Комментарии к ст 393 гк рф

Статья 393. Защита владельца арестованного судна

СТ 393 КТМ РФ

1. Суд, арбитражный суд или указанный в пункте 1 статьи 388 настоящего Кодекса третейский суд может в качестве условия ареста судна или продления ранее наложенного ареста судна обязать лицо, требующее ареста судна или продления ареста судна, предоставить обеспечение в размере и на условиях, которые могут быть определены судом, арбитражным судом или указанным в пункте 1 статьи 388 настоящего Кодекса третейским судом, в связи с любыми убытками, которые могут быть причинены в результате ареста судна, в том числе в результате незаконного или необоснованного ареста судна либо требования и получения чрезмерного по своему размеру обеспечения, и за которые такое лицо может нести ответственность.

Правила, установленные абзацем первым настоящего пункта, не применяются по отношению к лицу, требующему ареста судна или продления ареста судна по требованию, предусмотренному абзацем шестнадцатым статьи 389 настоящего Кодекса.

2. Суд, арбитражный суд или указанный в пункте 1 статьи 388 настоящего Кодекса третейский суд, по постановлению которого наложен арест на судно или предоставлено обеспечение для предотвращения ареста судна, вправе определять размер ответственности лица, по требованию которого судно арестовано или обеспечение предоставлено, за любые причиненные убытки, в том числе убытки, которые могут быть причинены в результате незаконного или необоснованного ареста судна либо требования и получения чрезмерного по своему размеру обеспечения.

3. В случае, если в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи предоставлено обеспечение, лицо, предоставившее такое обеспечение, может в любое время обратиться в суд, арбитражный суд или указанный в пункте 1 статьи 388 настоящего Кодекса третейский суд с просьбой об уменьшении, изменении или отмене обеспечения.

Комментарий к Ст. 393 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. Пункт 1 комментируемой статьи соответствует п. 1 ст. 6 Конвенции 1999 г. Согласно этой статье суд может (но не обязан) при вынесении постановления об аресте судна обязать лицо, требующее ареста, предоставить обеспечение в размерах и на условиях, определяемых судом, в связи с любыми убытками, которые могут быть причинены в результате незаконного или необоснованного ареста. Такое же обеспечение может быть потребовано судом, если лицо просит продлить срок ареста судна. КТМ РФ указывает на любые убытки, т.е. возмещению подлежат как реальный ущерб, так и упущенная выгода (ст. 15 ГК РФ). В качестве примера п. 1 ст. 393 приводит лишь два вида наиболее часто встречающихся убытков: убытки, причиненные в результате незаконного или необоснованного ареста судна либо требования и получения чрезмерного по своему размеру обеспечения. При этом необходимо, чтобы лицо было признано ответственным за причинение таких убытков.

Действующее законодательство предусматривает возможность возмещения ответчику убытков, причиненных обеспечением иска. Так, согласно ст. 140 ГПК суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. Такое же правило содержится в п. 2 ст. 76 АПК (с уточнением, что это делается по ходатайству ответчика). Представляется, что эти правила могут быть применены и при обеспечительном аресте, осуществляемом в соответствии с главой XXIII КТМ РФ.

§ 2. Суд не может обязать предоставить обеспечение капитана судна и других членов экипажа по требованиям в связи с заработной платой и другими суммами, причитающимися им за работу на борту судна.

§ 3. Пункт 2 ст. 393 соответствует п. 2 ст. 6 Конвенции 1999 г. В нем подтверждается право суда по определению размера причиненных убытков. Представляется, что лицо, потребовавшее и получившее чрезмерное по своему размеру обеспечение, должно возместить убытки независимо от того, определен ли размер обеспечения по соглашению сторон или решением суда.

§ 4. В случае, если дело по существу должно рассматриваться в соответствии со ст. 7 Конвенции 1952 г. в суде или арбитраже другого государства, разбирательство в отношении лица, заявившего требование, может быть приостановлено до вынесения решения, поскольку зачастую только тогда будет ясно, является ли это лицо ответственным согласно п. 2 ст. 393.

§ 5. Лицу, потребовавшему ареста судна, которое было судом обязано предоставлять обеспечение за убытки, могущие быть причиненными ответчику, предоставляется право в любое время обратиться в суд с просьбой об уменьшении, изменении или отмене обеспечения (такое же право предоставлено ответчику в соответствии с п. 4 ст. 391).

