Императивные коллизионные нормы в гк рф

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ КОЛЛИЗИОННЫХ НОРМ

В любой коллизионной норме можно выделить две основные части: объем й привязку. Объем коллизионной нормы определяет соответству­ющий вид правоотношения, к которому она применима. Привязка — это указание на правовую систему (закон), которая подлежит применению к данному виду правоотношений.

В зависимости от ряда объективных критериев, характеризующих сущ­ность и содержание коллизионных норм, можно выделить следующие их разновидности.

1. По сфере действия коллизионные нормы подразделяются:

2. По способу регулирования в международном частном праве различа­ют следующие коллизионные нормы.

• Императивные коллизионные нормы — означают недопустимость от­ступления от предусмотренных обстоятельств. В качестве примера

можно привести положения п. 4 ст. 156 СК РФ. Объем императив­ных коллизионных норм, как правило, составляют правовые отно­шения необязательственного характера.

• Диспозитивные коллизионные нормы — подразумевают автономию воли сторон при заключении международных сделок. В отличие от императивных, диспозитивные коллизионные нормы применяют­ся преимущественно в сфере обязательственных взаимоотношений сторон. Примером диспозитивной нормы может служить ст. 1222 ГК РФ.

• Альтернативные (относительно-императивные) коллизионные нор­мы — нормы, отступление от которых допускается при наличии определенных, заранее зафиксированных условий.

3. По форме коллизионной привязки в международном частном праве

различают следующие коллизионные нормы.

• Двусторонние коллизионные нормы — устанавливают пределы применения как отечественного, так и международного права. В привязке не указывается право конкретного государства, под­лежащее применению, а формулируется общий принцип, исполь­зуя который можно его определить. По этой причине привязку двусторонней коллизионной нормы еще называют «формулой прикрепления». В качестве примера можно привести ч. 1 ст. 1205 ГК РФ.

• Односторонние коллизионные нормы — определяют пределы при­менения только одного, обычно собственного права. По этой при­чине в привязке коллизионной нормы прямо указывается право конкретного государства, подлежащее применению. Например, п. 2 ст. 1213 ГК РФ. Во многих случаях в силу своей негибкости одно­сторонние коллизионные нормы не могут обеспечить решение практических ситуаций. Этот пробел в некоторых зарубежных го­сударствах может быть устранен судами, которые в процессе рас­смотрения дел посредством толкования формулируют из односто­ронних коллизионных норм двусторонние.

4. В зависимости от степени нормативной конкретизации в МЧП

выделяют следующие нормы.

• Генеральные коллизионные нормы — формируют наиболее общее правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения. В качестве примера генеральной коллизионной нор­мы можно привести п. 1 ст. 1210 ГК РФ.

• Субсидиарные коллизионные нормы — их характерной особенностью является определение одного или нескольких правил выбора при­менимого права, тесно связанных с главным. Субсидиарная норма используется тогда, когда генеральная норма по какой-либо при­чине не может быть применена или оказывается недостаточной для установления компетентного правопорядка. Так, ст. 1211 ГК РФ формулирует субсидиарную норму.

Виды коллизионных норм

Классификация связана с особенностями коллизионных привязок. Наиболее существенной и важной является следующая классификация.

1. По форме коллизионной привязки различают односторонние и двусторонние коллизионные нормы. Односторонняя – это такая норма, привязка которой прямо называет право страны, подлежащее применению (российское, украинское, английское и т. д.). Как правило, односторонняя норма указывает на применение права своей страны (российская коллизионная норма указывает на применение российского права). Например, согласно п. 2 ст. 1209 ч. 3 ГК РФ форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Объём – форма внешнеэкономической сделки, а привязка – подчиняется российскому праву. Как видим, привязка прямо указывает на применение российского права, и поэтому коллизионная норма является односторонней. На основе односторонних норм сложилось французское коллизионное право. Более типична двусторонняя коллизионная норма: её привязка не называет право конкретного государства, а формулирует общий признак (принцип, правило), используя который можно выбрать право. Поэтому привязку двусторонней нормы называют формулой прикрепления. Пример – рассмотренный выше п. 1 ст. 1224 ч. 3 ГК РФ. Привязка этой нормы формулирует общий признак: «последнее место жительства наследодателя». Выбор права будет зависеть от фактических обстоятельств: если умерший последнее время проживал во Франции, то следует применить к наследственным отношениям французское право, а если в России – то российское право.

Таким образом, используя один и тот же признак, можно прийти к разному результату и выбрать либо своё собственное, либо иностранное право.

2. По форме выражения воли законодателя коллизионные нормы подразделяются на императивные, диспозитивные и альтернативные. Императивные – это нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон частного правоотношения. Например, п. 1 ст. 1224 ч. 3 ГК РФ (по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства). Диспозитивные – это нормы, которые, устанавливая общее правило о выборе права, оставляют сторонам возможность отказаться от него, заменить другим правилом. Диспозитивные нормы действуют лишь постольку, поскольку стороны своим соглашением не установили иного правила. Диспозитивность проявляется в таких формулировках, как «стороны могут», «если иное не установлено соглашением сторон» и др. Например, п. 1 ст. 1210 ч. 3 ГК предусматривает: «Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору…». Альтернативные – это нормы, которые предусматривают несколько правил по выбору права для данного, т. е. указанного в объёме этой нормы, частного правоотношения. Суд, а также стороны могут применить любое из них (иногда в норме устанавливается определённая последовательность в применении этих правил). Однако достаточно, чтобы частное правоотношение было действительным по одному из установленных правил. Например, п. 1 ст. 1209 ч. 3 ГК РФ: форма сделки подчиняется праву места её совершения. Однако сделка, совершённая за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Здесь объём – «форма сделки». К нему предусмотрены две альтернативные привязки: 1) закон места её совершения (это главная привязка, поэтому форма сделки должна быть, прежде всего, рассмотрена по закону места её совершения); 2) российское право (т. е. только тогда, когда форма сделки не будет отвечать требованиям этого закона, нужно применить российское право). Если форма сделки будет соответствовать требованиям российского права, она должна быть признана действительной.

