Пленум вс о применении части первой гк рф

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

Очень большой документ. Желающие ознакомиться читайте материал по ссылке.

Некоторые особо интересные для жизни СНТ моменты выбрал из документа и предлагаю для ознакомления.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25
«О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

В целях обеспечения единства практики применения судами раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:
2. Под обычаем, который в силу статьи 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении гражданско-правового спора, следует понимать не предусмотренное законодательством, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое правило поведения при установлении и осуществлении гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей не только в предпринимательской, но и иной деятельности, например, определение гражданами порядка пользования общим имуществом, исполнение тех или иных обязательств.
3. Статья 8.1 ГК РФ содержит основополагающие правила государственной регистрации прав на имущество, подлежащие применению независимо от того, что является объектом регистрации
Для лиц, не являющихся сторонами сделки и не участвовавших в деле, считается, что подлежащие государственной регистрации права на имущество возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, а не в момент совершения или фактического исполнения сделки

21. Согласно пункту 4 статьи 49 ГК РФ особенности гражданско-правового положения юридических лиц отдельных организационно-правовых форм, типов и видов, а также юридических лиц, созданных для осуществления деятельности в определенных сферах, определяются ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами. В связи с этим нормы Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) о товариществах собственников жилья продолжают применяться к ним и после 1 сентября 2014 года и являются специальными по отношению к общим положениям ГК РФ о товариществах собственников недвижимости.
Согласно пункту 6 статьи 50 ГК РФ правила этого кодекса не применяются к отношениям по осуществлению некоммерческими организациями своей основной деятельности, а также к другим отношениям с их участием, не относящимся к предмету гражданского законодательства, если законом или уставом некоммерческой организации не предусмотрено иное.
В соответствии с пунктом 4 статьи 50 ГК РФ некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям. В этом случае на некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход деятельности распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность ( пункт 1 статьи 2 , пункт 1 статьи 6 ГК РФ).
25. Применяя положения статьи 53.1 ГК РФ об ответственности лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица, следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входило названное лицо, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности.
Суд оставляет исковое заявление или заявление без рассмотрения, если после принятия его к производству установит, что такое исковое заявление или такое заявление подано лицом, не воспользовавшимся правом на присоединение к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц, находящемуся в производстве суда, к тому же ответчику и о том же предмете. Указанному лицу разъясняется право присоединиться к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц ( часть 4 статьи 225.16 АПК РФ
35. Согласно пункту 1 статьи 67 ГК РФ участник хозяйственного товарищества или общества вправе требовать исключения другого участника из товарищества или общества (кроме публичных акционерных обществ) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества.
К таким нарушениям, в частности, может относиться систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать значимые хозяйственные решения по вопросам повестки дня общего собрания участников, если непринятие таких решений причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет; совершение участником действий, противоречащих интересам общества, в том числе при выполнении функций единоличного исполнительного органа (например, причинение значительного ущерба имуществу общества, недобросовестное совершение сделки в ущерб интересам общества, экономически необоснованное увольнение всех работников, осуществление конкурирующей деятельности, голосование за одобрение заведомо убыточной сделки), если эти действия причинили обществу существенный вред и (или) сделали невозможной
Объекты гражданских прав. Защита нематериальных благ

38. Согласно пункту 1 статьи 130 ГК РФ к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.
Поэтому, в частности, являются недвижимыми вещами здания и сооружения, построенные до введения системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, даже в том случае, если ранее возникшие права на них не зарегистрированы. Равным образом правомерно возведенное здание или сооружение является объектом недвижимости, в том числе до регистрации на него права собственности лица, в законном владении которого оно находится.
39. Недвижимой вещью, участвующей в обороте как один объект, может являться единый недвижимый комплекс. Согласно статье 133.1 ГК РФ в качестве такого комплекса выступает совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, которые либо расположены на одном земельном участке, либо неразрывно связаны физически или технологически (например, железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и другие линейные объекты). При этом в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество регистрируется право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь. В силу прямого указания статьи 133.1 ГК РФ в отсутствие названной регистрации такая совокупность вещей не является единым недвижимым комплексом.
67. Бремя доказывания факта направления (осуществления) сообщения и его доставки адресату лежит на лице, направившем сообщение.
Юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним ( пункт 1 статьи 165.1 ГК РФ). Например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения.
68. Статья 165.1 ГК РФ подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное.

