Дискриминация женщин в исламе

Женская дискриминация – источник пороков общества

Тот, кто говорит, что современное общество покончило с дискриминацией, сильно ошибается. Дискриминация никуда не исчезла. В развивающихся странах Азии, Африки и Южной Америки она буднична, доступна для понимания. Однако – в остальных странах она тоже есть, просто принимает более уродливые формы, те, которые сложно разглядеть и понять…

На планете Земля живут уже более 7 миллиардов людей. Все они различны по цвету кожи, национальности, вероисповеданию… Можно сказать, что на всей Земле не найти двух абсолютно идентичных людей. Колониальное прошлое многих стран породило дискриминацию, состояние, которое подразумевает существование высшей, привилегированной касты и всех остальных, которые имеют право на существование в определённых пределах и определённое время.

Однако – ничто так более не делило людей, как гендерные признаки. Мужчины и женщины, созданные, чтобы быть единым целым, были разделены по разным полюсам.

Женская дискриминация – это одно их самых уродливых явлений общества. Она может быть скрытой и явной. И если явная дискриминация в большинстве своём присуща странам так называемого «третьего мира», то скрытая – это большая проблема самых феминизированных западных государств.

Если вы когда-нибудь были в развивающихся странах Африки или Азии, причём не с туристической поездкой, а жили или работали, то женская дискриминация не могла не броситься вам в глаза. Причём это бывает во всех странах, независимо от религиозной принадлежности.

Как правило – эти женщины не работают, или работают на тех местах, на которые не стремятся попасть мужчины (в основном – тяжёлый и грязный ручной труд). Если же кому-то из женщин посчастливится получить образование и её родственники разрешат ей работать, то у неё непременно возникнут проблемы с трудоустройством (женщина для работодателя – нежелательный элемент) и с оплатой (нормальным считается, что женщина получает оплату на 30 % ниже, чем мужчина на этой же должности).

Если заглянуть в классы школы, колледжа и тем более университета, то в них явно преобладает мужская часть общества. Частное образование оплачивать родители всегда предпочтут для сына, в государственные школы девочек тоже часто не пускают, поскольку они «должны сидеть дома и учиться вести домашнее хозяйство». Семьи в большинстве случаев большие и малышей нянчат старшие сёстры.

Отношение к новорождённым девочкам тоже чаще всего негативное, считается, что они, получая приданое, уносят из дома деньги (тогда как сыновья женятся и получают приданое жены – а стало быть, приносят деньги в дом). Нередки случаи, когда новорождённых девочек просто убивают (активно или пассивно). В последнее время участились случаи гендерных абортов, когда женщина, предположив (умственно или основываясь на данные ультразвукового исследования), что ждёт девочку, совершает аборт (чаще всего в домашних условиях). Нередко при этом погибает не только ребёнок, но и мать (от кровотечения или сепсиса).

Ещё более интересны случаи изменения пола новорождённого ребенка, проводимые в хороших больницах за очень высокую оплату. Из этого можно заключить, что уровень образования и счёт в банке никак не влияют на дискриминацию женщин в семье.

В развивающихся странах более 90 % женщин страдают железодефицитной анемией. В практике врача-акушера препараты железа занимают первое место по количеству назначений. Но и в этом случае женщина будет принимать их только, если её муж согласится их выкупить. Количество отказов от лечения переваливает за 50 %. Причём, если мужчина сам оказывается в ситуации пациента, то себе он может позволить и дорогих врачей, и дорогие лекарства.

Столь широкое распространение железодефицитной анемии в первую очередь связано с качеством и количеством питания. Женщины развивающихся стран практически не употребляют в пищу мяса (основного источника железа), и это связано не с особенностями кухни, а с особенностями питания.

Традиционно в семьях сначала кормят мужчин (очень часто ещё и пришедших к ним гостей). Женщинам же достается то, что осталось от мужской трапезы, причем очень часто от мяса не остаётся ничего. Белковая недостаточность, нехватка витаминов и микроэлементов – это реальная картина «уровня здоровья» женщин «стран третьего мира».

В любых военных конфликтах тоже в первую очередь страдает женщина. Она может остаться без детей, родственников, мужа. Она подвергается насилию с противоборствующей стороны. Число изнасилований (чаще групповых), убийств и самоубийств женщин коррелирует только с числом абортов и внебрачных детей после окончания конфликта. Число заражённых вирусными гепатитами и ВИЧ растёт в геометрической прогрессии.

Я опять оговорюсь – подобные варианты женской дискриминации присущи равнозначно странам «третьего мира» с абсолютно любыми исповедываемыми религиями. Хотя это довольно странно для так называемых «исламских стран» или просто мусульман. Поскольку роль женщины очень высоко поднята Исламом, очищена от предрассудков и возведена на пьедестал. Вероятно, подобное связано с уделением большего внимания традициям и обычаям, идущим из глубины веков, чем законам Ислама.

Однако поговорим о развитых странах. Здесь женщина тоже дискриминирована, хотя это и не так явно и не особенно бросается в глаза.

Работодатель явно предпочтёт нанять на работу мужчину, чем женщину. Это связано напрямую с тем, что женщина рано или поздно будет нуждаться в дополнительном отпуске в связи с беременностью, родами и воспитанием детей. Не редкость, когда в контракте при приёме на работу прописывается (или просто устно рекомендуется) «не заводить детей» определённое время. Соответственно женщина не имеет возможности создать полноценную семью тогда, когда она готова к этому физически и морально.

Работа женщин-сотрудниц даже в самых феминизированных странах оплачивается по нижнему тарифу, и в итоге, как правило, бывает ниже, чем у мужчин-сотрудников на подобной должности. Нередко – трудоустройство женщины возможно только при оказании «специфических личных услуг» работодателю.

Гламурная мода, диктующая женщинам мира стандарты красоты, становится причиной анорексии, булимии, белковой недостаточности уже для женщин цивилизованного мира. Можно, конечно, сказать, что параметры красоты не обязательны, и никто никого не заставляет следовать им. Однако на многие профессии берут женщин только с определёнными параметрами красоты.

Распущенность и вседозволенность, внебрачные и добрачные связи выливаются в проблемы матерей-одиночек, абортов, бурное развитие контрацептивной фармацевтики, эпидемии вирусных гепатитов и ВИЧ-инфекции. Чаще всего к подобным связям также принуждаются (явно или скрыто) женщины.

Конечно, данная статья – это очень короткое изложение проблемы. На самом деле – понятие женской дискриминации намного более широкое. Но есть общие тенденции. В любой точке мира женщина подвергается дискриминации, от места проживания только зависит: каковы будут её причины, а последствия – они одинаковы. И это страшно.

В своё время Ислам остановил дискриминацию женщин, однако, сейчас даже под маской этой миролюбивой религии вершатся страшные дела. В деле возрождения религии необходимо помнить, что невежество и слепое следование традициям только способствует росту угнетения женщин. Истинные законы Ислама не допускают даже мысли о дискриминации и об этом нужно знать и помнить не только женщинам, но и тем, от кого она зависит – мужчинам!

«Гомосексуалист не может быть мусульманином»

Тарик Рамадан — франкоязычный швейцарский богослов египетского происхождения, профессор Оксфордского университета, старший научный сотрудник университета Дошиша (Киото, Япония), университета Женевы и Фрибургского университета (Швейцария), доктор философии и французской литературы, магистр по арабскому языку и современным исламским исследованиям, президент Европейского Института исламской мысли в Брюсселе, директор центра исследований исламского законодательства и этики при университете Катара. В конце 2017 года ученый оказался в эпицентре сексуального скандала во Франции, что не помешало ему сохранить авторитет в мусульманской общине. На днях издательство «КоЛибри» выпускает его книгу «Ислам. Прошлое и настоящее», в которой автор знакомит читателей со своей трактовкой основ ислама, его историей и эволюцией, принципами, концепцией личности, жизни и смерти. «Лента.ру» публикует фрагмент главы, посвященной отношению мужчин и женщин.

ЖЕНЩИНЫ И МУЖЧИНЫ

Бесконечный поток книг и статей о положении женщины в исламе захлестнул мир и продолжает нарастать. Доминирующие темы неравенства, насилия, полигамии и ношения хиджаба свидетельствуют о женоненавистнической природе ислама либо выявляют ложность критики этих теорий. Мало кто станет отрицать, что вопрос это достаточно сложный, причем не только в отношении женщин, но и мужчин. Парадоксально, но именно положение и роль мусульман-мужчин на протяжении всего исторического кризиса вызывает недоумение и приводит в замешательство.