Ст393 гк рф судебная практика

Статья 393 ГК РФ. Обязанность должника возместить убытки

Новая редакция Ст. 393 ГК РФ

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

2. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

3. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

4. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

5. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

6. В случае нарушения должником обязательства по воздержанию от совершения определенного действия (негативное обязательство) кредитор независимо от возмещения убытков вправе требовать пресечения соответствующего действия, если это не противоречит существу обязательства. Данное требование может быть предъявлено кредитором и в случае возникновения реальной угрозы нарушения такого обязательства.

Комментарий к Ст. 393 ГК РФ

В комментируемой статье подчеркнута одна из важнейших черт метода гражданско-правового регулирования — компенсационный, восстановительный, балансирующий характер гражданского права.

Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со ст. 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права. Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам п. 3 ст. 393 Кодекса и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8).

Другой комментарий к Ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником может причинить кредитору имущественный вред, размер которого выражается в убытках, или моральный вред.

Глава 25 регламентирует имущественную ответственность за нарушение обязательств и не затрагивает вопросов компенсации морального вреда — они регулируются отдельно ст. ст. 151, 1099 — 1101 ГК.

Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает норму об обязанности нарушителя-должника возместить кредитору убытки. Эта обязанность возникает из закона, а не из условий самого обязательства. Иными словами, обязанность возмещения убытков появляется и в тех случаях, когда в обязательстве ничего о ней не говорится. Поэтому часто встречающееся в договорах положение о том, что «сторона, нарушившая настоящий договор, обязана возместить другой стороне все возникшие у нее убытки», не несет никакой правовой нагрузки.

Обязанность возмещения убытков может быть, однако, ограничена или даже исключена законом или условиями обязательства.

Общая норма о возможности ограничения убытков по закону содержится в ст. 400 ГК. Эта норма конкретизирована во многих других нормах ГК (ст. ст. 547, 693, 717, 796).

Возможность ограничения убытков условиями обязательства указана в ст. 15 ГК; она следует также из ст. 394 ГК.

По общему правилу нарушитель обязан возместить кредитору убытки в полном размере.

В некоторых случаях должник-нарушитель несет ответственность сверх общей суммы убытков (штрафная неустойка — ст. 394 ГК РФ).

Обязанность возмещения убытков возникает лишь при наличии условий возникновения ответственности, указанных в ст. 401 ГК.

2. Пункт 2 ст. 393 указывает на то, что при определении размера убытков применяются нормы ст. 15 ГК. В п. 1 ст. 15 как раз и установлен принцип полного возмещения убытков. Вместе с тем взыскание убытков не должно обогащать кредитора: оно выполняет функцию восстановления нарушенного права (ст. 1 ГК РФ).

Размер неполученного дохода (упущенная выгода) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство были исполнено; в частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).

Размер убытков доказывается кредитором. Убытки не подлежат взысканию, если кредитором не заявлено соответствующее требование.

3. Обязанность должника возместить убытки кредитора может быть исполнена добровольно или в принудительном порядке.

В соответствии с п. 3 ст. 393, если должник добровольно удовлетворяет требование кредитора о возмещении убытков, то их расчет производится исходя из цен на товары и услуги, которые существуют в том месте, где обязательство должно быть исполнено, на день исполнения обязательства.

Но если должник добровольно не возмещает кредитору убытки, то кредитор, подавая иск в суд, вправе указать цены, существующие на день предъявления иска, причем суд должен взыскать убытки, исходя из этих цен.

Однако с учетом обстоятельств дела суд может, удовлетворяя требование о возмещении убытков, исходить из цен, которые существуют в день вынесения решения. Это значит, что суд вправе принять во внимание как то, что цены повысились, так и то, что они понизились.

Положения, содержащиеся в п. 3, направлены на обеспечение баланса интересов кредитора и должника.

Нормы п. 3 могут быть изменены специальным законом, иными правовыми актами или договором.

4. Пункт 4 ставит дополнительное условие при взыскании убытков в виде упущенной выгоды: кредитор должен доказать (при наличии спора), что им предприняты необходимые меры для ее получения и им сделаны необходимые для этой цели приготовления.

