыми трудовыми обязанностями. Свое мнение ответчик подкреплял отсутствием соответствующим образом оформленных медицинских заключений. Тем не менее, судом было принято решение об обязании ответчика выдать гражданке У. акт о несчастном случае на производстве. В представленных на рассмотрение суда доказательствах усматривается вина работодателя, поэтому суд решил удовлетворить исковые требования гражданки У. в части компенсации морального вреда.

Данное решение интересно тем, что гражданка У. требовала не только взыскать моральный вред, но и обязать ответчика составить акт о несчастном случае на производстве, хотя с момента несчастного случая прошло уже больше 10 лет. Несмотря на то, что в деле не разглашается информация о том, какой именно вред здоровью был оказан гражданке И., судом установлено наличие несчастного случае. Следовательно, можно сделать вывод о том, что работодатель знал о том, что несчастный случай произошел на производстве, но не составил акт по форме Н­1, чем, соответственно, нарушил права гражданки У., что и привело ее в суд. Если бы соответствующий акт был оформлен сразу, то, возможно, работодателю удалось бы доказать свою частичную невиновность и уменьшить размер выплаты компенсации работнику.

В 2011 году Пленум Верховного суда принял постановление №2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний» от 10.03 2011, в котором разъясняются некоторые вопросы применения законодательства о возмещении морального ущерба в связи с несчастными случаями на производстве. В частности говорится о том, что единственное основание, по которому работодатель не обязан возмещать причиненный в результате несчастного случая вред здоровью работника, это доказанное состояние алкогольного, наркотическое или иное токсическое опьянение.

Верховный суд также разъяснил положения Трудового кодекса, касающихся расследования несчастных случаев на производстве. Так, составление актов по форме Н­1 необходимо по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками своих трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно третье лицо, не являющееся работодателем, но при этом несчастный случай произошел на производстве (или, соответственно, при исполнении работником своих трудовых обязанностей).

Работодателю при составлении акта по форме Н­1, а также при расследовании несчастного случая следует иметь в виду, что основным документом, подтверждающим наличие травмы или профессионального заболевания является медицинское заключение, составленное по форме и в порядке, предусмотренном Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, а также больничный лист.

Анализируя приведенные дела, а также указанное выше Постановление Пленума Верховного суда, можно дать несколько рекомендаций работодателям, которые помогут если не избежать, то хотя бы уменьшить риски возникновения несчастных случаев на производстве, а также по возможности уменьшить размер выплачиваемых компенсаций, если вина работодателя отсутствует. Очевидно, что основная задача и обязанность работодателя – это обеспечение работника безопасными условиями труда, однако помимо общего, можно выделить несколько конкретных рекомендаций.

Во­первых, необходимо проводить с работниками инструктаж по технике безопасности, вести журнал ознакомления. Проводить инструктаж по работе с опасным оборудованием и контролировать соблюдение правил работы с опасным оборудованием.

Во­вторых, обеспечивать и проверять использование работниками необходимых средств защиты, если этого требуют условия труда. Если работник выполняет работу, связанную с вредными условиями производства, необходимо объяснить ему возможные последствия такого воздействия при неиспользовании необходимых средств защиты.
Если несчастный случай все­таки произошел, необходимо своевременно оформить акт по форме Н­1 и обеспечить работника квалифицированной медицинской помощью. Необходимо также затребовать медицинское заключение и больничный лист.

Гораздо проще предотвратить случаи травматизма на производстве, чем потом доказывать свою правоту в суде. Ведь суд исходит из интересов гражданина, которому причинен вред здоровью, даже если причиной несчастного случая явилась неосторожность работника или нарушение им правил техники безопасности. Полностью избежать выплаты компенсации работодателю не удастся, поэтому работодатель может лишь по возможности уменьшить сумму компенсации, доказав, что исполнил свои обязанности по обеспечению работника безопасными условиями труда.

Прокуратура Белгородской области

В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

308024, г. Белгород,
ул. Горького, 56-а

Телефоны:
8 (4722) 52-14-22
8 (4722) 52-20-40
8 (4722) 52-14-20
8 (4722) 52-55-08
8 (4722) 52-39-98

Возмещение морального вреда, причиненного работнику в связи с использованием им трудовых обязанностей

Статьей 22 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность работодателя возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с действующим законодательством обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возложена на работодателя.

Так, в соответствии со статьей 237 Трудового кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В силу статьи 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно положениям статьи 151 Гражданского кодекса РФ при причинении лицу морального вреда, то есть физических или нравственных страданий, действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Таким образом, ответственность по возмещению компенсации морального вреда работнику в связи с несчастным случаем на производстве лежит на работодателе.

Несчастный случай может повлечь выплату работнику морального вреда

Работникам, получившим травму в результате несчастного случая на производстве, выплачивается пособие по временной нетрудоспособности за счет ФСС России, единовременная и ежемесячная страховые выплаты, возмещаются дополнительные расходы на лечение, приобретение лекарств и т. д. Однако моральный вред за счет средств ФСС России не компенсируется. Его возмещает причинитель вреда, которого определяет суд (п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ, п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2).

Сотрудник Б. работал на фабрике. При исполнении трудовых обязанностей 16 января 2013 года с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого Б. получил травму – повредил кисть левой руки. Сотрудник обратился в суд с иском к работодателю о взыскании компенсации за моральный вред, причиненный трудовым увечьем. Суд первой инстанции вынес решение в пользу сотрудника. Работодатель обжаловал решение в апелляционной инстанции.

В результате несчастного случая сотруднику Б. установили утрату профессиональной трудоспособности на 40 процентов. Работник прошел лечение, перенес операции, связанные с восстановлением работоспособности кисти левой руки. Всего ему было сделано 10 операций, предстоит длительный период реабилитации. Пользоваться левой рукой в полной мере сотрудник не может как в быту, так и на производстве, так как любое движение причиняет ему физическую боль. В связи с утратой работоспособности Б. не в состоянии материально обеспечивать семью. По мнению истца, работодатель должен компенсировать ему моральный вред.

В апелляционной жалобе работодатель просил отказать истцу в его требованиях, а также отменить решение и принять по делу новое, поскольку ранее сотруднику уже выплатили компенсацию за моральный вред. К тому же ответчик посчитал размер компенсации, определенный судом первой инстанции, завышенным, не отвечающим требованиям соразмерности. Помимо этого, работодатель компенсировал сотруднику расходы на медикаменты, выполнял его постоянную доставку к месту лечения. Кроме того, ответчик указал, что в действиях истца при выполнении трудовых обязанностей была грубая неосторожность, в результате которой он и получил производственную травму.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения коллег. Работодатель обязан создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью сотрудника (ст. 212 ТК РФ). Указанный вред, нанесенный сотруднику при исполнении им трудовых обязанностей, возмещается по правилам федерального закона (ч. восьмая ст. 220 ТК РФ). Моральный вред при несчастном случае на производстве или профессиональном заболевании компенсируется его причинителем (п. 3 ст. 8 Федерального закона РФ от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ). При этом под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания гражданина, причиненные действиями, нарушающими его личные имущественные права (ст. 151 ГК РФ). Однако если вред здоровью наступил из-за грубой неосторожности самого работника, суд должен снизить размер возмещения в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда (п. 2 ст. 1083 ГК РФ)1.

В данной ситуации причинами несчастного случая стали нарушение машинистом печатно-высекательного агрегата Б. инструкции по охране труда и Правил внутреннего трудового распорядка, а также недостаточный контроль со стороны ответственных лиц за соблюдением требований охраны труда. Эти обстоятельства подтверждаются актом о несчастном случае на производстве, составленным комиссией по расследованию несчастного случая на производстве и утвержденным генеральным директором организации.

Суд констатировал, что здоровью работника действительно был причинен вред при исполнении трудовых обязанностей, он утратил профессиональную трудоспособность, длительное время проходил лечение и перенес 10 операций, состояние здоровья истца в настоящее время нестабильное, качество его жизни снизилось. Истцу была установлена утрата профессиональной трудоспособности на 40 процентов. Ответчик не оспаривал причинно-следственную связь между несчастным случаем и причинением вреда здоровью истца, а также физических и нравственных страданий в результате несчастного случая.

В рассматриваемом случае в происшествии были виновны как работодатель, так и сотрудник. С одной стороны, в организации не был установлен надлежащий контроль за соблюдением требований охраны труда персоналом. С другой стороны, имела место грубая неосторожность потерпевшего, выразившаяся в нарушении инструкции по охране труда и Правил внутреннего трудового распорядка. Степень вины сотрудника составила 10 процентов.