Личность или лишь роль

Мужчины несли ответственность за подавляющую часть вклада в право, юриспруденцию и исламские науки, но при этом вкладом тысяч женщин-ученых пренебрегли. Это оказало влияние на литературу, освещающую роль обоих полов. Во-первых, священные тексты изучались сквозь призму мужского взгляда, в основном в патриархальных обществах, и акцент делался на роли женщины в обществе. На протяжении веков множество трудов посвящалось статусу женщины — матери или дочери, но не существует ни одной серьезной работы, где бы рассматривалась женщина как полностью реализовавшаяся личность, свободное, целенаправленное действующее лицо, которое живет своей внутренней жизнью, приобретает духовный опыт в поиске познания Бога. Стремления женщины точно такие же, как мужчины, единственное их различие заключается в соответствующих ролях и статусе.

Материалы по теме

«В следующем месяце возьму себе вторую жену»

Надо признать, что изначально сам подход к вопросу — мужской. Более того, как уже обсуждалось, буквалистское прочтение священных текстов (сужение смысла) и влияние культуры (культурная проекция) перевесили чашу весов в формировании «женской темы» в исламе на свою сторону. Коранические аяты и пророческая традиция трактовали буквально, не принимая во внимание общий дух Послания. Культурная патриархальная обстановка, окружавшая ученых и правоведов, работавших над текстами, не могла не оказать влияния на их понимание. В результате исламская литература, посвященная женщинам, искажена втройне: она фокусируется исключительно на роли женщины, а не на ее личности; рассматривается частное (отдельные аяты), что не согласуется с общим (общие и конечные цели Послания); в ней смешиваются разные понятия — культурные нормы и религиозные принципы.

Влияние было настолько сильным, что даже великие и высокопочитаемые ученые оставили односторонние и опасные комментарии, которые можно использовать для оправдания некорректного отношения. Кто начиная с XII века установил, что брачный контракт приравнивается к взаимоотношениям хозяина и рабыни? Кто вплоть до сегодняшнего дня оправдывает супружеское насилие? Кто оправдывает заключение брака, когда не спрашивают согласия женщины, а иногда и мужчины? Послание, если рассматривать его полностью, говорит обратное.

Материалы по теме

«Европе нужен шариат»

Откровение последовательно, через воспитание, привело первых мусульман к пониманию супружества как отношений на основе равенства, любви и взаимного доверия, когда брак не заключается без согласия женщины; к полному запрету любых форм домашнего насилия, что подтверждал своим примером Пророк, который ни разу не ударил женщину и сказал: «Не бейте рабынь Божиих [женщин]». Нельзя отрицать, что существовали крайние интерпретации и комментарии, а подобные неприемлемые постулаты и правовые мнения были легализованы в истории исламского права даже самыми уважаемыми и знаменитыми учеными прошлого, которые прославились своими достижениями в других областях знаний.

Равенство и кризис мужественности

Мы уже обсуждали апологетику буквализма и традиционализма, описывающую женщин и мужчин равными перед Богом, их семейные взаимоотношения дополнительно к роли в обществе. Это понятие «дополнительности» остается расплывчатым и в итоге может быть использовано для оправдания дополнительных отношений в формате хозяина и рабыни, как некоторые правоведы настаивали на протяжении веков. Вопрос уходит корнями намного глубже и предшествует признанию женщины и мужчины равноправными личностями в стремлении к свободе и независимости, развитию на индивидуальном и социальном уровне, обретению материальной самостоятельности. Как супруги они являются партнерами:

«Верующие мужчины и женщины являются помощниками и друзьями друг другу. Они велят совершать одобряемое и запрещают предосудительное, совершают намаз, выплачивают закят, повинуются Господу и Его Посланнику» (9:71).

Утверждение равенства безоговорочно следует из детального исследования священных текстов, причем как мужчинами, так и женщинами.

Ученые и интеллектуалы обоих полов определили принципы и цели, которые необходимо учитывать для устранения ошибочных, упрощенных интерпретаций и неправильного культурного прочтения. Они начали работу по восстановлению прав женщин, и некоторые из них — и женщины, и мужчины — определяют себя как исламские феминисты. Характер взаимоотношений между мужчинами и женщинами ни в коем случае не должен вступать в противоречие со священными текстами и принципами ислама — он должен утверждаться на их основе. Требуется дальнейшая напряженная работа по критике трех упомянутых выше искажений и предотвращения их влияния в обыденной жизни.

О «женском вопросе» в исламе было так много сказано и написано, что «мужская тема» как-то осталась слабо освещенной. Между тем последняя неразрывно связана с современным кризисом ислама. Веками статус и авторитет мужчины со всеми прерогативами естественно проистекал из уклада патриархального общества и был надежно защищен, что гарантировало мужчине ведущую роль в обществе. В современном стиле жизни и культуре общества понятия сместились. Социальные проблемы, присутствие женщин на работе, возрастающее появление повсюду уверенных в себе женщин вкупе привели многих мужчин к психологическому и социальному кризису. К этому кризису, подлинному кризису мужественности, отнестись следует со всей серьезностью и подвергнуть все его составляющие — потерю опоры, чувство ущербности, синдром отсутствия отца и многие другие, ставшие широко распространенными болезнями нашего времени, — глубокому анализу.

Тема полигамии — одна из наиболее горячо обсуждаемых. Она часто используется для демонстрации дискриминации женщин, якобы присущей исламу, однако более детальное изучение этой темы на основе его базовых принципов и целей показывает всю нелепость выдвигаемых обвинений и приводит к пониманию священных текстов на ином уровне. Во время ниспослания Откровения полигамия была широко распространенным явлением, в арабских племенах и кланах число жен не регламентировалось. Коран ограничил его четырьмя женами, добавив при этом строгие условия. Моногамия однозначно поощряется, полигамия же рассматривается как возможный частный случай, когда защищаются интересы детей-сирот:

«Если вы боитесь, что не будете справедливы к сиротам, то женитесь на других женщинах, которые нравятся вам: на двух, трех, четырех. Если же вы боитесь, что не будете одинаково справедливы к ним, то довольствуйтесь [только] одной или теми, которыми овладели ваши десницы» (4:3).

Здесь допустимое отклонение выступает вместе с обязанностью равного отношения к супругам, а в случае отсутствия такового предпочтение отдается моногамии. Некоторые ученые добавили дополнительное условие: отказ первой супруги. В брачном контракте она может указать свое несогласие с последующими возможными браками, с чем супруг, подписавший контракт, обязан считаться. В некоторых обществах мужчины относятся к условию равного отношения как к чисто формальному, не принимая его во внимание. Кроме того, вне зависимости от согласия первой жены права и собственность других жен, согласно исламскому праву, защищены. Сегодня это часто не соблюдается: женщин вынуждают к принятию несправедливых и (или) дискриминирующих контрактов и жизнеустройства.

Полигамия ограничивается строгими условиями. Если в какой-либо стране она запрещена государственным законодательством, то не может быть разрешена и с точки зрения ислама, поскольку полигамия есть не что иное как допустимое отклонение. В этом случае она неприемлема в силу соблюдения принципа уважения к закону, а также защиты прав второй жены, ибо из-за нелегального статуса все ее права не защищены законом. Как и в случае первой женитьбы, необходимым условием всегда является согласие женщины. Если национальное законодательство устанавливает возрастное ограничение вступления в брак, оно должно соблюдаться. Женщина, дающая согласие, должна быть совершеннолетней, разумной и делать это осознанно, будучи психологически независимой.

Гомосексуализм

Это очень болезненная тема. Трактовки понятия разнятся от абсолютного осуждения, когда оправдывается применение смертной казни, до другой крайности, когда священные тексты пересматриваются некоторыми маргинальными мыслителями, которые сами часто являются гомосексуалистами и утверждают, что ислам мужеложство не запрещает. Как сам Коран, так и пророческая традиция не дают простора для реинтерпретаций, указывая, что гомосексуализм является грехом и запрещен в исламе, аналогично еврейской, христианской и многим другим всемирным духовным традициям. Суннитские и шиитские ученые практически единодушны в этом вопросе. Тем не менее обсуждается ряд вопросов, в частности — различие между гомосексуалистом и гомосексуальным актом, пассивной и активной гомосексуальностью (последняя однозначно запрещена), женской гомосексуальностью (встречается реже, но также запрещена в литературе) и с правом личности на сексуальную жизнь, скрытую от общества. Как суннитские, так и шиитские ученые учредили суровые наказания за активный вопиющий гомосексуализм. Большинство мнений подтверждает, что гомосексуализм находится под запретом и не должен публично пропагандироваться в мусульманских странах.

В последние 50 лет активно обсуждаются два вопроса.

Может ли женщина или мужчина иметь нетрадиционную сексуальную ориентацию и при этом считаться мусульманкой (мусульманином)? Часть правоведов, принадлежащих в основном к буквалистской и традиционалистской школе, указывают, что это невозможно: гомосексуалист, будь то мужчина или женщина, являться мусульманином не может. Подобное мнение не выражает точку зрения большинства ученых, признающих это возможным, равно как любой мусульманин может совершать действия, противоречащие установленным правилам и принципам ислама. Совершение греха, зла никогда не являлось причиной выхода из ислама, и хотя гомосексуализм считается грехом, никто не имеет права объявлять такого человека немусульманином.