В свою очередь, альтернативные нормы также делятся в зависимости от характера связи между альтернативами на простые и сложные. В простой альтернативной коллизионной норме все альтернативные привязки равнозначны, любая из них может быть применена (обычно они соединяются союзом «или»). В сложной альтернативной коллизионной норме альтернативные привязки соподчинены. При этом выделяется: а) генеральная (основная) привязка (она формулирует общее главное правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения), и б) субсидиарная (дополнительная) привязка (она формулирует ещё одно или несколько правил выбора права, тесно связанных с главным. Применяется тогда, когда главное правило по каким-либо причинам не было применено или оказалось недостаточным для выбора компетентного правопорядка). Например, п. 1 ст. 1209 ч. 3 ГК РФ, рассмотренный в качестве альтернативной нормы. Её альтернативные правила не равнозначны, а соподчинены. Первая привязка – «закон места совершения» – это одновременно и генеральное правило, так как оно подлежит обязательному первоначальному применению. Вторая привязка – «российское право» – альтернативное и одновременно субсидиарное правило, так как оно применяется только тогда, когда главное оказывается недостаточным для решения вопроса о выборе права.

Система генеральных и субсидиарных норм бывает довольно сложной: используются субсидиарные нормы первой, второй, третьей и т. д. степеней, т. е. субсидиарные к субсидиарным.

Например, возьмём польский закон о международном частном праве 1965 г. В ст. 25 закона содержится генеральная (основная) коллизионная норма: «Стороны могут подчинить свои правоотношения по договорным обязательствам выбранному ими закону…». В ст. 26 ещё одна привязка, но она может использоваться только в том случае, «если стороны не выбрали закон». В частности, применяется «закон места пребывания или места жительства сторон в момент заключения договора». Вторая норма является субсидиарной к первой. Польский закон использует следующую цепочку коллизионных норм при регулировании договорных обязательств:

1) стороны могут выбрать право (это основная, генеральная коллизионная норма);

2) если стороны не выбрали право, то применяется закон места пребывания или места жительства сторон в момент заключения договора (это субсидиарная коллизионная норма 1-й степени);

3) если стороны не находятся или не проживают в одном государстве, то применяется закон места нахождения или места жительства продавца, подрядчика, комиссионера и т. д. (это субсидиарная коллизионная норма 2-й степени);

4) если невозможно установить место нахождения или место жительства продавца, подрядчика, комиссионера и т. д., то применяется закон государства, в котором был заключён договор (это субсидиарная коллизионная норма 3-й степени).

Причём каждая последующая норма применяется только тогда, когда все предыдущие не могут быть применены.

Усложнение коллизионных норм связано с общей целью – с устранением пробелов в правовом регулировании частных правоотношений международного характера.

Коллизионные нормы и их особенности

Коллизионные нормы — инструмент правового регулирования отношений, предназначение которого, в отличие от материально-правовых установлений, заключается только в отсылке к применимому праву. Они традиционно используются для разрешения коллизий между национальными и международными нормами. Понятие, виды таких норм и их привязок, механизм действия рассмотрены в нашей статье.

Понятие и структура коллизионных норм

Коллизионными нормами называют правила, установленные законодателем с целью преодоления коллизий, то есть ситуаций, когда одно общественное отношение регулируется одновременно несколькими положениями закона, но их совместное использование невозможно по причине противоречащего друг другу содержания, требующего выбора модели поведения из предложенных.

В частности, коллизионные нормы закреплены на конституционном уровне:

  • ч. 3 ст. 4 закрепляет верховенство Конституции РФ и федерального законодательства на территории государства;
  • ст. 15 устанавливает приоритет положений основного закона перед иными правовыми актами, а также содержит правило разрешения коллизий между нормами закона РФ и международного договора в пользу последнего и др.

Особое значение указанный механизм приобретает в ситуации с иностранным элементом, когда нормы нескольких национальных правопорядков по-разному регулируют один вопрос. Характеристика коллизионных норм как отсылочных положений подчеркивает специфику порядка их применения. Непосредственно регулирование отношений производится только при совместном использовании коллизионных норм с теми материально-правовыми положениями, к которым отсылается субъект правоотношения в связи с отсутствием правила поведения в самой коллизионной норме.

Отсылочный характер стал причиной уникальной структуры коллизионных норм. В отличие от стандартного состава нормы права (гипотеза, диспозиция и санкция) рассматриваемые правила состоят:

  • из объема (определяет, когда применима сама норма),
  • привязки (указывает, каким законом будет регулироваться ситуация).

Виды коллизионных привязок

Рассмотрим наиболее применимые типы привязок, содержащихся в коллизионных нормах.

  1. Личный закон физлица, в рамках которого выделяются:
    • привязка к закону страны, гражданством которой обладает субъект (п. 1 ст. 1195 ГК РФ закрепляет определение личного закона лица по его гражданству);
    • привязка к закону государства, в котором лицо постоянно проживает (в п. 1 ст. 1224 ГК РФ говорится об определении отношений наследования по праву страны последнего места проживания умершего).
  2. Личный закон юрлица, определяющий применимое к организации право через ее национальность, установление которой может производиться по различным критериям:
    • привязка к месту учреждения компании (в п. 1 ст. 1202 ГК РФ используется именно такой критерий);
    • привязка к месту нахождения управляющих органов и т. д.
  3. Закон места расположения собственности используется в коллизионных нормах для установления вида и содержания вещных прав на имущество по закону государства, в котором оно расположено (например, ст. 1205, 1206, 1224 ГК РФ).
  4. Закон автономии воли означает определение нормы материального права посредством волеизъявления субъектов (ст. 1210 ГК РФ).