105. Решения собраний могут приниматься посредством очного или заочного голосования ( пункт 1 статьи 181.2 ГК РФ). Если специальным законодательством не предусмотрены особые требования к форме проведения голосования, участниками гражданско-правового сообщества такие требования также не устанавливались (в частности, порядок проведения собрания не определен в уставе), то голосование может проводиться как в очной, так и в заочной или смешанной (очно-заочной) форме.
106. Согласно пункту 1 статьи 181.4 ГК РФ решение собрания недействительно по основаниям, установленным ГК РФ или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) либо независимо от такого признания (ничтожное решение). Допускается возможность предъявления самостоятельных исков о признании недействительным ничтожного решения собрания; споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого лица, имеющего охраняемый законом интерес в таком признании.
107. По смыслу абзаца второго пункта 1 статьи 181.3 , статьи 181.5 ГК РФ решение собрания, нарушающее требования ГК РФ или иного закона, по общему правилу является оспоримым, если из закона прямо не следует, что решение ничтожно.
К нарушениям порядка принятия решения, в том числе, могут быть отнесены нарушения, касающиеся созыва, подготовки, проведения собрания, осуществления процедуры голосования ( подпункт 1 пункта 1 статьи 181.4 ГК РФ).
111. Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества ( пункт 5 статьи 181.4 ГК РФ), если иные сроки не установлены специальными законами.
Общедоступным с учетом конкретных обстоятельств дела может быть признано размещение информации о принятом решении собрания на доске объявлений, в средствах массовой информации, сети «Интернет», на официальном сайте соответствующего органа, если такие способы размещения являются сложившейся практикой доведения информации до участников данного гражданско-правового сообщества, а также ссылка в платежном документе, направленном непосредственно участнику, оспаривающему решение.
Общедоступность сведений предполагается, пока лицом, права которого нарушены принятием решения, не доказано иное.
114. В соответствии с пунктом 6 статьи 181.4 ГК РФ лицо, оспаривающее решение собрания по основаниям ничтожности ( пункт 1 статьи 6 ГК РФ) или оспоримости, должно уведомить в письменной форме участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу.
117. До момента вынесения решения участники гражданско-правового сообщества вправе присоединиться к иску об оспаривании решения собрания. Неприсоединившиеся участники утрачивают право на обращение в суд с исками о признании недействительным оспоренного ранее решения, в том числе заявленными по другим основаниям, за исключением случаев, когда суд признает причины такого неприсоединения уважительными ( пункт 6 статьи 181.4 ГК РФ).

Как применять разъяснения Пленума Верховного Суда Р Ф о недвижимости в постановлении от 23.06.15 № 25

О значимых разъяснениях, сделанных Верховным Судом РФ.

П ленум Верховного Суда Р Ф не выделил разъяснения по недвижимости в отдельный блок. Но это не умаляет их значимость и влияние на судебную практику. Проанализируем ключевые положения постановления, а также судебные акты по конкретным делам, которые приняты с учетом новых разъяснений высшей инстанции.

Споры с недвижимым имуществом традиционно одни из самых сложных, поскольку в этой области пересекаются интересы многих лиц и обычно никто из них не готов уступать. Поэтому формирование четких ориентиров в этой сфере наиболее важно.

Самые значимые разъяснения Верховный Суд Р Ф сделал по следующим вопросам:

  • какое значение для сторон и третьих лиц имеет запись в ЕГРП;
  • какую постройку можно признать объектом недвижимости;
  • как создать единый недвижимый комплекс;
  • как собственники помещений в нежилом здании должны нести расходы на содержание общего имущества.

Какое значение имеет запись в ЕГРП

В пункте 3 постановления от 23.06.15 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Верховный суд РФ еще раз указал, какое значение нужно придавать записи в ЕГРП, поставив принцип противопоставимости выше принципа внесения. Несмотря на то, что это противоречит буквальному значению пункта 2 статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ.

Принцип противопоставимости объясняет, что государственная регистрация нужна, чтобы обеспечить публичное оглашение состоявшегося перехода прав и противопоставить зарегистрированные права третьим лицам. При этом само право возникает до регистрации, при подписании договора.

