Понятие и содержание денежного обязательства

Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве

§ 3. Основания возникновения денежного обязательства

Обязанность платить деньги может непосредственно выткать из договора или закона и составлять первоначальное содержание обязательства, как это, например, имеет место, когда покупатель обязан платить за товар или акцептант векселя — платить по векселю или когда одно лицо обязано выплачивать другому денежное содержание.

Но обязанность платить деньги может служить санкцией за неисполнение обязательства, первоначальным предметом которого являются не деньги, а иные вещи или услуги или какое-либо иное действие: сюда, например, относится обязательство продавца возместить убытки путем уплаты денег в случае недостатка товара.

Этот второй вид денежных обязательств вытекает из того, что деньги являются всеобщей формой стоимости; отсюда возникает экономическая возможность замены любого предмета долга его денежным эквивалентом. Такая замена (в порядке изменения содержания первоначального обязательства или в порядке прекращения первоначального обязательства с заменою его новым, направленным на уплату денег), может быть результатом соглашения сторон, но может вытекать и из закона (см. ниже, гл. II, § 12).

Для всех тех случаев, когда обязательство платить деньги вытекает из закона, или когда момент платежа наступает позднее, нежели момент возникновения долга, законодатель имеет возможность эффективно предписать, чтобы платеж происходил путем передачи кредитору определенных вещей, которые называются «законным платежным средством».

§ 4. Законное платежное средство и объект денежного обязательства

Понятие законного платежного средства в истории права подверглось весьма существенной эволюции: некогда отказ в приеме денег, снабженных платежной силой по закону, рассматривался как преступление, влекущее за собой уголовно-правовые санкции, и пережитки этого взгляда сохранились в странах, гражданское право которых основано на Кодексе Наполеона; однако, по общему правилу, ныне отказ со стороны кредитора принять деньги, являющиеся законным платежным средством, влечет за собою лишь некоторые невыгодные для него (кредитора) гражданско-правовые последствия. Поэтому можно сказать, что присвоение определенным вещам законной платежной силы означает, что должник по денежному обязательству имеет возможность освободиться от долга путем предоставления кредитору этих вещей независимо от согласия последнего их принять (более детально об этом см. ниже, гл. IV, § 1).

Государство присваивает определенным вещам функцию законного платежного средства с той целью, чтобы вещи эти фактически стали средством обращения; нет законного платежного средства в тех случаях, когда должникам дается возможность освободиться от обязательства путем предоставления кредиторам определенных вещей, если при этом не имеется в виду, чтобы вещи эти превратились в средство обращения (примеры см. стр. 275 — 276). В этом смысле законное платежное средство всегда есть один из видов средства обращения. Но фактическое превращение законного платежного средства в знак стоимости (средство обращения) «проистекает из самого процесса обращения»[216].

В условиях капитализма возможно, однако, что знаки, снабженные платежной силой по закону, перестают быть средством обращения (например, вследствие отказа населения принимать обесценившиеся бумажные деньги или в случае тезаврации золотых монет). Возможно также, что «монеты» или бумажные знаки, выпущенные государственной властью и снабженные законной платежной силой, не будут приняты оборотом в качестве средства обращения.

Однако законное платежное средство будет всегда рассматриваться судами как надлежащее средство погашения денежного обязательства, независимо от того, является ли оно фактически средством обращения или нет.

Возможно также и обратное явление: гражданский оборот выдвигает свои знаки стоимости, а закон запрещает употребление этих знаков в платежах. В этих случаях средство обращения не будет рассматриваться судом как надлежащее средство погашения денежных обязательств.

Указанное противоречие между законным платежным средством и средством обращения получает отражение и в праве: так например, буржуазные суды отказывались применять к знакам, обладающим законной платежной силой, но не являющимся фактически средством обращения, нормы, установленные для защиты добросовестного владельца денег против виндикационных исков; но, с другой стороны, те же суды всегда рассматривали такое законное платежное средство как средство погашения денежных обязательств.

Таким образом, в приведенное выше определение понятия денег как предмета денежного обязательства необходимо внести некоторые важные уточнения: к деньгам в этом смысле надо отнести вещи, фактически исполняющие в гражданском обороте роль средства обращения, поскольку для исполнения этой функции не установлено какого-либо законодательного запрета; вместе с тем к деньгам в этом смысле должны быть отнесены вещи, наделенные по закону платежной силой, независимо от того, используются ли они фактически в обороте в качестве средства обращения или нет.

Ниже, в гл. IV (§ 4 — 5), мы рассмотрим платежи посредством векселей, чеков и безналичных расчетов; в этих случаях кредитор взамен наличных денег приобретает право требования на деньги. Нельзя ли из этого сделать вывод, что предметом денежного обязательства могут быть не только денежные знаки, но и право на получение денег? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Передача кредитору с его согласия взамен наличных денег векселя или чека или перечисление на его банковский счет — все это лишь модусы исполнения; в капиталистических условиях, как бы ни были распространены безналичные расчеты, они не изменяют содержания денежного обязательства, объектом которого остаются всегда наличные деньги. Это особенно ясно обнаруживается в эпохи кризисов, когда все требуют наличных денег и когда происходит «внезапное превращение кредитной системы в монетарную»[217].

Дальнейшая конкретизация этого определения денег как предмета денежного обязательства будет дана в последующем изложении применительно к законодательствам и судебной практике отдельных капиталистических стран.

§ 5. Денежные обязательства в иностранной валюте

Из сказанного вытекает, что к денежным знакам данной страны не относится иностранная валюта, т. е. денежные знаки иностранного государства, не исполняющие в данной стране функции всеобщего средства обращения и не имеющие по законодательству этой страны платежной силы.

Иностранной считается такая валюта, которая не имеет хождения в данной стране.

Отсюда вытекает, что те из норм гражданского права, которые связаны с внутренним денежным обращением (например, закон о защите добросовестного владельца денежных знаков, закон о выражении заработной платы в деньгах и др.), не распространяются на иностранную валюту — точнее — исходят из того, что иностранная валюта не относится к деньгам.

С другой стороны, всякая иностранная валюта потенциально исполняет денежные функции в сфере так называемых международных расчетов, т. е. в области расчетов между лицами, проживающими в разных странах. Эта потенциальная роль всякой иностранной валюты вытекает из того, что денежное обязательство по внешней торговле или по заграничной кредитной операции всегда выражено в валюте, которая по меньшей мере для одной из сторон соответственной сделки будет иностранною. Вследствие этого практика всех стран признает, что выражение цены товара в иностранной валюте не превращает сделку из купли-продажи в цену. Отсюда вытекает также, что вексель и чек могут быть выражены в иностранной валюте, не теряя тем самым своих свойств векселя или чека. В виде общего правила можно сказать, что по всем правовым системам обязательство уплатить иностранную валюту (поскольку такое обязательство вообще допускается по закону) обсуждается по правилам, установленным для денежных обязательств. К такому обязательству, в частности, применяется правило о процентах, о месте исполнения денежного обязательства и многие другие норы, касающиеся вообще денежных обязательств. Экономическое значение иностранной валюты в международных расчетах получает, таким образом, свое юридическое выражение в том, что к обязательствам в иностранной валюте применяется по аналогии ряд норм, установленных для денежных обязательств (французская и англо-американская практика); Г.Г.У. идет даже так далеко, что рассматривает обязательства в иностранной валюте как один из видов денежного обязательства в широком смысле слова (§ 244).