Каким должно быть исламское отношение к гомосексуализму? Важно подчеркнуть существенное различие: наше правовое и этическое суждение всегда относится к действиям, а не к личности, совершающей это действие. Более того, Коран напоминает: «Мы даровали достоинство сынам Адама»* (17:70); действие можно осуждать, но не человека. Как в мусульманских странах, так и повсюду руководящим принципом должно стать уважение к человеческому достоинству, даже если мы категорически не согласны с действиями человека. Это главная основа отношения к людям, их сознанию и поведению — уважение к достоинству каждого, но остается право выносить суждение о действиях человека, а не приговор его личности.

Бесправное положение женщины в исламе – миф

Ислам велит относиться к женщине очень уважительно, ущемление их прав строго наказывается.

Права женщин в исламе настолько важны, что даже в своей прощальной проповеди Пророк Мухаммед говорил о необходимости хорошего отношения к женщинам и доброте к ним, «потому что они – ваши спутники и преданные помощники», подчеркнула эксперт Иман Куанышкызы в интервью порталу Zakon.kz.

— Иман, вы много пишите об исламе и сегодня, накануне женского праздника 8 марта хотелось бы поговорить с вами о женщинах-мусульманках, их роли в семье и обществе. Многие думают, что в ислам женщины идут от безысходности, в основном из уязвимых слоев населения, забитые, неуверенные в себе, беззащитные, необразованные… Так ли это?

— Да, мне знаком такой стереотип. На самом деле люди приходят к религии, когда они готовы к духовному развитию, дальнейшему духовному познанию. Кто-то может осознать такую готовность в каких-то сложных жизненных обстоятельствах, понимая, что его обычного эмоционального ресурса недостаточно, чтобы полноценно жить дальше. Такой человек уже не хочет надеяться на авось или на гороскопы, он выносит свою духовную опору за пределы повседневного материального мира и обращается к Всевышнему. Для такого человека это шаг вперед, а кому-то со стороны может показаться, что это жест отчаяния, безысходности.

Вы знаете, каждый в исламе найдет то, что ему необходимо. Например, неуверенные в себе люди увидят, что ислам дает определенный свод правил, который помогает развиваться духовно, работать над собой, строить свою личность и идти вперед, несмотря на жизненные трудности.

Вообще стереотипы в нашем обществе имеют среди прочего и историческую основу. Я, к примеру, однозначно не могу согласиться с клеймом «необразованных» мусульманок, потому что даже в 19 веке наши предки старались давать знания своим дочерям, отправляли их на занятия к муллам, нанимали учителей, которые кочевали с их аулом. Понимая, что получение знаний является обязанностью каждого человека, в исламе вне зависимости от гендера наши уважаемые ата-бабалар считали своим долгом дать образование детям, несмотря на то, что это было дорогое удовольствие.

Далее, именно ислам принес в казахские степи понятие о том, что у женщины должны быть имущественные права — на махр или на наследство после смерти мужа. В тех редких случаях, когда семья не придерживалась положений ислама, женщине не принадлежало ничего, ведь уплачиваемый за нее калым уходил к ее родителям и родственникам, а данное ей приданое делилось между родственниками мужа, которые участвовали в выплате калыма за невесту.

Хочу отдельно отметить про стереотип «забитости» женщин. Казахи издревле воспитывали девочек свободолюбивыми, обучали их верховой езде, силе и ловкости, в то же время, прививая им приоритетность семейных ценностей и давая все необходимые навыки ведения домашнего хозяйства. Не каждая женщина могла выдержать кочевой образ жизни, поэтому нам по наследству передался этот духовный стержень от наших прабабушек вместе
с присущей им гибкостью и дипломатичностью.

— А в настоящее время, как вы думаете, положение мусульманки в обществе изменилось?

— Конечно, изменилось, причем во многих аспектах. Сегодня у них намного больше возможностей получать образование, причем любое — религиозное, светское, изучать иностранные языки, посещать специализированные курсы, развивать свои способности в какой-то узкой сфере. Мы также не ограничены географически, ведь можно учиться в престижных университетах дистанционно, не выходя из дома. Единственный парадокс: раньше наши предки обучали девочек у мулл, которые преподавали не только светские знания типа грамоты, счета и чтения, но и азы шариата. И это считалось нормой, многие наши бабушки получили базовое образование и почерпнули понимание наших традиций и обрядов именно на таких уроках. А сегодня девочке в платке нельзя зайти в обычную светскую школу, которой руководят потомки тех, кто когда-то сам днями просиживал в юрте, обучаясь у устаза.

Многие мусульманки смогли получить образование в престижных университетах за рубежом, включая Лигу Плюща, и сегодня они работают в частных компаниях на хороших должностях, например, в «большой четверке», развивают новые направления типа такафула (исламское страхование) или исламских финансов, это прекрасные юристы, экономисты, кадровики. У кого-то из них свой бизнес, кто-то пишет детские книги, а кто-то посвятил себя семье. Они владеют несколькими иностранными языками, воспитывают детей, занимаются благотворительностью. И глядя на них, язык не повернется сказать, что это ущербные, зомбированные личности, не имеющие четкого понимания своих целей в жизни. В таких случаях низкие общественные ожидания от данной социальной группы разбиваются вдребезги.

Параллельно с этим, в нашем обществе происходит нарастание исламофобии, а значит и определенной дискриминации, в результате чего многие практикующие мусульманки не могут реализовать свой потенциал. Так, за последние несколько лет многие учителя в платках остались без работы, как и практикующие мусульманки, состоявшие на госслужбе. Это произошло не потому, что они вдруг стали хуже работать, а по причине создания искусственных барьеров для них. Получается, что в отношении современных практикующих мусульманок происходит наложение общественных стереотипов на дискриминационные меры, что создает дополнительное психологическое давление на них. Сегодня мы являемся свидетелями того, как религиозность человека больше не воспринимается в качестве части его идентичности; ее стараются подавить исторически известными, привычными методами.

Между тем, недавно на Всемирном экономическом форуме в Давосе Малала Юсуфзай, известная мусульманка, которая борется за права женщин, говорила, что женщины должны сами выбирать свой стиль одежды, никто не вправе им указывать или навязывать, что носить и тем более, запрещать. И хотя в США или Западной Европе определенная негласная дискриминация в какой-то степени тоже присутствует, эти страны могут похвастать яркими примерами женщин-мусульманок, которые продвинули имидж страны, завоевав олимпийские медали или работали консультантами при Президенте США, принимая активное участие в формировании антитеррористической повестки. Не счесть известных профессоров в хиджабе, преподающих в университетах мирового класса, прекрасных программистов в Силиконовой долине, юристов, не говоря уже об обычных полицейских в хиджабах в Шотландии, которые тоже приносят пользу своей стране.

— То есть положение женщины в исламе не должно ассоциироваться с ее полным бесправием?

— Конечно, нет! Женщина в своих правах и обязанностях полностью равна мужчине перед Аллахом. Более того, женщине Создатель дал некоторые послабления в силу ее физиологических и психологических особенностей, например, в отношении поста и намаза.

Роль женщины в исламе очень важна, отношение мужчины к женщине строго регламентируется в Коране, где мужчинам вменено в обязанность быть попечителями, защитниками, поддержкой для женщин. Права женщины детально расписаны как в самом Священном Писании, так и в хадисах Пророка Мухаммеда (да благословит его Аллах и приветствует), их ущемление строго наказывается.

Первой мусульманкой-женщиной, уверовавшей в Пророка Мухаммеда, была его жена Хадиджа, с которой многие женщины берут пример. Она была крупным предпринимателем, отправляла свои торговые караваны в разные страны, воспитывала детей, занималась благотворительностью. Это замечательный пример динамичной и жизнерадостной личности, которая, несмотря на нелегкий жизненный путь, смогла стать прекрасной второй половинкой Пророку. Он очень ее уважал, ценил ее мнение и советы.

В отношении образования мусульманки берут пример с другой жены Пророка – Аиши, которая является крупнейшим исламским ученым, передавшим огромное множество хадисов. Вопреки устоявшемуся мнению, женщины во времена Пророка не были забитыми и психологически сломленными. Они принимали участие в военных действиях, заботились о своих семьях, получали образование, заучивали Коран, принимали участие в общественной деятельности, то есть вели полноценную жизнь, принося пользу окружающим людям.

Права женщин в исламе настолько важны, что даже в своей прощальной проповеди Пророк говорил о необходимости хорошего отношения к женщинам и доброте к ним, «потому что они – ваши спутники и преданные помощники». И это было сказано в VI веке, когда социальный статус женщины был чрезвычайно низким.

— Есть ли в исламе какие-то праздники, чествующие женщин, как, например, в светском обществе 8 марта — Международный женский день?

