Картинка адвокат для детей

Помощь адвоката по семейным делам

От неприятностей в личной жизни не застрахованы даже самые благополучные семьи. Увы, наступление разлада в семье неминуемо сопровождается целым комплексом правовых проблем, решение которых осложняется еще и личными неприязненными отношениями супругов.

Развод с разделом имущества, споры о детях, вопросы взыскания алиментов – все это сопровождается крайне острым конфликтом, сохранить в ходе которого трезвость мышления способен лишь семейный адвокат с опытом работы.

Зачем Вам могут потребоваться услуги семейного адвоката?

Опыт работы и знание законодательства позволяет юристу результативно защищать права своего доверителя;

Работа на результат. Пока супруги заняты эмоциональным выяснением отношений, адвокат по семейным делам выполняет данное ему поручение и руководствуется законом, а не эмоциями;

Умение находить компромиссы. Первоочередная задача адвоката — сгладить имущественные и иные разногласия путем переговоров, тем самым сохранив супругам деньги, время и нервы. Мировое соглашение в семейных спорах куда лучше судебного решения!

Какие категории споров поможет решить адвокат по семейным делам?

Семейный адвокат возьмется за любые споры, связанные с семейными отношениями или воспитанием детей, включая:

  • Бракоразводный процесс, в том числе в отсутствие одного или обоих супругов;
  • Раздел имущества (исполнение или оспаривание брачного договора, раздел бизнеса, раздел общих долгов, кредитов, раздел недвижимости, включая ипотечное жилье);
  • Взыскание алиментов (в долях от дохода супруга или в твердой сумме, с безработного или с предпринимателя, на двух, трех и более детей, на родителей, нетрудоспособных детей или жену в период декрета);
  • Споры, связанные с детьми (оспаривание или установление отцовства, лишение родительских прав, определение места проживания ребенка и установление порядка общения и реализации прав на воспитание ребенка родителями и близкими родственниками);
  • Иные споры, возникающие из семейных взаимоотношений.

Получить консультацию адвоката

Защита интересов семейным адвокатом строится по следующей схеме:

  1. Первичная консультация;
  2. Проработка линии защиты, индивидуальный подход к каждой ситуации;
  3. Рассмотрение возможных вариантов досудебного урегулирования;
  4. Подготовка необходимых документов и их подача в суд;
  5. Представительство доверителя в суде любых инстанций (как в судах г. Ярославля, так и в судах Ярославской области);
  6. Обжалование решения суда (в случае необходимости);
  7. Оказание помощи в исполнении судебного решения.

Помощь опытного юриста – ваш ключ к победе с наименьшими затратами! Чем скорее адвокат по семейным делам приступит к работе, тем меньше будет у противоположной стороны шансов победить Вас в споре!

Устная консультация адвоката от 500 руб.

Мужчина, 43 года, образование высшее: социологи нарисовали портрет российского адвоката

Как выглядит среднестатистический российский адвокат, какие качества его характеризуют и какие пути он выбирает, стремясь вверх по карьерной лестнице? Эксперты Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге и Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ провели исследование адвокатского сообщества в России и выяснили, к чему он стремится, какими ценностями и принципами руководствуется, а заодно и как относится к адвокатской монополии.

Типичный адвокат

Типичный адвокат – это мужчина средних лет с высшим образованием, который, скорее всего, работает в коллегии. Он перерабатывает, но находит время на бесплатную помощь, считает, что спрос на адвокатские услуги сокращается, и надеется на адвокатскую монополию – такой портрет «усредненного» российского адвоката нарисовало исследование, проведенное Институтом проблем правоприменения.

Трое из пяти адвокатов страны (59,5 %) – мужчины, подтверждают данные. Средний возраст российского адвоката – 43,5 года (44 года у мужчин, 42,9 года – у женщин), молодежи (до 30 лет) и пожилых людей (60 и старше) значительно меньше – 9,4 % и 10,7 % соответственно. У трех четвертей опрошенных юридическое образование было первым или единственным, почти каждый второй получил его на дневной форме обучения (на вечерних – лишь 8 %). Учились на юриста заочно двое из пяти опрошенных – обычно в случае второго высшего образования. А получал его типичный российский адвокат в университете в своем регионе (56 %) (подробнее о юридическом образовании в России в материале «Исследование: кто и как сегодня учит будущих юристов»).

Стать адвокатом по окончании вуза решают далеко не все. Получить статус поторопилась треть опрошенных (31,1 % – до двух лет после окончания вуза или стажировки), 20 % стали адвокатами через три-пять лет после окончания вуза, а двое из пяти респондентов пришли в адвокатуру лишь через шесть лет.