§ 6. Валютные сделки

Но от денежных обязательств в иностранной валюте все законодательства отличают сделки купли-продажи иностранной валюты, в которых валюта эта исполняет не денежную функцию, а играет роль «товара». Такие сделки именуются валютными сделками; они направлены не на платеж иностранными денежными знаками, а на поставку этих денежных знаков. К валютным сделкам не применяются специальные правовые нормы, установленные для денежных обязательств, а применяются нормы, установленные для продажи вещей, определенных родовыми признаками; поэтому вопрос о невозможности исполнения здесь обсуждается на общих основаниях, действующих в отношении сделок, которые имеют своим предметом родовые вещи: просрочка или неисправность должника служит основанием не для начисления процентов, как по денежным обязательствам, а для возмещения убытков: кредитор, согласно принятым за границей обыкновениям биржевого и банковского оборота, может в случае просрочки должника покрыть свою потребность в международных платежных средствах, заключив соответственную сделку с третьим лицом и взыскать с должника разницу в курсе, т. е. разницу между ценой, обусловленной в первоначальной сделке, и курсом на срок исполнения этой сделки. В англо-американском праве кредитор даже обязан заключить в этом случае сделку покрытия: здесь действует общее правило о том, что сторона в договоре обязана принять «разумные» меры к уменьшению потерь, проистекающих от нарушения договора другой стороной[218].

Валютные сделки в дальнейшем не являются предметом нашего рассмотрения.

§ 7. Валюта долга и валюта платежа

Предметом нашего исследования являются денежные обязательства в широком смысле слова, включая также и денежные обязательства в иностранной валюте.

В основном наше внимание будет уделено денежным обязательствам, выраженным в определенной сумме денежных единиц.

В составе такого рода денежных обязательств большинство исследователей различает следующие элементы:

(1) денежную единицу, в которой исчислена сумма обязательства — так называемую валюту долга;

(2) денежные знаки, которые являются средством погашения денежного обязательства, или так называемую валюту платежа.

Это различение обычно проводится в связи с обязательствами в иностранной валюте[219].

Но валюта долг и валюта платежа (в явном или скрытом виде) имеются в составе каждого обязательства, исчисленного в определенной сумме. Иногда они совпадают (например, в векселе, выписанном в сумме 100 фунтов стерлингов с платежом в Лондоне — фунт стерлингов является валютой долга и валютой платежа; если же, например, в договоре речь идет об уплате «100 фунтов стерлингов в долларах США», то фунт стерлингов является валютой долга, а доллар — валютой платежа.

Количество подлежащих уплате денег («сумма») определяется валютою долга; потому один из основных вопросов нашего изучения (вопрос о влиянии на денежные обязательства изменений покупательной силы денег) есть проблема, связанная с валютой долга, а не с валютой платежа. Однако вопреки утверждению названных выше авторов[220] валюта платежа находится не только in solutione, но и in obligatione, ибо денежное обязательство направлено на уплату денежных знаков и эти последние, следовательно, относятся не только к средствам погашения этого обязательства, но и к его содержанию.

Отсюда вытекает, что о валюте долга можно трактовать с одинаковым правом как в разделе, относящемся к содержанию денежного обязательства, так и в разделе, относящемся к его исполнению.

В настоящем исследовании мы принимаем следующий план изложения:

(1) в главах II и III, посвященных вопросам содержания денежного обязательства, мы рассмотрим вопросы, связанные с единицей исчисления суммы этого обязательства, т. е. с валютой долга;

(2) в главах IV и V, посвященных вопросам исполнения денежного обязательства, мы в числе других проблем рассмотрим также вопросы о денежных знаках, служащих предметом этого обязательства и средством его исполнения (т. е. вопросы о валюте платежа).

ГЛАВА II СОДЕРЖАНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА


§ 1. Денежное обязательство и изменения в покупательной силе денег

Денежное обязательство, как мы видели, определяется своей суммой, выраженной в данной денежной единице. Эта единица именуется валютой долга.

Денежные единицы, в которых выражены суммы денежных обязательств, претерпевают постоянные более или менее глубокие изменения:

«Исторический процесс: приводил к тому, что одно и то же весовое название сохранялось для постоянно изменяющегося и уменьшающегося веса благородных металлов в их функции масштаба цен. Так, английский фунт означает менее 1/3 своего первоначального веса, шотландский фунт накануне объединения Шотландии с Англией — только 1/36, французский ливр — 1/74:»[221]. В этом смысле можно сказать, что происходило постоянное снижение «металлического содержания» денежной единицы.

Наряду с этим изменялась покупательная сила денег.

«Под покупательной силой денег следует понимать проявление их относительной стоимости к товарам»[222]. Это определение основано на указании Маркса, что «относительная стоимость денег выражена в бесчисленных ценах всех товаров»[223].

Колебания покупательной силы полноценных денег (золота) — явления, отличные от колебаний в покупательной силе бумажных денег.

Но чем бы ни были вызваны изменения в покупательной силе денег, они вместе с изменением в «металлическом содержании» денежной единицы — с точки зрения права капиталистических стран — объединяются одним «отрицательным» признаком: когда речь идет о денежных обязательствах, выраженных в определенной сумме денежных единиц, то по общему правилу все эти изменения правом игнорируются.

В силу действующего в гражданском праве капиталистических стран принципа, являющегося выражением определенной политики в области денежного обращения, сума денежных единиц, в которых выражено денежное обязательство, остается неизменной, невзирая на изменения в «металлическом содержании» данной денежной единицы и на изменения в покупательной силе денег. И этот принцип действует независимо от того, чем вызваны подобные изменения: изменениями ли в условиях производства золота или многих товаров; «несоответствием» ли спроса и предложения товаров; бумажно-денежной эмиссией, создавшей инфляцию; понижением ли курса бумажных денег к золоту; факторами ли стихийного характера или искусственными мероприятиями правительств.

Этот юридический принцип игнорирования подобных изменений характеризует содержание денежного обязательства, выраженного в определенной сумме денежных единиц: такое денежное обязательство не имеет своим предметом предоставление кредитору определенной покупательной силы; оно не имеет своим предметом предоставление кредитору определенного весового количества золота или его стоимости. Оно имеет своим предметом денежные знаки в номинальной сумме денежных единиц.

Принцип «номинализма» в этом смысле получил выражение в праве (законодательстве или судебной практике) всех капиталистических стран.

Детальное изучение этого законодательства и практики представляет большой интерес в свете тех событий, которые в области денежного обращения капиталистических стран имели место после 1914 г.: в период после начала мировой войны и до настоящего времени изменения в покупательной силе денег в странах капитализма происходили в таких грандиозных масштабах (как по интенсивности этого явления, так и по его экстенсивности, т. е. как по степени этих изменений, так и по числу захваченных ими стран), каких не знала предшествующая история. Изменения эти произвели, в частности, глубокие потрясения в области обязательственных отношений.

§ 2. Французское право

Обратимся, прежде всего, к французскому праву. Накануне первой мировой войны французской денежной единицей был франк, созданный по закону 17 жерминаля ХI года Республики и содержавший 322.5805 мил-лиграммов золота 0,9 пробы (так называемый «франк жерминаля»)[224].

6 августа 1914 г. приостановлен был размен банкнот Банка Франции на золото с сохранением присвоенной этим банкнотам законной платежной силы; таким образом, был введен принудительный курс на бумажные деньги, которые после этого падали в курсе (в отношении иностранной валюты) и в своей покупательной силе.

25 июня 1928 г. произошло закрепление золотого содержания франка на том пониженном уровне, которого он достиг к тому времени в отношении золота. Новый франк («франк Пуанкаре») был определен как содержащий 65,50 миллиграммов золота 0,9 пробы; по этому паритету Банк Франции обязан был отпускать золото против бумажных денег для расчетов по внешней торговле.