Иными словами, кредитор должен доказать, что допущенное должником нарушение обязательства явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду; все остальные необходимые приготовления для ее получения им были сделаны.

Возмещение убытков — от доказанности к умозрительности?

В последнее время в юридическом сообществе серьезно возрос интерес к проблематике возмещения убытков. Во многом это объясняется планируемой реформой гражданского законодательства, в рамках которой предполагается серьезно изменить существующее отношение судов к порядку взыскания убытков. Свой вклад в этот процесс может внести и Президиум ВАС уже в сентябре этого года.

Долгое время судебная практика по вопросам взыскания убытков в виде упущенной выгоды считалась устоявшейся. Арбитражные суды, опираясь на ст.15 ГК РФ, указывали, что заявляя требование о взыскании убытков, истец обязан доказать все элементы состава убытков, к которым относятся факт причинения убытков, их размер, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Так, ФАС Московского округа, в Постановлении от 14.11.2010 г. по делу А40-155298/09-40-11-60 оставляя в силе решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда об отказе во взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, исходил из недоказанности истцом наличия и размера убытков, а также причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков. Более ранняя практика арбитражных судов федеральных округов (например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.12.2006 г. по делу Ф04-7980/2006) свидетельствует о том, что такой подход был устоявшимся. ВАС РФ, рассматривая споры о возмещении убытков, подчеркивал, что обязательным элементом состава убытков нужно считать причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Недоказанность причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков становилась причиной отказа в удовлетворении требований об их взыскании в полном объеме даже при наличии самого факта причинения убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2005 №14354/04). Эта позиция прослеживается и в п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. №145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами».

В этом документе излагалась суть дела по иску о возмещении вреда, причиненного акционерному обществу распространением федеральным органом исполнительной власти сведений, порочащих его деловую репутацию. Истец указал, что на официальном сайте упомянутого органа в интернете была опубликована информация о проведенной проверке и низком качестве производимых этим обществом товаров, после чего несколько контрагентов истца расторгли с ним договоры на поставку данных товаров, и в результате истец понес убытки в виде неполученных доходов.

Арбитражный суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, указав, что судом установлен факт распространения сведений федеральным органом исполнительной власти, порочащий характер этих сведений, ошибочность упоминания акционерного общества в спорной публикации, которую этот орган признал, а также тот факт, что договоры поставки расторгнуты именно из-за опубликования этого сообщения.

Однако суд апелляционной инстанции с указанной позицией не согласился, решение суда первой инстанции отменил, указав, что расторжение договоров в отсутствие предусмотренных законом оснований для этого (существенное нарушение условий договора) не может рассматриваться как правомерное действие со стороны контрагентов истца. Следовательно, не основанное на законе расторжение договоров не может рассматриваться как прямое и непосредственное следствие действий ответчика по опубликованию недостоверной информации. Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в данном деле не установлена причинно-следственная связь между сообщением федерального органа исполнительной власти и убытками истца. Таким образом, изложенный в пункте 13 упомянутого выше информационного письма ВАС подход еще раз подтвердил генеральный принцип, согласно которому при заявлении требования о взыскании убытков обязательному доказыванию подлежит причинно-следственная связь между действиями ответчика и причиненным ущербом.

Принимая во внимание, что до последнего времени судебная практика придерживалась единообразного доктринального подхода к разрешению споров о взыскании убытков, особый интерес представляет дело о взыскании убытков, вызванных наложением обеспечительных мер, которое ВАС РФ рассмотрит в начале сентября текущего года. Из содержания определения о передаче дела в президиум усматривается, что судьям будет предложено принципиально иначе взглянуть на ст.15 ГК РФ и существенно изменить сложившийся подход к взысканию упущенной выгоды.