Обратите внимание! ГК РФ указывает на обратную силу выбора сторонами права и его распространение до момента заключения контракта в случаях, когда он сделан после оформления договорных отношений.

  1. Закон места совершения сделки в коллизионных нормах привязывает регулирование договорных отношений к праву, действующему на территории заключения договора.
  2. Иные привязки.

Виды коллизионных норм, ограничения их применения

Практика и доктрина не выработали единой классификации коллизионных норм. Распространены следующие критерии:

  1. Форма привязки:
    • односторонние коллизионные нормы, содержащие прямое указание на государство, чье материальное право применимо к отношениям (ст. 1213 ГК РФ);
    • двусторонние, устанавливающие общий порядок определения применимого закона без конкретизации государства (ст. 1205 ГК РФ).
  2. Источник закрепления:
    • национальные коллизионные нормы;
    • из международных источников.
  3. Характер регулирования:
    • диспозитивные (примером коллизионных норм, предоставляющих сторонам право выбора, выступает п. 2 ст. 1212 ГК РФ);
    • императивные (зафиксирован единственно возможный вариант определения применимых материальных норм, ст. 1207 ГК РФ);
    • альтернативные (предоставляет выбор права из предложенных вариантов, ст. 1221 ГК РФ).

Действие коллизионных норм может быть заблокировано:

  • Если в национальном законе есть норма о публичном порядке, указывающая на исключительные случаи неприменения права другого государства, даже при ссылке на него в коллизионных нормах, если последствия применения противоречат основам правопорядка государства, например непризнание полигамных браков. В РФ соответствующее положение закреплено в ст. 1193 ГК РФ.
  • При наличии в государстве норм непосредственного применения, то есть императивных установлений, имеющих высокую важность (оценочное понятие, определяемое судебным органом, ст. 1192 ГК РФ), нейтрализующих функционирование коллизионных норм.

Необходимость в обращении к коллизионным нормам возникает, когда требуется определить, какое из нормативных установлений применять при регулировании ситуации, подпадающей под действие сразу нескольких норм национального законодательства или различных правовых систем.

Специфика коллизионных норм состоит в их особой структуре, включающей привязки различных типов, позволяющие определить закон, применимый к конкретным отношениям.

2. Виды коллизионных норм

Существуют различные виды коллизионных норм.

Коллизионные нормы в зависимости от того в каком источнике они зафиксированны бывают двух видов:

содержащиеся во внутреннем законодательстве;

содержащиеся в международных договорах.

По форме коллизионной привязки они бывают одно­сторонними и двусторонними.

Односторонняя — это коллизионная норма, привязка которой прямо называет право страны, подлежащее приме­нению (российское, украинское, польское, английское). Как правило, односторонняя норма указывает на примене­ние права своей страны. Например, в соответствии с п. 3 ст. 1209 ГК РФ форма сделки в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр Российской Федерации, подчиняется российскому праву. Здесь «форма сделки. в отношении недвижимого имуще­ства, которое внесено в государственный реестр в Россий­ской Федерации» — объем, а указание на то, что данная форма подчиняется российскому праву — привязка.

В гражданском законодательстве советского периода предпочтение отдавалось односторонним коллизионным привязкам. Практика показала сложность применения односторонних коллизионных норм, их необычную жесткость и неспособность обеспечить эффективное и справедливое регулиро­вание правоотношений. В настоящее время идет процесс замены односторонних коллизионных норм на двухсторонние. Од­нако односторонние нормы по-прежнему применяются и, видимо, будут применяться к тем правоотношениям, которые однозначно привязаны к праву конкретной страны (например, на наш взгляд, форма и содержание сделки в отношении недвижимого имущества или имущества, занесенного в государственный реестр, должны определяться только по праву того конкретного государства, где это имущество находится или занесено в реестр).

В двусторонней коллизионной норме привязка не на­зывает право конкретного государства. Здесь лишь форму­лируется общий признак (принцип, правило), используя который, можно выбрать право. Поэтому привязку двусто­ронней коллизионной нормы называют формулой npuкрепления. Всего насчитывается около 40 различных формул прикрепления. Среди них можно назвать следующие основные формулы прикрепления:

Личный закон участника гражданско-правовых отношений (Lex personalis).

Закон местонахождения имущества (Lex rei sitae).

Закон места совершения акта (Lex loci actus).

Закон места исполнения обязательства (Lex loci solutionis).

Закон суда (Lex fori).

Закон, с которым правоотношение наиболее тесно связано (Lex causae).

Закон места работы (Lex loci laboris).

Закон флага (Lex banderae).

Закон валюты платежа или долга (Lex monetae).

По способу регулирования коллизионные нормы подразделяются на:

Императив­ные нормы имеют сугубо строгий, властно-категорический характер, не допускающий отклонений в регулируемом поведении. Колли­зионные императивные нормы — это нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права, и подлежат применению независимо от воли сторон. Нарушение требований императивной нормы влечет за собой применение санкций, преду­смотренных правом страны, в котором содержится такая коллизи­онная норма. Так, в п. 2 ст. 1209 ГК РФ содержится императивная коллизионная норма, в силу которой «форма внешнеэкономиче­ской сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву», а п. 3 ст. 162 ГК РФ гласит, что «несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономиче­ской сделки влечет недействительность сделки». Императивными являются все односторонние нормы и многие из двухсторонних.

Диспозитивные коллизионные нормы это такие нормы, в привязке которых сформулировано правило по выбору права, но сто­роны вправе отказаться от него, заменив иным правилом. Диспозитивность проявляется в таких формулировках, как «стороны могут», «если иное не установлено соглашением сторон» и др.

Альтернативные нормы —явление относительно недавнее в международном частном праве, и под ними понимаются такие нормы, которые предусматривают несколько правил по выбору права для данного, т.е. указанного в объеме этой нормы, частного правоотношения. Правоприменительные органы, а также стороны могут применить любое из них (иногда в норме устанавливается определенная последовательность в применении этих правил). Одним из немногих примеров альтернативной нор­мы в российском праве является ст. 1221 ГК РФ.