Три четверти адвокатов работает в коллегии, и только каждый пятый ведет свою деятельность в рамках адвокатского кабинета. В юрконсультациях работают 5,9 % респондентов, а наименее популярной в адвокатском сообществе оказались адвокатские бюро – их выбирают не более 3 % опрошенных. Руководителей среди адвокатов достаточно: почти каждый пятый имеет опыт руководства коллегией или бюро, каждый десятый входит в Совет региональной палаты адвокатов или участвует в ее работе, а 7,5 % опрошенных в ходе исследования участвуют в распределении уголовных дел по назначению. Нередко эти статусы совмещаются. Мужчины руководят чаще, чем женщины: среди последних доля «рядовых» адвокатов на 9 % выше, чем среди мужчин, – 80 % и 71 % соответственно. Там, где речь идет о реальных рычагах управления, доля мужчин выше: руководителями или членами правления адвокатских образований является пятая часть опрошенных адвокатов-мужчин. Для сравнения: у адвокатов-женщин на управленческих позициях оказалась только каждая восьмая участница опроса («Женщины-юристы: сомнительное преимущество»).

Нагрузка у мужчин оказывается ниже, чем у женщин. В среднем же каждый адвокат ведет 56 дел в год – и работает при этом больше положенных 40 часов в неделю. Перерабатывает каждый второй, при этом самые загруженные – руководители адвокатских образований. Несмотря на нагрузку, половина опрошенных адвокатов находят время на работу pro bono – оказание юрпомощи бесплатно, причем более загруженные занимаются «юридической благотворительностью» чаще своих менее занятых коллег.

Профессия – дело семейное

Для многих представителей адвокатского сообщества профессия юриста – дело семейное. Особенно часто адвокатские династии встречаются среди представителей адвокатской элиты, однако юристами у представителей органов адвокатского самоуправления чаще всего работают не родители или родственники-ровесники, а дети: среди адвокатов, представляющих АП региона, 28,5 % имеют детей-юристов, а среди руководителей адвокатских образований дети каждого четвертого получили юридическое образование. Для сравнения: дети «рядовых адвокатов» пошли по стопам родителей лишь в 10 % случаев.

Лицо успеха

Успешный российский адвокат несколько отличается от среднестатистического. Востребованные специалисты несколько моложе, доля мужчин среди них немного выше, чем в среднем по выборке. Как правило, это люди с солидным адвокатским стажем, которые пришли в адвокатуру 10–15 лет назад. При этом форма полученного самим адвокатом образования и то, было ли юробразование первым, роли не играет. Часто они не ограничиваются лишь адвокатской деятельностью, занимаясь также преподаванием или наукой (почти четверть успешных адвокатов).

Понять, насколько востребован адвокат, можно по трем параметрам, пришли к выводу в Институте проблем правоприменения: успешный специалист работает преимущественно с постоянными клиентами, имеет нормальную или высокую нагрузку в течение всего года, а также работает как по всему своему региону, так и за его пределами. Деньги в этом случае – не главное: вознаграждение обычно зависит от уровня дохода населения в регионе.

Почти половина из «успешных» специализируются на гражданских делах (47 %) или имеют смешанную специализацию (33 %). Среди менее востребованной части адвокатского сообщества, напротив, преобладает специализация на уголовном процессе. Самые востребованные адвокаты в среднем ведут гораздо меньше дел в году, чем их коллеги, находящиеся в середине «шкалы успешности», делающие ставку на количество дел. У наименее востребованной части сообщества дел так же мало, как и у их самых успешных коллег, но по другой причине – из-за проблем с поиском клиентов. Хорошим критерием экономической успешности адвоката является количество арбитражных дел – высоковостребованные адвокаты в год в среднем ведут по 10 таких дел (восемь гражданских и два административных), у наименее востребованных бывает лишь одно арбитражное дело в году.

Карьера адвоката: вход и выход

Не все выбрали адвокатуру сразу: каждый четвертый пришел туда спустя 10 лет другой деятельности. Исследование подтвердило, что адвокатура привлекает бывших правоохранителей и сотрудников прокуратуры – после «органов» туда пришли соответственно каждый пятый и каждый восьмой. Но и так называемых «гражданских юристов» среди нынешних адвокатов немало: более чем каждый пятый имеет опыт работы юрисконсультом в коммерческих фирмах, а еще каждый восьмой трудился юристом в госорганизациях. Лишь 4,1 % опрошенных до получения статуса занимались наукой или преподавали в вузе, 2,8 % работали в Минюсте, 1,1 % – в нотариате.

Доля бывших судей среди адвокатов невелика, подтверждают результаты исследования: наиболее заметны судьи районных судов – 2,6 %. Еще 8,4 % адвокатов имеют опыт работы в аппаратах судов.

Больше всего выходцев из силовых ведомств среди тех, кто получил статус адвоката в 1990-е годы и начале 2000-х (до принятия закона об адвокатуре) – 36,9 %. Число «гражданских» юристы существенно выросло за последнее десятилетие: почти каждый третий адвокат, получивший статус в 2002 году и позже, имеет такой опыт работы.