— В исламе нет каких-то специальных праздников, посвященных женщинам. Лично я считаю, что нет необходимости выделять какой-то один день, чтобы показать, как мужчины относятся к женщинам. Ежедневно мужчины должны проявлять заботу, понимание, поддержку, защиту, которые так необходимы нам, дочерям, матерям и сестрам. Почет и уважение к матерям закреплены в таких широко известных словах Пророка, как «Рай находится под ногами матери». Когда у него спросили, кто более всего достоин хорошего отношения, он три раза подряд ответил: «Мать», и только потом упомянул отца. Сегодня у многих казахов падает настроение, если им сообщают, что у них родится дочь, тогда как в исламе считается, что именно дочери могут ввести своего отца в рай, если он даст им хорошее воспитание. Это базовые ориентиры и ценности, которыми руководствуются мужчины при построении своей семьи.

— Каким вы видите будущее женщин в Казахстане?

— Однозначно ярким, наполненным достижениями в самых разных сферах. В силу природных способностей женщины более адаптивны, мобильны, гибки. Да, физически они слабее мужчин, но в долгосрочной перспективе они более терпеливы, креативны и дают богатое внутреннее наполнение всему, с чем работают. Сегодня женщины видят множество перспектив роста, будь то проекты, связанные с социальной сферой, типа образования или медицины, или технические направления, типа информационных технологий.

В каждую из нас Всевышний заложил уникальные способности, которые могут органично дополнить общий тренд развития в обществе, если, конечно, для этого будут созданы все условия.

Я мечтаю о том, что женщин не будут бить, насиловать, притеснять, воровать и насильно выдавать замуж. Я мечтаю о том, что женщинам не нужно будет выкидывать своих детей на мусорки из-за отсутствия механизмов реальной помощи. Я мечтаю о том, что на арену выйдут прекрасные специалисты с высокими достижениями, и общество будет видеть в них не платок на голове, а тот прогресс, который они смогли осуществить. Нужно перестать акцентировать внимание на отдельных религиозных, национальных, гендерных особенностях и начать видеть личность в целом. Не нужно политизировать желание человека развиваться духовно, не нужно заранее видеть в нем угрозу и тем более, формировать общественное мнение в этом ключе.

Мы – женщины, через нас Создатель дает жизнь, мы воспитываем наших детей и внуков, вдохновляем наших мужей на свершения, наша роль в обществе очень важна, а значит, и ответственность наша огромна.

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Функция поиска

Четыре сложных вопроса Женщина в исламе: рабыня или королева?

Мусульманки ожидают начала ежегодной конференции «Исламского центрального совета Швейцарии» в Фрибуре.

Швейцарские СМИ порой весьма скептически описывают положение женщины в исламе. Но как выглядит ситуация на самом деле, кем является женщина в исламе, рабыней или королевой? Портал swissinfo.ch поговорил с швейцарками, перешедшими в ислам, и задал им несколько вопросов!

Постоянно публикуемые сообщения о том, что «Исламское государство» делает из женщин и девочек сексуальных рабынь, информация о нападениях беженцев на женщин, обязанность носить головной платок — все это вызывает у европейцев по меньшей мере отторжение, ухудшая и без того неблагоприятный имидж ислама в части, касающейся положения женщин. И тот факт, что в Швейцарии двое подростков, выходцев из Сирии, отказались недавно пожимать руку своей учительнице, тоже подается в СМИ как результат реализации положений исламского вероучения, якобы изначально настроенного негативно по отношению к женщинам.

Но как же мусульмане на самом деле относятся к женщинам – независимо от культуры, традиций и политических тенденций в исламе? Журналист портала swissinfo.ch встретился с тремя швейцарками, принявшими мусульманство. Хорошо зная обе культуры, и швейцарскую светскую, и исламскую религиозную, они могли бы снабдить нас информацией из первых рук. Такова была идея.

Барбара Вели (Barbara Veljiji), Наталия Дарвих (Natalia Darwich) и Нора Илли (Nora Illi) – практикующие мусульманки. Нора Илли отвечает за руководство женской частью объединения «Исламский центральный совет Швейцарии» (Islamischer Zentralrat Schweiz Внешняя ссылка , IZRS). Наталия Дарвих принадлежит к шиитскому направлению мусульман, две другие наши собеседницы – суннитки. Все три женщины носят головной платок, а Нора Илли еще и закрывает лицо. Они едят халяльную пищу и несколько раз в день совершают молитву. Мы задали им вопросы, которые, наверное, ставят перед собой все, кто не принадлежит к исламу, но старается понять его особенности.

  • Платок на голове

Из-за того, что она носит платок и закрывает лицо, Нору Илли каждый день могут обругать, а иногда даже и толкнуть. Привыкла к косым взглядам в свой адрес и Наталия Дарвих. При этом новообращенные швейцарские мусульманки искренне не понимают, почему платок на голове считается символом угнетения женщины. По их словам, женщина сама принимает решение, носить ли ей платок или нет. Муж, отец, брат здесь никакого права голоса не имеют. «Это личное дело между Богом и мной», — говорит Наталия.

В том, что касается неравноправия полов, все три женщины едины. «Мужчины и женщины равноправны и равноценны, но не равны друг другу», — отвечает Наталия Дарвих. Нора Илли тоже считает: «Мужчина и женщина не равны, ведь только женщина может рожать и выкармливать детей». С тем, что, согласно Корану, мужчина — это кормилец, а женщина должна заботиться о семье, женщины тоже согласны, даже Барбара Вели, хотя на практике она и придерживается совсем другой модели, после рождения детей она работает, а муж ее — домохозяин.

Когда дело доходит до многоженства, мнения женщин разделяются. «Я бы так не смогла! Несмотря ни на какой ислам,» — честно говорит Барбара. Нора Илли говорит, что «ислам разрешает мужчине иметь до четырех жен, но при этом муж должен относиться к ним справедливо и проводить у каждой жены одинаковое количество ночей». Есть ли у ее собственного мужа вторая жена, этого она не захотела ни подтвердить, ни опровергнуть.

  • Обрезание девочек

Для Наталии Дарвих женское обрезание — это один из обычаев, который случайно получил распространение в мусульманских странах: «Считается поэтому, что он исламский, но это не соответствует действительности».

У Норы Илли другое представление об этом обряде: «В исламе существует женское обрезание, но оно не обязательно». Крайние формы, такие, как «фараоново обрезание», или инфибуляция, объясняются, с точки зрения Норы Илли, культурными особенностями. Ислам требует только небольшого обрезания кожи вокруг клитора, называемого сунна, а это процедура аналогична обрезанию у мальчиков.

Как в исламе обращаются с женщинами? Таков был последний вопрос, адресованный трем мусульманкам. «Как с жемчужиной», — ответила Нора Илли. «Мы просто королевы», — считает Барбара Вели. А Наталия Дарвих говорит, делая ссылку на историю: «До ислама женщина не имела никакой ценности».

Ислам: новообращенные в Швейцарии

Сколько человек в Швейцарии приняли ислам в сознательном возрасте — официальных цифр на этот счет пока нет.

Тем более что сама процедура обращения в ислам проходит довольно неформально: достаточно признать эту веру вслух и совершить полное омовение тела.

По общим оценкам, в Конфедерации проживает около 10 тыс. лиц, перешедших в ислам из другой религии, что составляет от 2% до 4% всего мусульманского населения Швейцарии.

Женщины значительно чаще принимают ислам, чем мужчины. После 11 сентября 2001 года в Швейцарии, как и в других западных странах, был отмечен явный рост обращений с просьбой перейти в ислам. Причины такого всплеска пока неизвестны.

Вы можете связаться с автором статьи через Facebook Внешняя ссылка или Twitter @SibillaBondolfi Внешняя ссылка .

А как считаете Вы: действительно ли женщины в исламе подвергаются дискриминации, или это просто широко распространенное предубеждение?

Перевод с немецкого и адаптация: Людмила Клот.

