Гражданско-правовая защита чести достоинства и деловой репутации граждан и организаций

Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве (2)

Главная > Реферат >Государство и право

«Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве»

На сегодняшний день актуальность данной темы неоспорима в связи с тем, что, в нашей стране люди не привыкли отвечать за произнесенные ими слова, сказанные неосторожно в порыве негативных эмоций или даже намеренно, для того, чтобы обидеть или унизить другого человека. В современном обществе, к сожалению, это широко распространено, и бороться с этим крайне сложно, а иногда просто бессмысленно. Наряду с правом авторства и другими неимущественными правами на результаты интеллектуальной деятельности гражданское право защищает многие другие личные права и нематериальные блага. В числе этих прав и благ право на имя, право на защиту чести и достоинства граждан, деловой репутации гражданина и юридического лица

В последние годы действия граждан и юридических лиц в защиту своих имени, чести, достоинства и деловой репутации заметно активизировались.

Статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации защищается право гражданина требовать, чтобы его репутация складывалась на основе достоверных сведений о его поведении, и чтобы его общественная оценка соответствовала действительности выполняемых им требований закона и морали. В связи с этим статья 152 ГК РФ предоставляет любому гражданину право требования опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, в судебном порядке.

Осуществить защиту вышеуказанных личных неимущественных благ невозможно без раскрытия содержания этих благ. Для того чтобы сделать вывод о том, что нарушено какое-либо право, предоставленное гражданину, необходимо иметь четкое представление об объекте, которому причинен вред.

Итак, понятия «честь», «достоинство», «репутация» — близкие нравственные категории, принадлежащие гражданам с рождения и относящиеся к нематериальным благам наравне с жизнью, здоровьем неприкосновенностью частной жизни, личной и семейной тайной, возможностью свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства и т. д. Понятия «честь», «достоинство», «репутация» также именуются гражданским законодательством нематериальными благами или личными неимущественными правами человека, реализующимися и защищающимися в соответствии с законом. В совокупности указанные понятия определяют «доброе имя гражданина», неприкосновенность которого гарантируется статьей 23 Конституции РФ.

С юридической точки зрения честь представляет собой социально значимую общественную оценку личности. Иными словами честь – это оценка личности обществом, т.е. положительное мнение окружающих людей о конкретной личности.

Достоинство – это самооценка личности своих моральных, профессиональных и иных качеств. Достоинство представляет собой самоуважение человека, основанное на его оценке обществом.

честь и достоинство – это взаимосвязанные и взаимодополняемые понятия, отражающие объективную оценку гражданина окружающим обществом и его самооценку.

Понятие репутации в его непосредственном лексическом смысле, как сложившееся мнение о гражданине, основано на оценке его общественно значимых качеств, в действующем российском законодательстве отсутствует. В действующем законодательстве говориться лишь о деловой репутации, представляющей собой сложившееся мнение общества о профессиональных достоинствах и недостатках физического или юридического лица, участвующего в деловом обороте (предпринимательской или иной экономической деятельности).

Употребление понятия «деловая репутация» применительно к тому или иному юридическому лицу представляется ясным, поскольку юридическое лицо организуется для участия, в первую очередь, в деловых отношениях, поэтому любые его качества неизбежно являются деловыми. В свою очередь, деловые качества гражданина – это качества, обеспечивающие осуществление гражданином деятельности, направленной на удовлетворение общественных потребностей, или его эффективное участие в ней. Такая деятельность получает оценку в общественном мнении, то есть у гражданина складывается определенная деловая репутация 26, с. 34.

Субъекты защиты чести, достоинства и деловой репутации-

лица, подлежащие ответственности за распространение порочащих, не соответствующих действительности сведений и лица, имеющие право на соответствующую защиту. Иски о защите чести, достоинства, деловой репутации вправе предъявлять юридические лица и граждане, которые считают, что о них распространены порочащие, не соответствующие действительности сведения.

Обычно гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не определяется законом или национальным обычаем. Однако это не препятствует использованию вымышленного имени, т. е. псевдонима. Перемена гражданином имени в установленном порядке с регистрацией изменений в актовых книгах органов ЗАГС и внесением изменений в ранее оформленные на его имя документы не прекращает и не изменяет его права и обязанности, приобретенные под прежним именем. Однако гражданин обязан принять необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени. В противном случае он несет риск негативных последствий, вызванных неосведомленностью указанных лиц. Весьма важным в рыночных условиях является запрет приобретения прав и обязанностей под именем другого лица. Если неправомерным использованием его имени (например, в коммерческо-рекламных целях) гражданину причиняется вред, то этот вред подлежит возмещению по общим нормам ГК об обязательствах вследствие причинения вреда.

В защиту общественных интересов, в отдельных случаях исковое заявление по данным категориям дел может подавать прокурор. Законодательные положения касаются и субъектов защиты личных нематериальных благ, нарушенных в результате распространения в средствах массовой информации не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию сведений.

Физическое или юридическое лицо вправе требовать от редакции средств массовой информации опровержения не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство сведений, распространенных в данных средств массовой информации, в случае, когда распространенные сведения обладают следующими двумя признаками в совокупности:

распространенные в средствах массовой информации сведения не соответствующие действительности;

распространенные в средствах массовой информации сведения носят порочащий характер.

В случае если редакция средств массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного СМИ. Если порочащие сведения распространены в публикуемой типографическим путем газете, ответчиком по иску выступает тот орган, от имени которого выпускается газета.

Обратим внимание на случаи освобождения СМИ от ответственности за распространение порочащих ложных сведений. Так, согласно статье 57 Закона РФ «О средствах массовой информации», редакция, главный редактор, журналист не несут ответственность за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан либо деловую репутацию граждан или организаций, если эти сведения:

присутствуют в обязательных сообщениях;

содержаться в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;

являются дословным воспроизведением фрагментов официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;

содержаться в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию, в соответствии с законом;

являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства.

В частности, не признается распространением порочащих сведений освещение, носящее негативный характер, СМИ какого-либо мероприятия. Например, СМИ осветили без анализа и собственных оценок произошедшего достоверный факт выпуска фирмой «Прогресс» некачественной продукции. В данном случае СМИ не будет нести ответственность за распространение порочащих сведений, поскольку СМИ было освещено произошедшее событие, имевшее место в реальной действительности, без сообщения каких-либо сведений, выражающих личное мнение по отношению к произошедшему.

Между тем, редакция, главный редактор, журналист не освобождаются от ответственности в случае, если к сведениям, полученным из иных источников, СМИ добавляют новые сведения, относящиеся к событиям и процессам, информация о которых почерпнута из иных источников и впоследствии признана несоответствующей действительности и порочащей честь и достоинство граждан и организаций.

Суммы морального вреда, которые указывают в своих исках истцы, обиженные на прессу, как правило, невероятно высоки. Если бы эти, запрашиваемые, суммы каждый раз удовлетворялись судами, многие российские газеты давно перестали бы существовать, а журналисты сменил бы эту профессию на мерее рискованную.

Согласно статьи 3 Закона РФ «О средствах массовой информации» цензура представляет собой требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительного согласования сообщений и материалов, кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым. В указанной статье Закона РФ «О средствах массовой информации» также отражено положение о том, что в данном случае наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, не допускается. А потому не являются цензурой случаи, «когда должностное лицо, требующее предварительного согласования текста сообщения или материала, являлось его автором, либо выступало в роли интервьюируемого, поскольку в данном случае речь идет о соблюдении авторских прав данного должностного лица либо его нематериальных благ, таких как честь, достоинство, репутация» 10, с. 34.

Таким образом, можно сделать вывод, что право на честь, достоинство и деловую репутацию является неотъемлемым правом любого физического лица, трудового коллектива или организации. Его нарушение причиняет существенный моральный вред, ущерб в свободе действий и в общественном положении, производя на окружающих невыгодное впечатление. Поэтому государство должно защищать это личное неимущественное право.