Предыдущий опыт работы определяет и специализацию: бывшие силовики в более чем половине случаев имеют высокую специализацию на ведении уголовных дел, а пришедшие в адвокатуру из коммерческого или неправоохранительного госсектора, чаще, чем в целом по выборке, выбирают высокую специализацию на гражданском процессе (44,9 %). Влияет на специализацию и место работы: чем меньше населенный пункт, тем чаще адвокат специализируется на уголовных делах. Имеет значение и возраст: новичкам и пожилым сложнее конкурировать за более выгодные гражданские дела, и они вынужденно специализируются на уголовных.

Выяснили исследователи и то, в какие сферы устраивается адвокат, принявший решение отказаться от статуса. Большинство указывают либо работу в гражданском секторе, включая развитие собственного юридического бизнеса, либо судейскую карьеру. Впрочем, шанс стать судьей у вчерашнего адвоката невелик и с течением времени сокращается: «Если среди тех судей, кто был назначен в 1990–2000-х годах, каждый пятый судья имел опыт работы в адвокатуре, то среди судей, назначенных за последние пять лет, имеют опыт работы адвокатом лишь 7,6 %», – говорится в исследовании.

Каждый третий считает, что адвокаты уходят в иные сферы, не связанные с юридической профессией. Карьеру в госсекторе считает реальной каждый пятый опрошенный. Занятость в правоохранительных органах или в прокуратуре представляют реальным развитием карьеры лишь единицы.

Монополия формирует спрос?

Спрос на адвокатские услуги сокращается, пришли к выводу исследователи, – только 22 % респондентов отмечают рост спроса на свои услуги в течение последних пяти лет. При этом 41 % из принявших участие в исследовании отмечают падение спроса. Казалось бы, тенденция должна быть противоположной, но адвокаты все менее востребованы, несмотря на наблюдаемое в последние годы усиление контроля за соблюдением законодательства, ужесточение регулирования и то, что число адвокатов в России значительно меньше, чем в большинстве развитых стран с переходной экономикой.

Виной всему падающая в ходе кризиса платежеспособность населения, а также недобросовестная конкуренция со стороны частнопрактикующих юристов. С проблемами в неадвокатской среде ранее соглашались и члены Международной комиссии юристов. Их профессиональный уровень очень неоднородный, и их сложно наказать за некомпетентность, халатность или коррумпированность, указывали они в недавно опубликованном докладе, посвященном проблемам российской адвокатуры («Международная комиссия юристов взглянула со стороны на российскую адвокатуру»).

В ограничении судпредставительства для частных юристов и адвокатской монополии многие видят ключ к улучшению ситуации, ограничения поддержали 83,5 % опрошенных (ранее «Право.ru» запустило опрос «К чему приведет введение адвокатской монополии?»). Однако не стоит видеть в адвокатской монополии панацею, считают исследователи. «По нашему мнению, подобное «ограничение входа на рынок» для юристов, не входящих в корпорацию, не решит проблему спроса на услуги адвокатов. Спрос будет расти, если клиенты будут видеть эффект от работы адвоката», – приходят к выводу они.

Акцент на этику

Обратили внимание исследователи и на адвокатскую этику. О необходимости акцентировать внимание на профессиональном поведении в ходе подготовки юристов говорили ранее и члены Международной комиссии юристов, и представители адвокатуры и бизнеса в ходе прошедшей недавно дискуссии о юридическом образовании («Кто во что юрист: вузы, бизнес и адвокаты поспорили о юридическом образовании»). Исходя из взглядов на свое место в профессиональном сообществе и по своим оценкам правоохранительной системы адвокатов поделили на идеалистов, прагматиков, скептиков и индивидуалистов.

  • «Идеалисты» одновременно ориентируется на репутацию внутри профессионального сообщества и на свое положение в правоохранительной системе в целом, не готовы защищать людей с репутацией преступника или покинуть профессию в случае получения более выгодной работы.
  • «Прагматики» в меньшей степени ориентируются на профессиональное сообщество, не считают, что можно работать внутри существующей правозащитной системы, оставаясь честным. Они более склонны ориентироваться на результат, чем другие адвокаты, готовы защищать преступников, используют «лазейки» в законах, ориентируются на вердикт, а не на поиск истины.
  • «Скептики» критикуют как состояние правоохранительной системы, так и состояние адвокатского сообщества, не готовы защищать людей с репутацией преступника и думают не только о личной выгоде.
  • «Индивидуалисты» не ориентируются на репутацию внутри адвокатского сообщества, но не склонны критиковать правозащитную систему в целом. При этом они так же, как и прагматики, ориентированы на результат, хотя это стремление не столь сильно выражено

Две трети «прагматиков» – мужчины. «Прагматики» и «индивидуалисты» в среднем более молодые адвокаты, старшему поколению ближе полярные позиции – идеализм или критика, отмечено в исследовании. Среди адвокатов, имеющих опыт работы как в правоохранительных органах, так и в коммерческой компании, больше «прагматиков». В остальных случаях чаще представлены «идеалисты». К идеализму склонны и адвокаты, ранее работавшие в суде (37 %).