Дискриминация женщин в исламе

Федорова Юлия Евгеньевна

кандидат философских наук

научный сотрудник сектора философии исламского мира Института философии РАН

109240, Россия, г. Москва, ул. Гончарная, 12, стр. 1

PhD in Philosophy

Scientific Associate, Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences

109240, Russia, g. Moscow, ul. Goncharnaya, 12, str. 1

В статье анализируется современный научный дискурс вокруг так называемого «женского вопроса» в исламе. В первой части статьи рассматривается круг проблем, связанных со стереотипными представлениями о всецело «бесправном» положении мусульманок, а также выявляются истоки формирования этих представлений в России и на Западе. Вторая часть статьи посвящена изложению альтернативных точек зрения на указанную проблему, как ученых-мусульман так и их европейских коллег, а также вопросу о концепции равенства в исламе в сопоставлении с западным его пониманием. В основе исследования лежит методология сравнительно-исторического и понятийного анализа, а также метод анализа данных социологических опросов и работ по гендерной проблематике в исламе. Автор приходит к выводу, что ислам – это не всегда подавление женщин, как это порой выглядит, если мы продолжаем мыслить стереотипами. Скорее наоборот, в современном мире ислам не закрепощает женщину, а предлагает для нее собственную систему социально-правовых координат, в основе которой лежит принцип функциональной дифференциации полов и специфически исламское понимание равенства.
Ключевые слова: ислам, мусульманская женщина, исламское общество, хиджаб, стереотипы, система ценностей, равенство, гендерные роли, права, социальный статус

Дата направления в редакцию:

In her article Fedorova analyzes the modern scientific discourse on so called ‘female issue’ in Islam. The first part of the article is devoted to a circle of problems related to stereotyped images of a totally ‘rightless’ position of Muslim women. In the first part of the article the author also describes the sources of the development of such stereotypes in the West and Russia. The second part of the article is devoted to the description of alternative points of view on the aforesaid issue presented by both Muslim scientists and their European colleagues as well as the concept of equality in Islam versus Western interpretation thereof. The research is based on the methodology of the comparative historical and conceptual analysis as well as the method of analyzing results of surveys and gender researches in Islam. The author concludes that Islam does not always mean repressino of women as it looks like if we continue to follow stereotypes. Quite on the contrary, today Islam does not restrict a woman but offers her a peculiar sytem of social and legal coordinates based on the principle of functional differentiation of genders and specific Islamic understanding of equality.

Islam, Muslim woman, Islamic society, hijab, stereotypes, system of values, equality, gender roles, rights, social status

Исследование выполнено при поддержке Совета по грантам Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых. Контракт № МК-3478.2014.6. «Постхристианский мир и ислам: динамика культурных и цивилизационных различий»

Оживленные дискуссии о положении женщины в исламском обществе, рассуждения о ее правах, свободах и обязанностях, уже долгое время остаются одним из главных показателей того, каким, во-первых, видится ислам представителям иных культур и конфессий, и во-вторых, насколько все еще сильны в сознании людей стереотипные представления о мусульманах как носителях некой совокупности традиционных ценностных установок, которая совершенно не вписывается в систему ценностей современного западного общества.

С момента своего возникновения на территории Аравийского полуострова в VII веке и по сей день ислам остается не просто одной из самых строгих мировых монотеистических религий, пришедших на смену язычеству, он представляет собой особую форму социальной организации, определяет характер общественных и экономических отношений, культуру и повседневную жизнь мусульман. Ислам продуцирует определенный набор ценностей, одними из основных источников которых являются авторитетные тексты ислама – Коран и сунна. Эта совокупность ценностей регламентирует все сферы жизни приверженцев ислама, начиная от элементарных бытовых и моральных норм поведения индивида внутри семьи, конкретной социальной группы, или в рамках всей мусульманской общины (умма ), и заканчивая сферой социально-политической, экономической, религиозной. Но означает ли это, что ислам является строго консервативной патриархальной системой, абсолютно чуждой инновациям, на протяжении всей своей многовековой истории закрепляющей верховенство мужчин и тем самым подавляющей женщин? Или же ислам – это все-таки развивающаяся динамическая социальная система, не замкнутая на саму себя, а наоборот открытая современным социальным тенденциям, одной из которых является преодоление т.н. гендерной ассиметрии?

Очевидно, что под влиянием процессов глобализации меняется и характер современного ислама, внутри него происходит собственная динамика ценностей, он оказывается способным усваивать иные ценностные установки. Это проявляется прежде всего в том, что с каждым годом в исламе усиливаются тенденции к либерализации и модернизации, возникают настойчивые призывы к переосмыслению исламского вероучения и новому истолкованию ряда коранических айатов и хадисов, особенно со стороны мусульманских активисток, стремящихся упрочить права женщин в рамках ислама, объединившихся в рамках такого заметного и неоднозначного движения в современном мусульманском мире как «исламский феминизм» [1, с. 1482] .

Прежде чем начать разговор о положении женщины в мусульманском обществе, мне представляется необходимым сделать несколько важных замечаний. Во-первых, нужно понимать, что не существует мусульман как единой гомогенной в социально-политическом, этническом и даже религиозном отношении общности – есть сунниты, шииты, представители различных исламских течений и движений. Понятие «мусульмане» – это некий собирательный теоретический конструкт, под который исследователи порой пытаются подогнать весьма пестрый состав представителей исламской культуры, игнорирую различия в этническом происхождении, политических убеждениях, социальном положении, гендерной принадлежности и пр. [2, с. 153] . Во-вторых, внутри ислама существует большое разнообразие этносов, традиций, обычаев. По последним данным ислам исповедует 1,6 миллиарда человек, что составляет около 23% от общего населения нашей планеты. Ислам распространился на большой территории, включающей более 50 стран: от берегов Африки до границ Аравии – с севера на юг, и от Боснии до Индонезии – с запада на восток. И каждая исламская страна имеет свою собственную самобытную культуру. В-третьих, страны исламского мира различаются по типу правления, форме государственного устройства, государственно-правовому режиму: есть страны, где основным законом является шариат (Саудовская Аравия, страны Персидского залива, Иран и др.) и женщины строго соблюдают хиджаб . В то же время существуют и варианты светского ислама, как, к примеру, в Турции, где с 1925 г. действует запрет на ношение мусульманской одежды в государственных и учебных заведениях, или Тунисе, где подобный запрет действует с 1981 г. и т.д. Поэтому не вполне конструктивно рассуждать о положении женщины в исламе вообще, т.к. каждая исламская страна имеет свои культурные особенности, в том числе и в сфере межличностных отношений, которые всегда необходимо учитывать.

Бытует убеждение в абсолютной несовместимости исламской и западной систем ценностей, в частности, это касается положения о равноправии мужчин и женщин, которое якобы совершенно чуждо исламу, суть которого – подчинить женщину, ограничить ее свободу. О существовании подобных устоявшихся стереотипных мнений упоминается в целом ряде исследований.

К примеру, социолог из Университета Суссекса (Великобритания) Иман Хашим отмечает, что хотя в авраамических религиях именно за мужчинами традиционно закрепляется доминирующая позиция в обществе, только ислам обрел репутацию религии, направленной против женщин, служащей для поддержания системы социальной сегрегации, при которой женщины оказываются изолированы – и социально, и экономически [3, с. 7] . Профессор Независимого Университета Бангладеш Тадж ал-Ислам Хашми указывает на негативные коннотации, связанные исламом, как на общепризнанный на Западе и Востоке факт, т.к. предполагается, что ислам санкционирует полигамию и ставит женщин в зависимое от мужчин положение во всех сферах жизни – социальной, политической и экономической [4, с. 23] . Теоретик феминизма и общественный деятель Чандра Талпад Моханти, анализируя одно из основных понятий западного феминистического дискурса «женщины третьего мира» (Third World Women), отмечает, что под ним подразумевается некая гомогенная «бессильная» группа, которая объединяет женщин как жертв определенных социально-экономических условий, в частности, т.н. исламского дресс-кода [5, с. 57] . Профессор Университета Джорджтауна (США) Ивонна Хаддад отмечает, что традиция рассуждать о «бедственном положении» (“miserable status”) женщин-мусульманок – изолированных от общества, необразованных, закутанных в чадру, страдающих от жестокого обращения и нуждающихся в спасении, – берет начало со времен европейской колонизации исламских территорий [6, с. 111] . Можно конечно и далее продолжить цитирование различных исследований на данную тему, но уже сейчас их общий смысл вырисовывается достаточно четко – в рассуждениях о статусе женщин чаще всего именно ислам оказывается в числе ключевых факторов, определяющих исключительное низкое положение женщины в мусульманских сообществах.

Одной из причин укоренения подобных представлений может служить недостаточная изученность вопроса о социальном статусе и роли женщин в исламской культуре. Вплоть до последних десятилетий XX века эта проблема как нечто самостоятельное не привлекала внимания ученых. В работах, посвященных исследованию различных реалий исламского мира, о т.н. «женском вопросе» упоминали вскользь, причем зачастую не обходилось и без стереотипов. Большая же часть собственно исламской литературы была посвящена обсуждению “правильного” положения женщин в обществе, включая, в лучшем случае, дидактические руководства о том, как мусульманке надлежит вести праведный образ жизни в современном мире. Серьезные эмпирические социологические исследования в этой области были в дефиците. Недостаток научных работ начал восполняться в конце 1970-х, и к концу 1980-х научный интерес к проблеме положения женщин в мусульманских обществах значительно возрос. В 1990-е гг. произошел настоящий бум исследований по женской проблематике, который продолжается до сих пор, как и рост числа ученых, заинтересованных вопросами гендерной проблематики в исламе [7, с. 5] .

В числе факторов, исторически формирующих стереотипное представление о жизни мусульманок в исламском обществе, нельзя не отметить и влияния определенной традиции отношения к представителям исламской религии со стороны немусульманского сообщества. Причем, возникновение этой традиции во многом обусловлено и еще как минимум двумя обстоятельствами: 1) имела ли страна ранее или имеет ли в настоящее время положительный опыт сосуществования с мусульманами; 2) по какой модели традиционно выстраивались отношения с представителями исламской культуры.