§ 4. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации

Существо гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации состоит в том, что в соответствии 1 со ст. 152 ГК РФ гражданин (а равно юридическое лицо – в отношении деловой репутации) вправе требовать по суду опровержения порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Термин «опровержение» в законе не раскрыт. Статья 152 ГК лишь косвенно указывает на функцию опровержения – обоснованное отрицание сведений, порочащих честь, достоин- ство или деловую репутацию определенного лица. В общенаучном смысле такое отрицание может исходить как от того лица, относительно которого распространяется порочащая информация, так и от того, кто ее распространил. Понятно, что во втором случае опровержение становится более «достоверным» – источник порочащих сведений сам отрицает то, что утверждал ранее. Однако не каждый распространитель таких сведений стремится принести извинения и этически реабилитировать морально потерпевшего. Для этого закон наделяет участников данной конфликтной ситуации соответствующими правами и обязанностями.

Пострадавшее лицо (гражданин или организация) наделяется правом требовать по суду опровержения. В свою очередь на распространителя возлагается обязанность опровергнуть такие сведения, если он не докажет их соответствия действительности.

Из приведенного видно, что существо гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации сводится к возникновению и последующей (вплоть до принудительной – судебной) реализации охранительного правоотношения, в котором морально потерпевший наделяется правом требовать опровержения, а распространитель – обязанностью его дать. В правильном понимании закона о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан (и юридических лиц) существенную роль играет постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций».

Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданско-правовой охраны относятся к числу важнейших духовных, нематериальных благ (моральных ценностей), принадлежащих каждому гражданину, каждой организации. Право на честь и достоинство, охрана этого права в действующем законодательстве применительно к гражданам возведены в ранг конституционного принципа. В ч. 1 ст. 23 Конституция РФ устанавливает, что каждый имеет право на защиту «своей чести и доброго имени». В ст. 21 подчеркнуто, что достоинство личности охраняется государством. «Ничто не может быть основанием для его умаления». Реализация этих положений осуществляется различными отраслями права, в том числе и гражданским.

Статья 152 ГК не случайно устанавливает единое правило для защиты чести, достоинства и деловой репутации. К настоящему времени в науке гражданского права сложилось достаточно единое мнение, в соответствии с которым под честью понимается определенная социальная оценка лица. Что же касается достоинства, то это известная самооценка личностью своих моральных, деловых и иных социальных качеств^. Данная самооценка базируется на оценке общественной. Расхождение между ними служит причиной таких явлений, как гипертрофированное самомнение, или, наоборот, уничижение, и др. Тем не менее безотносительно к уровню совпадения субъективной и объективной оценок ст. 152 ГК РФ защищает морально потерпевшего от наветов в пределах той информации, которая не соответствует действительности. То, что действительности соответствует, не может быть предметом судебного опровержения.

Введение категории «деловая репутация» является вполне обоснованным и логичным шагом законодателя в условиях рыночной экономики, когда каждый товаропроизводитель, предприниматель, иной участник имущественных отношений заинтересован в поддержании и упрочении своего имиджа надежного партнера, добросовестного контрагента и т. д.

Категория «репутация» близка по содержанию к категории «честь», однако не совпадает с последней. Репутация означает создавшееся общее мнение о достоинствах или недостатках кого-либо, чего-либо; приобретенную общественную оценку.

Однако в п. 1 ст. 152 речь идет не о репутации вообще, а только о деловой репутации. Следовательно, во-первых, имеется в виду общественное мнение, сложившееся лишь о профессиональной, производственной, торговой, коммерческой, посреднической, служебной и т. п. деятельности гражданина или юридического лица. Во-вторых, защищать в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК, потребуется не всякую деловую репутацию (последняя включает мнение как о достоинствах, так и о недостатках), а только положительную, которая ущемляется в случае распространения порочащих, не соответствующих действительности сведений.

Говоря о праве на честь, достоинство, деловую репутацию, не следует представлять себе, что законодатель регулирует тем самым указанные духовные блага. Закон регулирует те общественные отношения, которые складываются в связи с обладанием этими благами, и те социальные связи, которые возникают при их нарушении (умалении), используя прежде всего средства охранительного воздействия.

Право на честь, достоинство и деловую репутацию означает, что гражданин (юридическое лицо) имеет обеспеченную законом возможность требовать от других лиц, чтобы оценка его личности, дел и поступков опиралась на реальные обстоятельства и не искажалась порочащими сведениями, не соответствующими действительности.

Возникающее охранительное правоотношение обладает рядом особенностей, которые заслуживают самостоятельного рассмотрения.

Субъект права требовать опровержения. В суде в качестве истцов по данной категории дел могут выступать граждане и организации, пользующиеся правами юридического лица. В тех случаях, когда распространением сведений нарушены моральные интересы структурных и иных подразделений организации (цеха, отдела, служб, лаборатории и др.), право осуществляет организация, в состав которой входит данное подразделение.

Применительно к неполностью дееспособным (недееспособным) гражданам действует общее процессуальное правило – их права и интересы защищают законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах и самих несовершеннолетних (если они в возрасте от 14 до 18 лет) или граждан, признанных ограниченно дееспособными (ст. 32 ГПК РСФСР).

Если порочащие сведения были распространены в отношении умершего, то иск в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК вправе предъявить всякое заинтересованное лицо и в первую очередь его родственники (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).

Субъект обязанности дать опровержение – это то лицо, которое распространило указанную информацию. В настоящее время в судебной практике и гражданско-правовой науке существует определенное единство взглядов относительно определения обязанного лица. Здесь применяются следующие правила.

1. Если предъявлен иск об опровержении сведений, опубликованных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция. Когда редакция не является юридическим лицом, к участию в деле должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации. 2. Если порочащие сведения опубликованы под условным именем или без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) и его имя редакцией (издательством) не названо, то ответчиком по иску является только редакция (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.). 3. Если порочащие сведения изложены в служебной характеристике, подписанной представителями администрации и общественных организаций, то ответчиками являются лица, подписавшие характеристику, и организации, от имени которых она выдана (См.: ВВС РФ. 1992. № II. С. 7).

В силу ст. 152 бремя доказывания соответствия распространенных сведений действительности возлагается на ответчика. Истец может, но не обязан представлять доказательства, подтверждающие их ложность.

В соответствии со ст. 152 обязанность опровергнуть распространенные сведения может быть возложена на ответчика независимо от наличия или отсутствия в его действиях вины (т. е. считает лицо эти сведения ложными или нет).

Юридико-фактическое основание возникновения охранительного правоотношения по защите чести, достоинства или деловой репутации. Таким основанием (как и для любого иного гражданского правоотношения) служат соответствующие юридические факты. Учитывая, что функцию данного правоотношения составляет ликвидация морального вреда, причиненного распространением ложной информации, не соответствующих действительности сведений, которые порочат честь и достоинство гражданина (или организации), неизбежно приходишь к выводу, что искомым юридическим фактом является именно ее распространение (как противоправное действие). При этом единый акт причинения морального вреда – противоправное действие причинителя – расчленяют на составные элементы. Такие элементы в практике применения ст. 152 ив науке называют условиями гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации. К ним относятся: 1) распространение указанных в данной статье сведений; 2) порочащий характер этих сведений; 3) несоответствие их действительности. Совокупность перечисленных условий составляет общее основание возникновения охранительного правоотношения по защите чести, достоинства или деловой репутации. Рассмотрим названные условия подробнее.

1) Понятие распространения. В настоящее время судебная практика и наука под распространением порочащих сведений понимают «опубликование их в печати, трансляцию по радио-, теле- и видеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной форме, нескольким или хотя бы одному лицу» (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).

Закон не содержит специальных требований, касающихся формы распространения. Вместе с тем следует учитывать, что не является распространением сообщение такой информации непосредственно только тому лицу, которого они касаются. Так, если один гражданин в письме к другому обвинит его в неблаговидном поступке, то распространения порочащих сведений нет. Если то же самое письмо отправлено по месту работы или учебы и благодаря этому сведения стали известны другим лицам, то факт распространения налицо.