Законом 1 октября 1936 г. это обязательство продавать золото по фиксированному курсу было «временно приостановлено» и золотое содержание франка вновь снижено, причем совету министров было поручено установить это содержание в пределах 43 — 49 миллиграммов золота 0,9 пробы. Наконец, 30 июня 1937 г. эти пределы для фиксации золотого паритета франка были отменены, и франк с тех пор является бумажной валютой, не прикрепленной к золоту.

[219] см. o monnaie de compte или monnaie de contrat и о monnaie de paiement в решении Французского кассационного суда по займу города Токио: Clunet, 1931, стр. 126; Nus­sbaum. Geld, стр. 187, различает Schuldwährung u. Zahlungsmittelwährung; Mann, стр. 138 и Nussbaum. Money, стр. 426 различают money of account или money of contract, с одной стороны, и money of payment – с другой.

[220] Cм., главным образом: Mann, стр. 139.

[222] Быстров. Колебания покупательной силы золота в период от первой до второй мировой войны. Научные записки Института внешней торговли, 1945, I, стр. 95 – 96.

[223] Теория прибавочной стоимости, изд. 1936, т. II, стр. 39.

Денежное обязательство: понятие и сущность (Вятчин В.А.)

Дата размещения статьи: 26.05.2015

Для того чтобы в полной мере определить правовую природу денежных обязательств, писал Л.А. Лунц, прежде всего необходимо выявить роль и сущность денег как особого предмета гражданских правоотношений [13, с. 14].
Следует отметить, что значение денег предопределено теми задачами, которые они выполняют в экономическом обороте, где они выступают в качестве меры стоимости, масштаба цен, средства обращения, платежа, сбережения и накопления, международного покупательского средства [8, с. 15].
Выполнение деньгами функций меры стоимости заключается в оценке стоимости товаров путем установления цен, зависящих от величины затрат общественно необходимого труда на изготовление определенных видов товаров.
Деньги как средство обращения используются для оплаты приобретаемых товаров. Особенностью такой функции денег служит то, что передача товара покупателю и его оплата происходят одновременно, в отличие от использования денег в качестве средства платежа, где деньги полностью или частично за вещи, работы, услуги могут быть уплачены как до передачи вещи, выполнения работ и услуг, так и после, а порой и со значительным разрывом во времени [25, с. 82].
Деньги, которые непосредственно не принимают участия в экономическом обороте, в свою очередь, выполняют функцию средства накопления.
Следует отметить, что при анализе правовой природы денег в первую очередь внимание обращается на их товарное происхождение; это обусловлено тем, что в ст. 128 ГК деньги прямо относятся к одной из разновидности вещей.
В то же время в отечественной цивилистике сформировалось мнение о том, что невозможно дать общее юридическое определение понятию денег [14, с. 27].
В зарубежном же праве неоднократно предпринимались соответствующие попытки и даже сформулированы самостоятельные правовые теории денег [14, с. 44].
Среди российских правоведов преобладает мнение, согласно которому перечисление денежных средств на расчетный счет в кредитной организации признается исполнением именно денежного, а не иного обязательства [18, с. 12; 5, с. 38].
В этой связи к деньгам относятся следующие объекты гражданских прав:
— вещи, наделенные законом силой законного платежного средства (монеты, банкноты, т.е. наличные деньги);
— вещи, фактически используемые в гражданском обороте как всеобщее средство обращения и платежа, если иное не установлено законом (чеки, векселя, безналичные деньги на счетах в кредитных организациях).
Кроме того, проект ФЗ «Об исполнении денежных обязательств по сделкам, совершенным с использованием специальных технологических средств» относит к деньгам банковские карты, коды, иные технологические средства [10, с. 30].
Вместе с тем в связи с переходом от применения полноценных денег, изготовленных из драгоценных металлов, к использованию денежных знаков, не обладающих собственной стоимостью или обладающих стоимостью многократно более низкой их номинала (бумажные, кредитные деньги), а также в связи с развитием безналичных расчетов, деньги утрачивают такую присущую товарам (вещам) особенность, как наличие у них стоимости и потребительской стоимости, сохраняя при этом свою меновую стоимость. Исходя из такого положения дел, в литературе высказано мнение, что деньги уже не являются товаром, а превратились в самостоятельную экономическую категорию с сохранением некоторых свойств, придающих им только сходство с товаром [8, с. 14].
Будучи по сути товаром, функционирующим в качестве меры стоимости других товаров [15, с. 140], в чем заключается их абсолютная хозяйственная полезность, деньги являются и предметом обязательственных отношений. Но не только обязательственные, а и другие правоотношения содержат в себе фактически или потенциально денежное составляющее. В определенной степени прав М.М. Агарков, указывавший, что участие денег в гражданском обороте порой создает невозможность четкого, категоричного и последовательного разграничения различных подотраслей и институтов гражданского права при регулировании и охране входящими в них нормами имущественных и неимущественных отношений, составляющих предмет гражданского права [2, с. 109].
Являясь вещью родовой, делимой, подвижной и потребляемой, деньги могут заменить всякий другой объект имущественных прав. Как отмечает А.П. Сергеев, деньгами можно погасить любой имущественный долг, если только на это нет запрета в законе или если против этого не возражает кредитор [8, с. 180].
Применяя терминологию экономики, можно говорить об участии в гражданском обороте двух типов денежных обязательств: во-первых, предполагающих передачу денежной суммы и не существующих без таковой; во-вторых, лишь допускающих такую передачу постольку, поскольку их стороны рассматривают друг друга в качестве участников товарооборота. Вступая в обязательства первого типа (деньги — предмет договора), стороны осознают факт своего участия в процессе макроэкономического денежного оборота и, более того, в качестве цели обязательства предполагают именно результат такого участия. В обязательствах второго типа (деньги — эквивалент) цель перераспределения денежных средств участниками отношений не преследуется, хотя допускается и опосредованно достигается. При этом содержанием всех без исключения денежных обязательств является уплата денег как их предмета. Именно в уплате определенной суммы денег по основаниям, предусмотренным законом или договором, заключается основная цель денежных обязательств.
При этом исполнение денежных обязательств происходит посредством наличных и безналичных расчетов. Следует отметить, что в литературе высказано мнение, что безналичные расчеты есть не движение денежных средств, а движение денежных обязательств [2, с. 15], с чем согласиться, разумеется, нельзя, так как действующее законодательство рассматривает безналичное перечисление денежных средств не иначе как в качестве платежа (п. 1 ст. 140, п. 2 ст. 861 ГК).
В настоящее время безналичные расчеты производятся посредством платежных поручений и требований по аккредитиву, чеками, по инкассо, межбанковскими расчетами, а также платежами в порядке зачета взаимных требований (ст. 862, 410 ГК). Выбор формы расчетов в первую очередь определяется характером хозяйственных связей между контрагентами, их организационно-правовой формой, особенностью представляемых товаров, работ, услуг и условиями их доставки и приемки, местом нахождения сторон, финансовым положением субъектов имущественных правоотношений и др.
Негативные процессы в экономике влекут широкое использование в гражданском обороте таких форм безналичных расчетов, как бартер, зачет, клиринг. Однако, как показывает опыт преодоления экономического кризиса 2008 — 2012 гг., проблемы, связанные с неплатежами, следует решать не с помощью бартера, зачета и клиринга, а с помощью кредита в виде временного позаимствования денежных средств у государства коммерческими банками.
В условиях стабильных рыночных отношений денежные и кредитные обязательства должны развиваться параллельно, взаимно дополняя друг друга в обслуживании сферы производства и потребления материальных ценностей.
В то же время кредитные и денежные обязательства не следует отождествлять, ввиду разности их правовой природы. Представляется, что кредитные правоотношения должны быть подвергнуты более четкой правовой регламентации, так как порой не контролируемое законом их применение в договорных отношениях влечет различные злоупотребления.