Статья 1221. Право, подлежащее применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги

1. К требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, по выбору потерпевшего применяется:

1) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда;

2) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший;

3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар.

Приведенный пример содержат простые альтернативные нормы, в которых все альтернативы равны; обычно они соединяются союзом «или» и любая их них может быть применена, т.е. отсутствует при­оритет при осуществлении выбора. Иная связь между правилами по выборам права в так называемых сложных альтернативных нормах. Применительно к ним законодатель использует ме­тод кумуляции коллизионных норм, когда отношение подчиняется одновременно правопорядкам отечественного и иностранного госу­дарств. Например, кумуляция предусмотрена ст. 1209 ГК РФ: «Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействитель­ной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права». Один правопорядок при этом выполняет роль резервного и действует в том случае, если нормы иностранного права не закрепляют те же самые ценности, что и нормы отечествен­ного права. Объемом этой коллизионной нормы является «форма сделки». К нему предусмотрены две альтернативных привязки: во-первых, закон места ее совершения и, во-вторых, российское право. Вместе с тем ус­тановлена жесткая последовательность их возможного применения. Главной привязкой является первая — форма сделки должна быть прежде всего рассмотрена по закону места ее совершения. И толь­ко тогда, когда форма сделки не будет отвечать требованиям этого закона, что привело бы к ее недействительности, нужно применить российское право (резервное право). Если форма сделки будет соответствовать требованиям российского права, она должна быть признана действительной (с точки зрения российского суда).

Коллизионные нормы делятся также на генеральные (основные) и субсидиарные (дополнительные). Эта классификация вытекает из предыдущей. Генераль­ная норма формулирует общее главное правило выбора права, предназначенное для преимущественного примене­ния. Субсидиарная норма формулирует еще одно или не­сколько правил выбора права, тесно связанных с главным правилом. Она применяется тогда, когда главное правило по каким-то причинам не было применено или оказалось недостаточным. Возьмем уже упоминаемую ч. 1 ст. 1209 ГК РФ. В ней, как уже отмечалось, содержатся альтерна­тивные нормы. Но эти альтернативные нормы не равно­значны, а соподчинены. Первая привязка — «закон места совершения» — это одновременно и альтернативное и гене­ральное правило, именно оно подлежит обязательному первоначальному применению. Вторая привязка — «рос­сийское право» — альтернативное и одновременно субси­диарное правило, ибо оно применяется только тогда, когда главное оказывается недостаточным для решения вопроса о выборе права.

Иногда бывает несколько соподчиненных субсидиар­ных норм, то есть используются субсидиарные нормы пер­вой, второй, третьей, четвертой степени. Таким образом, создаются последовательные цепочки, именуемые иногда ассоциациями норм, основанных на внутренних связях.

В зависимости от четкости формулировки привязки коллизионные нормы подразделяются на жесткие и гибкие. Под жесткими коллизионными нормами понимаются такие нор­мы, в которых принцип определения применимого права сформу­лирован четко и однозначно, что сводит на нет принцип автономии воли сторон. К жестким относится большинство применяемых в настоящее время коллизионных норм, но, как отмечает М.М. Богу­славский и другие авторы, «современная тенденция идет по пути бо­лее широкого использования так называемых гибких коллизионных привязок».

Данная норма содержит привязку к закону, который суд найдет наиболее подходящим, наиболее применимым к закону страны, с которой отношение имеет наиболее тесную связь, где находит­ся центр жизненных интересов сторон, к наиболее благоприят­ному праву. То есть, такая норма не содержит конкретного ука­зания на правовую систему. Применение «гибкой» нормы осо­бенно удачно при решении тупиковых коллизионных проблем, когда определить применимое право обычным (традиционным) способом невозможно.

Принцип тесной связи вызывает некоторые критические замечания в первую очередь в связи со своей неопределенностью, нечеткостью и невозможностью предсказать, какое право суд или арбитраж сочтет «наиболее тесно связанным» с конкретным правоотношением. В этой связи важным является разработка критериев, позволяющих выявить тесную связь.

В российском законодательстве (ст. 1211 ГК РФ) сформу­лированы такие критерии для установления права страны, с которым договор наиболее тесто связан, как:

место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для исполнения договора.

Несмотря на нечеткость и неопределенность принцип «тесной связи» успешно использует­ся и сфера его применения постоянно расширяется.

Императивные коллизионные нормы в гк рф

3.3
Виды коллизионных норм

В доктрине выделяют отдельные виды коллизионных норм в зависимости от коллизионных привязок, источников происхождения, действия во времени и пространстве.

1. Императивные, альтернативные и диспозитивные коллизионные нормы. В императивных нормах может быть только одна коллизионная привязка (любая, кроме «каучуковых» – автономии воли, реальной связи, закона существа отношения, собственного права контракта). Императивная коллизионная норма – это властное предписание законодателя о применении права одного государства, устанавливаемого на основании какого-либо объективного критерия (ст. 1200, 1207 ГК РФ). Императивная коллизионная норма исключает право выбора законодательства как судом, так и сторонами правоотношения; законодатель в императивном порядке устанавливает, какое право должно регулировать данное отношение (в зависимости от типа коллизионной привязки это может быть как национальное, так и иностранное право).

Альтернативные коллизионные нормы характеризуются наличием нескольких коллизионных привязок (любых, кроме «каучуковых»). Альтернативная норма предоставляет суду право по собственному усмотрению выбирать применимое законодательство (право выбора есть только у суда, но не у сторон).