2) Порочащие сведения – это информация о нарушении гражданином (организацией) действующего законодательства или моральных принципов (совершение нечестного поступка, неправильное поведение в трудовом коллективе, быту и т. п.), которые умаляют честь и достоинство (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).

Если сведения носят нейтральный характер, то требовать их опровержения в порядке, предусмотренном ст. 152, оснований нет. Так, в суд обратилась Слепцова с просьбой опровергнуть сведения, опубликованные в газете «Авангард». В статье «С любовью к делу» рассказывалось о хорошей работе Слепцовой, которая с 17 лет трудилась в детском доме. При этом в статье был неверно указан год ее рождения. В исковом заявлении Слепцова просила обязать газету напечатать правильно дату ее рождения: вместо 1942 указать 1947 год (редакция добровольно делать поправку по просьбе Слепцовой не стала). В удовлетворении иска Слепцовой было обоснованно отказано, поскольку подобного рода сведения (даже ошибочные) не умаляют ее чести и достоинства, не являются порочащими.

Для содержания порочащих сведений характерны следующие признаки.

Во-первых, заключенная в них информация должна касаться конкретных фактов поведения определенного лица, тех или иных обстоятельств его жизни. Так, в статье «Цена рабочего времени», опубликованной в газете «Северная правда», сообщалось, что шофер Колтунов был уволен за неоднократное появление на работе в нетрезвом виде (ст. 33 КЗоТ). Колтунов обратился в суд, требуя опровержения этих сведений, поскольку в действительности он был уволен по другому основанию: ввиду неявки на работу в течение более четырех месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности (что подтверждалось надлежащим образом оформленным больничным листом). В данном случае порочащие сведения действительно умаляли его честь и достоинство.

Во-вторых, порочащие сведения могут включать в себя общую оценку (как правило, моральную) поведения определенного лица, характеристику тех или иных фактов его жизни. Известен случай, когда решением общего собрания лаборатории одна из сотрудниц (молодой специалист, только что защитившая диссертацию) была признана «антиобщественным элементом» ввиду того, что отказалась переехать из занимаемой жилой площади в отдельную квартиру, находящуюся в общежитии. В данном случае совершенно правомерным действиям сотрудницы (закон допускает подобное изменение жилищных условий лишь с согласия нанимателя) была дана неверная оценка, которая повлекла за собой умаляющую честь и достоинство оценку личности.

В-третьих, распространяемая информация может касаться любой сферы жизнедеятельности гражданина (организации). Закон не устанавливает никаких ограничений по этому поводу. Следовательно, порочащие сведения могут относиться и к трудовой (профессиональной и иной аналогичной) деятельности гражданина, и затрагивать факты сугубо частной жизни. Практике известно дело, возбужденное в связи с тем, что в отношении одной гражданки были распространены сведения, что ее якобы видели на работе в интимной обстановке с мужчиной.

3) Несоответствие распространенных порочащих сведений действительности означает, что содержащаяся в них информация либо относится к обстоятельствам, которых не существует вообще, либо отражает последние не такими и не так, какими и как они были на самом деле. Например, в характеристике, выданной молодому инженеру для поступления в аспирантуру, указывалось, что образование у него – семь классов вечерней школы. Как впоследствии было установлено, эти данные были взяты из личного дела его однофамильца. В приведенном случае сведения, указанные в характеристике, не имели отношения к лицу, на которое она выдавалась, и, следовательно, не соответствовали действительности.

Если распространены хотя и порочащие, но признанные судом соответствующими действительности сведения, то в их опровержении должно быть отказано. В подобной ситуации честь, достоинство или деловую репутацию умаляет не их распространение, а собственное поведение лица, отраженное в этих сведениях.

Способ опровержения порочащих сведений. Непосредственно в тексте закона оговорены только два способа. Один из них относится к случаям, когда порочащие сведения распространены в средствах массовой информации. В таких ситуациях и опровержение должно быть опубликовано в том же СМИ.

В Законе РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» достаточно детально регламентируются способы опровержения, которые должны применяться в этих случаях. Так, во-первых, если гражданин (организация) представил текст опровержения, то публикуется этот текст (при условии его соответствия требованиям Закона). Редакция радио, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину возможность зачитать собственный текст или передать его в записи. Во-вторых, если текст опровержения составляется редакцией, то в нем должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены.

Если порочащие сведения содержались в документе, исходящем от организации (в характеристике, выписке из протокола, справке, направлении, отчете), такой документ подлежит замене или отзыву (ст. 152 ГК).

Во всех остальных случаях вопрос о способе и порядке опровержения решается судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Общее правило таково: способ опровержения порочащих сведений определяется исходя из способа их распространения. Так, если порочащие сведения сообщались в письме, направленном в организацию, то на ответчика возлагается обязанность направить письменное опровержение в ту же организацию. Если порочащие сведения были сообщены на собрании, то опровергаться они должны на собрании того же коллектива. Известен случай, когда одна соседка рассказывала о плохом поведении (пьянках, скандалах) другой жильцам своего подъезда. Суд в этом случае обязал ответчицу принести извинения на общем собрании жильцов подъезда.

Обеспечивается исполнение судебного решения по правилу п. 4 ст. 152 ГК. В соответствии с ним, если решение суда ответчиком не выполняется, суд вправе его оштрафовать. Размер и порядок взыскания штрафа определяются в соответствии с процессуальным законодательством РФ. При этом суд назначает новый срок для исполнения решения. При последующих нарушениях эта процедура повторяется. Уплата штрафа не освобождает ответчика от обязанности выполнить решение.

В соответствии с п. 5 ст. 152 гражданин наряду с требованием об опровержении вправе требовать компенсации убытков и морального вреда.

Согласно п. Зет. 152 гражданин, в отношении которого СМИ опубликованы сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, имеет право опубликовать свой ответ в тех же СМИ.

Существо этого права заключается в том, что гражданин, в отношении которого в средстве массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права и законные интересы, имеет право опубликовать свой ответ (комментарий, реплику) в том же СМИ.

Для права на ответ характерны следующие особенности. Во-первых, в данном случае не требуется, чтобы сведения не соответствовали действительности или были порочащими. Достаточно того, что их распространение ущемляет права и интересы гражданина. Поскольку никаких уточнений о том, какого рода права и интересы могут быть нарушены подобным образом, в законе нет, следует полагать, что он берет под защиту любые (имущественные или неимущественные, организационные или личные) права и законные интересы (например, разглашение личной или семейной, профессиональной или коммерческой тайны).

Примечательно то, что п. 3 ст. 152 ГК РФ не предоставляет права на ответ юридическому лицу, если публикацией ущемляются его права и законные интересы.

Во-вторых, для возникновения права на ответ распространенные сведения могут порочащего характера и не иметь, а содержать положительную, нейтральную и любую иную информацию.

По сути дела, право на ответ преследует цель устранить любого рода ошибки, неточности, искажения, которые могут лицо и не порочить. Однако сам факт искажения создает неверное представление о человеке, его взглядах.

Часть 2 ст. 46 Закона РФ о средствах массовой информации предусматривает, что в отношении ответа и отказа в таковом применяются правила, предусмотренные ст. 43–45 Закона. Это означает, что порядок опубликования ответа и основания для отказа в ответе являются теми же самыми, что и для публикации опровержения. Ответ должен содержать информацию о том, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным СМИ, какие права или интересы гражданина были нарушены. В течение месяца со дня прихода требования о публикации ответа редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных лиц о предполагаемом сроке ответа либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа.

Весьма специфическое правило предусмотрено ч. 3 ст. 46. В соответствии с ним «ответ на ответ помещается не ранее чем в следующем выпуске средства массовой информации». Целевое назначение данного правила вполне понятно: дать возможность читателю выслушать мнение стороны, которая считает, что ее права или законные интересы нарушены. Однако ч. 3 ст. 46 содержит такое положение: «Данное правило не распространяется на редакционные комментарии».

