Ст 14 ук рб

Уголовный Кодекс Республики Беларусь
Статья 212. Хищение путем использования компьютерной техники

1. Хищение имущества путем изменения информации, обрабатываемой в компьютерной системе, хранящейся на машинных носителях или передаваемой по сетям передачи данных, либо путем введения в компьютерную систему ложной информации –

наказывается штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное повторно, либо группой лиц по предварительному сговору, либо сопряженное с несанкционированным доступом к компьютерной информации, –

наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок от двух до пяти лет, или лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

3. Деяния, предусмотренные частями 1 или 2 настоящей статьи, совершенные в крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от двух до семи лет со штрафом или без штрафа с конфискацией имущества или без конфискации и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

4. Деяния, предусмотренные частями 1, 2 или 3 настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

Уголовная ответственность

Вы можете добавить тему в список избранных и подписаться на уведомления по почте.

Какой здесь оконченный состав.

Статья 14. Покушение на преступление

1. Покушением на преступление признаются умышленное действие или бездействие лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Действия, начатые как кража или мошенничество, обнаруженные потерпевшим или другими лицами и, несмотря на это, продолженные виновным с целью завладения имуществом или его удержания, квалифицируются как грабеж, а при применении насилия опасного для жизни или здоровья либо угрозы применения такого насилия как разбой.
п. 7 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

21 декабря 2001 г. № 15

О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества

Статья 206. Грабеж

1. Открытое похищение имущества (грабеж) —

наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до четырех лет, или лишением свободы на тот же срок.

Кухаренко Евгений Петрович (ч. 2 ст. 139, ч. 1 ст. 14, ч. 2 ст. 285 УК РБ)

В сентябре 2003 года руководители организованной преступной группы «Ушатые» (действовала в Гомельской области) из корыстных побуждений, дабы избежать возврата 1 500 долларов США Никифорову О. Н, разработали план по убийству гражданина Кнюкшты Р. А., для реализации которого привлекли, в том числе и Кухаренко Евгения Петровича (всего судом установлено около 30-ти участников преступления).

Вместе с гражданином Кнюкштой Р. А. в малопосещаемое место в районе трассы Хойники-Речица был заманен и гражданин Демский А. С.

На месте происшествия, по невыясненным судом причинам, находился также и гражданин Чигир Н. М. По команде руководителей организованной преступной группы «на противоправное лишение жизни» Кнюкшты Р. А. и Чигира Н. М. около 30 лиц набросились на последних, нанося им множественные удары битами и трубами по различным частям тела.

Кухаренко Е. П. «при наличии общего замысла» пытался нанести Чигиру Н. М. удар ножом в область живота, но в связи с тем, что потерпевшему удалось увернуться (точнее, по мнению суда, Чигир Н. М. «подпрыгнул»), Кухаренко Е.П. смог ранить его только в левое бедро, а затем, действуя уже по собственной инициативе, с ножом в руке погнался за Демским А. С., однако, сам был ранен сыном Демского.

Приговором Гомельского областного суда (судья Маратаев Н. В., государственные обвинители – Савченко В. Ф., Рудишкин А. Л.) Кухаренко Евгений Петрович был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации); ч. 1 ст. 14 (покушение на совершение преступления), п. п. 1,12,15 ч. 2 ст. 139 (убийство двух и более лиц из корыстных побуждений группой лиц) УК Республики Беларусь – а именно в участии в преступной организации и покушении на убийство двух и более лиц, из корыстных побуждений, совершенном группой лиц. За участие в преступной организации Кухаренко Е. П. было назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы, за покушение на убийство – в виде 15 лет лишения свободы. Окончательное наказание Кухаренко Е. П. суд назначил в виде 16 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях строгого режима, с конфискацией имущества.

Стороной государственного обвинения Кухаренко Е. П. было инкриминировано покушение на убийство граждан – Чигира Н. М. и Демского А. С., которое было совершено в отношении Чигира Н. М. якобы в интересах преступной организации (участником которой Кухаренко Е.П. не являлся), а в отношении Демского А. С. – якобы по собственной инициативе.