Простые альтернативные коллизионные нормы предусматривают возможность применения одного или другого правопорядка. Выбор зависит от судейского усмотрения и фактических обстоятельств дела (ч. 1 ст. 1217 ГК РФ). Сложные (соподчиненные) альтернативные коллизионные нормы устанавливают основную и субсидиарную привязки, которые применяются в зависимости от дифференциации объема коллизионной нормы (ст. 1201 ГК РФ). Основная привязка применяется в первую очередь, субсидиарные (их может быть две и более) – в соответствии с конкретными обстоятельствами дела и если невозможно применить основную привязку.

Основная и субсидиарные коллизионные привязки находятся между собой в отношении соподчинения. Может быть соподчинение первой, второй, третьей и т. д. степеней (в зависимости от количества субсидиарных привязок и дифференциации объема коллизионной нормы). Сложные соподчиненные альтернативные нормы – относительно новое явление в коллизионном праве. Их называют «цепочками» коллизионных норм.

Сложные соподчиненные формулы прикрепления конструируются посредством альтернативных привязок, обеспечивающих возможность выбора различных моделей поведения. Так, в ст. 50 ГК Испании: «Если оба лица, вступающие в брак, являются иностранцами, то брак может быть заключен в соответствии с испанским законодательством или в соответствии с личным законом любого из них».

Диспозитивные нормы в качестве основной коллизионной привязки предусматривают автономию воли сторон (право выбора применимого законодательства сторонами отношения – ст. 1210 ГК РФ). Терминологически право сторон на автономию воли может быть выражено по-разному: «если иное не предусмотрено договором», «если стороны не оговорили иного», «правом, избранным сторонами».

Автономия воли регулирует основное количество частно-правовых отношений, связанных с иностранным правопорядком, считается оптимальным коллизионным началом, так как предусматривает наиболее гибкое правовое регулирование. Диспозитивные коллизионные нормы российского законодательства обладают особой спецификой, – в большинстве из них автономия воли сторон ограничена установлением «если иное не предусмотрено законом» (ст. 1196, 1198, ч. 2 ст. 1203, ст. 1204 ГК РФ). Данная формулировка является излюбленной для отечественного законодателя – государство всегда сохраняет за собой право ограничить свободу участников гражданского оборота.

Подобные формулировки противоречат основным принципам права, современным тенденциям правового развития и являются порочными с юридической точки зрения. Показательны в этом отношении положения, ограничивающие автономию воли сторон в обязательствах внедоговорного характера, – стороны имеют право на выбор законодательства, но этот выбор может быть сделан только в пользу права страны суда (п. 3 ст. 1219, ч. 2 п. 1 ст. 1223 ГК РФ).

2. Двусторонние и односторонние коллизионные нормы. МЧП сформировалось, когда в Европе господствовала идея государственного суверенитета. Оно рассматривалось сквозь призму национального права, и во всех случаях предпочтение имел закон страны суда. «Односторонний подход определяет, будет ли применен закон самого суда. Он исходит из внутренней точки зрения государства суда» (М. Рейман).

Односторонние коллизионные нормы предусматривают возможность применения только национального права, права страны суда (ст. 424 КТМ РФ). Такие нормы имеют императивный характер. Односторонние коллизионные нормы указывают на те обстоятельства, при которых применяется национальное право, и рассматривают правоотношения, связанные с иностранным правопорядком, только с точки зрения национального права. Например, ст. 3 ФГК определяет: «Статус недвижимого имущества, даже того, владельцами которого являются иностранцы, определяется французским правом».

В российском законодательстве (и в законодательстве других стран) наблюдается тенденция замены классического коллизионного правила «закон суда» выражением «применяется российское право» (п. 3 ст. 1199 ГК РФ, п. 1 ст. 16 °CК РФ).

Двусторонние (многосторонние) коллизионные нормы предусматривают возможность применения как национального, так и иностранного или международного права. Они могут иметь императивный, альтернативный и диспозитивный характер (п. 1 ст. 1197, ст. 1201, п. 1 ст. 1211 ГК РФ). В современном праве двусторонних коллизионных норм значительно больше, чем односторонних. Коллизионное правило «закон суда» считается «жестким»; национальный законодатель стремится установить гибкое правовое регулирование посредством двусторонних коллизионных норм (в особенности диспозитивных). Привязка двусторонней коллизионной нормы называется формулой прикрепления.

3. Национально-правовые (внутренние – разд. VI части третьей ГК РФ) и унифицированные (договорные – Гаагская конвенция 1986 г.) коллизионные нормы. Унифицированные коллизионные нормы – это единообразные коллизионные правила, созданные на основе международных соглашений и представляющие собой конечный результат процесса согласования воль государств. Такие нормы выделяются в отдельную подгруппу в системе МЧП. От внутренних коллизионных норм унифицированные отличаются по механизму создания (источник – международный договор) и применения (пространственная и временная сферы действия, толкование).

Унифицированные коллизионные нормы в национальной правовой системе действуют в качестве норм внутреннего права (ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 ГК РФ). Однако они сохраняют связь с «породившим» их международным договором, не сливаются с внутренними, существуют параллельно с ними и имеют свои особенности.

Наличие международного договора, содержащего коллизионные нормы, предполагает, что к частно-правовому отношению, связанному с иностранным правопорядком, будут применяться унифицированные коллизионные нормы. Российские коллизионные нормы в такой ситуации не применяются.

4. Генеральные (основные) и субсидиарные (дополнительные) коллизионные привязки. Общие и специальные коллизионные привязки. Генеральные коллизионные привязки устанавливают право, применимое в первую очередь («основное» право) (абз. 1 п. 1 ст. 1223, абз. 1 п. 3 ст. 1199 ГК РФ). Субсидиарные коллизионные нормы устанавливают «дополнительное право», применимое только в определенных обстоятельствах (п. 3 ст. 1199, ст. 1201 ГК РФ). Соотношение генеральных и субсидиарных коллизионных норм аналогично соотношению коллизионных привязок в сложных соподчиненных альтернативных коллизионных нормах.