Следует отметить, что денежные обязательства в большинстве стран мира выделяются и обособляются в самостоятельную правовую категорию [6, с. 42], и это представляется оправданным, хотя бы исходя из того значения, которое имеют деньги в гражданском обороте. По этой причине вряд ли можно в полной мере согласиться с мнением В.А. Хохлова, предлагавшего полностью отказаться от обособления денежных обязательств в отечественном праве [26, с. 37].
Между тем, хотя действующее гражданское законодательство достаточно определенно обособляет денежные обязательства в самостоятельную правовую категорию, к сожалению, оно не дает легального определения этих обязательств, о чем неоднократно указывалось в научных публикациях [16, с. 106; 14, с. 23; 19, с. 83].
Имеющаяся в ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» формулировка понятия денежного обязательства, определяющего его как обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному законом основанию, не содержит в себе характерных и отличительных особенностей самого денежного обязательства.
Следует отметить, что вопросы понятия денежного обязательства, его роли и значения в системе обязательств, а также классификации денежных обязательств не получили достаточного освещения и в цивилистике.
Подтверждением тому является тот факт, что даже в трудах известных ученых по римскому праву денежное обязательство не рассматривается как самостоятельная правовая категория, а значится как обязательство по уплате денег только в группе обязательств, предмет которых определен родовым признаком, т.е. заменимых, расходуемых (consumptibiles) вещей [21, с. 132].
Как отмечал еще Ф.К. Савиньи, указания, встречающиеся в римском праве по теории денежных обязательств, стоят ниже самых умеренных ожиданий [22, с. 321].
В отечественной цивилистике первым разработчиком теории денежных обязательств является Л.А. Лунц, по определению которого денежное обязательство направлено исключительно на уплату денежных знаков [13, с. 14].
О.С. Иоффе считал, что денежное обязательство направлено на передачу денег [9, с. 90], а О.А. Красавчиков отмечал, что такое обязательство связано с платежом определенной денежной суммы [24, с. 243]. Е.А. Флейшиц полагала, что денежным является всякое обязательство, для исполнения которого в распоряжение кредитора должна быть предоставлена должником определенная денежная сумма [17, 201]. По мнению Н.Д. Егорова, денежное обязательство всегда связано с передачей денежной суммы [11, 218].
Л.А. Новоселова же считает, что в силу денежного обязательства должник обязан передать в собственность кредитора денежные знаки в определенной или определимой сумме денежных единиц в целях совершения платежа [20, с. 15].
Исходя из смысла и содержания этого определения, как резонно отмечает Д.Г. Лавров, безналичные деньги исключаются из предмета денежного обязательства, что недопустимо в силу закона [12, с. 30]. По определению Д.Г. Лаврова, «денежным следует считать такое обязательство, в котором должник обязуется уплатить в пользу кредитора определенную сумму денег в качестве меры стоимости имущественного блага кредитора» [12, с. 58]. С данным определением нельзя полностью согласиться, так как его автор исключает из числа денежных возникающие обязательства по уплате денег в неимущественных отношениях, входящих в предмет гражданского права, а также денежные обязательства, возникающие из односторонне обязывающих и безвозмездных договоров (например, беспроцентный заем — ст. 809 ГК, обещание передать в будущем одаряемому деньги — ст. 572 ГК). Автор ограничивает денежные обязательства сферой договорного права, указывая в даваемом определении денежного обязательства на то, что должник обязуется уплатить деньги, т.е. по своей воле берет на себя такую обязанность, тогда как должник может быть обязан к уплате денег и вопреки его воле, например, при взыскании неустойки за нарушение обязательства по решению суда и т.д. Кроме того, исходя из смысла и содержания ст. 307, 308 ГК, обязательства, в том числе и денежные, могут возникать не только из договоров, но и при наличии других юридических фактов, с чем, собственно, в конечном итоге соглашается и сам Д.Г. Лавров [12, с. 31].
По определению В.А. Белова, «денежное обязательство представляет собой гражданское правоотношение, содержанием которого является право требования кредитора и корреспондирующая с ним юридическая обязанность должника совершить уплату или платеж, т.е. действие (или действия) по передаче определенной (определимой) суммы денег (валюты)» [5, с. 14]. Это определение представляется в целом правильным. Возражение вызывает только полное отождествление В.А. Беловым понятий «деньги» и «валюта», так как из буквального толкования ст. 1 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» и ст. 140, 141 ГК становится очевидным, что российский рубль, являющийся законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости, в то же время не является валютой, в том смысле, что валюта — это иностранные денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов или записи на счетах [3, с. 14].
Очевидно, В.А. Белов в своем определении денежного обязательства исходил из формального названия денег России в ст. 141 ГК валютой. Представляется, что если применение термина «валюта» к деньгам России и допустимо, то с обязательным добавлением слова «национальная».
Схожее с российским определение денежного обязательства встречается и в зарубежной цивилистике. Например, у английских авторов денежное — это обязательство, в силу которого должник обязан уплатить фиксированную, определенную, специфическую или установленную сумму денег [1, с. 18].
Резюмируя изложенное, можно сделать вывод, что условиями к возникновению денежного обязательства является наличие правоотношения, возникшего по поводу тех или иных материальных или нематериальных благ, и участие в этом правоотношении не менее двух субъектов — управомоченного требовать уплаты долга (кредитора) и обязанного произвести платеж (должника). Сам платеж представляет собой целевое действие, направленное на погашение имеющегося денежного долга. Как отмечает Л.А. Новоселова, при отсутствии такой цели обязательство не может быть признано денежным, даже если предметом его будут денежные знаки (хранение денег в сейфе и т.п.) [19, с. 30].
Такой подход в полной мере согласуется и со сложившейся судебно-арбитражной практикой. Так, совместный Пленум ВС РФ и ВАС РФ в Постановлении N 13/14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими средствами» указал, что денежным является обязательство, в силу которого на должника возлагается обязанность уплатить деньги. Не являются денежными обязательства, в которых денежные знаки используются не в качестве средства погашения денежного долга, а с другой целью. Так, сдача клиентом наличных денег в банк по договору на кассовое обслуживание, сделки по обмену валют, дарение и пожертвование денег, а также обязательства по уплате денег, основанные на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, не являются денежными обязательствами [23, с. 108].
Следует отметить, что сам платеж, т.е. исполнение денежного обязательства, не предполагает в любом случае поступление к кредитору от должника именно денежных знаков в виде купюр или монет. Закон допускает осуществление как наличных, так и безналичных платежей, осуществляемых в форме расчетов платежными поручениями, по аккредитиву, чеками, по инкассо и др. В то же время существует вполне обоснованное мнение, высказанное рядом авторов в публикациях, что передача векселя, чека и других ценных бумаг, не являющихся деньгами в буквальном смысле, не может рассматриваться в качестве денежного платежа и представляет собой либо замену такого платежа, либо способ его получения, т.е. фактически является как бы условным платежом [13, с. 28; 5, с. 15].
В качестве обязательных условий денежного обязательства также указывается валюта платежа, момент исполнения и платежные реквизиты сторон.
Исходя из изложенного, определение денежного обязательства можно сформулировать путем выделения общих положений из понятия обязательства, добавив к этому специфичные черты, присущие денежному обязательству.
Таким образом, в случаях когда одно лицо (должник) в соответствии с основаниями и условиями обязательства обязано уплатить определенную сумму денег другому лицу (кредитору), а кредитор вправе требовать от должника исполнения этой обязанности, то имеет место денежное обязательство.
Такое определение денежного обязательства в полной мере согласуется с его особенностями, перечисленными в законе, и соответствует имеющимся в научной литературе его общепринятым характеристикам [4, с. 6].