Как следует из определения о передаче дела в Президиум ВАС РФ по делу А56-44387/2006, компания «Ангентро Трейдинг Энд Инвестментс Лимитед» (один из акционеров ЗАО «СМАРТС») предъявила иск о взыскании с ООО «Сигма Капитал Партнерз» убытков, причиненных акционерам ЗАО «СМАРТС» в результате наложения обеспечительных мер (включая арест акций) по исковым требованиям «Сигмы». По мнению заявителя, наложение обеспечительных мер не позволило ЗАО «СМАРТС» развиваться наравне с другими участниками гражданского оборота в данном сегменте рынка. Акционеры не имели возможности провести реорганизацию, вывести общество на IPO, получать банковские кредиты, что принесло им значительные убытки. Сохранение обеспечительных мер не позволило акционерам «СМАРТС» продать принадлежащие им акции по наиболее высокой цене.

Суды первой и кассационной инстанций оставили исковые требования без удовлетворения, отмечая, что наряду с обеспечительными мерами, указанными заявителем, в спорный период действовали и другие обеспечительные меры, акции «СМАРТС» были обременены залогом, факт возникновения у акционеров убытков в виде упущенной выгоды и их размер не доказан, равно как не доказана и причинно-следственная связь. Однако Коллегия судей ВАС РФ с вынесенными судебными актами не согласилась, предложив, по сути, расширить понятие упущенной выгоды, сформулированное действующим законодательством.

В действующей редакции пункта 2 ст.15 ГК РФ под упущенной выгодой понимаются неполученные доходы, которые потерпевший должен был получить при обычных условиях гражданского оборота. При этом ст.393 ГК РФ гласит, что истец должен доказать, что им были предприняты меры для ее получения и сделаны необходимые приготовления.

Убытки же, заявленные к взысканию компанией «Ангентро», носят вероятностный характер и не отхватываются содержанием ст.15 ГК РФ. Фактически, «Ангентро» требует взыскать с ответчика неполученные доходы, вызванные утратой заявителем потенциальных благоприятных возможностей на получение прибыли. При этом утрата возможности понимается не как утрата конкретных возможностей (которые можно подтвердить и доказать), а как некая общая утрата возможности эффективно осуществлять деятельность и получать соответствующую прибыль.

Позиция коллегии судей ВАС РФ по данному делу выглядит достаточно неоднозначно сразу по нескольким основаниям. Во-первых, далеко не все развитые правопорядки допускают взыскание убытков, связанных с утратой благоприятной возможности. Во-вторых, действующая редакция ст. 15 ГК РФ взыскания такого рода убытков, очевидно, не предусматривает, поскольку понятие упущенной выгоды сформулировано достаточно узко. В-третьих, проект федерального закона о внесении изменений в ГК РФ предполагает внесение изменений в ст. 393 только в части определения размера убытков, однако никак не изменяет ст.15 ГК РФ, содержащую само понятие упущенной выгоды.

Большое количество вероятностных утверждений, положенных в основу такого иска, фактически делает невозможным применение существующей в российском праве концепции причинно-следственной связи как обязательного элемента состава убытков. Вместе с тем очевидно, что именно причинно-следственная связь является, по сути, единственным адекватным инструментом, который способен учесть интересы как причинителя вреда, так и потерпевшего.

Ряд вопросов возникает и в связи с тем, что «Ангентро» заявляет о взыскании убытков на основании ст. 98 АПК РФ, а именно в связи с принятием обеспечительных мер. Действие любых обеспечительных мер потенциально ограничивает права ответчика на совершение определенных действий, доступных иным участникам гражданского оборота. Однако должен ли истец, реализующий предоставленное ему законом процессуальное правомочие заявлять об обеспечении иска, нести риск предъявления к нему требований о взыскании убытков в случае проигрыша иска по любым основаниям? Не слишком ли карательным будет такой подход в отношении лиц, обращающихся в суд исключительно с целью защиты нарушенных прав? Возможно ли в принципе взыскивать в такой ситуации убытки за правомерные по своей сути действия?

С другой стороны, какова вероятность, что лицо, в отношении которого применены меры, действительно воспользовалось бы рыночными механизмами и получило в результате этого прибыль? Возможно ли в принципе исключить все иные факторы, влияющие на бизнес-процессы, и подсчитать неполученный доход, а также установить причинно-следственную связь в такой ситуации?

Таким образом, вопросов возникает более чем достаточно, и потому с большим интересом приходится ожидать рассмотрения дела «Ангентро» на заседании Президиума ВАС и опубликования постановления по нему.