Гомельский областной суд, исследовав обстоятельства совершенных в отношении Чигира Н. М. и Демского А. С. преступлений, дал им неверную оценку, и, таким образом, пришел к выводу о якобы совершении Кухаренко Е. П. особо тяжкого преступления – покушения на убийство двух лиц, совершенное группой лиц из корыстных побуждений. В действительности, даже поверхностное изучение обстоятельств дела, изложенных в приговоре, позволяет сделать вывод о незаконности и необоснованности приговора Гомельского областного суда от 12 октября 2007 года.

Выводы Гомельского областного суда не соответствуют фактам, установленным в судебном заседании, кроме того, судом при постановлении приговора неправильно применен уголовный закон.

Заключением судебно-медицинской экспертизы было установлено, что Чигиру Н. М. были причинены легкие телесные повреждения. Наличия телесных повреджений у Демского А. С. не установлено. Суд не обратил внимание на такую очевидную странность, как попытка убийства двух человек группой лиц (более 30 человек) и отсутствие после такой попытки каких-либо серьёзных повреждений у потерпевших.

Все сведения об участии Кухаренко Е.П. в преступлении были получены судом в результате допроса потерпевшего Демского А. С. Потерпевшие Кнюкшта Р. А. и Чигир Н. М. никаких показаний в отношении совершения Кухаренко Е. П. в отношении них каких-либо противоправных деяний ни на следствии, ни в суде не давали.

Суд обосновал вывод о виновности Кухаренко Е. П. в совершении покушения на убийство двух лиц исключительно исходя из показаний потерпевшего Демского А. С. В то же время, при первом допросе на следствии сам Демский А. С., описывая произошедшее на «криминальной разборке», имени Кухаренко Е. П. не упоминал ни разу. По мнению Гомельского областного суда, последующие показания Демского А. С. об участии Кухаренко Е. П. в покушении на убийство не противоречат первым его показаниям, так как потерпевшему «еще не предъявлялись фотографии». Однако без предъявления фотографий Демский А.С. вообще не вспомнил о конкретных действиях в момент нападения неизвестного ему ранее лица (момент ранения и подпрыгивания Чигира Н.М., попытка догнать с ножом в руках самого Демского А.С.), которое бы он позже мог опознать по фотографии как Кухаренко Е.П. Предъявленные Демскому А.С. фотографии быстро «восстановили» его память и даже позволили ему вспомнить обо всех действиях якобы производимых Кухаренко Е.П. в отношении него и Чигира Н.М.

Таким образом, вывод о виновности Кухаренко Е. П. сделан только на основании показаний только одного потерпевшего, являющегося лицом, заинтересованным в исходе дела. С учетом того, что два других потерпевших – Чигир Н. М. и Кнюкшта Р. А., показаний в отношении Кухаренко Е. П. не давали вообще, причастность последнего к покушению на убийство установленной считать нельзя.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 357 УПК Республики Беларусь при недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления суд выносить оправдательный приговор. Вынесение Гомельским областным судом обвинительного приговора при недоказанности участия Кухаренко Е. П. в совершении преступления свидетельствует о существенном нарушении судом норм уголовно-процессуального закона, и, следовательно, о незаконности приговора.

Выводы суда о виновности Кухаренко Е. П. в совершении преступления по ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации) УК Республики Беларусь не подтверждаются имеющимися в деле доказательствами.

Согласно ч. 3 ст. 19 УК Республики Беларусь преступление признается совершенным преступной организацией, если оно совершено по заданию преступной организации лицом, не являющимся участником данной организации. В приговоре не приведено доказательств того, что Кухаренко Е. П. получал от руководителей преступной организации (преступной группы) задания на совершение убийства Чигира Н. М. или же Демского А. С. Показаний руководителей преступной организации (преступной группы) на предмет получения Кухаренко Е. П. указаний на совершение убийства в приговоре не приведено. Таким образом, суд при вынесении приговора применил нормы уголовного закона, не подлежавшие применению.