Защита чести, достоинства или деловой репутации в особом производстве. В соответствии с п. 6 ст. 152, если установить, кто распространил сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, невозможно, то пострадавший вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. Данное правило имеет целый ряд особенностей.

Во-первых, поскольку распространитель неизвестен, то невозможно и предъявить иск. Следовательно, заявление должно быть подано в порядке, предусмотренном особым (а не общеисковым) производством.

Во-вторых, суд в соответствии со ст. 247 ГПК РФ устанавливает факты, имеющие юридическое значение. Таковым будет установление факта распространения порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений, не соответствующих действительности.

В-третьих, по общему правилу п. 1 ст. 152 ГК РФ истец освобождается от обязанности доказывать несоответствие сведений действительности. Применительно же к п. 6 ст. 152 заявитель вправе доказывать данные обстоятельства с использованием всех допустимых средств. В противном случае суд далеко не всегда будет в состоянии установить истину по делу. Однако сказанное не означает, что суд в такого рода ситуациях может отступить от общей презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной в п. 3 ст. 10 ГК РФ.

В-четвертых, решение суда по просьбе заявителя может быть направлено по месту его работы, жительства и т. д. для восстановления его доброго имени. Вынося решение, суд должен будет в каждом конкретном случае определить способ опровержения порочащих сведений. При необходимости суд может воспользоваться правилами ст. 35 Закона РФ о средствах массовой информации, обязав указанную в судебном решении редакцию его опубликовать.

Отличие гражданско-правовой защиты чести и достоинства от уголовно-правовой. Действующий УК РФ (ст. 129) предусматривает ответственность за совершение такого преступления, как клевета. Клевета – это распространение заведомо ложных, порочащих другое лицо сведений. Основания для уголовной ответственности имеют свою специфику, позволяющую отграничить их от случаев гражданско-правовой защиты чести и достоинства.

Во-первых, для привлечения к уголовной ответственности необходимо наличие умышленной формы вины распространителя сведений. Для применения ст. 152 ГК вина и ее формы юридического значения не имеют.

Во-вторых, возбуждение уголовного дела возможно только в отношении гражданина. Обязанность опровергнуть распространенные сведения на основе ст. 152 может быть возложена как на гражданина, так и на организацию – юридическое лицо.

Ни отказ в возбуждении уголовного дела, ни его прекращение за отсутствием состава преступления, ни вынесение приговора не препятствуют предъявлению иска на основе ст. 152 ГК в порядке гражданского судопроизводства.

Защита чести, достоинства и деловой репутации: теория и практика гражданско-правового регулирования Хавжокова Залина Борисовна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Хавжокова Залина Борисовна. Защита чести, достоинства и деловой репутации: теория и практика гражданско-правового регулирования : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.03 / Хавжокова Залина Борисовна; [Место защиты: Моск. акад. экономики и права].- Москва, 2009.- 205 с.: ил. РГБ ОД, 61 10-12/166

Содержание к диссертации

Глава I. Институт гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации: современное понимание сущности и содержания

1.1. Честь, достоинство и деловая репутация как объекты правовой защиты 15

1.2. Правовая природа, сущность и условия защиты чести, достоинства и деловой репутации 33

1.3. Гражданско-правовая защита в общем механизме юридической защиты чести, достоинства и деловой репутации 66

Глава II. Гражданско-правовые способы защиты чести, достоинства деловой репутации

2.1. Опровержение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию 81

2.2. Компенсация морального вреда как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации 97

2.3. Проблемы и перспективы совершенствования гражданско-правового регулирования в области защиты чести, достоинства и деловой репутации 124

Библиографический список 182

Введение к работе

Актуальность темы исследования. На всем протяжении становления общества человеческая мысль не раз обращалась к проблеме прав человека, в том числе его права на честь, достоинство и деловую репутацию. В современных условиях защита прав человека и гражданина становится одной из доминант общественного прогресса, основой которого является приоритет общечеловеческих ценностей. Конституция Российской Федерации устанавливает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (ст.2). Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. ] 8).

Ни одно государство не в состоянии не замечать при принятии тех или иных решений, проблемы защиты прав человека. У общества нет будущего, если оно не уважает права и свободы личности. Обеспечение таких прав представляет собой необходимый атрибут любого демократического государства. Всеобщая Декларация прав человека, принятая и провозглашенная Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году, определяет, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, их равных и неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. Никто не может подвергаться произвольным посягательствам на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту со стороны закона от такого вмешательства .

Право на честь, достоинство и деловую репутацию является важнейшей социально-правовой ценностью и потребностью для любого государства и общества. Очень важно при этом создать подлинно правовое государство, ибо правовое государство и права человека неотделимы друг от друга. Закре-

‘ Всеобщая декларация прав человека/Международное гуманитарное право в документах. М., 1996. С. 25.

пление прав и свобод человека в Конституции РФ и других основополагающих источниках определяет ориентацию на их обеспечение всех государственных органов, а общества — на осуществление контроля за тем, как эти права и свободы обеспечиваются властью в повседневной практической жизни.

К сожалению, следует признать, что современное состояние защищенности прав и свобод человека в Российской Федерации далеко от совершенства. Весьма распространенными явлениями становятся различные посягательства на личные неимущественные права личности, в том числе и на честь, достоинство и деловую репутацию, что свидетельствует о недостаточном уровне обеспеченности таких прав и свобод, недостаточной эффективности их защиты.

Нематериальные блага в последнее время являются объектом пристального внимания в цивилистике. Однако, многие спорные вопросы правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации до сих пор не нашли своего окончательного разрешения и требуют должного теоретического осмысления. К таким проблемам, в частности, следует отнести установление соотношения понятий чести и достоинства как философских категорий и объектов правовой защиты; определение границ, в рамках которых допускается распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; наличие противоречий в нормативных актах, регулирующих вопросы гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации; возможность компенсации морального вреда юридическому лицу при применении ст. 152 ГК РФ и ряд других.

Эффективность гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации напрямую зависит и от деятельности правоприменительных органов, непосредственно применяющих нормы гражданского законодательства. Судебная статистика последних лет свидетельствует о непрерывном росте обращений граждан и организаций в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. Вместе с тем анализ рассмотренных судами дел свиде-

тельствует об отсутствии единого подхода к квалификации рассматриваемых правонарушений, определению размера компенсации морального вреда в схожих ситуациях, что не способствует единообразию судебной практики.

Проблемность вопросов гражданско-правовой защиты чести и достоинства личности проявляется и в поиске границ свободы слова и ее соотношения с правом на защиту чести, достоинства и деловой репутации, что связано с бурным развитием средств коммуникаций.

Вышесказанное вызывает необходимость всестороннего научного изучения гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций в целях выработки конкретных практических рекомендаций и направлений совершенствования гражданского законодательства, регулирующего данные общественные отношения. Теоретическая и практическая значимость проблем, связанных с реализацией норм о защите чести, достоинства и деловой репутации в практике общих и арбитражных судов, в сочетании с их научной неразрешенностью в полной мере подтверждают актуальность выбранной темы исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемы гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации неоднократно становились предметом научных исследований. Вопросам защиты личных неимущественных прав, в том числе чести, достоинства и деловой репутации, посвящены работы М.М. Агаркова, А.Л. Анисимова, А.В. Белявского, С.Н. Братуся, О.С. Иоффе, Л.О. Красавчиковой, Н.С. Малеина, М.Н. Малеиной, Н.А. Придворова, Л.К. Рафиевой, В.А. Тархова, Е.А. Флейшиц, A.M. Эрделевского, К.Б. Ярошенко и других.