Принцип внесения говорит, что право на недвижимость возникает с момента его регистрации в реестре, а не раньше. И переходит с момента регистрации перехода права.

С момента заключения сделки с недвижимым имуществом стороны не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом. Однако для третьих лиц права на имущество возникают с даты внесения соответствующей записи в публичный государственный реестр, а не в момент ее совершения или фактического исполнения.

Аналогично ситуация обстоит с возникновением, изменением или прекращением прав на имущество, которые возникают на основании принятого судом и вступившего в законную силу решения ( п. 2 ст. 8.1, п. 2 ст. 551 ГК РФ).

Пункт 3 постановления № 25 защищает третьих лиц от оспаривания сделок по основаниям, о которых они не могли знать. Например, учредители продали имущество третьему лицу, но после этого решили вернуть его. Для этого они оформили задним числом документы о внесении имущества в уставный капитал и поручили директору от лица общества пойти в суд с иском об оспаривании сделки, заключенной с третьим лицом. В такой ситуации суд должен руководствуясь пунктом 3 постановления № 25 отказать в удовлетворении требований. Похожую ситуацию рассматривал суд в деле № А56−73 237/2014 ( постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015).

Примечательно, что пункт 3 постановления № 25 рассматривает в качестве реестра прав на имущество не только ЕГРП, но и ЕГРЮЛ ( в отношении долей в ООО). То есть положения этого пункта в равной степени можно применять и в корпоративных отношениях.

В то же время этот пункт может защищать обоих участников договора. Например, стороны заключили договор залога. Спустя некоторое время залогодателя признают банкротом. После этого стороны регистрируют договор. Конкурсный управляющий пытается оспорить сделку, ссылаясь на то, что договор ничтожен, поскольку он зарегистрирован после признания залогодателя банкротом. Суд в такой ситуации делает вывод, что основания для регистрации договора возникли в день его подписания, а не в день регистрации. Последующая регистрация залоговых отношений повлекла только возникновение у кредитора-залогодержателя указанных прав по отношению к третьим лицам ( постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.15 по делу № А53−21 988/2010).

Что можно признать объектом недвижимости

В пункте 38 постановления № 25 Верховный суд РФ акцентировал внимание на том, что помимо неразрывной связи с землей объект недвижимости должен иметь самостоятельное функциональное назначение.

Например, относятся ли к объектам недвижимости здания, от которых в силу времени остался только фундамент. Неразрывная связь с землей есть, но самостоятельное функциональное назначение они уже утратили. Арбитражный суд признал правомерными действия администрации и кадастровой палаты по исключению таких объектов из реестра ( постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 28.07.2015 по делу № А41−3382/15).

Согласно ст. 130 ГК РФ, к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

В то же время фундамента достаточно, чтобы признать строение объектом незавершенного строительства. Верховный суд РФ указал, что в таких случаях судам необходимо установить, что на участке, по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента или аналогичные им работы.

Интересно также, что объект можно признать недвижимостью с момента строительства, а не регистрации. Чтобы вещь была недвижимостью, необязательно чтобы было зарегистрировано право на нее ( абз. 3 п. 38 постановления № 25). В том числе на объект незавершенного строительства. Верховный суд РФ поддержал позицию, что понятие недвижимости является фактическим, а не юридическим. Участок и незарегистрированный фундамент на нем — это не составной объект недвижимости, а два отдельных объекта.

Например, конкурсный управляющий должника потребовал признать право собственности на объект незавершенного строительства — часть дома, готовностью 72 процента. Требования удовлетворили со ссылкой на пункт 38 постановления № 25 ( постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2015 по делу № А56−14 191/2011).

Еще один важный вывод суда — замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью. Бетонные, асфальтовые покрытия и подобные объекты будут рассматривать как улучшение участка, но не как самостоятельные объекты ( определение Верховного суда от 04.09.2015 № 305-ГК15−10 816 по делу № А41−25 957/2014).

Как создать единый недвижимый комплекс

В пункте 39 постановления № 25 Верховный суд РФ отдельно остановился на такой сложной неделимой вещи, как « единый недвижимый комплекс». В отличие от общего правила о регистрации прав на имущество, сама по себе совокупность вещей без регистрации не составляет единый комплекс.