Выводы суда о виновности Кухаренко Е. П. в совершении преступления по ч. 1 ст. 14 (покушение на совершение преступления), п. п. 1,12,15 ч. 2 ст. 139 (убийство двух и более лиц из корыстных побуждений группой лиц) УК Республики Беларусь не соответствуют обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

Характер ранений у потерпевших: Демскому А. С. никаких телесных повреждений в ходе якобы «покушения на его жизнь», причинено не было. Чигиру Н. М. в ходе якобы «покушения на его жизнь» были причинены легкие телесные повреждения и это при участии в «покушении» более 30 человек.

Локализация ранений у потерпевших: По делу достоверно установлено (если принимать во внимание показания Демского А. С.), что Кухаренко Е. П. нанес потерпевшему Чигиру Н. М. легкое телесное повреждение в области левого бедра. Из приговора не ясно, каким образом, Кухаренко Е. П., имея умысел якобы ударить Чигира Н. М. в область живота, попал последнему в левое бедро. Судом не проверялись показания Демского А. С. о том, что Чигир Н. М., якобы подпрыгнул, и тем, самым избежал удара ножом в живот. Механизм нанесения телесных повреждений с учетом показаний Демского А. С. судом не установлен: не ясно, в какой руке Кухаренко Е. П. держал нож, в каком положении друг от друга находились Кухаренко Е. П. и Чигир Н. М., в каком направлении Чигир Н. М. «подпрыгнул» таким образом, что нож вместо области живота угодил последнему в левое бедро. Особое внимание следует акцентировать на том обстоятельстве, что показаний самого потерпевшего Чигира Н. М. о механизме нанесения ему телесных повреждений в приговоре не приведено.

Количество ранений и причины прекращения преступных действий в отношении потерпевших: Чигиру Н. М. было причинено только одно телесное повреждение в виде раны левого бедра. Если предположить, что Кухаренко Е. П. якобы желал убить Чигира Н. М., то чем объяснить тот факт, что он, попав ножом в область бедра, не продолжил дальше наносить потерпевшему телесные повреждения.

Предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения: По делу не установлено мотивов Кухаренко Е. П. к совершению убийства ранее двух никогда ранее незнакомых ему лиц.

Таким образом, Кухаренко Е. П. при совершении инкриминируемых ему действий не мог иметь умысла на совершение убийства ни Чигира Н. М., ни тем более, Демского А. С.

Согласно разъяснениям постановления Пленума Верхового суда Республики Беларусь от 17 декабря 2002 года № 9 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 139 УК)» устанавливая умысел виновного на совершение убийства, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности:

способ и орудие совершения преступления;

количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека);

причины прекращения преступных действий;

предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения;

характер действий виновного после совершения преступления.

Гомельский областной суд, признавая Кухаренко Е. П. виновным в совершении покушения на убийство, указанных разъяснений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь не учел.

О допущении существенных противоречий:Cуд в приговоре констатировал тот факт, что Кухаренко Е. П. не входил в организованные преступные группы, объединившиеся в преступную организацию. Одновременно суд указал, что убийство потерпевших по делу было спланировано организованной преступной группой из корыстных побуждений, дабы избежать возврата 1 500 долларов США. Таким образом, корыстные мотивы в совершении преступления в отношении потерпевших, согласно позиции суда, имелись у организованной преступной группы, в которую, однако, Кухаренко Е. П. не входил.

Следовательно, Кухаренко Е. П. не мог иметь корыстной заинтересованности в совершении инкриминируемых ему действий и квалификация действий виновного по указанному признаку незаконна и необоснованна.

Все перечисленные выше ошибки суда свидетельствую от незаконности и необоснованности приговора Гомельского областного суда от 12 октября 2007 года, постановленного в отношении Кухаренко Е. П.