В последние годы данной теме был посвящен и ряд диссертационных исследований, в частности, докторские диссертации: А.А. Власова «Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации» (Москва, 2000), СВ. Потапенко «Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации от диффамации в СМИ» (Краснодар, 2002); кандидатские диссертации: Ю.Г. Иваненко «Актуальные вопросы защиты чести, достоин-

ства и деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц» (Москва, 1999), Д.И. Рогова «Механизм гражданско-правового регулирования отношений, возникающих по поводу чести, достоинства, деловой репутации и доброго имени» (Екатеринбург, 2003), М.Д. Добриевой «Честь, достоинство и деловая репутация как объект защиты в гражданском праве и процессе» (Москва, 2004), Е.М. Дьяченко «Деловая репутация юридических лиц» (Краснодар, 2005), Д.А. Самородова «Честь и достоинство по российскому гражданскому праву: социальные основы и правовая характеристика» (Москва, 2006). Несмотря на ту позитивную роль, которую данные исследования сыграли в развитии теории вопроса, ряд содержащихся в них положений представляется достаточно дискуссионным и требует дальнейшей теоретической разработки, что особенно важно в связи с изменениями в гражданском законодательстве и их осмысления с учетом новейших тенденций в общетеоретическом правоведении и отраслевых науках.

Ряд дискуссионных вопросов в области защиты чести, достоинства и деловой репутации сохраняет свою актуальность и на сегодняшний момент, в частности, правовая природа и момент возникновения субъективного права на честь и достоинство, соотношение философского и правового содержания категорий «честь», «достоинство», «деловая репутация», возможность защиты от распространения сведений, соответствующих действительности, допустимость компенсации морального вреда юридическому лицу, определение размера компенсации морального вреда и ряд других.

Недостаточно исследованы и проблемы взаимосвязи права на честь, достоинство и деловую репутацию и других нематериальных прав и свобод, ценностные коллизии и коллизии правовых норм. Такие ситуации требуют скорейшего нормативного разрешения.

Цели диссертационного исследования. Целями диссертационного исследования является комплексное и всестороннее изучение вопросов гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации, выявление существующих теоретических и практических проблем в указанной сфере и

выработка на этой основе предложений по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения.

Для достижения поставленных целей в процессе исследования решались следующие задачи:

рассмотрение с позиций права содержания категорий «честь», «достоинство», «деловая репутация»;

исследование отечественного опыта правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданском законодательстве;

изучение зарубежного законодательства, регулирующего вопросы защиты чести, достоинства и деловой репутации;

определение правовой природы и существенных признаков субъективного права на честь, достоинство и деловую репутацию;

анализ соотношения гражданско-правовых и иных юридических способов защиты чести, достоинства и деловой репутации в целях разграничения смежных правонарушений;

характеристика основных гражданско-правовых способов защиты чести, достоинства и деловой репутации: опровержения порочащих сведений, права на ответ, компенсации морального вреда;

выявление основных проблем правового регулирования в области защиты чести, достоинства и деловой репутации и тенденций развития гражданского законодательства в данной области;

— формулирование научно обоснованных предложений по совершенст
вованию гражданского законодательства и практики его применения.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Предметом диссертационного исследования выступают теория и практика гражданско-правового регулирования защиты чести, достоинства и деловой репутации: положения, содержащиеся в общетеоретических и отраслевых работах ученых по исследуемой проблематике; нормы российского и за-

рубежного гражданского законодательства и других отраслей материального права, регламентирующие условия и порядок правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации в их взаимосвязи; опубликованные и неопубликованные материалы судебной практики.

Методологическая основа исследования. При написании диссертационной работы для достижения ее целей и решения поставленных задач использовались общенаучный метод диалектического материализма, а также различные специальные общенаучные и частноправовые методы: формальнологический, нормативно-юридический, сравнительно-правовой, исторический, статистический, логические методы гипотез, аналогии, анализа и синтеза, метод обобщения и прогнозирования.

Теоретической базой исследования служат научные труды в области философии, этики, различных отраслей права, в той или иной степени посвященные выбранной тематике. Исследовательскую основу диссертации помимо ранее названных работ составили труды ученых-цивилистов различных исторических периодов: С.С. Алексеева, Б.Т. Безлепкина, С.А. Беляцки-на, А.Т. Боннера, И. Брауде, В. М. Гордона, В.М. Жуйкова, Л.Н. Завадской, О.А. Красавчикова, В.И. Лебедева, Е.А. Михно, Ю.В. Молочкова, СВ. На-рижнего, Л.И, Петражицкого, И.А. Покровского, А.П. Сергеева, К. Скловско-го, Ю.К. Толстого, П.Я. Трубникова, Р.Ф. Халфиной, С.А. Чернышевой, М.Л. Шелютто, Г.Ф. Шершеневича, В.П. Юдина и других.

Характер работы предопределил также необходимость обращения к философским трудам (Л.М. Архангельский, В.А. Блюмкин, А.И. Герцен, Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо, И. Экштейн) и энциклопедическим сведениям.

В научную базу исследования вошли также работы ученых в области уголовного и административного права — А.А. Жижиленкр, Б. Змиева, М.Е. Матросовой, И.С. Ноя, А.А. Пионтковского, Н.Н. Розина, Л.Н. Сугачева, М.А. Цанавы и других.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, гражданское, уголовное, административное, процессуальное за-

конодагельство России и ряда зарубежных стран, в частности, Закон Великобритании о диффамации, Германское гражданское уложение, УК Швейцарии, Швеции, Германии и Австрии, иные нормативные правовые акты в части регламентации отношений, связанных с защитой чести, достоинства и деловой репутации.

В контексте историко-правового генезиса защиты чести, достоинства и деловой репутации исследованы ранее действовавшие правовые акты как дореволюционного, так и советско-российского периода.

Эмпирической основой проведенного исследования выступают судебная практика Конституционного Суда РФ, арбитражных судов и судов общей юрисдикции, а также данные, полученные в результате изучения материалов конкретных гражданских дел, рассмотренных арбитражными и общими судами гг. Москвы, Уфы, Волгоградской, Воронежской, Липецкой областей, Кабардино-Балкарской республики. При подготовке диссертации также использовались результаты эмпирических исследований, проведенных другими авторами.

Научная новизна диссертации определяется тем, что автором проведено комплексное исследование проблем гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации на современном этапе во взаимосвязи теоретических положений и судебной практики. Научная новизна работы состоит во всесторонности осмысления механизма функционирования института гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации, его отграничения от иных юридических институтов защиты, выявлении перспектив совершенствования гражданско-правового регулирования защиты чести, достоинства и деловой репутации с учетом реально сложившейся практики применения действующего законодательства в данной области. В частности, уточнена социально-правовая сущность чести как объекта правовой охраны, выработано авторское определение субъективного права на честь, достоинство и деловую репутацию, обоснованы предложения о внесе-

ний изменений в гражданское законодательство, введения института диффамации.

В результате проведенного исследования на защиту выносится ряд сформулированных автором положений, имеющих теоретическое и практическое значение и раскрывающих новизну диссертационной работы:

1. Следует проводить различие между пониманием чести и достоинства как философских категорий и объектов правовой охраны. Честь как объект правовой охраны представляет собой положительную социальную оценку гражданина или организации, авторитет, репутацию. В отличие от достоинства личности, представление о котором (в том числе и правовое) исходит из принципа равенства всех людей в моральном отношении, честь связывается с конкретным общественным положением человека, родом его деятельности и признаваемыми за ним моральными заслугами. В то же время, общечеловеческое понимание чести слагается из множества компонентов, безразличных для права, и, следовательно, посягательство на них может оставаться без правового реагирования. С другой стороны, закон защищает ог посягательств на честь и достоинство любых лиц, независимо от общественного мнения о них, презюмируя их «доброе имя».

В то время как честь и достоинство присущи каждому человеку от рождения, деловая репутация в момент появления гражданина на свет или создания организации как нематериальное благо еще не существует, поскольку отсутствует деятельность ее формирующая. Поэтому, в отличие от чести и достоинства, положительная деловая репутация не презюмируется.