«Идеалисты» более склонны выражать поддержку существующей правоохранительной системе, они реже вступают в споры или фиксируют нарушения прав клиентов. Ближе всего к «идеалистам «индивидуалисты», которые в целом тоже принимают существующую систему, но при этом не ориентируются на мнение своих коллег и чаще думают о личной выгоде, отмечено в обзоре. Ориентация на результат и личную выгоду четче всего прослеживается у группы «прагматиков», которые к тому же оказываются наиболее успешной частью сообщества адвокатов. «Скептики» представляют наиболее критически настроенную часть сообщества, которая не видит никаких положительных моментов в текущей ситуации, в том числе они более негативно оценивают динамику спроса на свои услуги и чаще фиксируют нарушения прав клиентов.

С полным текстом аналитического обзора «Адвокатское сообщество России» можно ознакомиться по ссылке.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

Адвокат: Можно опубликовать картинку из учебника и загреметь под статью

Экстремизм в интернете, на самом деле, явление серьёзное и наказуемое, как административно, так и уголовно. Усмотреть экстремистское содержание могут в любом материале, начиная от обычных фраз, которые многие используют в своей речи, и заканчивая простыми рассуждениями о целостности территории Российской Федерации. Медийный адвокат из Владивостока Галина Антонец подробно рассказала, в чём таится опасность, кто обычно занимается экстремизмом и что грозит за такую деятельность.

По словам Галины Антонец, статистика по экстремизму в Приморском крае растёт, причём всё чаще к ответственности привлекают более молодых людей и даже детей, которые размещают в своих социальных сетях картинки и тексты без цели пропаганды экстремизма, а просто по глупости или незнанию закона, чтобы выглядеть крутым и выделяться среди сверстников. По большей части то, на чём ловят детей, подростков и молодых людей, не имеет ничего общего с настоящим экстремизмом.

Адвокат говорит, что сейчас мало информации по профилактике экстремизма для детей. А если она есть, то подаётся сухим официальным языком, который подросткам может быть непонятным и пугающим. Для эффективной работы с несовершеннолетними нужно говорить на их языке и всё подробно объяснять.

Общество и общественные организации понимают важность работы с детьми, поэтому в последнее время неравнодушные люди предпринимают попытки донести до них нужную информацию и постоянно ищут подходы к самым разным детям, а также их родителямю

«Ещё замечательно, на эту работу активно выделяются гранты. Не устану благодарить Майю Шалунову за то, что она делает, её «Школа родителей» и поездки по краю показали, что потребность в знаниях простоя колоссальная. Надеюсь, у нас в итоге получится изменить ситуацию», — сказала адвокат.

Взрослых людей замечают за экстремизмом реже, но они попадают по реальную статью. Адвокат говорит, что можно взять картинку из учебника истории про Великую Отечественную войну или фотографию из Южной Кореи на фоне буддистского храма и формально угодить под статью, заплатить штраф в одну тысячу рублей и официально стать экстремистом навсегда.

«Кто-то обнаружил в вашей ленте что-то, что, по его мнению, нарушает закон. Допустим, картинку с Парада Победы, где сжигают фашистские знамёна со свастикой. И этот сознательный кто-то сообщает органам об этом. Полиция фиксирует нарушение (скрин и всё такое). Потом запрос в ВКонтакте, который выдаёт все данные, какие есть на вас (номер телефона, ID, прочее). Устанавливают, где вы живете. Приходят на квартиру или в офис, вызывают, доставляют, опрашивают, составляют протокол, могут изъять оборудование, с которого вы размещали материал, далее суд, штраф в одну тысячу рублей. Поздравляю, вы экстремист», — привела пример адвокат.

Также адвокат пояснила, что при обнаружении сомнительных публикаций в социальных сетях и при подозрении на статью 282(разжигание розни и так далее) или 148(оскорбление чувств верующих) УК РФ, сначала будет проведена экспертиза. На наличие экстремизма информацию оценивают психолог и лингвист. Если обнаружены запрещённые темы, то человека арестовывают, а в доме изымают всё компьютерное и мобильное. И потом уже решает суд, есть ли нарушение закона.

Стоит отметить, что экстремизм могут усмотреть в чём угодно. Для того, чтобы не ошибиться с фразой, песней и другими материалами, можно зайти на сайт министерства юстиции и посмотреть перечень экстремистских материалов.

«Вы можете найти там фразы, которые регулярно употребляете, даже не зная, что это экстремизм. Например, целая статья в Большой энциклопедии про Чеченскую республику признана экстремистским материалом», — подчеркнула юрист.

А вот наказание может сильно разниться. Всё зависит от конкретных действий.

«Допустим, я рисую свастику на заборе, вы стоите рядом и говорите мне: «Рисуй, давай, и ещё вот тут подрисуй и ещё пару крестиков не забудь…» Так вот, я за рисование свастики пойду по статье 20.3 Административного кодекса и отделаюсь штрафом в одну тысячу рублей, а вы пойдете по статье 280 Уголовного кодекса и можете реально сесть в тюрьму на четыре года. За призывы в Интернете или с использованием СМИ наказание ещё круче, до семи лет», — подвела итог адвокат, добавив, что сомнение в территориальной целостности России и публичные призывы отделения какого-либо региона от страны также караются законом.