Ст 14 ук рб

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

17 декабря 2002 г. № 9

Изменения и дополнения:

Обсудив материалы обобщения судебной практики, в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами уголовного закона об ответственности за убийство Пленум Верховного Суда

1. Обратить внимание судов, что умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство) является особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение наиболее строгого наказания из предусмотренных ст. 48 УК.

При рассмотрении уголовных дел об убийстве необходимо неукоснительно выполнять требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств совершенного преступления.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти, а также исследованы другие обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

2. Убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Покушение же на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный сознавал общественную опасность своего действия (бездействия), предвидел наступление смерти другого человека и желал этого, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

При доказанности покушения на убийство дополнительной квалификации действий виновного по результатам наступивших для потерпевшего последствий не требуется.

3. Судам необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 147 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

Устанавливая умысел виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие совершения преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), причины прекращения преступных действий и т.д., а также предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, характер действий виновного после совершения преступления.

4. Обратить внимание судов, что по ч. 1 ст. 139 УК квалифицируется убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 139 УК, и при отсутствии оснований для квалификации действий виновного по ст.ст. 140–143 УК.

5. При убийстве двух или более лиц содеянное следует квалифицировать по п. 1 ч. 2 ст. 139 УК, если действия виновного охватывались единством умысла и были совершены, как правило, одновременно, без разрыва во времени либо с незначительным разрывом.

В случае, если убийство двух или более лиц совершено с разрывом во времени, то для квалификации действий виновного по п. 1 ч. 2 ст. 139 УК необходимо наличие единого прямого умысла на убийство двух или более лиц, возникшего до начала совершения действий, направленных на лишение жизни хотя бы одного лица, и единство цели.

Если при наличии прямого умысла на лишение жизни двух или более лиц совершены убийство одного человека и покушение на жизнь другого (других), то содеянное не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух или более лиц и подлежит квалификации по ч. 1 ст. 139 УК или соответствующим пунктам ч. 2 ст. 139 УК (за исключением п. 1), ч. 1 ст. 14 и п. 1 ч. 2 ст. 139 УК.

6. Для квалификации убийства по п. 2 ч. 2 ст. 139 УК (малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии) необходимо установить, что виновный заведомо знал о малолетнем или престарелом возрасте потерпевшего либо о нахождении потерпевшего в беспомощном состоянии.

Под беспомощным следует понимать такое состояние, которое лишает потерпевшего возможности в силу его физического или психического состояния оказать преступнику активное сопротивление, уклониться от посягательства или иным образом ему противостоять. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, можно отнести, в частности, тяжелобольных либо страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Вывод суда о нахождении потерпевшего в беспомощном состоянии надлежит основывать на оценке всех обстоятельств дела в совокупности и надлежащим образом мотивировать в приговоре.

При убийстве заведомо малолетнего или престарелого вменение дополнительного квалифицирующего признака «убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии» не исключается.

7. Судам надлежит иметь в виду, что по п. 3 ч. 2 ст. 139 УК подлежат квалификации действия виновного, заведомо знавшего о беременности потерпевшей. Мотивы убийства для такой квалификации значения не имеют.

Если виновный убил потерпевшую, ошибочно полагая, что она беременна, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 14 и п. 3 ч. 2 ст. 139 УК.

8. Разъяснить судам, что под убийством, сопряженным с похищением человека либо захватом заложника (п. 4 ч. 2 ст. 139 УК), следует понимать лишение жизни человека во время его похищения или захвата в качестве заложника либо во время удержания такого лица, а также за отказ выполнить какие-либо действия под условием освобождения заложника.

По п. 4 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется не только убийство похищенного или заложника, но и других лиц в связи с похищением человека или захватом заложника.

9. Убийство, совершенное общеопасным способом, имеет место в случаях, когда, реализуя умысел на лишение жизни определенного лица, виновный сознательно применил такой способ причинения ему смерти, который заведомо для виновного был реально опасен и для жизни других лиц.