К примеру, в нашей стране всегда было особое отношение к исламу: он является второй по численности верующих религией, а мусульманские народы являются автохтонными этносами. Хотя история российских православно-мусульманских отношений знала не только времена мирного сосуществования, но и периоды конфронтации, «в отличие от средневековой западной Европы в России исторически не сложилось однозначного противопоставления христианства исламу» [8, с. 49] . Если же говорить о «женском вопросе» в исламе, то широко распространенное до сих пор представление об «униженных и оскорбленных» женщинах коренится в советском прошлом нашей страны, когда в мусульманке видели прежде всего робкое существо, которого с рождения воспитывали в покорности: сначала – Богу, а с наступлением зрелости – мужу [9 с. 81]. Тогда в СССР во второй половине XX века был взят курс на формирование научного мировоззрения, что предполагало «освобождение людей от религиозных предрассудков и суеверий», а также «преодоление пережитков социального неравенства женщины, освященного в догматах и морально-правовых догматах ислама и других религий» [10, с. 6] . Была развернута мощная компания, направленная на освобождение советских женщин-мусульманок от религиозного гнета через повышение их культурного и общеобразовательного уровня и активное вовлечение в общественное производство.

С распадом Советского Союза сложившиеся стереотипы относительно закрепощенных исламской религией женщин продолжили жить в сознании подавляющей массы населения. В наши дни российским мусульманкам приходится противостоять устоявшимся мнениям и активно вести просветительскую деятельность. К примеру, с 2009 г. при поддержке Совета муфтиев России и Фонда исследований исламской культуры выходит первый в истории современной России исламский женский журнал «Мусульманка» [11] . В 2013 г. в рамках Всероссийской исламской конференции «Роль женщины в современном обществе», проходившей в Саратове, был организован круглый стол на тему: «Пути формирования информационного общества и противодействие управлению массовым сознанием». На повестку дня был вынесен вопрос о выработке верной стратегии противостояния антиисламской кампании в СМИ, когда «последовательниц ислама представляют либо как забитых, ущемленных в правах женщин либо как загипнотизированных смертниц» [12] .

В США и странах западной Европы сложилась принципиально иная ситуация, как в восприятии мусульман, которые никогда не были органичной частью европейского / американского социального организма, так и в организации взаимоотношений мусульман с коренным населением. Согласно классификации С.М. Хенкина, можно выделить четыре базовых модели, на основе которых обычно выстраиваются отношения «коренной житель – мигрант» [13] : 1) Интеграция , предполагающая полноправное участие переселенца в жизни принимающей страны при сохранении его культурных корней (реализацию этой интегративной модели предполагала проводимая в странах ЕС политика мультикультурализма); 2) Ассимиляция , при которой иммигрант принимает новые обычаи и традиции и разрывает с прошлым (характерная для США модель, полностью отвечающая т.н. политике «плавильного котла», в результате которой формируется единая американская нация); 3) Отчуждение , когда происходит отторжение переселенца коренным населением и ограничение его контактов с соотечественниками; 4) Маргинализация , когда происходит отторжение иммигранта и разрыв социальных связей со своей средой.

Несмотря на провозглашаемые идеалы мультикультурализма и толерантности, в странах ЕС укоренилась традиция неприязненного отношения к культурному и религиозному Другому , в частности, представителю исламской культуры, что уже не раз провоцировало вспышки антиисламских протестов. Примечательно, что в числе основных причин, способствовавших быстрому распространению исламофобских настроений, А. Сагадеев справедливо называет возникновение и развитие книгопечатания в Европе и отмечает:

С этих пор одно из эффектив­нейших средств массовой коммуникации – печать – стало использо­ваться для идеологического манипулирования настроениями евро­пейцев в направлении, угодном для тех, кто осуществлял ближне­восточную политику европейских держав [14, с. 5-6] .

Тем самым исследователь указывает на один из важнейших факторов в процессе формировании общественного мнения и пропаганды политических идей, вкупе с высокой степенью влияния на сознание людей, которым являлись и по сей день продолжают оставаться СМИ. Бичарова М.М. справедливо отмечает, что СМИ создают особую информационную картину мира, активно участвуют в формировании системы ценностных ориентаций в современном обществе. В данном случае особое значение приобретает соотношение понятий «свой – другой», которое задает универсальную модель взаимодействия, как между членами одного социума, принадлежащими к одной культуре, так и между представителями разных культур и конфессий:

Понятия «чужой», «иной», «другой» имеют мировоззренческий характер, представляют собой жизненную ценность, обусловленную культурно-историческим наследием народа. На обыденном уровне люди выделяют значимые сходства и различия, давая им эмоциональную оценку. В этом смысле «свое» признается нормой, а «другое» получает критическую окраску как странное, опасное, нелепое и даже абсурдное [15 с. 289].

Тиражирование негативного образа инокультурного и иноконфессионального Другого , вобравшего в себя чуждые, отклоняющиеся от нормы ценностные установки, нашло отражение в формировании устойчивой убежденности в «абсолютном бесправии» мусульманских женщин:

На западе, собирательным портретом мусульманской женщины служит стереотипное представление о женщине, скрытой за покрывалом, некоем безмолвном силуэте, лишенном прав. Эта картина знакома всем нам в значительной степени потому, что именно так западные СМИ чаще всего изображают исламских женщин [16] .

Трудно не согласиться с данным замечанием, тем более что его неоднократно подтверждали социологические исследования. К примеру, В США не так давно был проведен специальный опрос среди постоянно проживающих там практикующих мусульманок-иммигранток. Основной целью социологического исследования было стремление выявить их мнение о том, каков он, образ мусульманских женщин, представленный в ведущих американских СМИ, и насколько он соответствует реальности. По результатам опроса выяснилось, что почти 81% респонденток видят собирательный стереотипный портрет мусульманки следующим образом: она во всем уступает мужчине, необразованная, угнетаемая, зависимая, отсталая [17, с. 55] . В оценке гендерных ролей в исламской культуре, почти все участницы опроса использовали слово «уважение», описывая отношения мужчин и женщин. Кроме того, они отмечали, что фундаментальное моральное качество “хорошего” мусульманина заключается в “почтительном” отношении к той границе, которая обозначает гендерные роли в обществе [17, с. 55] .

Тем не менее, на страницах печатных изданий, в интернете и на телевидении неизменно приводятся многочисленные факты «подавления» женщины-мусульманки как самостоятельной личности, ущемления ее социальных и политических прав. Причем, это «подавление» может принимать различные формы, что выражается и в требовании ношения хиджаба , и невозможности участвовать в выборах наравне с мужчинами. Сюда же относят и ряд ограничений в передвижении (специальные вагоны для женщин в составах метро, а также отдельные входы и выходы из магазинов в ряде исламских стран), и трудности с получением образования по желанной специальности, и проблемы с трудоустройством. Но действительно ли настолько незавидна участь мусульманки, как это выглядит со стороны?

Здесь я перехожу ко второй части статьи, в которой попытаюсь ответить на данный вопрос и заодно выяснить, насколько соответствуют реальности описанные выше представления об «ужасающем» положении мусульманских женщин, а также рассмотреть особенности исламского понимания принципа равенства.

Антрополог из Колумбийского университета (США) Лейла Абу-Луход в одной из статей задается интересным вопросом: «Действительно ли нужно спасать мусульманских женщин?» и отмечает, что говоря о «спасении» мусульманок, мы непременно должны понимать, от чего и во имя чего их необходимо спасать? От ношения хиджаба – как главного внешнего атрибута угнетения ради обретения свободы? Но возможно ли освобождение, которое будет исламским [18, с. 788] ? Безусловно, нельзя навязать представителю другой культуры или конфессии свое мировидение, свое понимание того, что такое угнетение и что значит быть свободным. Здесь нельзя не привести прекрасное наблюдение Л.Р. Сюкияйнена, который справедливо замечает:

Иногда говорят: “Надо всех мусульманских женщин освободить! Нужно снять с них шейдер, никаб, чтобы они не носили одежды, скрывающие их лица, руки, ноги”. Я глубоко убежден, что если в одночасье с миллиона исламских женщин снять эти черные одежды, 15% тут же умрут, потому что для них это будет страшной трагедией, концом их жизни, а другие, не все, но многие, будут испытывать не освобождение от тягот, а страшный кошмар в своей жизни [19] .