Так, например, администрация передала в безвозмездное пользование компании несколько объектов недвижимости, а именно, котельную, составные части которой включали в себя отопительные котлы. Она полагала, что передала их как единый недвижимый комплекс. Через некоторое время она заменила вышедшие из строя котлы и потребовала от компании возместить затраты. Суд отказал, сославшись на то, что в свидетельстве о регистрации указан отдельный объект — здание котельной. А при замене котлов администрация заключала договоры не на реконструкцию котельной в целом, а на замену котлов. Суд сделал вывод, что администрация относит котлы к самостоятельным объектам гражданских прав. Учитывая, что котлы и котельная не зарегистрированы как единый недвижимый комплекс, в удовлетворении требований отказали ( постановление арбитражного суда Дальневосточного округа от 14.09.15 № Ф03−3605/2015 по делу № А16−53/2014).

Верховный суд РФ также указал, что объекты, составляющие единый комплекс, должны быть расположены на одном земельном участке, либо неразрывно связаны физически или технологически. При этом в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество регистрируется право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь.

Как может проявляться технологическая связь между объектами, не разъяснили. Приведенные примеры объектов, которые могут располагаться на нескольких участках и составлять единый объект ( железные дороги, линии электропередачи, трубопроводы и другие линейные объекты) фактически говорят о том, что технологическая связь дублирует связь физическую.

Вероятно, на практике трудно будет зарегистрировать как единый комплекс объекты, которые связаны только технологически и находятся на разных участках. Например, коровник и хранилище для сена, расположенные на разных участках. Здесь же возникает вопрос, к какому из двух участку будет привязан этот единый комплекс при регистрации. Возможно, в реестре просто будет отметка о том, что самостоятельный объект является составной частью единого недвижимого комплекса.

Правоприменительная практика, в которой суды ссылаются на пункт 39 постановления № 25 еще не сложилась, но для разрешения споров о регистрации объекта суды кассационной инстанции уже возвращают дела на новое рассмотрение. Например, арбитражный суд Поволжского округа направил дело в первую инстанцию для выяснения вопроса о статусе спорного объекта. Поскольку правильная квалификация объекта, права на который могли быть зарегистрированы, зависит от того, представляет ли он единый имущественный комплекс в понимании статьи 133.1 ГК РФ ( постановления А С Поволжского округа от 07.09.15 № Ф06−487/2015 по делу № А55−16 596/2014, от 30.06.15 № Ф06−24 354/2015 по делу № А55−13 542/2014).

В соответствии с пунктом 11 статьи 1 ГрК РФ, трубопроводы, автомобильные дороги, железнодорожные линии и другие подобные сооружения представляют собой линейные объекты.

Как собственники помещений в нежилом здании должны нести расходы на содержание общего имущества

В пункте 41 постановления № 25 Верховный суд РФ привел недостаточно гибкую формулировку о том, что к отношениям собственников помещений в нежилых зданиях применяются по аналогии положения статей 249, 289 и 290 ГК РФ и статей 44 — 48 ЖК РФ.

Несправедливость этого правила может проявиться в том случае, когда бремя расходов будут распределять по размеру площади помещения без учета его объема, например, в здании кинотеатра. Площадь зала, измеренная по полу, может быть небольшой, но с учетом высоты помещения его объем может быть в несколько раз больше. Владелец такого помещения должен нести большее бремя расходов, нежели собственник офисов в здании этого же кинотеатра.

Положения пункта 41 постановления № 25 целесообразно применять в совокупности с пунктом 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.09 № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания».

Цитируем документ

При рассмотрении споров о размере доли следует учитывать, что исходя из существа указанных отношений соответствующие доли в праве общей собственности на общее имущество определяются пропорционально площади находящихся в собственности помещений. Судом может быть определен иной размер доли в праве общей собственности на общее имущество, если объем помещения, приходящийся на единицу площади, существенно отличается от аналогичного показателя в иных помещениях в здании.

Опубликовано: Журнал « Юрист компании» выпуск № 11, ноябрь 2015

Комментарий к пункту 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) является, пожалуй, самым глобальным судебным актом Пленума ВС РФ по вопросам применения гражданского законодательства (и первым по степени значимости со времени упразднения ВАС РФ), привнесшим в российскую юридическую практику очень много нового. Зачастую кардинально нового. Одним из таким примеров является пункт 86 Постановления, в котором Пленум Верховного Суда РФ разъяснил применение правил пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса РФ о мнимых сделках.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Такая сделка является ничтожной изначально, с момента ее совершения, поэтому суд по общему правилу не рассматривает вопрос о признании такой сделки недействительной, а сразу применяет последствия недействительности сделки[1] (либо по требованию заинтересованных лиц, либо по собственной инициативе (если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях).