«Юрпаутина»: адвокаты и судьи рассказали, как правильно юристам вести соцсети

Сегодня сложно представить себе юриста крупной фирмы без аккаунта в Facebook, «ВКонтакте» или какой-то другой социальной сети. Однако вести такой аккаунт тоже надо уметь. Один некорректный комментарий или забавный перепост может серьезно ударить не только по репутации юриста, но и фирмы, в которой он работает. «Право.ru» узнал у управляющих партнеров крупных компаний, их пиарщиков и адвокатов, как правильно юристу вести себя в соцсетях. А госслужащие и представители судебной системы рассказали о своих проблемах при выходе в публичное поле «всемирной паутины».

Пиарщики о поведении юристов в интернете

За последние годы социальные сети стали неотъемлемой частью жизни и работы большинства людей, а также одним из эффективных инструментов современного маркетинга. Не является исключением и юридический мир. Однако из-за консервативности профессии не все классические пиар-механизмы можно применять для продвижения фирмы через социальные сети, отмечает Анастасия Котенкова, менеджер по развитию бизнеса и деловым коммуникациям в России, Noerr. Эксперт предупреждает, что девиз «все, что не некролог – все пиар» в юридическом бизнесе не работает. Одним, казалось бы, забавным постом сотрудник может нанести серьезный урон репутации фирмы, констатирует Котенкова. Объяснение этому простое. Попадая в соцсети, юристы забывают, что находятся в публичном пространстве и должны соблюдать те же этические нормы, как в судебном процессе, отмечает Андрей Арих, руководитель отдела по связям с общественностью ЮГ «Яковлев и Партнеры». Он предлагает самый легкий способ проверить, насколько уместен тот или иной комментарий: «Попробуйте понять, сможете вы сказать то, что написали, перед полным залом вслух и противоречит ли это нормам профессиональной этики». Если что-то вызывает сомнение, то лучше оставьте мысли при себе, ведь охват соцсети намного больше любой аудитории, а возможные репутационные риски в разы сильнее, предупреждает Арих.

Лучше сосредоточиться на позитивной повестке. Можно инициировать обсуждения профессиональных тем или делиться важной правовой информацией, говорит эксперт. В постах будет не лишним использовать мультимедиаматериалы: фото-, видео-, инфографику и даже опросы. И пусть такая информация выкладывается на личной страничке юриста, у многих она будет ассоциироваться с компанией, где работает пользователь, поясняет Елена Хренкова, PR-менеджер юридической фирмы «ЮСТ»: «Аккаунт даже одного адвоката-руководителя является зеркалом всей фирмы». Старостина говорит, что сотрудники их фирмы чётко понимают: они являются частью имиджа компании. Поэтому она всегда просит юристов смотреть на свои странички в социальных сетях глазами клиентов: обратитесь ли вы к такому консультанту за юридической помощью или нет?

Юристы о соцсетях: «Вести их, как Артемий Лебедев»

Сами юристы придерживаются мнения, что в рамках приличий и закона можно писать на любые темы. В этом, в частности, уверен Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners. Он старается не посвящать публику в личную и семейную жизнь, делать минимум селфи и тщеславных постов, а также не выкладывать фото застолий. Еще Савельев просит коллег учитывать свой возраст: «То, что вполне адекватно для студента, может быть совершенно неприемлемо для состоявшегося юриста». С позицией коллеги солидарен и Александр Ермоленко, партнер ФБК-Право, который выступает против установки специальных ограничений для поведения юристов в интернете. По его словам, юристу надо уметь чувствовать грань дозволенного, которая в виртуальном мире не отличается реального: «Что-то уместно в одной ситуации, но совсем не принимается в другой. Это как удачная или неудачная шутка – все зависит от контекста и обстановки».

Идеальная модель поведения для юриста в соцсетях от адвоката Ильи Новикова

более 57 000 подписчиков в Facebook

Аккуратнее с гламуром. Посты жанра «После продуктивного рабочего дня мы с коллегами любим поиграть в гольф, поесть устриц и выпить пинаколады (29 фото)» сейчас выглядят уже довольно смешно.

Правозащитный пафос на самом деле уместен реже, чем кажется. Формулировки «отстоять права моего доверителя», «возмутительное беззаконие», «мы будем обжаловать вплоть до ЕСПЧ» и т. п. странно смотрятся в рассказе про дело о взыскании алиментов.

Традиционный адвокатский жанр «селфи из зала суда на фоне подзащитного в клетке» имеет свои ограничения. Как минимум стоит сперва спросить разрешения у своего доверителя. И желательно, чтобы у вашей аудитории подзащитный вызывал сочувствие, а не злорадство.

Не надо постить новости в будущем времени. Когда вы говорите или пишете о сделанном вами пять минут назад – это новость, пусть и скромная, а когда делитесь планами на следующую неделю – это похвальба.

Не забывайте ретушировать адреса и в необходимых случаях имена, прежде чем выкладывать в сеть фото документов.

Смешную картинку про юристов лайкнут в пять раз больше людей, чем длинный пост о выигранном вами деле. Будем честны: пост, скорее всего, лайкнет только ваша мама.

Если вы старше 30 лет, то прежде чем заводить ваш модный предпенсионный видеоблог, пересмотрите три-четыре раза ролики Алишера Усманова. Помните, что будь вы хоть новым Плевако, ваши успехи все равно менее интересны людям в соцсетях, чем видео с котиками. Пост с фото живущего в СИЗО кота все равно лайкают лучше новостей с судебной передовой.

Дружите в соцсетях с судебными журналистами. Эта профессия возродилась у нас не так давно, и их пока немного. Они расскажут о вас и вашем деле, если вы дадите им интересную историю.

Если у вас нет такой истории и вы не можете придумать, как сделать интересной ту историю, которая есть, то вам ничего не поможет.

Разошлись позиции у юристов по вопросу о том, могут ли соцсети привлечь новых клиентов. Савельев уверен, что Фейсбук может быть одним из инструментов продвижения фирмы: «Это сарафанное радио, поэтому создавайте интересный контент и сообщайте о нем в своих аккаунтах». А адвокат Double Bridge Law Сергей Голубок, наоборот, сомневается, что соцсети приведут к его коллегам новых доверителей. По его словам, личные странички в интернете главным образом позволяют адвокату рассказывать общественности важную информацию – выступать ньюсмейкерами. Если раньше мы рассылали пресс-релизы, то теперь пишем в соцсетях, говорит Голубок. Он считает допустимым в соцсетях приводить факты нарушения закона со стороны судей и сотрудников правоохранительных органов, называя их фамилии, но подчеркивает: «Не стоит давать оценочные характеристики их действиям». Общественная огласка даже через личный аккаунт может быть эффективной тактикой защиты, уверен адвокат: «Только надо писать очень коротко, четко и конкретно».

Но не все юристы хотят пиарить себя через соцсети. Для Натальи Шатихиной, управляющего партнера CLC, доцента кафедры уголовного права СПбГУ, страничка в Facebook – это сугубо личное ее пространство. Она не рассматривает свой аккаунт как способ продвижения, поэтому считает возможным постить смешные картинки и анекдоты. Ей нравится общаться с коллегами таким образом, что гораздо удобнее телефонных звонков. Еще одним примером ведения соцсетей для юристов можно считать блог Артемия Лебедева, полагает управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров: «Дело в том, что образцовых юридических блогов я не вижу». По его мнению, юристы с тем же успехом могли бы ежедневно писать посты как о путешествиях с интересными наблюдениями, так и о работе с достигнутыми результатами.

Что нельзя писать в соцсетях юристу:

Резкие высказывания в адрес коллег
Нецензурную брань и оскорбления
«Персональные выпады» – переход на личности в спорах
Недостоверные сведения
Навязчивую саморекламу и рекламу фирмы
С осторожностью комментарии на политические темы
Публиковать семейные фото адвокатам уголовных практик
Негативные комментарии про клиентов, в том числе и бывших

У адвокатов свои правила

С определенными ограничениями в соцсетях с недавних пор предстоит столкнуться тем юристам, которые имеют адвокатский статус. В начале 2015 года началась разработка правил поведения адвокатов в социальных сетях и блогосфере. При подготовке документа ставилась главная цель – найти баланс между правом каждого гражданина на свободу слова и ограничениями, которые накладывает адвокатская профессия. По поручению президента ФПА для работы над проектом создали специальную экспертную группу, в которую вошли: члены Совета ФПА, представители юридического бизнеса и Ассоциации корпоративных юристов, члены советов и квалификационных комиссий региональных адвокатских палат, представители юридической науки и правовых СМИ. Результаты совместной работы этих специалистов опубликовали осенью 2016 года в окончательном варианте. Они сформировали пять базовых принципов для адвокатов в виртуальном пространстве: профессионализм, сдержанность и корректность, достоинство, безопасность и корпоративность (см. «Опубликованы обязательные правила поведения адвокатов в Интернете»).

Исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов Андрей Сучков уверенно заявляет, что адвокат может высказываться в соцсетях на любые темы. Более того, в «Правилах поведения адвокатов в сети Интернет» указано, что профессиональным защитникам присуща активная гражданская позиция по самым разным социально значимым проблемам, подчеркивает представитель ФПА. Адвокат в соцсетях должен вести себя так, как в профессиональной сфере: при всех обстоятельствах соблюдать честь и достоинство, присущие своему ремеслу, поясняет Сучков. В частности, адвокату нельзя публично комментировать позиции коллег по конкретным делам, в которых он сам не участвует. По словам эксперта, идеальная линия поведения защитника в соцсетях выглядит следующим образом – «Публиковать на страничке только то, что ты можешь высказать публично, выступая в качестве адвоката».

Одним словом, не имеет значения, где адвокат допускает нарушения этических требований: в личном блоге, при выступлении на телевидении или во время застолья в ресторане, отмечает первый вице-президент Адвокатской палаты Московской области Михаил Толчеев. Вместе с тем дисциплинарные органы адвокатского сообщества не могут брать на себя роль полиции нравов, подчеркивает он. Профессиональный защитник в соцсетях сам решает, будет он придерживаться корпоративных норм или выберет безграничное право на личное пространство с возможными последствиями, добавляет статс-секретарь ФПА, старший партнер КА «Pen&Paper» Константин Добрынин. Эксперт напоминает о три важных самоограничениях, которые накладываются на поведение адвоката в соцсетях исходя из положений Кодекса профессиональной этики: 1) Об адвокатской тайне. 2) Об ограничениях в саморекламе. 3) Не рекомендуется давать профессиональные комментарии по делам, в которых защитник не принимает участия. В любом случае, идеальная линия поведения в социальных сетях – это быть самим собой, уверен Добрынин: «То же самое касается и госслужащих, которым я советую самостоятельно вести свои страницы в соцсетях, не доверяя это дело помощникам». Сам Добрынин еще не так давно был членом Совета Федераций, но уверяет, что после прекращения сенаторских полномочий его манера вести аккаунт в Facebook не слишком изменилась. Возможно, я стал сильнее критиковать депутатов Госдумы, добавляет адвокат: «Теперь я не в корпорации и могу от души терзать некоторых парламентариев за те правовые глупости, которые они регулярно допускают».

Типичные линии поведения юристов в соцсетях

Юристы, которые консервативно воздерживаются от многих комментариев либо делают это односложно.
Юристы, которые пишут длинные пассажи с большим количеством эмоций, часто переходящими рамки дозволенного.
«Золотая середина»: коллеги, которые дают комментарии по существу вопросов с небольшой долей уместных эмоций.

Идеальная страница юриста должна ненавязчиво рассказать о юристе как о профессионале и дать немного информации о том, какой он человек.

Источник: Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права». В Facebook с 2011 года.

Тяжелая ноша госслужбы

Больше всего ограничений испытывают на себе представители судебной системы и госслужащие, которые решаются выйти в публичное поле. А за малейшее нарушение тут же следует жесткое наказание. В начале текущего года это испытала на себе теперь уже бывший мировой судья из Ростова-на-Дону Евгения Гребенщикова. Она выложила на своей страничке в соцсети «ВКонтакте» две картинки с нецензурной лексикой. Бдительный председатель одного из районных судов обнаружил это и сообщил главе областного суда. Региональная квалифколлегия лишила мирового судью полномочий за «поступок, который умаляет авторитет судебной власти». Дисциплинарная коллегия Верховного суда оставила такое решение без изменений (см. «Не умеете – не пользуйтесь»: судья поплатилась за картинки во «ВКонтакте»). Подобный случай стал для российской судебной системы далеко не первым. Так, за публикацию фото горящей мечети с надписью «В мире можно бесконечно смотреть на три вещи: как течет вода, как мерцают звезды и как горит мечеть» лишили статуса судью Ивана Вершинина из Малопургинского районного суда Удмуртии. Аналогичное наказание ККС Краснодарского края применила к судье Белоглинского районного суда Краснодарского края Ирине Парфеновой. Последняя разместила в «Одноклассниках» фото, где сидит в кабинете, похожем на рабочий, закинув ноги на стол. «Я, конечно, не совершенство, но шедевр еще тот!» – гласила подпись под фотографией. В обоих случаях решения региональных квалифколлегий поддержал ВС. Кроме того, судейскую должность из-за неоднозначного поведения в соцсетях можно просто не получить. Так произошло с Виктором Мокрушиным, который хотел попасть на работу в Арбитражный суд Крыма. Помешали Мокрушину фотографии из «ВКонтакте», на которых он на капустнике изобразил «подвыпившего полуобнаженного пирата с подбитым глазом». ВС отказ ВККС в рекомендации на должность поддержал.

В самом общем виде поведение в соцсетях как действующего судьи, так и отставника определяется Кодексом судейской этики, говорит Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ. Сам он признается, что далек от подобной активности в интернете. Помощник судьи из Санкт-Петербурга Ксения рассказывает, что их руководство не предъявляет особых правил к ведению личных аккаунтов: «Достаточно не выкладывать компрометирующих материалов. Последними считается обнаженка или фото с алкоголем». Кроме того, ежегодно каждый сотрудник суда должен сдать на специальном бланке список своих аккаунтов в соцсетях, поясняет собеседник. Если такие сведения не предоставить, то в отношении тебя начнут проводить служебную проверку, добавляет Ксения. Другая ее коллега в той же должности Татьяна подтверждает отсутствие особых рекомендаций к информации, которую публикуют в своих соцсетях представители судебной системы. Грань дозволенного она определяет для себя субъективно, исходя из личного видения судебной этики, статуса госслужащего и понятия порочащей информации. Татьяна советует своим коллегам не указывать в личных аккаунтах место работы, не размещать фото с рабочего места и не писать о роде своей деятельности в публичных комментариях. За несколько лет работы она уже стала свидетелем того, как за «порочащие» действия одни работники судебной системы получали выговор с депримированием, а других и вовсе увольняли.