Поскольку вина работодателя была установлена, суд первой инстанции признал законным решение о компенсации морального вреда. При определении ее размера была принята во внимание и степень вины потерпевшего. Кроме того, суд учел, что ответчик в добровольном порядке частично компенсировал расходы на покупку лекарственных средств, а также оплатил проведение пластической операции пострадавшего сотрудника.

Суд отметил, что несогласие ответчика с размером компенсации морального вреда, взысканной в пользу истца, само по себе не является основанием для отмены решения суда первой инстанции. Размер компенсации соответствует характеру и степени страданий работника, фактическим обстоятельствам причинения ему физического и нравственного вреда, а также требованиям разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ).

Ответчик не указал на обстоятельства, позволяющие сделать вывод об ином размере возмещения. Доводы работодателя о выплате истцу в качестве компенсации морального вреда суммы, определенной соглашением сторон, не влияют на законность вынесенного решения. Эти средства были направлены на оплату пластической операции, а не на компенсацию морального вреда, что подтверждается служебной запиской и копией товарного чека. Доводы о грубой неосторожности самого потерпевшего были учтены и правильно оценены судом первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда.

1. Работодатель обязан обеспечить безопасные условия труда и назначить лиц, ответственных за соблюдение требований охраны труда (абз. 4 ч. второй ст. 22, ст. 212 ТК РФ).

2. Моральный вред возмещает его причинитель. Если работодатель не создал для сотрудников безопасные условия труда, то при причинении вреда их жизни или здоровью, возможно, потребуется возмещение морального ущерба (абз. 16 ч. второй ст. 22, ст. 237 ТК РФ).

3. Если работодатель оплатил лечение пострадавшего сотрудника и другие расходы, связанные с восстановлением после полученной травмы, это не освобождает его от обязанности компенсировать моральный вред (п. 3 ст. 1099 ГК РФ).

4. Грубая неосторожность работника, повлекшая производственную травму, повлечет снижение размера компенсации морального вреда (п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 18 сентября 2014 г. по делу № 11-9728/2014.

Еще по теме:

  • Дом под материнский капитал омск Дом под материнский капитал омск Частный дом за материнский капитал без посредников продаю частный дом в городе Калачинске общая площадь 70 кв.м, 4 комнаты, кухня, веранда, 10 соток земли дом отдельно стоящий, коммуникации рядом с домам, […]
  • Статьям 228 228-1 ук рф Статьям 228 228-1 ук рф Положительные решения по применению Постановления № 1002 в практике судов субъектов РФ и районных судов Решения судов субъектов РФ Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам РФ от 4 […]
  • Коап 204 ч1 практика Коап 204 ч1 практика Статья 204. Требования к заявлению о привлечении к административной ответственности 1. Заявление о привлечении к административной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую […]
  • Ст 3272 тк рф Количество дней в отпуске по тк рф Сколько дней отпуска положено за год? Актуально на: 10 января 2018 г. Сколько дней отпуска положено работнику? По общему правилу количество оплачиваемых дней отпуска за год должно быть не менее 28 (ст. […]
  • Лицевой счет ребенка в садике Оплата за детский сад Размер ежемесячной оплаты определен Постановленим администрации Дальнеконстантиновского муниципального района Нижегородской области от 27.11.2017 г № 1487 "Об установлении родительской платы за присмотр и уход за […]
  • Земельный участок промназначения уфа Купить участок промышленного назначения без посредников в Уфе Средняя стоимость участка земли в Уфе 769 600 рублей, цена за сотку - 14 000 рублей. СРОЧНО. Недорого продается земельный участок, расположенный в г.Стерлитамак, рядом с […]
  • Статья коап про тонировку 2014 Наказание за управление автомобилем с неправильной тонировкой могут ужесточить Верховный Совет Республики Хакасия считает необходимым усилить ныне действующее наказание за управление транспортным средством с неправильной тонировкой. Так, […]
  • Упк по дознанию ст 150 Статья 150. Формы предварительного расследования СТ 150 УПК РФ 1. Предварительное расследование производится в форме предварительного следствия либо в форме дознания. 1.1. Дознание производится в общем порядке либо в сокращенной форме. 2. […]