На указанные вопросы так или иначе предстоит ответить членам Президиума ВАС РФ при вынесении Постановления по указанному делу. Можно с уверенностью говорить, что данное постановление, безусловно, скажется на практике применения положений об убытках.

Александр Хренов, партнер юридической компании «Юков, Хренов и партнеры», председатель Комиссии по правам человека Ассоциации юристов России

Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

«Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер», – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»; далее – Постановление № 7). В качестве примера «других доказательств» возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

Судебная практика по рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала «Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с «дочкой» ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим «неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений». И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО «Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

Подобное расхождение в подходах наблюдается и в актах судов нижестоящих инстанций. Например, по делу о досрочном расторжении договора в связи с нарушением сроков выполнения работ суд иск удовлетворил. Истец заключил с ответчиком договор, согласно которому последний обязался произвести работы по изготовлению и установке рекламных конструкций. В срок работа выполнена не была, поэтому заказчик досрочно расторгнул договор и обратился сначала с претензией к исполнителю, а затем и в суд с требованием взыскать с него неотработанный аванс, штраф за просрочку исполнения обязательства, а также возместить понесенные убытки. Действуя добросовестно, истец систематически производил плату администрации округа за размещение рекламных конструкций на территории округа. Поэтому размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из оплаты права на размещение конструкций и стоимости ежеквартального платежа по каждой из них. Суд отметил, что истец, являющийся коммерческой организацией, рассчитывал путем размещения рекламных конструкций привлечь потенциальных клиентов с целью получения прибыли и, следовательно, покрыть понесенные расходы. А поскольку ответчик свои обязательства нарушил, эта цель достигнута не была. В связи с этим суд признал наличие причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком своих обязательств по договору и наличием у истца убытков и взыскал требуемую истцом сумму в полном объеме (решение Арбитражного суда Московской области от 27 июля 2016 г. по делу № А41-57142/15).

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. «В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды», – добавляет Ильяс Янбаев.

Стало ли взыскание упущенной выгоды более популярным способом защиты?

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. «Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков», – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.

Статья 393 ГК РФ. Обязанность должника возместить убытки (действующая редакция)

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

2. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

3. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

4. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

5. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

6. В случае нарушения должником обязательства по воздержанию от совершения определенного действия (негативное обязательство) кредитор независимо от возмещения убытков вправе требовать пресечения соответствующего действия, если это не противоречит существу обязательства. Данное требование может быть предъявлено кредитором и в случае возникновения реальной угрозы нарушения такого обязательства.

Статья 393 ГК РФ. Обязанность должника возместить убытки

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

2. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

3. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

4. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

5. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

6. В случае нарушения должником обязательства по воздержанию от совершения определенного действия (негативное обязательство) кредитор независимо от возмещения убытков вправе требовать пресечения соответствующего действия, если это не противоречит существу обязательства. Данное требование может быть предъявлено кредитором и в случае возникновения реальной угрозы нарушения такого обязательства.

Комментарии к статье 393 ГК РФ

1. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником может причинить кредитору имущественный вред, размер которого выражается в убытках, или моральный вред.

Глава 25 регламентирует имущественную ответственность за нарушение обязательств и не затрагивает вопросов компенсации морального вреда — они регулируются отдельно ст. ст. 151, 1099 — 1101 ГК РФ.

Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает норму об обязанности нарушителя-должника возместить кредитору убытки. Эта обязанность возникает из закона, а не из условий самого обязательства. Иными словами, обязанность возмещения убытков появляется и в тех случаях, когда в обязательстве ничего о ней не говорится. Поэтому часто встречающееся в договорах положение о том, что «сторона, нарушившая настоящий договор, обязана возместить другой стороне все возникшие у нее убытки», не несет никакой правовой нагрузки.

Обязанность возмещения убытков может быть, однако, ограничена или даже исключена законом или условиями обязательства.

Общая норма о возможности ограничения убытков по закону содержится в ст. 400 ГК РФ. Эта норма конкретизирована во многих других нормах ГК РФ (ст. ст. 547, 693, 717, 796).

Возможность ограничения убытков условиями обязательства указана в ст. 15 ГК РФ; она следует также из ст. 394 ГК РФ.

По общему правилу нарушитель обязан возместить кредитору убытки в полном размере.