Невозможно «освободить» и «осчастливить» всех мусульманок сняв с них хиджаб. Важно понимать, что чаще всего хиджаб ассоциируется с притеснением у тех, кто имеет весьма отдаленные представления об исламе, а для самих мусульманок он всегда был и остается символом защиты их чести и достоинства. Согласно предписаниям Корана, тело женщины-мусульманки, за исключением лица и кистей рук, для постороннего мужчины – запретно (харам ). В Священном писании мусульман по поводу ношения хиджаба содержится следующее указание, обязательное к исполнению всеми женщинами: «Пророк! Скажи супругам твоим, дочерям твоим, женам верующих: плотнее опускали бы они на себя покрывала свои: при таком опускании они не будут узнаваемы, и потому не будут оскорбляемы. Бог прощающий, милосерд!» (Саблуков, 33:59). Тем не менее, обычай скрывать тело женщины от посторонних глаз не был исламским нововведением, а существовал во многих культурах издревле:

В Вавилонии и Ассирии женщины носили покрывала, закрывавшие лицо. В хеттской иероглифике есть специальный знак, символизирующий отдельное помещение для женщин. Особая женская половина дома – гинекей – была в античной Греции. В знатных индийских семьях женщин «затворяли» в первом веке нашей эры, когда ислама не было и в помине. […] И в допетровской Руси жизнь боярынь и дворянок, хоть и не так строго, но все же была ограничена стенами терема, а голова женщины должна была быть покрыта платком: появиться на людях без платка – значило уронить свою женскую честь, «опростоволоситься»… [20, с. 188]

Во многих немусульманских странах и культурах эти традиции соблюдаются до сих пор, однако именно предписания ислама относительно специальной одежды для всех мусульманок постоянно оказываются под огнем суровой и бескомпромиссной критики. Эта ситуация отнюдь не нова: дискуссии о правомерности указания соблюдать хиджаб уже вспыхивали ранее, на волне движения за эмансипацию женщин. Здесь можно провести интересную историческую параллель. На рубеже ХIХ–ХХ вв. вопрос об отношении к хиджабу явился одной из наиболее острых тем в дискуссии татарских джадидистов. Они активно обсуждали вопросы образования и нравственности и отводили именно женщине ведущую роль в воспитании нового человека, считая первоочередной задачей для общества повышение образовательного уровня мусульманок [21, с. 35] . Один из представителей джадидизма Муса Джаруллах Бигиев (1875-1949) – автор работы «Женщина в свете священных айатов Благородного Корана», в которой он рассуждает о месте и роли женщины в исламском обществе, отмечал:

Ислам не препятствует появлению женщин и девушек с открытым лицом в мечетях, школах и медресе, учебных заведениях, меджлисах и высоких собраниях. Но ислам категорически запрещает женщине склоняться к пошлости и вульгарности [22, с. 178] .

М.Д. Бигиев подчеркивал, что самый важный вид хиджаба , который имеет высшую обязательную силу, на самом-то деле не относится ни к лицу, ни к телу женщины, а подразумевает ее честь, достоинство и невинность, которые она должна хранить. И в этом смысле, никакой внешний атрибут не спасет ее, если она уронила свою честь, утратила уважение и почтение к самой себе. Это рассуждение Бигиева особенно показательно в свете споров о том, что именно требование носить хиджаб (здесь делается акцент лишь на внешнем его аспекте, а не на внутреннем), предъявляемое к каждой женщине-мусульманке, является «пренебрежением к ее праву на свободу и оскорблением ее человеческих достоинств» [23, с. 80] . Последовательную критику данного представления приводит в работе «Вопрос о хиджабе» Муртаза Мутаххари, указывая, что хиджаб не ограничивает свободу мусульманки, т.к существует четкая граница между заключением женщины под арест в стенах дома, что как раз и означает лишение свободы, и положением о том, что она должна скрывать свое тело при встрече с чужим мужчиной, которое вменяется ей в обязанность [23, с. 80] .

Еще один аспект дискуссий о статусе женщины в исламе касается проблематизации понятия «равенство». В основе исламской концепции равенства лежат три основных принципа. Во-первых, равенство людей проистекает из их общего происхождения: являясь творениями единого и единственного Бога и имея общего прародителя – Адама, люди равны в своем онтологическом статусе. Во-вторых, каждый человек в равной степени несет личную ответственность за строгое соблюдение предписаний шариата. В-третьих, каждого человека ожидает справедливое воздаяние: за благочестивый образ жизни и благие дела – вознаграждение, за греховные поступки и преступления – наказание.

Итак, с одной стороны, мы видим, что Коран закрепляет равенство всех людей перед Богом, а с другой – в мусульманском обществе имеет место неравенство (точнее, определенная ассиметрия) по гендерному признаку: традиционное верховенство мужчин в семье, обществе, их приоритетное право на доступ к социальным благам, образованию, обладанию политическими правами и свободами. Осмысление данной ситуации порождает как минимум два основных вывода, демонстрирующих принципиально разные позиции по вопросу о правовом положении женщин в исламе. Первый подход основывается на убеждении, что в исламе имеет место прямая дискриминация прав женщин. К примеру, Д.Е. Еремеев упоминает о т.н. концепции вторичности женщины и отмечает:

Широко известно, что женщина в мусульманском обществе поставлена в неравноправное (выделено мной – Ю.Ф. ), приниженное, можно сказать унизительное положение по сравнению с мужчиной [20, с. 166] .

Примером тому служит половая сегрегация, многоженство, существенные ограничения для девушки в выборе будущего мужа, упрощенная процедура расторжения брака по инициативе мужчины, иначе говоря, отказ от жены и т.п. Вторая позиция представляет собой несколько смягченный вариант: будучи равны в статусе «рабов божиих», мужчины и женщины в исламе наделены неравными правами, возможностями и привилегиями в гражданской и политической сферах:

… на Западе, говоря об арабском мире и о мусульманах в целом, чаще всего акцентируют внимание именно на такую особенность, что мужчина наделен большими правами во всех сферах жизнедеятельности, чем женщина. А мусульманка в исследуемом обществе расценивается как субъект, обладающий лишь теми правами, которыми наделяет ее государство, главенствующую роль в котором играют мужчины, в соответствии с религиозными канонами и сложившимися традиционными взглядами [24, с. 146] .

В чем же причина этого правового неравенства и является ли оно действительным основанием для дискуссий о том, что в исламе имеет место существенное ущемление прав женщин? Прежде всего, необходимо отметить, что исламское и западное понимание равенства существенно разнятся. В странах Запада, говоря о равенстве, имеют в виду равноправие , т.е. обладание равными правами вне зависимости от гендерной, религиозной, этнической принадлежности, ярким подтверждением тому может служить текст Декларации независимости США (1776 г.):

Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью [25] .

Исламское понимание равенства религиозно окрашено, т.к. в исламской культуре правовая сфера не отделена всецело от религиозной, как это произошло в свое время в западных странах. В мусульманских государствах система правового регулирования поставлена в зависимость от религиозных предписаний, таким образом, что «ни одно из прав не может выходить за очерченные божественным откровением рамки» [26, с. 270] . Этот же принцип работает и в отношении законодательного закрепления прав женщин. В Исламской Декларации прав человека от 1990 г. содержится следующая формулировка положения о равенстве мужчин и женщин:

Женщина обладает равенством с мужчиной в человеческом достоинстве; она имеет права в той же мере, в какой несет обязанности; она пользуется гражданской правоспособностью, обладает самостоятельным имущественным статусом и имеет право на сохранение своего имени и происхождения по рождению [27, с. 194] .

Мы видим, что согласно тексту Исламской Декларации мужчина и женщина равны с точки зрения защиты и уважения их человеческого достоинства. А в правовой сфере акцент с равенства смещается не в пользу равноправия с мужчиной, а в сторону соответствия прав женщины исполняемым ею обязанностям. Но означает ли это правовую дискриминацию? Ответ будет зависеть от того, какую именно систему ценностно-правовых координат мы возьмем за основу. Если рассуждать с позиций западной правовой культуры, то безусловно здесь можно будет усмотреть определенную дискриминацию по гендерному признаку. Если же мы будем строить аргументацию в рамках исламской правовой системы, то в этом случае, нельзя признать дискриминацией многовековую традицию различать права и обязанности мужчин и женщин, т.к. в ее основе лежит т.н. принцип ограничения прав и свобод человека религиозно-этическими рамками. Характеризуя его, Л.Р. Сюкияйнен отмечает следующий факт:

… в странах европейской правовой традиции в условиях светского государства указанные религиозно-нравственные ориентиры, как правило, лежат как бы вне сферы юридически признаваемых прав и свобод человека, непосредственно влияя на них только в том случае, если принимают правовую форму. В странах исламской правовой культуры ситуация иная. Здесь религиозно-нравственные догмы ислама, относящиеся к внешнему поведению человека в мирской сфере, являются не просто этическими требованиями или заповедями веры, а выступают важнейшей частью фикха в значении всеобъемлющей системы правил взаимоотношений людей [26, с. 276] .