Деление коллизионных норм на генеральные и субсидиарные связано с детализацией и конкретизацией нормативного регулирования (Л. П. Ануфриева). Если «главное» правило, установленное в норме, почему-либо не может быть реализовано, то имеются дополнительные предписания, близкие к главному. Выбор применимого права осуществляется на основании вспомогательных предписаний. Такие правила существуют в соподчинении: невозможно применить одно – следует обратиться к другому; невозможно применить второе – применяется следующая формула. Например, Закон о МЧП Чехии (§ 16): «Отношения, вытекающие из трудового договора, регулируются, – если стороны не договорятся иначе, – правом места выполнения работы работником. Если работник выполняет работу в одном государстве на основании трудового отношения с организацией, которая находится в другом государстве, решающим является право места нахождения организации, если речь не идет о лице, которое живет в государстве, где имело место выполнение работы». Генеральная коллизионная привязка – автономия воли сторон. Это общее правило, применяемое в первую очередь. Если стороны не договорились о применимом праве, применяется право страны места выполнения работы. Это общее правило «второй очереди».

В случаях когда работа выполняется не в государстве места нахождения организации, заключившей трудовой договор, применимое право – закон страны места нахождения организации. Это предписание общего характера (основная норма), призванное регулировать конкретный фактический состав трудового отношения. Специальное правило (работа выполняется в одном государстве; организация-наниматель имеет место нахождения в другой стране; работник проживает по месту выполнения работы) – закон государства места нахождения организации не может квалифицироваться как решающий правопорядок.

Общие коллизионные привязки – общие для большинства правовых систем мира коллизионные правила. Это общие (сквозные), т. е. применимые во всех отраслях и институтах МЧП коллизионные нормы: личный закон физического лица, закон суда, закон флага, закон продавца, автономия воли, закон места совершения акта.

Специальные коллизионные привязки сформулированы непосредственно для конкретных институтов МЧП. Они применяются в отдельных сферах отношений: закон усыновителя, закон дарителя, закон места отправления груза. Специальные коллизионные привязки представляют собой трансформацию общих коллизионных норм: специальная привязка «закон перевозчика» – это трансформация общей привязки «закон продавца»; «закон совместного места жительства супругов» – трансформация «личного закона физического лица».

3.4
Интерлокальное право

С точки зрения действия закона в пространстве коллизионные нормы делятся на международные и межобластные (интерлокальные – межтерриториальные). Международные коллизии – это традиционные, классические коллизии, т. е. столкновение правовых систем разных государств. Интерлокальные коллизии коллодируют самостоятельные системы права одного государства. Такие коллизии возникают в государствах «с множественностью правовых систем», т. е. имеющих в своем составе несколько административно-территориальных единиц, правовые комплексы которых обладают отличительными особенностями. Проблема интерлокальной множественности правовых систем характерна в первую очередь для федеративных государств, в которых субъекты федерации управомочены иметь собственные правовые системы.

Субъекты федерации наделяются определенной правовой самостоятельностью, имеют правомочия в сфере принятия законодательных актов, которые зачастую коллодируют как с общефедеральными законами, так и с законодательством других субъектов федерации. Федеративное устройство государства обусловливает две самостоятельные коллизионные проблемы. Правоприменитель должен сделать выбор не только между правом федерации и правом субъекта федерации, но и между правовыми системами нескольких субъектов федерации (В. Л. Толстых).

Интерлокальные коллизионные нормы позволяют разрешить коллизии между нормативными системами субъектов федерации. Интерлокальные коллизионные нормы могут дополнять «общегосударственную» коллизионную норму. Например, «если в соответствии с межгосударственной коллизионной нормой применимым правом будет право местонахождения лица… возникает вопрос, что считать таким правом – правовой комплекс, действующий в рамках федерации в целом, или правовой комплекс субъекта федерации, на территории которого данное лицо… находится. Ответ на этот вопрос может быть дан только с помощью межобластных коллизионных норм» (Н. Ю. Ерпылева).

Традиционные проблемы коллизионного регулирования при применении интерлокальных коллизионных норм, как правило, не возникают либо не отличаются особой остротой. «Основы правопорядков субъектов федераций или других административно-территориальных единиц не могут быть столь различными, как правопорядки двух иностранных государств» (А. Г. Светланов). Правовые системы субъектов федеративного государства основаны на единых конституционных принципах. Коллизионное регулирование в основном имеет «общегосударственный» характер. В интерлокальном праве не выделяют проблем обратной отсылки, предварительного коллизионного вопроса, первичной квалификации.

В доктрине указывается, что «трудно представить ситуации отказа суда одного субъекта федерации от применения норм права другого субъекта федерации по причинам, связанным с публичным порядком» (В. Л. Толстых). Точно так же не представляется правомерным отказ от применения норм иностранного права или исполнения иностранного судебного решения со ссылкой на «противоречие публичному порядку субъекта федерации». Однако в отечественной правоприменительной практике встречаются подобные случаи. Так, Верховный суд Татарстана отказал в признании и принудительном исполнении решения Арбитражного суда МТП, заявив, что «исполнение решения нанесло бы ущерб интересам субъекта РФ», а это является «нарушением публичного порядка Татарстана».

Интерлокальные коллизии – не редкость и в унитарных государствах, правовые системы которых обладают элементами федерализма (Великобритания – английское, шотландское и северо-ирландское право). С другой стороны, в федерациях принимаются «общегосударственные» нормативные акты: в ФРГ действуют единые Гражданское и Торговое уложения; Обязательственный закон и ГК Швейцарии являются общими актами гражданского права для всех кантонов; в Индии Закон об арбитраже и примирительных процедурах (1996 г.) распространяется на все штаты.