Позиция Пленума Верховного Суда, изложенная в Постановлении относительно мнимых сделок, стала в определенной степени революционной, так как существенным образом изменила понимание конструкции мнимой сделки, сложившееся за годы судебной практики.

I. Формальное исполнение сделки не препятствует признанию ее мнимой.

1. Пленум Верховного Суда обратил внимание на то, что стороны мнимой сделки могут осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.

Ранее суды считали мнимой только такую сделку, стороны которой вовсе не намерены исполнять ее или требовать исполнения. Так, например, Верховный суд в Определении от 16.07.2013 N 18-КГ13-55 обратил внимание на то, что «совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения». Той же позиции систематически придерживался Высший Арбитражный суд[2] и нижестоящие арбитражные суды. Впервые позиция о том, что «пункт 1 ст. 170 ГК РФ применяется в том случае, когда стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать ее исполнения» прозвучала в Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.02.2005 N 10505/04 по делу N А56-19090/03 и в дальнейшем развивалась в практике арбитражных судов. Например, в ФАС Московского округа в Постановлении от 12 августа 2009 г. N КГ-А40/7472-09 по делу N А40-58123/08-131-419 в развитие позиции Президиума ВАС РФ указал, что «исполнение (полное или частичное) договора одной из сторон свидетельствует об отсутствии оснований для признания договора мнимой сделкой»[3].

2. Совершая мнимую сделку стороны сделки, тем самым, делают свое волеизъявление, однако у них отсутствует воля (то есть реально существующие желания и устремления), направленная на порождение правовых последствий в результате совершения такой сделки. Иными словами мнимая сделка обладает пороком содержания, ибо подлинная воля сторон направлена только на то, чтобы создать видимость сделки и не совпадает с волеизъявлением.

Важно подчеркнуть, что для признания сделки мнимой воля на порождение правовых последствий должна отсутствовать у обеих сторон. В ситуации, когда воля одной из сторон при выражении волеизъявления направлена на порождение правовых последствий и такая сторона желает их наступления (то есть ее воля и волеизъявление совпадают), такая сделка не может рассматриваться в качестве мнимой.

3. Цели заключения мнимых сделок могут быть совершенно различными. И далеко не во всех случаях признание тех или иных сделок мнимыми является бесспорным.

Так, на практике часто в качестве мнимых сделок квалифицируются сделки, связанные с отчуждением имущества, на которое может быть наложено взыскание (как правило такие сделки заключаются между родственниками). Но, на наш взгляд, в таких сделках воля отчуждателя вещи, например, по договору купли-продажи, как раз направлена на переход права собственности в целях невозможности обращения взыскания на предмет купли-продажи, то есть порождение правовых последствий, предусмотренных сделкой. Другой вопрос, что в подобных ситуациях часто отчуждатель делает это не потому, что он реально хочет передать право на вещь другому лицу, а потому что он вынужден это делать в своих интересах. То есть возникает следующая ситуация: сделка совершается с намерением породить правовые последствия (то есть передать право собственности), но она совершается вопреки истинному желанию.

По нашему мнению, к подобного рода сделкам следует применять правила других составов недействительных сделок (например, норм ГК РФ о сделках, совершенных в обход закона или противным основам правопорядка или нравственности и др.). Кроме этого, лицо, которое желает обратить взыскание на имущество отчуждателя по сделке, имеет правовые механизмы защиты своего интереса заблаговременно, например, может ходатайствовать в суде о применении обеспечительных мер (например, наложении ареста на имущество).

4. В судебной практике также отмечается, что «мнимый характер сделки предполагает, что ее стороны действовали недобросовестно (в ущерб интересам третьих лиц и ради собственной выгоды)»[4] и «для признания сделки мнимой необходимо установление того факта, что обе стороны сделки действовали недобросовестно. Мнимый характер сделки выдает и такое поведение ее сторон в период после совершения сделки, которое никак не учитывает произведенных сделкой правовых последствий. Иными словами, контрагенты продолжают вести себя так, как будто и не заключали соответствующего договора»[5].