2. Авторское определение субъективного права на честь, достоинство и деловую репутацию, которое впервые дано посредством всестороннего анализа совокупности признаков данного явления (неимущественное содержание, абсолютный характер, особенности создания и осуществления, особый момент возникновения). По мнению автора, субъективное право на честь, достоинство и деловую репутацию представляет собой личное неимущественное право, не связанное с имущественным, возникающее в силу рождения

(создания), носящее абсолютный характер и заключающееся в возможности требования от неопределенного круга обязанных лиц воздержания от нарушения права и его защиты предусмотренными способами в случае такого нарушения.

Существующие противоречия в формулировках ст. 152 ГК РФ и ст. 46 Закона РФ «О средствах массовой информации» ограничивают право граждан и организаций, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, на ответ вне зависимости от вида распространенных сведений. В этой связи норма ст. 152 ГК РФ должна быть скорректирована в части предоставления гражданам и организациям права на ответ не только в случаях, когда распространенные сведения ущемляют их права и законные интересы, но и когда они не соответствуют действительности.

Самостоятельное применение термина «физические страдания» в составе понятия «моральный вред» не имеет практического значения, поскольку они происходят, как и нравственные, исключительно в эмоциональной сфере потерпевшего, его психике. Термин «физические и нравственные страдания» может быть заменен в гражданском законодательстве на «переживания», под которыми следует понимать любые отрицательные эмоции, дискомфортные состояния потерпевшего, вызванные посягательством на принадлежащие ему нематериальные и материальные блага.

Целесообразно закрепление в ст. 151 ГК РФ презумпции причинения морального вреда любым противоправным посягательством на неимущественные права потерпевшего. В отношении защиты имущественных прав гражданина следует сохранить прежний подход законодателя, поскольку наличие морального вреда в таких случаях не является бесспорным фактом и нуждается в доказывании.

Необходимо введение в гражданском законодательстве России института диффамации, предусматривающего защиту чести, достоинства и де-

ловой репутации независимо от соответствия распространенных порочащих сведений действительности. Анализируя данный институт в зарубежном праве, автор предлагает критерии правомерности оглашения такой информации: охрана общественных интересов и (или) выполнение служебного долга.

Придание гласности неблаговидных поступков гражданина, и особенно должностного лица, которые выходят за пределы личной сферы и затрагивают интересы каких-либо объединений (производственный коллектив, сослуживцы и т.д.) или общество в целом, является допустимым и оправданным. Таким образом, по мнению автора, действие статьи Гражданского кодекса о диффамации должно распространяться на правонарушения, не охватываемые ст. 152 ГК РФ и ст. 137 УК РФ, предусматривающей ответственность за распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну. Поэтому проблема ответственности за распространение соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, должна заключаться в поисках разумного компромисса между общественными интересами и интересами личности.

7. Для определения размеров компенсации морального вреда следует воспринять концепцию презюмируемого морального вреда, испытываемого «средним», нормально реагирующим на совершение в отношении него противоправного деяния человеком. Одновременно автором предлагается, во-первых, установление как минимальных, так и максимальных пределов компенсации морального вреда по каждому конкретному правонарушению, в зависимости от его общественной опасности и ценности нарушенного нематериального блага. Во-вторых, автор считает необходимым предоставить суду возможность в указанных рамках варьировать размер компенсации морального вреда, учитывая обстоятельства рассматриваемого дела, которыми могут быть: характер распространенных сведений, сфера, объем и неоднократность их распространения, публичность распространения, последствия, наступившие для потерпевшего в связи с распространением сведений.

Теоретическая значимость диссертации предопределяется актуальностью и новизной рассматриваемых в ней вопросов. Прежде всего, она состоит в развитии научного понимания гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации как средства реализации данных неимущественных прав. Положения диссертационного исследования могут быть использованы в дальнейших теоретических изысканиях и научных разработках, касающихся проблематики механизма защиты нематериальных благ.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в возможности использования выводов и предложений, изложенных в диссертации, при совершенствовании гражданского и процессуального законодательства, что позволит внести реальный вклад в повышении эффективности различных форм защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Результаты исследования могут использоваться как в нормотворческой, так и правоприменительной работе органов законодательной и судебной власти, а также при урегулировании споров самими заинтересованными лицами в досудебном порядке.

Отдельные положения диссертации могут найти применение в учебной литературе по гражданскому праву и использоваться в учебном процессе при преподавании соответствующих дисциплин в образовательных учреждениях юридического профиля.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права. Основные теоретические положения, авторские выводы и практические рекомендации изложены в 6 научных публикаций (в том числе в двух, опубликованных в изданиях, рекомендованных ВАК), общим объемом 2,0 п.л., а также выступлении на научно-практической конференции «Права и свободы человека и гражданина в современном российском государстве», которая проходила в октябре 2007 г. в Саратовском государственном социально-экономическом университете.

Материалы диссертационной работы используются и апробированы в учебном процессе Кабардино-Балкарского государственного университета при преподавании дисциплины гражданское право, а также в деятельности Верховного Суда Кабардино-Балкарской республики.

Структура диссертации. Структура диссертации определена в соответствии с целями и задачами исследования. Диссертации состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографии.

Правовая природа, сущность и условия защиты чести, достоинства и деловой репутации

В статье 1 Конституции РФ зафиксировано положение о России как демократическом правовом государстве. Провозглашение приоритета человека, его прав и свобод по отношению к другим социальным ценностям — один из важнейших принципов такого государства. Именно в связи с этим ст. 2 Конституции РФ закрепляет, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления (ст. 21 Конституции РФ). Эта гарантия дается любому человеку — охраняется достоинство не только взрослого и дееспособного лица, но и ребенка, и душевнобольного.

Следует отметить, что отсутствие терминологического единства в действующем российском законодательстве в сфере правовой защиты чести и достоинства личности серьезно осложняет реализацию данного права на практике.

Согласно ст.23 Конституции РФ каждому человеку предоставлено право на защиту чести и доброго имени. Однако, в действующем законодательстве оно закреплено как право на защиту чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 Гражданского кодекса РФ). В этой связи Конституционным Судом РФ по данному поводу было дано разъяснение, что статья 152 ГК РФ является важной гарантией конституционного права на защиту чести и доброго имени1.

В обеспечение положений Конституции РФ действующее законодательство предусматривает различные средства защиты чести и достоинства личности. Так, УК РФ устанавливает уголовную ответственность за преступления, связанные с посягательством на честь и достоинство личности — клевету (ст. 129 УК), оскорбление (ст. 130 УК), хулиганство (ст. 213 УК) и т.д. К гражданско-правовым средствам защиты чести и достоинства, прежде всего, относится ст. 152 ГК РФ, согласно которой гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Правила этой статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (п. 7 ст. 152 ГК РФ).

В чем же заключается специфика самого права на защиту чести, достоинства и деловой репутации? Раскрывая понятие и содержание данных нематериальных благ, мы определили, что в сфере общественных отношений они выступают как социальные, этические блага. Таким образом, честь, достоинство и деловая репутация могут рассматриваться в качестве нематериальных благ, охраняемых законом, и особых субъективных прав. Следует заметить, что ряд авторов вообще не признает существование данного субъективного права . Так, Т.В. Черкасова считает, что «если назвать право на честь и достоинство субъективным правом, то сразу же окажется, что для него неприменимо наиболее распространенное определение субъективного права, как возможности и обеспеченности известного поведения носителя права в границах, установленных нормой права» . Помимо этого, по ее мнению, пользование ими не носит юридического характера, поэтому одна из основных возможностей субъективного права — возможность пользования социальными благами — не находит в данном случае применения. В этой связи она приходит к выводу, что можно говорить лишь о субъективном праве на защиту чести и достоинства, так как только с момента нарушения такого рода благ право способно регулировать возникшие отношения».

В то же время, подавляющее большинство исследователей проблемы относят право на честь, достоинство и деловую репутацию к числу субъективных прав. Так, А.В. Белявский и Н.А. Придворов полагают, что «право на честь и достоинство является одним из видов субъективных прав, хотя и не может быть охарактеризовано с объективной стороны» .