Квалифицирующим признаком данного преступления является способ убийства, поэтому действия виновного подлежат квалификации по п. 5 ч. 2 ст. 139 УК и тогда, когда от них пострадал только один человек. Однако если виновным для лишения жизни конкретного человека использовались орудия или средства, характеризующиеся большими поражающими свойствами (например, взрыв, поджог, затопление, наезд транспортным средством), но при этом возможность причинения смерти другим лицам была исключена, что осознавалось виновным, то оснований для квалификации его действий по п. 5 ч. 2 ст. 139 УК не имеется.

Если при убийстве, совершенном общеопасным способом, причинена смерть двум или более лицам, действия виновного квалифицируются по пп. 1 и 5 ч. 2 ст. 139 УК.

В тех случаях, когда помимо убийства конкретного лица, совершенного общеопасным способом, одновременно причинен вред здоровью других лиц либо умышленно уничтожено или повреждено имущество этим же способом, действия виновного следует квалифицировать (кроме п. 5 ч. 2 ст. 139 УК) также по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью либо умышленное уничтожение или повреждение имущества (ч. 2 ст. 218 УК).

10. Обратить внимание судов, что понятие особой жестокости при квалификации убийства по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК связывается как со способом лишения жизни, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявленной виновным такой жестокости. При этом необходимо установить, что виновный сознавал особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни и желал либо сознательно допускал его.

Признак особой жестокости имеется, в частности, в случаях, когда непосредственно перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (умышленное нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, кислоты или других агрессивных веществ, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды, воспрепятствование оказанию помощи умирающему в целях продления мучений жертвы и т.д.).

Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания, в убийстве потерпевшего в присутствии следующей жертвы, если виновный сознавал, что второй потерпевший понимает характер его последующих действий и их направленность, и желал таким образом причинить потерпевшему особые страдания и мучения.

Если убийство совершено группой лиц и хотя бы один исполнитель действовал с особой жестокостью, вместе с ним по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК несут ответственность и те участники группы, которые сознавали, что кто-либо из них действует с особой жестокостью, и их умыслом охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 139 УК и по ст. 347 УК.

11. Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. 7 ч. 2 ст. 139 УК), следует понимать лишение жизни потерпевшей (потерпевшего) в процессе совершения указанных преступлений или непосредственно после них, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление.

Убийство другого лица с целью облегчения изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера либо сокрытия указанных преступлений подлежит квалификации по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК.

12. Для квалификации содеянного по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК (убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение) не требуется, чтобы виновный в результате убийства достиг преследуемой цели. Достаточно установления лишь самого факта совершения убийства с этой целью.

При этом на данную квалификацию не влияет характер и степень общественной опасности скрываемого преступления или преступления, совершение которого намерен облегчить виновный, кто является его исполнителем (лицо, совершающее убийство, или другое лицо), а также продолжительность разрыва во времени между преступлением, которое намерен скрыть виновный, и убийством, совершенным в этих целях.

Квалификация убийства по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК исключает возможность его квалификации, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 139 УК, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или хулиганских побуждений либо было сопряжено с изнасилованием, разбоем и т.д., оно не может одновременно квалифицироваться по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК.

13. Судам следует иметь в виду, что убийство с целью получения трансплантата либо использования частей трупа (п. 9 ч. 2 ст. 139 УК) может быть совершено только с прямым умыслом и конкретной целью, указанной в диспозиции нормы закона. Однако при этом не обязательно, чтобы виновный в результате убийства достиг преследуемой цели, достаточно установления лишь прямого умысла и цели получения трансплантата либо использования частей трупа.

14. Разъяснить судам, что по п. 10 ч. 2 ст. 139 УК следует квалифицировать убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность, независимо от разрыва во времени между деятельностью потерпевшего и убийством, совершенным в связи с этой деятельностью.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать законные действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, частными и иными, зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, а также с предпринимателями.