Антон Ильин, доцент кафедры государственного и административного права юрфака СПбГУ, считает, что потенциальные угрозы от «живого» и виртуального общения для работников судов равнозначны. Представителю судебной системы следует помнить, что, глядя на его поведение – реплики и идеи, другие люди формируют свое мнение о правосудии, предупреждает собеседник. Но служителям Фемиды нельзя запрещать высказывать различные позиции в научных обсуждениях, которые проходят и на просторах соцсетей, подчеркивает Ильин: «Свобода творчества должна защищаться практически во всех ее проявлениях». Ограничения такого права для представителей судебной системы будут являться проявлением неуважения к конституционным правам граждан. Правильная линия поведения в соцсетях для нас – это микс служебного и личного, резюмирует Петр Яковлев, заместитель руководителя управления ФАС по Санкт-Петербургу. Если говорить упрощенно, то нужно совмещать «котиков и футбол» с записками чиновника, добавляет собеседник. Яковлев предупреждает, что госслужащим не надо писать про действующую власть. Про внешнюю политику можно, но аккуратно, поясняет представитель ФАС.

Советы молодым юристам от декана

Немало проблем в обсуждаемой теме связано с тем, что некому объяснить юристам, как правильно вести себя в интернете. Однако некоторые молодые специалисты получают разъяснения по правильному поведению в соцсетях еще со студенческой скамьи. Екатерина Тягай, директор института бизнес-права МГЮА, советует студентам юрфака быть активными в социальных сетях, но сосредоточиться на инструментах получения, а не распространения информации. Она подчеркивает, что ФБ позволяет узнавать мнение представителей профессионального сообщества напрямую – быстрее, чем оно окажется в СМИ. С личными фото и постами декан советует проявлять аккуратность: настроение, мнение, спутник жизни и увлечения могут измениться, а упоминания о них останутся в сети навсегда.

Сама Тягай создала страницу в ФБ более 10 лет назад, и ее содержание не сильно изменилось с тех пор, как из студентки она превратилась в юриста, а потом – декана МГЮА. Самоцензурой из профессиональных соображений Тягай не занимается, но руководствуется своими представлениями об уместности: она старается не влезать в скандалы и не поддерживать социально-политический хайп.

Своеобразный итог обсуждению идеального поведения юристов в соцсетях подвел Савельев, который дал следующий совет своим коллегам: «Лучше быть, а не казаться. Будьте самими собой и не придумывайте себе образ в интернете».

Еще по теме:

  • Как проходит имущественный суд Раздел имущества при разводе Украина Самым конфликтным и тяжелым делом является раздел имущества при разводе, который чаще всего происходит как следствие расторжения брака (развода). Но раздел имущества не всегда связан с разводом. Раздел […]
  • Лицензирование образовательной деятельности ип Лицензирование образовательной деятельности ип Открытая общественная правовая информационная система Задать вопрос юристу Главная › Вопрос-Ответ › Образование › Нужна ли лицензия на образовательную деятельность для ИП с […]
  • Рассчитать количество дней отпуска при увольнении онлайн калькулятор Калькулятор отпускных Калькулятор отпускных - поможет рассчитать сумму отпускных. Калькулятор отпускных производит расчет по правилам ст. 139 ТК РФ и Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утв. […]
  • Ликвидация оао славянки в 2018 году Как проводится ликвидация ОАО в 2018 году Одной из самых распространенных форм организации юридического лица является ОАО. При этом его регистрация и функционирование имеет свои особенности. Аналогичным образом обстоит дело с […]
  • Часть первая статья 192 тк рф Статья 192 ТК РФ За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные […]
  • Договор купли продажи товара с ндс Типовой образец договора купли-продажи без НДС Составление договора – важная процедура, которая включает в себя много серьезных пунктов. Важно соблюсти все детали этого вопроса, чтобы стороны сделки смогли избежать дальнейших проблем. […]
  • Сколько сейчас алименты у безработного В Украине увеличился размер алиментов и прожиточного минимума Закон о госбюджете на 2018 годпредусматривает повышение прожиточного минимума на одного человека в расчете на месяц. С 1 июля он составляет 1777 грн, что на 77 грн больше, чем […]
  • Оплата труда в госслужбе Украинским чиновникам изменили структуру зарплаты Министр соцполитики объяснил, как новшества скажутся на суммах, которые получают госслужащие Кабинет министров Украины изменил структуру начисления зарплаты госслужащим. Теперь доля оклада […]