Если очертить исторической контекст дискуссии о правовом статусе женщин, то нельзя не признать и тот факт, что с распространением ислама положение женщины в обществе не ухудшилось, как могут полагать многие, а улучшилось. В эпоху джахилийи , т.е. до возникновения ислама, среди аравийских племен даже существовал обычай зарывать в песок новорожденных девочек, а с приходом ислама и установлением прочной законодательной и правовой системы, женщина стала субъектом права и получила экономическую независимость, которою ей отныне гарантировал Коран. В качестве подтверждения можно привести, к примеру, практику махра (выкупа), который получает лично невеста от жениха. Без выкупа заключение брака не может считаться состоявшимся. Кроме того, махр переходит в разряд личной собственности женщины и остается ее неотчуждаемым имуществом даже в случае развода или смерти мужа.

Справедливость утверждения о том, что женщина-мусульманка обладает правами в той же мере, в какой она несет обязанности, обосновывается природным различием между мужчинами и женщинами, а «превосходство мужчины над женщиной объясняется тем, что мужчина имеет больше ответственности и больше обязанностей» [28, с. 570] . Принцип функциональной дифференциации полов, реализуемый в исламском обществе, заложен в основу формирования особой модели статусно-ролевой организации жизни мусульманки [29, с. 153] . В перечень основных религиозно-социальных прав женщины входит забота о сохранении ее чести и достоинства. При этом одна из главных форм самореализации мусульманки заключается в том, чтобы быть матерью и заниматься воспитанием детей. Первое достигается ее поведением: одежда, ограничение общения с мужчинами, а так же защитой со стороны близких мужчин. Второе достигается ее замужеством и материальным обеспечением со стороны мужа. В связи с этим Л.Н. Фролова отмечает, что достижение полного равноправия между мужчиной и женщиной за счет т.н. «обезличенности социальных требований» в исламе попросту невозможно, т.к. уже изначально в мусульманском обществе заложен принцип различия по гендерному признаку [29, с. 153] . Это обстоятельство, в свою очередь, является достаточным основанием для претворения в жизнь процедуры наделения мужчин и женщин неравными правами в соответствии с выполняемыми ими социальными функциями. Поэтому в данном контексте правильнее говорить не об ограничении прав женщин, а об их особом правовом статусе по отношению к мужчинам [30, с. 28] , и всегда учитывать именно этот аспект гендерных взаимоотношений в исламе.

Подводя итог, отмечу, что в современном исламском обществе все очень индивидуально, далеко не все мусульманки разделяют позиции европейских либеральных активистов, стремящихся вырвать их из «оков» традиционного уклада жизни, освободить от ношения хиджаба и т.п. Более того, сам тезис о том, что хиджаб является одним из способов дискриминации по половому признаку и нарушает базовый принцип свободы, не имеет под собой надежного основания. Во многих случаях, если мы возьмем развитые мусульманские страны или же регионы, где проживают многочисленные диаспоры мусульман-иммигрантов, соблюдение хиджаба является осознанным выбором большинства современных мусульманок. Они активно участвуют в социальной жизни, получают образование, пользуясь открывающимися перед ними возможностями, но при этом придерживаются своих религиозных убеждений [31, с. 109] . В этом отношении весьма показателен пример Терезы Корбин – писательницы и журналистки из Нового Орлеана, которая приняла ислам в ноябре 2001 года, спустя 2 месяца после терактов 11 сентября в США в возрасте 21 года. В интервью CNN она рассказала следующее:

Платок не скручивает мне руки за спиной, это не средство угнетения. Он не мешает тому, чтобы в мою голову приходили мысли, а с уст слетали слова… К моему удивлению, ислам оказался религией, полностью соответствующей моим феминистским идеалам [32] .

Представление о том, что все мусульманки в мире страдают от правовой дискриминации сильно преувеличено. Зачастую оно возникает по причине незнания исламской культурной традиции, особенностей вероучения и социального устройства, а также в силу привычки судить о представителях иных культур «по себе», т.е. экстраполируя на них собственные представления о том, какой должна быть жить современной женщины. На первое место здесь выходит идеал свободной эмансипированной женщины, которая предпочитает раскованный стиль в одежде, работает наравне с мужчинами, строит карьеру, занимается бизнесом. В то время как мусульманки видят этот идеал совершенно иначе, и в большинстве своем осуждают поведение европеек или американок на публике. Они утверждают, что демонстрация тела на публике является признаком сексуальной распущенности и говорит об отсутствии контроля над собственным телом. Кроме того, американские женщины неоднократно подвергались критике со стороны мусульманок за “отказ почтительно относиться к телу”, чрезмерное употребление алкоголя, курение, сексуальные отношения до брака и т.п [17, с. 55] .

При ближайшем рассмотрении выясняется, что многие рядовые мусульманки не считают, что существующие в исламе традиции как-то ущемляют их права, не считают социальной дискриминацией то обстоятельство, что главой семьи является мужчина, в котором женщина, в свою очередь, видит опору и защитника. Мусульманки убеждены, что это и есть наилучший вариант счастливой, благополучной и спокойной жизни, когда не нужно самой себя обеспечивать, выбирать между семьей и карьерой, лишать себя радости материнства из-за элементарной бытовой неустроенности и т.п. Формировавшаяся веками структура исламского общества и законы построения семьи не предполагают того, чтобы женщина оставалась одна и сама о себе заботилась, или же оказывалась в условиях, когда ей нужно работать наравне с мужчинами, при этом, не забывая о семье и доме (что является нормой для представительниц западного общества). К тому же, есть довольно показательные примеры того, как в ряде ультраконсервативных мусульманских стран в высшие структуры власти избирались женщины: к примеру, в Пакистане на выборах в 1964 г. в члены парламента была избрана Фатима Джинна (1893-1967) – сестра основателя государства Мухаммада Али Джинны, а Беназир Бхутто (1953-2007) дважды занимала пост премьер-министра. В январе 2014 г. Тунис утвердил проект статьи конституции, устанавливающей равенство полов и запрещающий дискриминацию. Статья №20, которую одобрили 159 из 169 депутатов, гласит: «Все граждане, мужчины и женщины, имеют одинаковые права и обязанности. Они равны перед законом, дискриминация запрещена» [33] .

Настойчивое стремление представить ислам в качестве главного источника «притеснения» современной мусульманки, как и «акцент на религиозной принадлежности иностранных рабочих при обсуждении феномена миграции, интеграции мигрантов» [34] в последнее время становится характерной чертой многих социально-политических дискуссий. Истинной причиной того, что в некоторых странах не всегда обеспечиваются права и свободы женщин, является вовсе не ислам. Как показывает практика, часто упускают из виду или попросту предпочитают не замечать тот факт, что социально-экономические факторы (к примеру, затянувшийся экономический кризис, бедность, война, низкий уровень жизни и др.) оказывают куда более заметное, а порой, и губительное воздействие на жизнь мусульманских женщин, нежели требование следовать определенным религиозным предписаниям.

Еще по теме:

  • Часть первая статья 192 тк рф Статья 192 ТК РФ За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные […]
  • Сроки давности по ст 1226 коап Судебная практика Прекращено по срокам давности дело по ст. 12.26 РЕШЕНИЕ г. Москва 02 апреля 2012 года Судья Бутырского районного суда г. Москвы Гурьянов Д.Г., рассмотрев жалобу Рхххххххх М.А., ХХ ХХ ХХХХ года рождения, уроженца […]
  • Специальные средства слезоточивого действия полиции Специальные средства слезоточивого действия полиции 1. Сотрудник полиции имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять специальные средства в следующих случаях: 1) для отражения нападения на гражданина или сотрудника […]
  • Регистрация для иностранных граждан в екатеринбурге Регистрация иностранных граждан Согласно действующему законодательству, все иностранные граждане, въезжающие в Россию с любой целью, будь то частная, туристическая или деловая поездка, должны быть зарегистрированы. Если иностранец […]
  • Как написать заявление о замене стояка Образец заявления в жэк на замену стояка Вашему вниманию реальный пример заявления, чтобы найти время для шлифовки текста. В каждом документе есть важные пункты для реквизитов. Чтобы вписать их верно необходимо рассмотреть […]
  • Пдд маршрутные транспортные средства Глава 15. Преимущество маршрутных транспортных средств Если полоса движения, обозначенная дорожным знаком «Полоса для маршрутных транспортных средств», отделена от остальной проезжей части дороги прерывистой линией горизонтальной дорожной […]
  • Некрасовка купить нежилое помещение Некрасовка купить нежилое помещение 123007, г.Москва, 3-й Хорошевский проезд, д.3 Главная Коммерческая недвижимость Некрасовка Стоимость квартиры 14 054 400 ₽ Стоимость со скидкой 13 773 320 ₽ Стоимость квартиры 16 742 […]
  • Что делать если ребенок умер в роддоме Что делать если ребенок умер в роддоме Приложение к приказу Минздравмедпрома РФ от 29 апреля 1994 г. N 82 Положение о порядке проведения патологоанатомических вскрытий IV. Порядок вскрытия трупов мертворожденных и новорожденных 1. […]