Под выполнением общественного долга понимается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

15. При квалификации по п. 11 ч. 2 ст. 139 УК убийства лица или его близких за отказ этого лица от участия в совершении преступления не имеют значения характер и степень общественной опасности преступления, от участия в совершении которого отказался потерпевший, отводимая ему роль в преступлении, а также прежнее поведение потерпевшего и мотивы отказа.

Убийство лица, отказавшегося от участия в совершении преступления, с целью скрыть это готовящееся преступление следует квалифицировать по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК.

16. Судам надлежит учитывать, что по п. 12 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется убийство из корыстных побуждений, т.е. совершенное в целях получения имущественной выгоды для виновного или его близких (денег, имущества или права на него, права на жилую площадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) при условии, что намерение извлечь имущественную выгоду возникло у виновного до момента лишения потерпевшего жизни и именно оно явилось мотивом убийства. Если же намерение завладеть имуществом убитого возникло после совершения убийства, действия виновного необходимо квалифицировать по совокупности преступлений – как убийство и похищение имущества.

Под убийством по найму понимается лишение жизни потерпевшего, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие такое убийство или подстрекавшие к его совершению либо оказавшие содействие его совершению, должны нести ответственность по соответствующей части ст. 16 и п. 12 ч. 2 ст. 139 УК.

Как сопряженное с разбоем или вымогательством следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений с целью получения имущественной выгоды.

Для квалификации действий виновного по п. 12 ч. 2 ст. 139 УК не имеет значения, достиг ли он цели получения имущественной выгоды и могла ли она вообще иметь место. Определяющим в данной ситуации является то обстоятельство, что виновный руководствовался при совершении преступления именно корыстными мотивами (кроме убийства, сопряженного с бандитизмом, при котором наличие корыстного мотива необязательно).

При квалификации убийства, совершенного по найму либо сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом, дополнительное вменение квалифицирующего признака «из корыстных побуждений» не требуется.

17. По п. 13 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется убийство из хулиганских побуждений, т.е. совершенное на почве явного неуважения к обществу, когда поведение виновного обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежение к общепринятым правилам общежития. Это преступление может совершаться без повода или с использованием незначительного повода.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует устанавливать, кто явился их инициатором и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры, драки был потерпевший или когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

При отграничении убийства из мести, возникшей на почве личных неприязненных отношений, от убийства из хулиганских побуждений необходимо точно определить характер действий потерпевшего, которые явились поводом для совершения виновным этого преступления. В частности, убийство должно признаваться совершенным из хулиганских побуждений в тех случаях, когда действия потерпевшего в силу малозначительности не давали повода к конфликту, но виновный использовал их в качестве такового для совершения убийства.

Убийство, совершенное из ревности, мести или других побуждений, возникших на почве личных неприязненных отношений, независимо от места совершения не должно квалифицироваться по п. 13 ч. 2 ст. 139 УК.

Если виновный, помимо убийства, совершил также иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу и сопровождающиеся применением насилия или угрозой его применения либо уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. 13 ч. 2 ст. 139 и соответствующей части ст. 339 УК.

18. Для квалификации убийства по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы (п. 14 ч. 2 ст. 139 УК) необходимо установить, что убийство лица совершено именно по этим мотивам, а не из других побуждений (например, личных неприязненных отношений к конкретному потерпевшему).

Если виновный совершает умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной либо религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы, и в процессе таких действий совершает убийство по указанным мотивам, то все содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. 14 ч. 2 ст. 139 и соответствующей частью ст. 130 УК.

19. По п. 15 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется убийство, совершенное группой лиц без предварительного сговора, по предварительному сговору или организованной группой.

Убийство признается совершенным группой лиц в том случае, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на убийство, участвовали в его совершении в качестве соисполнителей. При этом необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один из участников группы подавляет сопротивление потерпевшего, в то время как другой причиняет смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и тогда, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на убийство, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Предварительный сговор на убийство предполагает наличие выраженной в любой форме договоренности двух или более лиц, состоявшейся до начала совершения действий, непосредственно направленных на умышленное противоправное лишение жизни потерпевшего.