Понятие денежного обязательства для определения наличия признаков банкротства (А.А. Диденко, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет», г. Краснодар)

кандидат юридических наук, старший преподаватель

кафедры гражданского права ФГБОУ ВПО

«Кубанский государственный аграрный

университет», г. Краснодар

Аннотация: Настоящая статья посвящена рассмотрению одного из признаков несостоятельности (банкротства). Существенное внимание уделяется понятию «денежное обязательство» в гражданском законодательстве и законодательстве о банкротстве. В статье проанализированы изменения, внесенные в Закон о банкротстве в последнее время.

Ключевые слова: Несостоятельность, банкротство, кредитор, обязательство, денежное обязательство.

Annotation: The present article is devoted to consideration of features of insolvency (bankruptcy). The material attention is drawn to monetary obligation in civil law and the law of bankruptcy. Amendments recently made to the Law on bankruptcy are analyzed in the article.

Keywords: Legislation, law, theory of civil law, sources of civil law, legal science, legal practice, judiciary practice, legal custom.

Для возникновения процесса банкротства очень важным является установление факта неспособности должника удовлетворить требования кредитора по денежным обязательствам. Согласно ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) 1 «несостоятельность (банкротство) есть признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей». Данная формулировка признается основополагающей для определения требований, которые позволяют кредитору обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника.

1 О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон РФ от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 07.12.2011) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2002. — № 43. — Ст. 4190.

Одновременно требования кредиторов по неденежным обязательствам не дают повода инициировать процесс банкротства должника. Из формулировок той же ст. 2 Закона о банкротстве следует, что под денежным обязательством понимается «обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию».

Строго говоря, категория «обязательство» в гражданском праве является достаточно объемной и вряд ли стоит признавать правильным ее произвольное использование в рамках такого гражданско-правового института, как банкротство. Более того, определение рассматриваемого понятия не совпадает с понятием денежного обязательства, используемого гражданским правом. В то же время специальное значение, придаваемое данному термину в рамках законодательства о банкротстве, также не позволяет отразить его специфику. Избранный законодателем подход неправильно ориентирует суды, рассматривающие дела о банкротстве, и заинтересованных лиц. В результате возникают спорные правовые ситуации, складывающиеся относительно «денежности» того или иного обязательства, поскольку правильная его квалификация в качестве денежного позволяет определить наличие признаков банкротства.

Представляется, что первоначально необходимо сопоставить понятие «денежное обязательство», применяемое законодательством о банкротстве, и соответствующее ему гражданско-правовое понятие.

Содержание денежного обязательства по смыслу гражданского права составляют: 1) право одного лица (кредитора) требовать уплаты денежной суммы; 2) соответствующая ему обязанность другого лица (должника) уплатить эту сумму. Определяющим признаком денежного обязательства, как подчеркивает Л.А. Новоселова, является «обязанность уплатить деньги: деньги используются в обязательстве в качестве средства погашения денежного долга, восстановления эквивалентности обмена, компенсации продавцу стоимости переданного им товара (в широком экономическом смысле этого понятия) либо компенсации понесенных им имущественных потерь» 2 . С нашей точки зрения, наибольшее значение для правовой квалификации денежного обязательства имеют следующие обстоятельства, выявленные Л.А. Новоселовой 3 , а именно:

— цель передачи денежных средств (платеж; как действие, направленное на погашение существующего между кредитором и должником денежного долга);

— право, на котором деньги передаются кредитору должником в денежном обязательстве (право собственности).

2 Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. — М.: Статут, 2003. — С. 24.

3 Там же. — С. 24, 26, 27.

Судебная практика понимает денежное обязательство как обязательство, в котором денежные знаки используются в качестве средства погашения денежного долга. При этом денежным может быть как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг). И соответственно не являются денежными обязательствами те, в которых валюта (деньги) исполняет роль товара (сделки по обмену валюты), а равно и обязанности клиента сдавать наличные деньги в банк по договору на кассовое обслуживание, обязанности перевозчика, перевозящего денежные знаки, и т. д 4 .

Ключевым моментом в понимании денежного обязательства является первоначальное определение понятия «деньги» как объекта гражданского права. Так, если исходить из того, что предметом денежного обязательства являются только банкноты и монеты, т. е. наличные деньги (денежное обязательство в узком смысле), то в содержание данного обязательства будут входить право кредитора (получателя) требовать от должника (плательщика) уплаты наличных денег и обязанность должника (плательщика) совершать эти действия. Такой подход имеет наибольшее распространение в отечественной юридической науке 5 . Как первоначальные характеризуются денежные обязательства, связанные, в частности, с оплатой товаров, работ, услуг, возмещением вреда или неосновательного обогащения, как вторичные — связанные с возмещением убытков или денежной компенсацией при замене ею предмета долга, уплатой неустойки, штрафа или пени, процентов за пользование чужими денежными средствами 6 .

4 О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14 от 08.10.1998 (ред. от 04.12.2000) // Вестник ВАС РФ. — 2008. — № 11.

5 См., например: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. — М.: Статут, 1999. — С. 157; Новоселова Л.А. Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. — М., 1997. — С. 13, 15, 19, 20; Белов В.А. Денежные обязательства. — М., 2001. — С. 14, 15.

6 Надо отметить, что в отношении обязательства о взыскании процентов годовых существует дискуссия о том, относить ли их к вторичным денежным обязательствам или рассматривать в качестве самостоятельных (т. е. первичных).

При этом, как указывал Л.А. Лунц, денежное обязательство возникает из различных гражданско-правовых оснований: оно может непосредственно вытекать из договора или закона, например, выплачивать денежное содержание (первоначальные денежные обязательства) либо служить санкцией за неисполнение обязательства и, например, следовать из замены предмета обязательства уплатой денег (вторичные денежные обязательства) 7 .

Следует согласиться с М. Рожковой в том, что понятие «денежное обязательство» представляет собой самостоятельную правовую категорию, акцент при уяснении которой должен смещаться с понятия «обязательство» (которое здесь использовано в качестве обобщающего названия обязательств и гражданско-правовых обязанностей) в сторону его характеристики как «денежного» 8 . Именно «денежность», по ее мнению, является определяющей для этой правовой категории, охватывающей и 1) обязательственные правоотношения в целом (например, отношения займа), и 2) отдельные обязательства в обязательственном правоотношении (например, обязательство по оплате товара в обязательственных отношениях по купле-продаже), и 3) обязанности, не являющиеся обязательствами (например, обязанность по уплате пени), общим для которых является их нацеленность на платеж; (уплату денег) 9 .

Исходя из самостоятельности правовой категории «денежное обязательство», следует подчеркнуть, что основания возникновения денежного обязательства значительно шире оснований возникновения собственно обязательства. Отсюда следует, что денежное обязательство может возникнуть, по сути, из любого установленного гражданским правом основания (ст. 8 ГК РФ). Как представляется, признанию той или иной обязанности по уплате денежных средств в качестве денежного обязательства препятствует следование традиционной трактовке понятия обязательства как общественного отношения, урегулированного ст. 307 ГК РФ 10 .

Понятие денежного обязательства, применяемое Законом о банкротстве

Принципиально иное содержание имеет понятие денежного обязательства, используемое законодательством о банкротстве. Основным определяющим признаком денежного обязательства является обязанность должника уплатить кредитору денежную сумму, что, конечно, объединяет его с денежным обязательством (по смыслу гражданского права). В то же время понятие денежного обязательства, применяемое законодательством о банкротстве, это специальное понятие. Во-первых, его содержание уже содержания понятия, применяемого гражданским правом; во-вторых, его содержание определяется путем системного толкования Закона о банкротстве; в-третьих, использование данного термина в специальном значении по смыслу законодательства о банкротстве допустимо только для целей этого Закона.