Специфика данных прав позволила ряду авторов сделать вывод, что они входят в содержание гражданской правоспособности или являются ее элементом4.

На самом деле, по справедливому замечанию А.В. Мицкевича, субъект права, помимо возможности иметь субъективные права и обязанности в будущем, наделяется определенной совокупностью имущественных и неимущественных прав, определяющих его правовое положение. В их число входит и право на честь, достоинство и деловую репутацию. Эти права возникают не в результате осуществления правоспособности, а наряду с ней являются элементами правосубъектности гражданина или организации1.

Безусловно, учитывая особенности возникновения данных нематериальных благ, которые принадлежат субъектам уже в силу рождения (создания), спецификой обладает и гражданско-правовое регулирование субъективного права на честь, достоинство и деловую репутацию. Гражданское право до момента нарушения чести, достоинства и деловой репутации субъекта охраняет эти личные неимущественные отношения путем возложения всеобщей обязанности воздерживаться от их нарушения. И только с момента нарушения соответствующей нормы поведения, посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию, начинается регулирование соответствующих отношений.

Вопрос о понятии субъективного права в отечественной науке является спорным на протяжении длительного времени. Сложившиеся позиции авторов в указанной области могут быть разделены на следующие группы: рассматривающие субъективное право как притязание

Гражданско-правовая защита в общем механизме юридической защиты чести, достоинства и деловой репутации

Вопросы защиты чести и достоинства личности целесообразно рассматривать в контексте общего механизма обеспечения прав и свобод личности. В нашей стране существует определенный механизм обеспечения прав и свобод личности, под которым понимается «совокупность факторов, выступающих необходимыми условиями перевода благ, определенных личными конституционными правами и свободами, в практику индивидуальной жизнедеятельности человека»4. Сущность механизма обеспечения прав личности с точки зрения его содержания составляют меры (способы и средства), обеспечивающие реальное осуществление провозглашенных в законе прав и свобод личности.

Защита рассматриваемых нами нематериальных благ может осуществляться различными отраслями права: конституционным, гражданским, уголовным, административным и другими. В этой связи, выделяются и соответствующие способы правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации, условия применения которых весьма отличаются в рамках каждой из отраслей права. Указанные обстоятельства требуют тщательного анализа соотношения различных видов юридической ответственности за правонарушения, имеющие своим объектом честь, достоинство и деловую репутацию.

Возможность привлечения виновного к ответственности с правовой точки зрения возникает уже с момента совершения правонарушения. Однако на практике для этого необходимо выполнить ряд юридически значимых действий, а именно: установить юридический факт, породивший данное правоотношение, — событие правонарушения (преступления), установить субъектов правоотношения — лицо, совершившее правонарушение, а также определить конкретное содержание данного отношения, т.е. выяснить, какой правовой нормой оно предусмотрено.

Понимание юридической квалификации как способа и формы фиксации наличия или отсутствия у определенных жизненных обстоятельств признаков юридических фактов, как процесса установления соответствия признаков реального поведения и признаков идеальной правовой конструкции, а также результата такого процесса является, на наш взгляд, наиболее распространенным в юридической науке1. Правильная квалификация правонарушений имеет очень большое значение для практики применения закона, обеспечивает реализацию принципов права, прежде всего законности. С другой стороны, цели наказания, его индивидуализация и справедливость, могут быть достигнуты только при обоснованной юридической квалификации правонарушения. Ее ошибочность может повлечь, а зачастую и влечет, самые серьезные последствия, в числе которых, например, применение необоснованно суровых или, наоборот, неоправданно мягких мер наказания.

Все вышеизложенное, думается, имеет отношение и к квалификации правонарушений, посягающих на честь, достоинство и деловую репутацию. И здесь юридическая ответственность правонарушителя в большой мере зависит от правильной юридической оценки совершенного им деяния. На наш взгляд, все еще встречающиеся судебные и следственные ошибки оправдывают необходимость детального рассмотрения современных проблем правоприменительной практики, возникающих при квалификации данных правонарушений, и разработки конкретных рекомендаций по решению спорных вопросов.

Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации, прежде всего, закрепляется в Конституции РФ. Впервые данное право было возведено в ранг основных прав Конституцией СССР 1977 года. Сегодня честь и достоинство действительно рассматриваются как важнейшие духовные блага, неотделимые от личности и персонифицирующие ее.

В соответствии с Конституцией РФ, «Каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени» (ст.23). «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» (ст.21). Роль этих конституционных положений в сфере правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации трудно переоценить, поскольку они служат основой для развития отраслевого законодательства, направленного на охрану данных нематериальных благ.

Конституция РФ не предусматривает конкретных способов защиты субъективных прав — это прерогатива отраслей права, однако сама возможность конституционного контроля за соблюдением прав и свобод яв ляется одной из важнейших гарантий реализации конституционного права на защиту. Практика работы Конституционного Суда РФ1 показывает, что вопросы охраны личных прав и свобод в последнее время становятся все более актуальными. В качестве иллюстрации приведем следующее дело.

В середине 90-х годов перед судами остро стоял вопрос: не ущемляет ли право на защиту чести и достоинства другие конституционные права и свободы, в частности, свободу мысли и слова. Решение данной правоприменительной проблемы было отдано на откуп конституционного правосудия. Решение Конституционного Суда РФ по жалобе А.В. Козырева в этом смысле стало показательным и привело к формированию определенной судебной практики.

Суть дела состояла в следующем: А.В. Козырев (в то время — министр иностранных дел РФ) обратился в Конституционный Суд с просьбой признать не соответствующей Конституции РФ статью 7 ГК РСФСР (действующую на то время). Поводом для обращения послужило начатое Пресненским межмуниципальным судом г. Москвы в мае 1994 г. разбирательство по иску В.В. Жириновского к телекомпании НТВ и А.В. Козыреву о защите чести и достоинства на основании ч. 1 ст. 7 ГК РСФСР, согласно которой гражданин или организация вправе требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если лицо, распространившее их, не докажет, что они соответствуют действительности (аналог положения ч.1 ст. 152 ГК РФ 1994 г.).

Компенсация морального вреда как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации

Данное современным законодателем определение морального вреда как физических и нравственных страданий (ст. 151 ГК РФ) было сформулировано еще в конце XIX века в ходе обсуждения проекта нового Гражданского уложения России. Основными доводами в пользу необходимости включения института морального вреда в проект Гражданского уложения были ссылки на наиболее прогрессивные законодательства ряда зарубежных стран: Англии, Швейцарии, Австрии, Германии и др. Законы этих стран, а также научные труды зарубежных ученых стали главным источником формирования основ института морального вреда в российском праве.

При формулировке понятия, в первую очередь, был использован термин «боль», который далее трансформировался в более широкое понятие «физические страдания», хотя в то время под ними понимались только переживания, испытываемые от телесных повреждений. В итоге, в Проекте Гражданского уложения появилось положение, в соответствии с которым удовлетворению подлежал не только имущественный вред, но и вред нравственный, «не имеющий имущественного значения, например, физические и нравственные страдания, проистекающие от телесных повреждений, лишения удобств жизни и т.п.»1.

Как в период разработки проекта Гражданского Уложения, так и в советский период, вопрос о необходимости существования института морального вреда был предметом научных дискуссий, которые в основном сводились к вопросу допустимости или недопустимости возмещения морального вреда в денежной форме.

Противником материальной компенсации морального вреда был Г.Ф. Шершеневич, утверждавший: «Нужно проникнуться глубоким призрением к личности человека, чтобы внушать ему, что деньги способны дать удовлетворение всяким нравственным страданиям. Переложение морального вреда на деньги есть результат буржуазного духа, который оценивает все на деньги, который считает все продажным»2. Представляется, данная радикальная позиция в юридической науке и судебной практике являлась следствием того, что длительное время в России господствовало воззрение, в соответствии с которым возмещение нематериального вреда не может входить в задачи гражданского права: этот вред, во-первых, не может быть оценен на деньги, а, во-вторых, если бы даже такая оценка была каким-нибудь образом возможна, она была бы нежелательна, так как она унижала бы те самые духовные блага, которые желают повысить и охранить»1.