Выявление указанных обстоятельств направлено на доказывание отсутствия у совершивших сделку сторон воли на наступление правовых последствий совершения сделки. Особое значение доказывание несовпадения воли и волеизъявления сторон, совершивших сделку, приобретает в случае, если с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки обращается третье лицо (а как правило именно оно заинтересовано в применении последствий ничтожной сделки). Если же заинтересованному лицу не удается доказать мнимость сделки (что зачастую доказать весьма затруднительно), то презюмируется совпадение волеизъявления и воли сторон, совершивших сделку.

5. В отношении ничтожных сделок по общему правилу предъявляется не требование о признании сделки недействительной, а требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 12, 166 ГК РФ). То есть суд не должен отдельно рассматривать вопрос о признании сделки недействительной. Однако применительно к мнимым сделкам без четкой убежденности (основанной на объективных доказательствах) в том, что воля и волеизъявление сторон сделки не совпадают и сделка является фиктивной, в силу чего она ничтожна, суд не сможет принять решение о применении последствий (по общему правилу п. 2 ст. 167 ГК РФ – двусторонней реституции). Даже если о мнимости сделки заявляет одна из сторон сделки, то она обязана доказать, что воля другой стороны так же не соответствовала сделанному волеизъявлению (п. 1 ст. 56 ГПК РФ).

Таким образом, суд, по сути, рассматривает вопрос о признании сделки недействительной, при этом формально не выносит соответствующего решения. Однако даже Пленум ВС РФ в комментируемом пункте Постановления говорит о признании (!) сделки мнимой. Так может тогда следует сделать мнимые сделки оспоримыми, а не ничтожными, чтобы суды могли выносить решение о признании сделки недействительной?

6. Важное значение имеет понимание того, что есть «совершение сделки» в смысле п. 1 ст. 170 ГК РФ и что такое «формальное исполнение», о котором речь идет в п. 1 Постановления.

Напомним, что согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Исходя из употребления словосочетания «совершение сделки» в Гражданском кодексе (в частности, в главе 9 «Сделки») следует однозначный вывод о том, что под «совершением сделки» подразумевается ее заключение (в отдельных статьях ГК РФ синонимично употребляется словосочетание «заключение сделки» (п. 3 ст. 38, п. 6 ст. 67.2, п. 5 ст. 166, ст. 183 и др.), то есть момент совершения сделки — момент, с которого возникают права и обязанности сторон по данной сделке (по общему правилу). В этом смысле, исходя из грамматического толкования п. 1 ст. 170 ГК РФ: а) конструкция мнимой сделки должна ограничивается признанием таковыми только заключенных, но не исполненных сделок; б) намерение (воля) создать правовые последствия должно отсутствовать у сторон в момент заключения сделки (например, подписания договора).

В то же время комментируемый пункт Постановления Пленума ВС РФ устанавливает, что формальное исполнение сделки не препятствует признанию ее мнимой. Следует отметить, что ответ на вопрос о том, что такое «формальное исполнение» является неоднозначным. По нашему мнению необходимо отличать ситуацию, когда исполнение происходит формально «на бумаге» (например, составляется акт приема-передачи вещи по договору купли-продажи без передачи предмета договора), от фактического исполнения сделки, когда предмет договора передается контрагенту. В последнем случае, по нашему мнению, сделку нельзя считать мнимой, так как путем traditio (фактической передачи вещи во владение приобретателю) по общему правилу (п. 1 ст. 223 ГК РФ) переходит право собственности, а сама traditio по сути является распорядительной сделкой, то есть фактическое исполнение сделки сторонами порождает соответствующие правовые последствия в виде перехода права. Таким образом, имеет место уже не «формальное», а реальное, полноценное исполнение.

Исходя из примера, приведенного Пленумом в комментируемом пункте Постановления, можно лишь только предположить, что Пленум придерживается аналогичной позиции (так как в приведенном примере при составлении акта о передаче имущества контроль сохраняется за продавцом), ибо непонятно что имеется в виду под «контролем» над имуществом – владение или что-то иное (например, фактическая возможность влиять на судьбу вещи вследствие аффилированности с приобретателем по сделке). То есть под формальным исполнением сделки имеется в виду, прежде всего, фиктивное исполнение, создающее лишь только видимость.

II. Осуществление государственной регистрации перехода права собственности не препятствует квалификации сделки мнимой.

1. В абзаце 3 пункта 86 Постановления Пленум ВС РФ обратил внимание на то, что осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ. И вот этот пункт представляет особый интерес, так как противоречит не только ранее сложившейся судебной практике, но и может представлять опасность для стабильности гражданского оборота.

Относительно первого тезиса приведем в качестве примера п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127, где приводится дело о признании недействительными на основании статей 168, 170 ГК РФ заключенных между санаторием (продавцом) и обществом (покупателем) договоров купли-продажи трех зданий санатория и применении последствий недействительности этих сделок. Из материалов дела суд установил: договорами купли-продажи предусматривалось, что объекты недвижимости передаются продавцом покупателю по передаточному акту в день подписания договора. Передаточный акт был подписан сторонами, и право собственности покупателя на упомянутые здания зарегистрировано в установленном порядке. На основании этого суд указал на невозможность признания таких сделок мнимыми.

Заметим, что согласно пункту 1 статьи 551 ГК РФ переход права собственности по договору продажи недвижимости от продавца к покупателю подлежит государственной регистрации. В силу пункта 2 статьи 223 Кодекса в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации (окончательно, для всех третьих лиц). Таким образом, внесение записи в реестр является юридическим фактом возникновения права собственности у приобретателя недвижимой вещи. На наш взгляд вполне логичным и соответствующим целям стабильности гражданского оборота является рассмотрение регистрации права собственности в качестве распорядительной сделки (наряду с передачей по акту приема-передачи) по аналогии с германской Eintragung согласно принципу разделения (Trennungsprinzip).

2. Для лучшего понимания концепции распорядительных сделок, обратимся к опыту Германии. Здесь переход права собственности (Übertragung des Eigentums) на недвижимую вещь, то есть достижение правовой цели договора купли-продажи осуществляется путем распорядительной сделки (Übereignung), состоящей из Auflassung (согласия на передачу права собственности на земельный участок как вещного договора (dinglicher Vertrag), защищающего интересы приобретателя до момента государственной регистрации) и Eintragung (регистрации права в поземельной книге (Grundbuch). Однако следует отметить, что принцип разделения реально оправдан при одновременном действии другого важнейшего принципа абстрактности (Abstraktionsprinzip), согласно которому действительность распорядительной сделки не зависит от действительности сделки обязательственной (во исполнение которой осуществляется распорядительная сделка). То есть в германском вещном праве обязательственная сделка (например, договор купли-продажи) при наличии порока сделки (Geschäftsmangel) может быть признана фиктивной (Scheingeschäft), однако в силу принципа абстрактности это по общему правилу не влечет за собой признание распорядительной сделки передачи (и в том числе государственной регистрации права) недействительной и не разрушает фактически исполненную сторонами сделку. В ситуации, если обязательственная сделка признана недействительной, а вещь передана приобретателю и находится у него (распорядительная сделка в силу принципа абстракции является действительной), то у отчуждателя вещи возникает требование о возврате неосновательного обогащения (Leistungkondiktion).

3. На наш взгляд, применительно к мнимым сделкам, воля сторон при совершении сделки, безусловно, не направлена на возникновение правовых последствий, однако путем фактического волевого исполнения этой сделки стороны тем самым порождают для себя эти последствия, прекрасно осознавая и понимая, что с осуществлением регистрации права собственности, прежде всего в силу непосредственных норм закона, окончательно переходит вещное право.

В то же время рассматривая регистрацию сделки как составляющую часть распорядительной сделки, влекущей правовые последствия, по аналогии с германским вещным правом, следует обратить внимание, что в Германии действует позитивная система регистрации прав, согласно которой лицо, чье право зарегистрировано в реестре, является собственником вещи независимо от действительности сделки, лежащей в основе перехода права. То есть для последующего приобретателя, полагающегося при приобретении вещи на данные реестра, отчуждатель будет признаваться собственником недвижимой вещи, независимо от действительности договора, по которому право перешло к отчуждателю (в силу абстрактности распорядительной сделки).

В России Федеральным законом от 30.12.2012 N 302-ФЗ в первую часть ГК РФ была введена ст. 8.1 «Государственная регистрация прав на имущество», в которой были легально закреплены принципы легалитета (проверки законности оснований регистрации), публичности и достоверности реестра. Последний принцип, как и в Германии, означает, что лицо, чье право зарегистрировано в реестре, для всех третьих лиц считается собственником вещи. Таким образом, запись в реестре, по сути, гарантирует действительность распорядительной сделки (перехода права собственности) для третьих лиц.

Поэтому думается, что если была осуществлена регистрация права собственности на недвижимое имущество, то сделка не должна признаваться мнимой, так как, во-первых, после внесения записи в реестр продавец по договору купли-продажи более не имеет юридической возможности распоряжаться имуществом, так как право собственности переходит (независимо от того, желали ли стороны наступления этого правового последствия при заключении сделки) к покупателю по договору; во-вторых, сама регистрация права собственности является волевым актом (на наш взгляд ее можно рассматривать как составляющую часть распорядительной сделки) и ее осуществление направлено на исполнение обязательства. То есть обращаясь в Росреестр для осуществления государственной регистрации перехода права, стороны имеют явное намерение создать правовые последствия и, независимо от того, хотят они действительно того или нет, эти последствия наступят, в том числе для всех третьих лиц (помним о принципах публичности и достоверности реестра). Таким образом, на наш взгляд, после осуществления государственной регистрации приоритет должен иметь уже не факт отсутствия намерения сторон создать правовые последствия соответствующей сделки в момент ее совершения (то есть по сути субъективный психологический аспект), а факт реального наступления таких последствий в результате волевых действий самих сторон (объективный юридический аспект).

[1] Исключение имеет место в случае, если лицо, имеющее охраняемый законом интерес в признании сделки недействительной предъявляет требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности (абз. 2 п. 3 ст. 166 ГК РФ).

[2] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 N 11746/11 по делу N А76-18682/2010-12-587; Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 N 16002/10 по делу N А73-15601/2009; Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2005 N 10505/04 по делу N А56-19090/03.

[3] См.: СПС «КонсультантПлюс»

[4] Апелляционное определение Свердловского областного суда от 10.07.2015 по делу N 33-6673/2015; Постановление ФАС Центрального округа от 11.04.2013 по делу N А64-4154/2012; Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2013 по делу N А64-4154/2012.

[5] Апелляционное определение Свердловского областного суда от 10.07.2015 по делу N 33-6673/2015.

Еще по теме:

  • Постановление пленума вс по ст 264 ук рф ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 24 мая 2016 года №22 О внесении изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. №25 "О судебной практике по делам о преступлениях, […]
  • Постановление пленума верховного суда по ст 111 ук рф Постановление Пленума Верховного Суда России от 17 декабря 2015 г. №56 В целях обеспечения единства практики рассмотрения судами уголовных дел о вымогательстве, а также в связи с вопросами, возникающими у судов, Пленум Верховного Суда […]
  • Купить водительские права в литве Купить водительские права в литве С 10 апреля 2017 года для получения визы в Китай. График работы Консульства Китая в СПб График работы Генерального консульства Китая в Санкт-Петербурге: По случаю национального праздника. Мульти виза в […]
  • Потребительский закон о гарантии Гарантийный срок, срок годности, срок службы - ЗАКОНЫ РФ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ (с изменениями и дополнениями от 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., 30 декабря 2001 г., 22 августа, 2 ноября, 21 […]
  • Пленум вс рф по ст238 ук рф Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. № 10 “О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации” В связи с вопросами, возникающими у судов при применении положений части 6 […]
  • Ст 153 жилищного кодекса рф с комментариями Статья 153 ЖК РФ. Обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги Текущая редакция ст. 153 ЖК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год 1. Граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за […]
  • Приказ об увольнении работника за нарушение трудовой дисциплины Приказ об увольнении работника за нарушение трудовой дисциплины 5. Образец приказа об увольнении работника за неоднократные нарушения трудовых обязанностей г. Саратов 27 марта 2005 г. 1. Иванова Ивана Ивановича, занимающего должность […]
  • Законом рф о защите прав потребителей зозпп Закон о защите прав потребителей Российская Федерация О защите прав потребителей (с изменениями и дополнениями от 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., 30 декабря 2001 г., 22 августа, 2 ноября, 21 декабря 2004 г., 27 […]