7 Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран // Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. — М., 1999. — С. 155.

8 Рожкова М. О круге денежных обязательств, значимых для определения наличия признаков банкротства // Корпоративный юрист. — 2009. — № 4. — С. 12.

10 Гражданский Кодекс РФ (Часть 1): Федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 14.06.2012) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

В качестве оснований возникновения денежного обязательства Закон о банкротстве (в действующей редакции) упоминает как предусмотренные ГК РФ, так и установленные бюджетным законодательством. Таким образом, содержание денежного обязательства по смыслу Закона о банкротстве составляют не только чисто гражданско-правовые основания.

Статья 4 Закона о банкротстве уточняет состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей. В силу абз. 2 п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве для определения наличия признаков банкротства учитываются обязанности, связанные с уплатой:

— задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги;

— сумм займа с учетом подлежащих выплате процентов;

— сумм неосновательного обогащения;

— задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредитора. С позиций законодательства о банкротстве они признаются денежными обязательствами, значимыми для определения наличия признаков банкротства должника и одновременно являются «денежными» по смыслу гражданского права.

Иным образом оцениваются обязанности должника (абз. 2 п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве):

— перед гражданами, перед которыми он несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью;

— по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору;

— по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности;

— перед учредителями (участниками) должника, вытекающие из такого участия.

Данные обязанности по смыслу гражданского права, бесспорно, относятся к денежным обязательствам (за исключением обязанности должника по выплате выходных пособий и оплате труда), однако, их размер не учитывается при определении наличия признаков банкротства. Соответственно кредиторы, имеющие требования по этим обязательствам, не вправе инициировать процесс банкротства. Вместе с тем эти требования подлежат учету в реестре требований кредиторов и в период конкурсного производства составляют две первые очереди требований, подлежащих удовлетворению в приоритетном порядке (п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве). Далее абз. 4 п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве (в действующей редакции) прямо запрещает при определении признаков банкротства учитывать обязательства, связанные с уплатой:

— неустойки (штрафа, пени);

— процентов за просрочку платежа;

— убытков в виде упущенной выгоды;

— иных имущественных и (или) финансовых санкций.

С позиций гражданского права данные обязанности, вне сомнений, являются денежными обязательствами, тогда как Закон о банкротстве не относит эти обязанности к денежным обязательствам, значимым для определения наличия признаков банкротства должника. Наличие требования по этим денежным обязательствам не наделяет кредитора возможностью обратиться с заявлением о банкротстве должника. При этом данные требования кредиторов учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов (п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве).

Таким образом, законодательством о банкротстве термин «денежное обязательство» толкуется в строго определенном значении, для цели определения наличия признаков банкротства должника. При этом понятие денежного обязательства, применяемое гражданским правом, гораздо шире, поскольку охватывает все обязательства и обязанности, связанные с уплатой денег и возникающие из установленных гражданским правом оснований.

Спорные вопросы квалификации некоторых требований как денежных

Проблемой является отсутствие ясности и определенности в отношении круга денежных обязательств по смыслу Закона о банкротстве, что приводит к противоречивости некоторых его положений и закономерно порождает различное толкование его норм.

В соответствии с п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до 31.12.2008, при определении признаков банкротства должника не учитывались убытки, подлежащие возмещению должником за неисполнение им обязательства. Однако при разработке Закона о банкротстве обсуждалась необходимость включения кредиторов, по денежным обязательствам о возмещении убытков в виде реального ущерба, в число конкурсных.

Иными словами, решался вопрос о включении этого денежного обязательства в круг денежных обязательств по смыслу Закона о банкротстве. В итоге судебная практика демонстрировала весьма противоречивые решения, и положение кредиторов, обладающих требованиями о возмещении убытков в виде реального ущерба, характеризовалось крайней неопределенностью 11 .

Федеральный закон № 296-ФЗ 12 внес изменения в данную норму: при определении признаков банкротства не учитываются только убытки в виде упущенной выгоды. Таким образом, Закон о банкротстве с 31.12.2008 предоставляет право кредитору по требованию о взыскании реального ущерба инициировать процедуру банкротства в отношении должника. Это вытекает из текста абз. 4 п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве. Таким образом, законодатель расширил круг денежных обязательств по смыслу Закона о банкротстве, включив в этот круг денежные обязательства по возмещению реального ущерба.

В то же время госпошлина и иные судебные расходы, являясь реальным ущербом кредиторов, денежными обязательствами не являются как по смыслу гражданского законодательства, так и по смыслу законодательства о банкротстве 13 . Точно так же не будет денежным обязательством задолженность по выплате расходов арбитражному управляющему и привлеченным в дело о банкротстве специалистам. Указанные расходы также относятся к категории судебных издержек, а не денежных обязательств. Соответственно, в случае возникновения ситуации, когда есть такого рода задолженность перед арбитражным управляющим и привлеченными им специалистами, арбитражный управляющий не будет иметь право на возбуждение производства по делу о банкротстве, поскольку у него неденежные требования по смыслу законодательства о банкротстве.

11 Требование: О включении в реестр требований кредиторов убытков в форме реального ущерба и компенсации морального вреда. Обстоятельства: Заявители указали, что строительство многоквартирного жилого дома по договору долевого участия в строительстве не завершено, квартиры не переданы, денежные средства должником не возвращены. Решение: Дело передано на новое рассмотрение, поскольку не определена воля участников долевого строительства. Если денежные требования основаны на положениях норм ст. 201.5 Закона о банкротстве, необходимо определиться с расторжением договора: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.03.2012 по делу № А53-16429/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

12 О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»: Федеральный закон от 30.12.2008 № 296-ФЗ (ред. от 28.07.2012) (с изм. и доп., вступающими в силу с 29.10.2012) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2009. — № 1. — Ст. 4.

13 О порядке погашения расходов по делу о банкротстве: Постановление Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 // Вестник ВАС РФ. — 2010. — № 2.

Можно проиллюстрировать отсутствие определенности в отношении круга денежных обязательств по смыслу Закона о банкротстве другим примером. Множество вопросов на практике связано с обязанностью уплатить денежный эквивалент взамен обязательства, первоначальным предметом которого являлись вещи (например, реституционное требование о возврате вещи или об исполнении обязательства в натуре). Безусловно, первоначально это — неденежное обязательство, и кредитор по нему не может участвовать в процедуре банкротства. Такие требования подлежат судебной защите вне рамок дела о банкротстве — в исковом порядке (п. 5 ст. 4 Закона о банкротстве). Однако недостаток этой конструкции состоит в том, что с момента введения процедуры наблюдения в отношении должника исполнение исполнительных документов «по имущественным взысканиям» приостанавливается (за некоторым исключением). Поэтому перед кредитором по такому обязательству обычно встает проблема преобразования его в денежное обязательство с тем, чтобы включиться в процедуру банкротства.

Трансформация неденежного обязательства в денежное может быть осуществлена на основании положений гражданского законодательства (ст. 1105 ГК РФ) в случае невозможности возвратить исполненное в натуре и по соглашению сторон. При этом следует исходить из следующего принципа: при трансформации неденежного обязательства в денежное требование о взыскании денежного долга вытесняет требование о взыскании убытков. Стороны своим соглашением могут в любой момент трансформировать обязательство осуществить реституцию в натуре в обязательство уплатить денежный эквивалент. В этом случае такая сделка должна считаться новацией, поскольку она влечет изменение предмета исполнения (ст. 414 ГК РФ).