Наряду с двумя или более соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства и их действия подлежат квалификации по соответствующей части ст. 16 и п. 15 ч. 2 ст. 139 УК. Действия исполнителей убийства в данном случае квалифицируются по п. 15 ч. 2 ст. 139 УК без ссылки на ст. 16 УК.

При признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников, независимо от их роли в преступлении, следует квалифицировать как соисполнительство (без ссылки на ст. 16 УК).

20. Убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением предусмотренного ст.ст. 140–143 УК, квалифицируется по п. 16 ч. 2 ст. 139 УК независимо от того, совершил ли виновный ранее убийство или покушение, был ли он исполнителем или иным соучастником преступления, было или не было лицо осуждено за ранее совершенное убийство. Повторным признается и убийство, если ему предшествовало совершение преступления, составной частью которого являлось убийство (например, убийство работника милиции – ст. 362 УК, террористический акт – ст. 359 УК и др.).

Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающие соответственно под действие ч. 1 ст. 139 УК или ч. 1 ст. 14 и ч. 1 ст. 139 УК (либо ст.ст. 359, 362 УК и др.), то это деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п. 16 ч. 2 ст. 139 либо по ч. 1 ст. 14 и п. 16 ч. 2 ст. 139 УК.

Такой же порядок самостоятельной квалификации деяний должен применяться и в случаях:

а) если сначала совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а затем оконченное преступление – убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых;

б) когда первоначально совершается убийство при отягчающих обстоятельствах, а потом покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них.

Если виновный в разное время совершил два покушения на убийство при отягчающих обстоятельствах, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 14 и п. 16 ч. 2 ст. 139 УК и, кроме того, по соответствующим ее пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство.

Если же виновный совершил убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по соответствующим пунктам ч. 2 ст. 139 УК, включая п. 16 этой статьи закона.

Убийство не может квалифицироваться по п. 16 ч. 2 ст. 139 УК, если судимость за ранее совершенное убийство погашена или снята в установленном законом порядке, а также, если к моменту совершения убийства истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление.

При совершении убийства в соучастии применение такого квалифицирующего признака, как убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, может иметь место лишь в отношении виновного, который отвечает данному признаку, и исключается в отношении других соучастников.

21. Убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 139 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких отягчающих обстоятельств.

В случаях, когда обвиняемому вменено в вину совершение убийства при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими пунктами ч. 2 ст. 139 УК, и обвинение по некоторым из них не подтвердилось, в описательно-мотивировочной части приговора достаточно привести мотивы и сформулировать вывод о признании обвинения по тем или иным пунктам необоснованным.

22. Изменение квалификации действий обвиняемого с одного на другой пункт ч. 2 ст. 139 УК без предъявления нового обвинения в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 301 УПК, допускается лишь в случае, если это не ухудшает положения обвиняемого и не нарушает его права на защиту (не связано с существенным изменением фактических обстоятельств дела, в том числе относящихся к мотиву, цели и способу убийства, с вменением эпизодов, увеличивающих фактический объем ранее предъявленного обвинения, и т.д.).

23. Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, с разбоем, вымогательством или бандитизмом, подлежит квалификации соответственно по пп. 4, 7 или 12 ч. 2 ст. 139 УК в совокупности со статьями Особенной части УК, предусматривающими уголовную ответственность за данные преступления.

24. Действия должностного лица, совершившего убийство при превышении власти или служебных полномочий, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 139 и ч. 3 ст. 426 УК.

Убийство представителя администрации следственного изолятора или иного места лишения свободы либо осужденного с целью воспрепятствования его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности, совершенное лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы, надлежит квалифицировать, помимо соответствующей части ст. 139 УК, и по ст. 410 УК.

25. Убийство в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, не может быть квалифицировано как совершенное при отягчающих обстоятельствах даже при наличии признаков, предусмотренных пп. 1, 2, 3, 5, 6, 16 ч. 2 ст. 139 УК.