Высказывались и прямо противоположные мнения. И.А. Покровский, в частности, отмечал: «Есть ли в данном конкретном случае подлинный нравственный вред или же только спекуляция на получение денежной суммы, разобраться в этом — естественная фактическая задача суда. Во всяком случае, опасение подобных единичных неблаговидных притязаний не может служить основанием к тому, чтобы оставить без внимания все подлинные страдания людей. Без охраны нематериальных благ правовая защита сплошь и рядом окажется простой насмешкой»2.

Сторонником идеи компенсации морального вреда был и С.А. Бе-ляцкин, который полагал, что законодательство России не препятствовало возмещению неимущественного вреда. «Пусть даже законодатель не задавался серьезно мыслью о нематериальном вреде, а сосредоточивал внимание главным образом на имущественном ущербе ввиду большинства случаев именно такого ущерба. Но раз закон не выразил категорического веления по этому предмету, он, по меньшей мере, развязал руке практике и, не заполнив всего содержания понятия, оставил место для приспособления закона к нуждам жизни».

Проблемы и перспективы совершенствования гражданско-правового регулирования в области защиты чести, достоинства и деловой репутации

Несмотря на довольно продолжительный опыт применения законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации, проблемы, существующие в данной сфере, по-прежнему остаются актуальными и нуждаются в окончательном решении. К таковым, на наш взгляд, прежде всего, относятся следующие: — необходимость защиты от распространения порочащих сведений, соответствующих действительности; — возможность компенсации морального вреда юридическому лицу; — определение размера компенсации морального вреда при нарушении права на честь, достоинство и деловую репутацию.

Одним из условий ответственности за распространение порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений является их несоответствие действительности (ст. 152 ГК РФ). В этой связи, следует обратить внимание на последствия отрицательных для репутации, но соответствующих действительности сведений. В некоторых случаях о человеке распространяются сведения, соответствующие действительности, но содержащие его негативную характеристику (прежняя судимость, нахождение в психбольнице и т.п.) Вполне естественно, что разглашение и распространение подобного рода фактов создает дискомфорт и способно причинить определенные душевные волнения и переживания.

До настоящего времени российское гражданское законодательство не предусматривало санкций за распространение такого рода сведений. В-научной литературе на этот счет высказывались и высказываются различные точки зрения, зачастую совершенно противоположные. Одни специалисты считают, что институт диффамации, несовместим с нашим законодательст вом1. Другие, наоборот, оценивают такое положение как неправильное, ибо огласке могут предаваться сведения, которые не влияют на общественную оценку личности, но вызывают душевные страдания, а иногда и психические потрясения человека (сообщения о тайне происхождения, наличии заболевания, существование скомпрометировавших себя родственников, компрометирующие связи и т.д.) . Такая позиция соответствует международным нормам, в частности, «Всеобщей декларации прав человека», где в ст. 12 говорится: «Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

Следует отметить, что в российской правовой науке под диффамацией понималось и понимается «распространение порочащих сведений, соот-ветствующих действительности» . Нормы гражданского законодательства не позволяют возложить ответственность за распространение порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений на причинителя вреда, если он докажет истинность сообщенной информации, в связи с чем подобные случаи остаются без правового реагирования.

Так, М. обратился с иском о защите чести и достоинства, а также о взыскании компенсации за причиненный моральный вред с А.и Р. Последние, как указано в исковом заявлении М., в период избирательной компании, где М. баллотировался в депутаты, распространяли листовки, в которых указывали, что М. неоднократно лечился от алкоголизма, «каждый год меняет жен, как перчатки». Суд отказал М. в удовлетворении исковых требований, указав в своем решении, что «указанные факты были подтверждены ответчиком, который представил доказательства их истинности»1.

Уголовный кодекс РФ 1996 года в какой-то мере улучшил положение дел в этой области. Так, ст. 137 впервые предусматривается ответственность за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Очевидно, что в число таких сведений могут включаться и факты частной жизни потерпевшего, способные повлиять на его репутацию в обществе (наличие заболевания, существование скомпрометировавших себя родственников, компрометирующие связи и т.д.).

В то же время, данная норма не дает полного решения существующей проблемы. Во-первых, ответственность по рассматриваемой статье наступает только в случае распространения сведений, составляющих личную или семейную тайну потерпевшего и, таким образом, распространение любых других компрометирующих обстоятельств, например, связанных со служебной деятельностью, остается за пределами действия ст. 137 УК РФ. Еще одним немаловажным моментом является необходимость наличия вины распространителя сведений для возложения на него ответственности по ст. 137 УК РФ, в то время как ст. 152 ГК РФ ее не требует.

Безусловно, по нашему мнению, нельзя считать, что всякое распространение соответствующих действительности сведений, противоправно и должно влечь за собой юридическую ответственность. На наш взгляд, здесь необходим дифференцированный подход, ибо появление информации о порочащих обстоятельствах вызывается различными причинами. Следует признать, что в некоторых случаях распространение сведений о недостойных действиях субъекта может диктоваться общественными потребностями либо соображениями воспитательного характера. Вскрытие неблагоприятных фактов, имеющих место в действительности и характеризующих деятельность конкретного лица, в некоторых случаях представляется целесообразным. Как указывает А.Л. Анисимов, «предание гласности неблаговидных поступков гражданина, которые входят за пределы личной сферы и затрагивают интересы каких-либо коллективов. или общества в целом, является допустимым и оправданным. Разумеется, одни и те же аморальные действия не должны наказываться бесконечно. С одной стороны, нельзя гражданину все время напоминать о его прошлых прегрешениях, а с другой, постоянное перечисление уже известных фактов снижает воспитательное значение информации, и оно теряет свою силу.

Еще по теме:

  • Федеральный закон от 27072006 152-фз о персональных данных заявление Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) "О персональных данных" О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ 8 июля 2006 года 14 июля 2006 года Судебная практика и законодательство — 152-ФЗ О персональных данных 5.2. Не позднее чем за один […]
  • Как написать заявление на оплату переработки Какой документ применяется для оплаты сверхурочных часов? Документ для оплаты сверхурочных — общее понятие, в состав которого входят как распорядительные документы организации, так и те, которые подтверждают фактическую отработку «лишних» […]
  • Какие права на трактора Описание этапов получения прав на трактор В сельской местности, как и в городе не обойтись без трактора. Чтобы управлять такой техникой, нужно пройти обучение и получить водительские права на трактор. Права на управление трактором […]
  • Птс японского автомобиля Что такое распилы авто ВНИМАНИЕ! С 25.03 СТАЛ ВОЗМОЖЕН ПРИВОЗ КОНСТРУКТОРОВ БЕЗ РАСПИЛА ПОД ПТС ПО СТАРОЙ СХЕМЕ. Пошлина в 3000 евро отменена! Кузов отделяется от ходовой части и двигателя. Ничего не пилится, только минимальный […]
  • Защита чести и достоинства организации Защита чести,достоинства и деловой репутации. Разъяснения статьи 152 ГК Для того, чтобы стало понятно, что подразумевается именно в юридическом смысле под честью, достоинством и деловой репутацией, давайте рассмотрим каждое из этих […]
  • Протокол предварительного судебного заседания по гражданскому делу это Протокол предварительного судебного заседания по гражданскому делу это Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, […]
  • Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу Вправе ли юридическое лицо требовать компенсации морального (репутационного) вреда? Партнер коллегии адвокатов "Барщевский и Партнеры" специально для ГАРАНТ.РУ Вопрос о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу является […]
  • Договоры в пользу третьих лиц гк рф Договор в пользу третьего лица в теории и хозяйственной практике Захаров Юрий Юрьевич Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников Автореферат - бесплатно , доставка 10 минут , […]