Однако следует отметить, что успешная трансформация существующего обязательства в денежное обязательство по смыслу, придаваемому ему гражданским правом, еще не переводит его в категорию денежных обязательств по смыслу Закона о банкротстве. Признанию его денежным обязательством по смыслу Закона о банкротстве препятствует отсутствие в ст. 4 данного закона указания на то, что эти денежные обязательства должны учитываться при определении наличия признаков банкротства.

Для целей единообразия судебной практики ВАС РФ разъяснил, что суммы, взысканные судом вместо причитавшегося кредитору исполнения обязательства в натуре (стоимость не переданной кредитору оплаченной им вещи, стоимость оплаченных, но не выполненных должником работ или услуг и др.), должны учитываться для определения наличия признаков банкротства. Такие требования подлежат включению в реестр требований кредиторов в качестве требований конкурсных кредиторов. Данным разъяснением ВАС РФ признал, что это денежное обязательство является денежным по смыслу Закона о банкротстве 14 .

Особо остро неравенство кредиторов по денежным обязательствам и неденежным проявляется в случаях банкротства компаний застройщиков. Так, например, если граждане имеют вступившее в законную силу решение суда о признании права собственности на жилое помещение или на долю в праве собственности на жилое помещение, возникает вопрос: вправе ли они обратиться в арбитражный суд с требованием о включении их в реестр требований кредиторов? Арбитражный суд должен уточнить у таких заявителей, отказываются ли они от судебного акта суда общей юрисдикции, потому что при включении их в реестр требований в процедуре банкротства, они не могут одновременно иметь обязательственные права требования (денежные требования) к застройщику, в отношении которого возбуждается процедура банкротства, и вещное право на конкретное жилое помещение. В сложившейся ситуации арбитражные суды отказывают во включении такого кредитора в реестр денежных требований по банкротству, если такое лицо не откажется от своего права собственности на жилое помещение. Аналогичная ситуация складывается, если такие кредиторы являются членами ТСЖ и не отказались от своего права требования на получение построенного таким ТСЖ недвижимого имущества.

Еще одной проблемой на практике стала проблема определения характера требований бывших учредителей, участников хозяйственного общества. В арбитражной практике требования учредителей, вытекающие из участия в хозяйственных обществах, в процедурах несостоятельности (банкротства) квалифицируются неоднозначно. Во-первых, как требования после очередных кредиторов со ссылкой на ст. 67 ГК РФ 15 .

14 Такой же правовой режим имеют суммы, присужденные кредитору в связи с изменением способа или порядка исполнения судебного акта или акта иного органа. См.: О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: Постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 // Хозяйство и право. — 2005. — № 2.

15 См.: Согласно статье 2 Закона о банкротстве конкурсные кредиторы — кредиторы по денежным обязательствам, за исключением учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия. Установив, что требование заявителя вытекает из участия в обществе, суд правомерно отказал во включении требования в реестр: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.11.2007 № Ф08-7504/07 по делу № А01-Б849/2007-3 // СПС «КонсультантПлюс» .

Во-вторых, суды признают, что учредители (участники) юридических лиц не могут быть кредиторами юридического лица в процедурах несостоятельности, а их требования не подлежат рассмотрению в деле о банкротстве. Момент возникновения обязательства в данном случае не имеет правового значения 16 . Доводом в пользу такой позиции служит норма, содержащаяся в абз. 5 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве.

Учредители (участники) юридического лица могут иметь к нему различные имущественные требования. Отметим, что в процедурах несостоятельности учитываются исключительно требования денежного характера. Законом о банкротстве установлен запрет о выделе доли (пая) в имуществе должника или выплате его действительной стоимости; при этом учредители (участники) юридического лица сохраняют право на ликвидационную квоту. Представляется, что требования учредителей (участников) по выплате ликвидационной квоты подлежат удовлетворению в процедурах несостоятельности (банкротства) из имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, участвовавших в процедурах несостоятельности, поскольку ни в ГК РФ (ст. 67), ни в Законе «Об акционерных обществах» 17 (ст.ст. 31, 32), ни в Законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» 18 (ст. 58) возможность получения ликвидационной стоимости не ограничена в связи с несостоятельностью юридического лица. Однако ВАС РФ разъяснил, что данные права являются правами требования, вытекающими из участия в обществе.

Еще одной неразрешенной на законодательном уровне проблемой является вопрос об отнесении реституционного требования к денежному требованию для цели определения признаков банкротства. Судебная практика по этому вопросу разделилась, в связи с чем целесообразно будет издание соответствующего разъяснения ВАС РФ по данному вопросу. Однако можно выделить некоторую общую тенденцию в судебной практике. Так, если требование заявлено как неосновательное обогащение со ссылкой на ст. 1103 ГК РФ, то оно учитывается как денежное при определении признаков банкротства; если без ссылки — нет.

16 Дело о включении требований в реестр требований кредиторов должника передано для пересмотра в порядке надзора, так как требования по выплате акционеру ликвидируемого общества за счет имущества общества денежных средств при прекращении отношений, связанных с владением акционером акциями, не могут конкурировать с обязательствами должника перед иными кредиторами: акционеры должника вправе претендовать лишь на часть имущества ликвидируемого общества, оставшегося после расчетов с другими кредиторами : Определение ВАС РФ от 06.10.2010 № ВАС-10254/10 по делу № А45-808/2009; Учредители (участники) юридического лица (должника) по правоотношениям, связанным с таким участием, не могут являться кредиторами в деле о банкротстве, следовательно, требования учредителя (участника) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия, не подлежат рассмотрению в деле о банкротстве: Постановление ФАС Уральского округа от 05.05.2008 № Ф09-3022/08-С4 по делу № А47-16264/2005-14ГК // СПС «КонсультантПлюс».

17 Об акционерных обществах: Федеральный закон РФ от 26.12.1995 № 208-ФЗ (ред. от 29.12.2012) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 1. — Ст. 1.

18 Об обществах с ограниченной ответственностью: Федеральный закон РФ от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 29.12.2012) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1998. — № 7. — Ст. 785.

В качестве примера можно привести следующее судебный акт 19 . ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) НИИ, ссылаясь на наличие просроченной задолженности в размере, превышающем 100 тыс. руб. В обоснование своего заявления о наличии у НИИ задолженности перед ООО в сумме 57 006 000 руб. Последним представлены вступившие в законную силу решения Арбитражного суда Калужской области. Указанными решениями суд обязал НИИ возвратить ООО денежные средства, полученные НИИ по недействительным сделкам. Не соглашаясь, ответчик указал, что действующее законодательство, регулирующее критерии определения признаков банкротства, не распространяется на реституционные требования. В этой связи, по мнению кассатора, любые требования, вытекающие из реституции, в том числе о возврате денежных средств, полученных по недействительной сделке, не подлежат учету при определении наличия признаков банкротства должника и не подлежат включению в реестр требований кредиторов, поскольку не относятся к денежным обязательствам должника.

Кассационная коллегия посчитала данные выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствующими законодательству и фактическим обстоятельствам дела. В соответствии с п. 2 ст. 33 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику в совокупности составляют не менее, чем сто тысяч рублей и не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. Для возбуждения производства по делу о банкротстве по заявлению конкурсного кредитора принимаются во внимание требования, подтвержденные вступившим в законную силу решением арбитражного суда. Установив, что задолженность подтверждена вступившими в законную силу судебными актами, которые должником на дату рассмотрения заявления не исполнены, просрочка исполнения составила более трех месяцев, суды первой и апелляционной инстанций на основании ст.ст. 3, 33, 48 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» пришли к правомерному выводу о введении в отношении должника процедуры наблюдения и включении заявленных требований в реестр требований кредиторов НИИ.

19 Удовлетворяя заявление, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об обоснованности заявленных обществом требований и наличии оснований, предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», для введения в отношении должника процедуры наблюдения : Постановление ФАС Центрального округа от 24.11.2010 по делу № А23-1566/10Б-7-72 // СПС «КонсультантПлюс».

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что любые требования, вытекающие из реституции (в том числе и требования о возврате денежных средств, полученных по недействительной сделке), не подлежат учету при определении наличия признаков банкротства должника и включению в реестр требований кредиторов, поскольку они не относятся к денежным обязательствам должника, отклонен как несостоятельный. В п. 27 совместного постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 13/14 указано, что в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) -возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. К требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке на основании положения п. 1 ст. 1103 ГК РФ применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ), если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами.

Законодатель в п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве установил, что для определения наличия признаков банкротства должника учитывается размер денежных обязательств, в том числе размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения. Как усматривается из судебных актов, представленных заявителем в материалы дела, судом были признаны ничтожными заключенные сторонами сделки и суд обязал применить реституцию (т. е. в данном случае имеет место неосновательное обогащение должника). В этой связи судебные инстанции пришли к правомерному выводу о том, что заявленное кредитором требование является денежным и подлежит включению в реестр требований кредиторов должника.

В правовой доктрине долгое время обсуждается вопрос о том, можно ли по смыслу ст. 2 Закона о банкротстве отнести к денежным реституционные обязательства, заключающиеся в возврате одной из сторон сделки определенной денежной суммы.

Согласно первой точке зрения требование о возврате денежных средств, полученных по недействительной сделке, не является денежным обязательством, а потому не принимается во внимание при определении признаков банкротства и не подлежит квалификации в качестве текущего или реестрового. В связи с введением в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, исполнительное производство по нему не прекращается 20 . Приверженцы данного подхода исходят из того, что смысл реституции состоит в возврате сторон в первоначальное положение. Сторона договора, признанного судом недействительным, обязана возвратить, а не уплатить денежные средства. Следует отметить, что ранее в судебной практике отражалась позиция, согласно которой исполнительное производство по требованию, возникшему в результате применения последствий недействительности сделки, не приостанавливается, т. е. сторона такой сделки имеет право на взыскание присужденных ей денежных сумм в рамках исполнительного производства 21 .

Другие авторы считали несостоятельными доводы о том, что реституционное обязательство, заключающееся в возврате денежных средств, не является денежным по смыслу ст. 2 Закона о банкротстве. Согласно нормам гл. 60 ГК РФ «Обязательства вследствие неосновательного обогащения» приобретатель тоже обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное имущество (деньги). В силу п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, учитывается для определения наличия признаков банкротства должника. С этой точки зрения, реституционные денежные требования, на которые могут быть распространены положения ГК РФ о неосновательном обогащении, следует рассматривать в качестве денежных обязательств.

20 Суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для включения требований общества к заявителю, возникших вследствие признания в судебном порядке недействительным (ничтожным) договора купли-продажи имущества и применения последствий недействительности указанной сделки, в реестр требований кредиторов должника и соответственно об отсутствии оснований для признания недействительными обжалуемых постановлений судебного пристава-исполнителя: Постановление ФАС Уральского округа от 04.08.2008 № Ф09-5107/08-С4 по делу № А71-832/2008-Г20; Любые требования, вытекающие из реституции, в том числе и требование о возврате денежных средств, полученных по недействительной сделке, не являются текущими платежами, не подлежат включению в реестр требований кредиторов, поскольку не относятся к денежным обязательствам и обязательным платежам должника, и должны рассматриваться вне рамок дела о несостоятельности: Постановление ФАС Уральского округа от 06.03.2006 № Ф09-1143/06-С6 по делу № А50-7043/2004; Суд отказал во введении наблюдения в отношении общества и прекратил производство по делу о банкротстве, так как положения норм Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», регулирующие критерии для определения признаков банкротства, не распространяются на реституционные требования. Любые требования, вытекающие из реституции, в том числе и требования о возврате денежных средств, полученных по недействительной сделке, не подлежат включению в реестр требований кредиторов: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.12.2007 № Ф08-7599/07 по делу № А32-18019/2007-37/447-Б // СПС «КонсультантПлюс».

21 Поскольку смысл реституции состоит в возврате сторон в первоначальное положение и неосновательно получившая имущество сторона обязана возвратить, а не уплатить денежные средства, требования по применению последствий недействительности сделки в виде возврата имущества не подлежат рассмотрению в деле о банкротстве и положения п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве о приостановлении производства по делам, связанным с взысканием с должника денежных средств, не распространяются на данные правоотношения: Постановление ФАС Поволжского округа от 29.05.2007 № А55-19092/2006 по делу № А55-19092/2006 // СПС «КонсультантПлюс».

Подтверждением изложенной точки зрения может служить позиция о признании денежным по смыслу Закона о банкротстве обязательства, возникающего в результате применения реституции в виде взыскания со стороны по сделке денежных сумм ввиду невозможности возврата ей полученного по сделке имущества в натуре (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Думается, что с учетом принципа равенства участников гражданских правоотношений (п. 1 ст. 1 ГК РФ), сделав вывод о денежном характере такого обязательства, мы должны сделать вывод о денежном характере тесно связанного с ним обязательства, состоящего в возврате денежных сумм, уплаченных в качестве цены товара.

Таким образом, обязательство уплатить денежный эквивалент взамен обязательства, первоначальным предметом которого являлись вещи (например, реституционное требование о возврате вещи или об исполнении обязательства в натуре), является денежным не только с гражданско-правовой точки зрения, но и по смыслу ст. 2 Закона о банкротстве.

Еще по теме:

  • Система субъектов уголовного процесса Участники уголовного судопроизводства Понятие и классификация участников уголовного судопроизводства В сферу уголовно-процессуальной деятельности вовлечено значительное количество государственных органов, должностных лиц, общественных […]
  • Статья 20 фз пункт 3 Статья 20. Категории граждан, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи, и случаи оказания такой помощи Статья 20. Категории граждан, имеющих право на получение […]
  • Вычеты по ндфл в 2018 году кому положены Калькулятор стандартных вычетов по НДФЛ Сегодня 8 ноября 2018 г., 10:55 Если работник имеет право на стандартный вычет по НДФЛ (п. 1 ст. 218 НК РФ), то этот вычет ему предоставляет налоговый агент, в том числе работодатель (п. 3 ст. 218 […]
  • Закон о защите прав потребителей ст 17 п 3 Закон Украины "О защите прав потребителей" Закон Украины "О защите прав потребителей" регулирует отношения между потребителями товаров и услуг и производителями, исполнителями, продавцами, устанавливает права потребителей и определяет […]
  • Заявление как пишется образец Письмовник Деловое письмо Этот вид документов состоит из следующих реквизитов: Схема расположения реквизитов заявления: Прошу принять меня на должность начальника бюро корреспонденции. В 1979 году я окончила Московский государственный […]
  • Закон о милиции в беларусь Закон Республики Беларусь от 29.06.1998 №172-З "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "О милиции" (Документ утратил силу) (Текст правового акта с изменениями и дополнениями на 1 января 2014 года) Документ […]
  • Трудовой кодекс раздел iv Трудовой кодекс раздел iv РАЗДЕЛ 4. РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ Глава 15. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 91. Понятие рабочего времени. Нормальная продолжительность рабочего времени Рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами […]
  • Аванс по налогу на прибыль 4 квартал Ежемесячные авансовые платежи по налогу на прибыль с доплатой по итогам квартала Актуально на: 22 января 2018 г. Организации, не имеющие права на уплату только квартальных авансов по налогу на прибыль и не перешедшие добровольно на […]