Причинение смерти при обстоятельствах, исключающих преступность деяния, перечисленных в ст.ст. 34–37, 39, 40 УК, не является противоправным и не признается убийством.

26. При назначении наказания за убийство суды обязаны учитывать совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с обвиняемым, а также поведение, предшествовавшее убийству.

27. Обратить внимание судов, что исключительные меры наказания – смертная казнь и пожизненное заключение – могут применяться за совершение убийства при отягчающих обстоятельствах лишь тогда, когда необходимость их назначения обусловливается особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и наряду с этим данными, характеризующими виновного как лицо, представляющее исключительную опасность для общества. При этом суд обязан исследовать данные о психическом состоянии обвиняемого.

Применение смертной казни во всех случаях должно быть мотивировано в приговоре на основе установленных обстоятельств совершенного преступления и данных, с исчерпывающей полнотой характеризующих обвиняемого.

При назначении виновному пожизненного заключения в приговоре должны быть указаны мотивы применения этого наказания как альтернативы смертной казни.

28. Судебной коллегии по уголовным делам и военной коллегии Верховного Суда, областным, Минскому городскому и Белорусскому военному судам обеспечить неукоснительное соблюдение закона при рассмотрении дел об убийстве, постоянно анализировать практику их рассмотрения, своевременно устранять допущенные судами первой инстанции ошибки, не оставляя при этом без реагирования факты назначения виновным неоправданно мягких мер наказания, а также иные нарушения уголовного закона, влекущие отмену либо изменение приговоров.

Председатель
Верховного Суда
Республики Беларусь

Еще по теме:

  • Тимашевский мировой суд Тимашевский мировой суд Судебный участок №212 Тимашевского района Аппарат мирового судьи МИРОВОЙ СУДЬЯ Чикин Денис Сергеевич помощник мирового судьи Крупеня Иван Владимирович секретарь судебного заседания Телефон: (86130) […]
  • Договор дарения доли налоги НДФЛ при дарении доли в уставном капитале и ее последующей продаже Добрый день! Вопрос: Доля физического лица в уставном капитале ООО составляет 200 000 руб. Доля была приобретена следующим образом: 60% внесено наличными на расчетный […]
  • Авито Размен квартир Обмен недвижимости - Бесплатные объявления России Меняю домовладение со всеми удобствами на трёхкомнатную квартиру. Состоящее из трёх комнат котельной большой. Меняю дом 145м.в Екатеринбурге, Горный щит, поселок Лесная поляна на лес […]
  • Директор по отделу продаж Начальник отдела продаж в Киеве за 30 дней За 30 дней За 14 дней За 7 дней За 1 день Директор по продажам , +бонусы "> 30000 грн * Полная занятость. Опыт работы от 5 лет. Высшее образование. ТМ Beer Market — сеть магазинов […]
  • Денежные компенсации при увольнении с работы Выплаты при увольнении по собственному желанию в 2018 году Работодатель обязан произвести работнику все выплаты при увольнении по собственному желанию в день увольнения. Увольнение по собственному желанию – это самое распространённое […]
  • Вакансия юрист банка Юрист (банк) в Киеве за 30 дней За 30 дней За 14 дней За 7 дней За 1 день Юрист по направлению взыскания задолженности с физлиц Полная занятость. Опыт работы от 2 лет. Высшее образование. Требования:Высшее юридическое […]
  • Договор водопользования заключается на срок Водный кодекс РФ (ВК РФ) с комментариями к статьям Статья 14. Срок договора водопользования 1. Предельный срок предоставления водных объектов в пользование на основании договора водопользования не может составлять более чем двадцать […]
  • Выплаты на второго ребенка в кировской области Пособия на ребенка в Кировской области в 2018 году Пособия на ребенка в Кировской области предоставляются самые разные. Большая часть из них предназначена детям в возрасте от полутора до трех лет и малоимущим семьям. Помощь также […]