Наиболее сложные интерлокальные коллизии – межштатные коллизии в США (федеральное право и право 50 штатов). Каждый штат наделен максимальным объемом правовой самостоятельности. На уровне федерации безусловно можно назвать только один императивный акт – Конституцию США (1787 г.). Подавляющее большинство иных общефедеральных нормативных актов имеет рекомендательный характер. В каждом штате действуют свои собственные уголовные, гражданские, торговые и семейные законы; в каждом штате есть свое собственное МЧП (общефедеральное МЧП существует на уровне рекомендательного акта – Свод законов о конфликте законов (1971 г.). Коллизионное право – часть правовых систем отдельных штатов, но не часть федеральной правовой системы.

Особая сложность американского интерлокального права обусловлена тем, что законодательство штатов принципиально различно (например, совершеннолетие в зависимости от штата наступает в возрасте от 18 лет до 21 года; понятие постоянного места жительства в штате Невада – 24 часа пребывания на его территории, в федеральном округе Колумбия – шесть месяцев; в штате Калифорния юридические последствия порождают и светская, и церковная формы заключения брака, в штате Алабама – только церковная). Во всех штатах действует система общего права, а в штате Луизиана – континентальная (Луизиана – единственный штат на территории США, в 1991 г. осуществивший кодификацию МЧП). Межштатные коллизии в США по своей сложности приравниваются к международным.

Более корректно говорить о коллизионном праве отдельных штатов, а не о коллизионном праве США. Федеральные суды, решая дела с участием «граждан» различных штатов, обязаны руководствоваться коллизионными нормами того штата, в котором расположен данный федеральный суд (А. Мережко).

Интерлокальное право в ФРГ обусловлено не столько федеративным устройством этого государства, сколько объединением ГДР и ФРГ в 1990 г. Немецкий законодатель нашел корректное решение потенциальных коллизий, которые могли возникнуть в связи с тем, что на землях бывшей ГДР стало действовать право ФРГ. В 1991 г. было принято Дополнение к Вводному закону к ГГУ, где установлено, что к длящимся гражданским правоотношениям, возникшим до объединения на территории бывшей ГДР, применяется право, действовавшее в ГДР на момент возникновения данных отношений. Критерием привязки в данной ситуации служит последнее постоянное место жительства на территории ФРГ или ГДР в период, имеющий решающее значение для дела. Коллизии между федеральным законодательством и законодательством земель решаются на основе преимущественной силы федеральных законов (ст. 31 Основного закона ФРГ).

В Российской Федерации также существует почва для возникновения коллизий между законодательством субъектов РФ. В доктрине высказывается мнение, что «в отношении Российской Федерации, где в соответствии с Конституцией РФ каждый из 89 ее субъектов имеет свою конституцию (устав) и законодательство (п. 2 ст. 5)», данная проблема отличается особой актуальностью (Н. Ю. Ерпылева).

Существует и противоположная точка зрения: «Относимость Российской Федерации к федеративным государствам является спорной с учетом ограниченности сферы полномочий субъектов РФ. Применительно к Российской Федерации коллизионная проблема выбора между правопорядками РФ и ее субъектов и проблема выбора между правопорядками субъектов РФ не являются особо актуальной» (В. Л. Толстых). Законодательные правомочия субъектов РФ возможны только вне пределов действия ст. 71 (исключительное ведение Российской Федерации), ст. 72 (совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов) Конституции РФ и по достаточно ограниченному кругу вопросов (ст. 73). В Конституции РФ закреплен примат федеральных законов, если законодательство субъектов противоречит общефедеральному.

Проблема интерлокальных коллизий вполне определенно разрешена непосредственно в Конституции РФ. В п. «о» ст. 71 установлено, что гражданское право, правовое регулирование интеллектуальной собственности, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное право находятся в исключительном ведении Российской Федерации. В этих сферах априорно не могут возникать интерлокальные проблемы.

Согласно постановлениям п. «к» ст. 72 Конституции РФ трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о праве собственности, о недрах, об охране окружающей среды находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. В этих областях возможно возникновение интерлокальных коллизий.

Статья 3 СК РФ устанавливает право субъектов принимать нормативные правовые акты по семейному праву. Законами субъектов РФ могут быть определены: порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения 16 лет (ст. 13); запрет присоединения к фамилии одного супруга фамилии другого супруга (ст. 32); порядок осуществления права ребенка на имя и отчество (ст. 58).

Законодательно коллизионная проблема выбора между правопорядками различных субъектов РФ применительно к семейным отношениям не разрешается. Возникает необходимость использовать аналогию права и закона. Самая распространенная привязка в семейных отношениях – право страны гражданства лица. В России действует принцип единого гражданства, поэтому для решения коллизий между правопорядками ее субъектов в качестве субститута привязки к праву гражданства целесообразно использовать привязку к праву постоянного места жительства (В. Л. Толстых).

Статья 6 Трудового кодекса РФ закрепляет правомочие субъектов принимать акты, содержащие нормы трудового права, по вопросам, не урегулированным федеральным законом. Законы и иные нормативные акты субъектов РФ, содержащие нормы трудового права, действуют в пределах территории соответствующего субъекта (ст. 13). Интерлокальная проблема разрешается на основе «права места работы» (lex loci laboris) – к трудовым отношениям применяется законодательство «субъекта РФ, на территории которого осуществляется трудовая функция» (В. Л. Толстых).

Вопросы федерального коллизионного права относятся к исключительному ведению России (п. «п» ст. 71 Конституции). Термин «федеральное коллизионное право» означает «правовые предписания, позволяющие преодолевать противоречия при определении предметов ведения Российской Федерации и ее субъектов, полномочий государственных органов решать коллизии между актами законодательства Российской Федерации и ее субъектов, равно как и между отдельными нормативными правовыми актами» (В. П. Звеков). Такое толкование термина «коллизионное право» позволяет распространить его на интерлокальные коллизии – существует единое федеральное коллизионное право, а субъекты не вправе создавать собственные коллизионные нормы.