В некоторых случаях должник-нарушитель несет ответственность сверх общей суммы убытков (штрафная неустойка — ст. 394 ГК РФ).

Обязанность возмещения убытков возникает лишь при наличии условий возникновения ответственности, указанных в ст. 401 ГК РФ.

2. Пункт 2 ст. 393 указывает на то, что при определении размера убытков применяются нормы ст. 15 ГК РФ. В п. 1 ст. 15 как раз и установлен принцип полного возмещения убытков. Вместе с тем взыскание убытков не должно обогащать кредитора: оно выполняет функцию восстановления нарушенного права (ст. 1 ГК РФ).

Размер неполученного дохода (упущенная выгода) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство были исполнено; в частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).

Размер убытков доказывается кредитором. Убытки не подлежат взысканию, если кредитором не заявлено соответствующее требование.

3. Обязанность должника возместить убытки кредитора может быть исполнена добровольно или в принудительном порядке.

В соответствии с п. 3 ст. 393, если должник добровольно удовлетворяет требование кредитора о возмещении убытков, то их расчет производится исходя из цен на товары и услуги, которые существуют в том месте, где обязательство должно быть исполнено, на день исполнения обязательства.

Но если должник добровольно не возмещает кредитору убытки, то кредитор, подавая иск в суд, вправе указать цены, существующие на день предъявления иска, причем суд должен взыскать убытки, исходя из этих цен.

Однако с учетом обстоятельств дела суд может, удовлетворяя требование о возмещении убытков, исходить из цен, которые существуют в день вынесения решения. Это значит, что суд вправе принять во внимание как то, что цены повысились, так и то, что они понизились.

Положения, содержащиеся в п. 3, направлены на обеспечение баланса интересов кредитора и должника.

Нормы п. 3 могут быть изменены специальным законом, иными правовыми актами или договором.

4. Пункт 4 ставит дополнительное условие при взыскании убытков в виде упущенной выгоды: кредитор должен доказать (при наличии спора), что им предприняты необходимые меры для ее получения и им сделаны необходимые для этой цели приготовления.

Иными словами, кредитор должен доказать, что допущенное должником нарушение обязательства явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду; все остальные необходимые приготовления для ее получения им были сделаны.

Еще по теме:

  • Лицензирование образовательной деятельности ип Лицензирование образовательной деятельности ип Открытая общественная правовая информационная система Задать вопрос юристу Главная › Вопрос-Ответ › Образование › Нужна ли лицензия на образовательную деятельность для ИП с […]
  • Ст 14 ук рб Уголовный Кодекс Республики БеларусьСтатья 212. Хищение путем использования компьютерной техники 1. Хищение имущества путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по […]
  • Часть первая статья 192 тк рф Статья 192 ТК РФ За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные […]
  • Оплата труда в госслужбе Украинским чиновникам изменили структуру зарплаты Министр соцполитики объяснил, как новшества скажутся на суммах, которые получают госслужащие Кабинет министров Украины изменил структуру начисления зарплаты госслужащим. Теперь доля оклада […]
  • Сколько сейчас алименты у безработного В Украине увеличился размер алиментов и прожиточного минимума Закон о госбюджете на 2018 годпредусматривает повышение прожиточного минимума на одного человека в расчете на месяц. С 1 июля он составляет 1777 грн, что на 77 грн больше, чем […]
  • Как расторгнуть договор скайлинк Как расторгнуть договор скайлинк Добрый день, уважаемые. Хочу услышать совета по следующему вопросу. Пару лет пользуюсь интернетом от Скайлинка, полгода назад перешла на безлимитную связь, а недавно появилась альтернатива - провела […]
  • Специальные средства слезоточивого действия полиции Специальные средства слезоточивого действия полиции 1. Сотрудник полиции имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять специальные средства в следующих случаях: 1) для отражения нападения на гражданина или сотрудника […]
  • Ст 61 ук рф отягчающие ст63 ук рф Обстоятельства, отягчающие наказание 22 июня 2017 года 09:44 В соответствии со ст. 63 ч.1 Уголовного кодекса Российской Федерации перечень обстоятельств, отягчающих наказание, в отличие от перечня смягчающих (ст. 61 ч.1 УК РФ) является […]