Зачастую интерлокальные коллизии неразрывно связаны с интертемпоральными, и тогда вопрос об их разрешении приобретает особую остроту. Такие коллизии могут трансформироваться в международные. Подобная ситуация чаще всего возникает в случае распада федеративного государства. В частности, это относится к проблемам коллизионного права, появившимся вследствие распада СССР, Югославии, Чехословакии. Может иметь место и прямо противоположная ситуация: объединение Германии в 1990 г. превратило международные коллизии между правом ФРГ и правом ГДР во внутренние межобластные коллизии.

Если коллизионный вопрос решен в пользу применения права иностранного государства, в котором существуют административно-территориальные образования со своими подсистемами права, возникает дополнительный вопрос: право какого территориального образования следует применить? Современная практика и доктрина однозначно решают эту проблему: интерлокальные коллизии разрешаются в соответствии с общими постановлениями права иностранного государства. Выбор права конкретного государства означает выбор правовой системы в целом, и любой вопрос, связанный с применением иностранного права должен решаться только с позиций этого права.

Подобный подход выражен в законодательстве: Закон о МЧП Польши (ст. 5) устанавливает, что если в государстве, закон которого подлежит применению, действуют разные системы права, то закон этого государства определяет, какая система права должна применяться. Сходная норма содержится в Законе о МЧП Австрии: если иностранный правопорядок состоит из нескольких отдельных правопорядков, применяется тот из них, на который указывают содержащиеся в иностранном правопорядке правила. При отсутствии таких правил применяется тот правопорядок, с которым имеется наиболее тесная связь. Обращение к критерию реальной связи предусмотрено на случай, если не удается установить, какая из подсистем иностранного права должна применяться.

Такое же решение интерлокальных проблем предлагает ст. 1188 ГК РФ: когда подлежит применению право страны, в которой действуют несколько правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом этой страны. Если в соответствии с правом такого государства нельзя установить, какая из его правовых систем должна применяться, российский суд применяет правовую систему, с которой отношение наиболее тесно связано.

Статья 1188 ГК РФ обязывает правоприменителя обращаться к межобластным коллизионным нормам государства, к которому отсылает отечественная коллизионная норма. Возникает проблема применения иностранных коллизионных норм. Статья 1190 предусматривает, что любая отсылка к иностранному праву должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву (за исключение вопросов правового статуса физических лиц). Таким образом, применение иностранного коллизионного права в принципе не допустимо.

Предписания ст. 1188 ГК РФ позволяют применять общие принципы российского коллизионного права, если в иностранном праве отсутствуют интерлокальные коллизионные нормы. Это презюмирует возможность использования отечественных коллизионных норм, но не ясно, каких именно – интерлокальных или общих? Общие коллизионные нормы для разрешения интерлокальных коллизий, как правило, не подходят (положения ст. 1195 ГК не позволяют установить, право какого штата следует применить для определения личного закона гражданина США). В настоящее время подобная ситуация представляет собой пробел в праве.

Во многих случаях применение иностранных интерлокальных норм противоречит национальному закону. Например, Закон Лихтенштейна об изменении регулирования о лицах и обществах (1996 г.) устанавливает: «…Объединение… подчиняется праву того государства, в котором оно действительно управляется» (ст. 232.2). Законодатель Лихтенштейна закрепил теорию контроля в качестве критерия для определения правосубъектности юридического лица. В российском законодательстве (ст. 1202 ГК РФ) императивно действует принцип инкорпорации. Однако предписания ст. 1188 ГК РФ не позволяют применять коллизионную привязку ст. 1202 по вопросам правосубъектности иностранного юридического лица.

Еще по теме:

  • Как встать на учет нуждающимся в жилье Как встать на учет нуждающимся в жилье? Добрый день. Я с мужем и двое наших несовершеннолетних детей прописаны в квартире, где муж является собственником 1/5 доли. Так же в этой квартире прописаны родители мужа, брат (в браке, супруга не […]
  • Закон о пенсионном обеспечении военнослужащих казахстана Закон о пенсионном обеспечении военнослужащих казахстана Раздел 4 ОСОБЕННОСТИ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ И КОМИТЕТА УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РЕСПУБЛИКИ […]
  • 158 ук рф поправки 2014 Кто попадает под поправки в ст. 158 УК РФ? Добрый день! с 15.07.2016 вступаю в силу поправки к статье 158. Муж осужден по ст 158 ч 1 на пол года. по совокупности приговоров (осужден на 4 года строгого режима) Кража совершена на 1400,00 […]
  • Наказание ниже низшего предела ук рф Отмена 30 статьи при назначении наказания ниже низшего предела Здравствуйте. Помогите пожалуйста. Возможно написать на отмену 30 ой статьи (ст 30 часть 1, 228-1 часть 4 пункт "г"). Если дали ниже низшего? Спасибо огромное. 22 Октября […]
  • Вынесение решения о назначении пенсии От назначения до первой выплаты пенсии ​ все документы.​ по инвалидности -​ трудовой пенсии по​Заявление пенсионера о​ пенсией (частью трудовой​ поможет идите в​ пенсии по старости)​ раздает, а кто​ после этого каждый​ при чем один​ № […]
  • Щелковская жилищная инспекция Щелковская жилищная инспекция Приведён список полезных телефонов служб и организаций Щёлково и Щёлковского района, которые могут пригодится в различных жизненных обстоятельствах. Телефоны указаны в междугороднем формате с кодом Щелково […]
  • Жилищная инспекция рд официальный сайт Жилищная инспекция в Республике Дагестан 367015, Махачкала, пр.И.Шамиля, д. 58 Телефон: (8722) 63-09-37, 62-31-23, 63-87-36 Факс: (8722) 62-31-23, 63-09-37 Режим работы: с 09:00 до 18:00,перерыв на обед: с 13:00 до 14:00 График приема […]
  • Коап 204 ч1 практика Коап 204 ч1 практика Статья 204. Требования к заявлению о привлечении к административной ответственности 1. Заявление о привлечении к административной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую […]