Гк рф злоупотребление правом в гражданском праве

Злоупотребление правом в гражданском праве

Злоупотребление правом (злоупотребление гражданскими правами).

Эта правовая конструкция хорошо известна еще со времен римского права. В известной римской сентенции «Summum ius, summa iniuria» («высшее право – высшая несправедливость») выражается одна из основных ее идей – каждое право должно иметь пределы его осуществления, в противном случае происходит нарушение прав других лиц, что, в свою очередь, исключает соблюдение важных для гражданского оборота принципов добросовестности и разумности.

Итак, статья 10 ГК РФ устанавливает недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Несколько декларативная, на первый взгляд, норма носит достаточно прикладной характер, широко используется на практике для соблюдения, восстановления принципов разумности и справедливости, в том числе, в тех случаях, когда другие нормы права «не срабатывают», не могут быть применены в силу тех или иных причин.

Учитываем, что применение нормы статьи 10 ГК неоднократно разъяснялось высшими судебными инстанциями. Прежде всего, используем рекомендации, сформированные правоприменительной практикой, содержащиеся в «Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ №127).

Итак, остановимся на основных моментах.

1. Злоупотребить правом может только лицо, которое таким правом обладает.

2. При осуществлении принадлежащего ему права это лицо имеет намерение причинить вред другим лицам, и именно цель причинения вреда делает поведение лица противоправным, ибо само по себе право у лица существует и под сомнение не ставится.

3. Последствием допущенного злоупотребления правом является отказ лицу, допустившему злоупотребление, в судебной защите.

Так, коллегия судей ВАС РФ в Определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-9462/12 от 15 ноября 2012 г. совершенно справедливо сделала вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны заявителя, указавшего в качестве оснований для пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций нарушение правил о подведомственности дела арбитражному суду, тогда как производство в арбитражном суде было инициировано самым заявителем. Злоупотреблением правом признано и заявленное в качестве основания для пересмотра указание на нарушение формы заявления, поданного заявителем.

4. Судебно-арбитражная практика использует в качестве следствия злоупотребления правом не только отказ в судебной защите, но и признание сделки недействительной.

Подобная ситуация была описана в пункте 9 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ: сделки купли-продажи были признаны недействительными по п.2 статьи 10 ГК РФ и ст. 168 ГК РФ в связи с тем, что при совершении сделок покупатель допустил злоупотребление правом, используя ситуацию, в которой руководитель продавца, действуя недобросовестно, в ущерб продавцу, продал имущество по заведомо низкой цене, что привело к утрате продавцом возможности использования имущества, необходимого ему для осуществления основной деятельности, и понесению продавцом дополнительных расходов по аренде этого недвижимого имущества, во много раз превышающих полученную продавцом покупную цену имущества.

5. Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами по требованиям арбитражного управляющего, кредиторов с целью защиты прав и интересов кредиторов при банкротстве недействительной может быть признана сделка должника, совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве, которая направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов (в том числе, совершенная по заведомо заниженной цене сделка по отчуждению третьим лицам имущества должника, с целью уменьшения конкурсной массы должника) (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»).

Так, на основании статьи 10 ГК в связи с допущенным злоупотреблением правом был признан недействительным договор купли-продажи должником (продавцом) недвижимого имущества, по цене, более чем в 48 раз ниже рыночной, направленный на уменьшение конкурсной массы должника и совершенный во вред интересам кредиторов, к числу которых относились и участники долевого строительства (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.06.2012 по делу №А33-3111/2009).

6. Одной из форм злоупотребления правом являются также акты недобросовестной конкуренции (недобросовестная конкуренция), то есть действия хозяйствующих субъектов, противоречащие законодательству и обычаям делового оборота, и направленные на получение прибыли за счет других хозяйствующих субъектов. Правовые санкции за недобросовестную конкуренцию включают в себя комплекс мер различного характера, и одним из них является отказ в защите гражданского права как результат злоупотребления правом.

Итак, нормы о злоупотреблении правом закреплены всего лишь в одной статье ГК. И, тем не менее, позволим себе утверждать о достаточно широком спектре возможностей по использованию этой правовой конструкции в различных видах правовых споров как истцами, при обосновании своих исковых требований, так и ответчиками, при формулировании и оформлении возражений на исковые требования.

7. Полезное из арбитражной практики ВАС РФ и Западно-Сибирского региона по состоянию на март 2014.

7.1. Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом ( п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 №165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными );

7.2. Бездействие конкурсного управляющего по поиску имущества должника является осуществлено в целях злоупотребления правом ( Постановление ФАС ЗСО от 18.03.2014 по делу №А03-7554/2012 );

7.3. Поскольку на момент заключения договора цессии ОАО «Омскэнергосбыт» уже отвечало признакам неплатежеспособности, что исключало возможность отчуждения ликвидного актива (права требования к ОАО «МРСК Сибири») в обычном порядке; расчет за уступленное право по договору цессии произведен в порядке статьи 410 ГК РФ договор цессии, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты прав и законных интересов кредиторов должника — ОАО «Омскэнергосбыт», правомерно признан недействительным. Довод заявителя о том, что ОАО «ТГК N 11» на момент заключения договора цессии не знало о неплатежеспособности ОАО «Омскэнергосбыт» опровергается материалами дела. Довод заявителя о незаконности утверждения очевидности признаков несостоятельности ОАО «Омскэнергосбыт» до момента вынесения судом определения о признании заявления о банкротстве обоснованным и введении в отношении должника процедуры наблюдения, является ошибочным в силу положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ ( Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2014 по делу № А46-6112/2013 );

7.4. Общество «Агросервис» и Предприниматель приводят убедительные доводы о мнимости сделки, положенной в основу мирового соглашения и, как следствие, о нарушении прав и законных интересов утвержденным мировым соглашением кредиторов Предпринимателя. Однако указанные обстоятельства не могут быть установлены судом кассационной инстанции в силу предоставленных ему процессуальных полномочий. Для того чтобы исключить использование мирового соглашения в качестве инструмента злоупотребления правом, суд при поступлении ходатайства о его утверждении должен установить наличие у истца субъективного права, у ответчика — обязанности, а также факт неисполнения этой обязанности, повлекшего нарушение права истца. Иными словами, мировое соглашение нельзя утверждать, не установив фактические обстоятельства дела и наличие задолженности ( Постановление ФАС ЗСО от 12.03.2014 по делу №А03-9375/2013 );

7.5. Действия мэрии по обращению с заявлением о снятии спорных земельных участков с кадастрового учета являются формой злоупотребления правом, т.к. ранее признан незаконными отказ мэрии в образовании земельного участка, бездействие в непринятии решения о предоставлении обществу земельного участка на праве собственности ( Постановление ФАС ЗСО от 11.03.2014 по делу № А45-10227/2013 );

7.6. Следует признать ошибочными, основанными на неверном толковании указанных норм права выводы судов о том, что избранный способ защиты нарушенного права в виде признания недействительным устава общества не предусмотрен ни статьей 12 ГК РФ. Выводы суда о злоупотреблении гражданскими правами со стороны истца в виде предъявления требования об установлении за истцом права на принятие решений общего собрания общества простым большинством голосов и установление корпоративного контроля над обществом с помощью судебного акта сделаны без учета положений ст.2 АПК РФ, ст.10 ГК РФ ( Постановление ФАС ЗСО от 11.02.2014 по делу № А46-3112/2013 );

7.7. Обстоятельства продажи движимого имущества свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) покупателя, воспользовавшегося тем, что представитель продавца, также действующий недобросовестно, при заключении договора купли-продажи действовал явно в ущерб обществу, в результате чего общество могло утратить возможность использовать имущество, необходимое ему для осуществления основной деятельности. Изложенное, по мнению суда, подтверждается следующими обстоятельствами: имущество по договору (акту приема-передачи) покупателю не передавалось; документы на транспортные средства также не передавались, имущество используется в основной деятельности общества; оплата имущества покупателем не производилась; доказательств, подтверждающих то, что покупателем предпринимались действия по понуждению продавца к исполнению договора, в деле нет ( Постановление ФАС ЗСО от 29.01.2014 по делу № А45-15552/2013 );

7.8. Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправого спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований для преимущественного удовлетворения требований в нарушение принципа единой правовой защиты интересов кредиторов, исключающий удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим. Взыскатель и должника являются аффилированными лицами, искусственно создают кредиторскую задолженность и причиняют вред другим кредиторам ( Постановление ФАС ЗСО от 26.12.2013 по делу № А45-28722/2012 );

7.9. Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» предусмотрено, что судам, оценивая действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Суды обоснованно сочли, что управляющая компания обязана выполнять Правила № 170, в том числе обеспечивать допуск работников предприятий связи на крыши и чердачные помещения. При таких обстоятельствах, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях управляющей компании нарушений части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции ( Постановление ФАС ЗСО от 27.11.2013 по делу №А75-409/2013 );

7.10. Положения устава предлагают к предоставлению информации о лице, выдвигающим свою кандидатуру в совет директоров общества, большой объем сведений. Непредоставление хотя бы незначительной части этой информации обществу (либо неправильное оформления такого предложения), исходя из статьи 11.11 Устава (и закона) влечет за собой отказ кандидатам во включении их в список кандидатур для голосования по выборам в совет директоров. Суд первой инстанции сделал вывод, что информация о кандидатах в совет директоров (при их выдвижении в качестве таковых в совет директоров – комм. автора статьи) должна быть реально исполнима и не создавать препятствия в реализации прав лиц, выдвигающих свои кандидатуры в данный орган ( Постановление ФАС ЗСО от 31.10.2013 по делу №А45-3752/2013 ).

p.s. Обратим внимание, что использование аргументов, относящихся к злоупотреблению правом требует представления соответствующих доказательств и доказывание наличия права, причинение вреда (или возможности причинения вреда) и прочих фактов.

p.s.s. Также стоит отграничивать злоупотребление материальным правом от злоупотребления процессуальным правом. В нашей статье, мы остановились только на первом варианте.

p.s.s. Наши обзоры по одной из форм злоупотребления правом, а именно по обходу закона, подготовленные на основе практики ВАС РФ и практики ФАС округов.

Также предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

Злоупотребление правом. Какие возможности открывает новая редакция ГК РФ?

Иногда участники процесса злоупотребляют своими правами, чтобы добиться положительного для них исхода дела. На действия этих лиц распространяются нормы ст. ГК РФ. Долгое время содержание названной статьи представлялось многим юристам крайне неопределенным, а суды прибегали к ней достаточно редко. При этом количество судебных актов, в которых ст. 10 ГК РФ применялась «к месту» и правильно, было невелико. С 1 марта 2013 г. вступил в силу закон, скорректировавший положение ГК РФ, касающейся злоупотребления правом. Что же изменилось на практике с принятием новой редакции? Появилось ли у сторон больше возможностей по доказыванию и пересечению фактов злоупотребления правом?

Толкование нормы

При анализе подходов судов к применению ст. 10 ГК РФ, а именно к определению понятий «злоупотребление правом» и «добросовестность», прежде всего, следует обратить внимания на позиции ВАС РФ и ВС РФ, изложенные в их информационных письмах и постановлениях.

Одно из первых разъяснений по данному вопросу было дано в Постановлении Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 6/8), в котором было указано на необходимость подробной мотивировки оснований применения ст. 10 ГК РФ для квалификации действий в качестве злоупотребления правом.

Однако ключевым судебным актом, после принятия которого суды начали активно применять положения ст. 10 ГК РФ, стало Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Информационное письмо № 127), в п. 8 которого судам было разрешено применять положения ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе. Тем не менее, на практике случаи применения судами ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе встречаются крайне редко, и в большинстве случаев оно служит, скорее, дополнительным аргументом, нежели краеугольным камнем мотивировочной части судебного акта (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 15.02.2012 по делу № А32-814/2011, ФАС Московского округа от 14.03.2013 по делу № А40-84918/12-97-393, ФАС Центрального округа от 20.06.2013 по делу № А14-9477/2012).

В п. 5 Информационного письма № 127 обозначена цель применения рассматриваемой статьи, и это – «не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления». Таким образом, было нивелировано формальное основание для неприменения ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков, которым в соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ суды должны были отказывать в защите их прав.

Следует обратить особое внимание на пп. 9, 10 Информационного письма № 127, в которых Президиум ВАС РФ отошел от классической модели применения ст. 10 ГК РФ, заключавшейся в нарушении специальных норм, а также ссылке на ст. 10 ГК РФ с учетом обстоятельств дела, и закрепил возможность признания сделок недействительными на основании совокупности применения положений ст. 10, 168, 170 ГК РФ.

Таким образом, суды получили возможность со ссылкой на конструкции ст. 10, 168 ГК РФ или ст. 10, 170 ГК РФ признавать ничтожными сделки в случае, когда специальные нормы, регулирующие конкретные правоотношения, не нарушены, но при этом совокупность правоотношений или обстоятельств дела очевидно свидетельствует о том, что они направлены на обход закона или иные злоупотребления. При этом ситуация со ст. 168 ГК РФ ясна не до конца, т. к. основанием для применения п. 2 названной статьи признается нарушение ст. 10 ГК РФ без каких-либо отсылок к специальным нормам (постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2013 по делу № А65-19446/2011 (Определением ВАС РФ от 29.10.2013 № ВАС-17033/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора), ФАС Уральского округа от 23.04.2013 № Ф09-10815/12 по делу № А60-37478/2011). При этом ст. 10 ГК РФ трактуется судами на сегодняшний день достаточно широко.

Приверженность высшей судебной инстанции идее о подобной свободе применения ст. 10 ГК РФ была продемонстрирована ею при анализе дел о банкротстве, в ходе которого Пленумом ВАС РФ прямо указал, что «наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке» (Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”»).

Аналогичный подход нашел свое отражение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве». Таким образом, высшая судебная инстанция продолжает призывать суды применять ст. 10 ГК РФ по собственной инициативе.

Анализ изменений

Понятие «злоупотребление правом», впервые введенное в ГК РФ в 1994 г. и редко используемое в судебной практике, получило второе рождение после 1 марта 2013 г., когда вступила в силу новая редакция ст. 10 ГК РФ.
До указанной даты выделялись следующие формы злоупотребления правом:

  • шикана – действие лица, имеющего намерение (умысел) причинить вред другому лицу
  • использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции
  • злоупотребление доминирующим положением на рынке, т. е. создание монополистами благоприятных для себя условий в ущерб конкурентам

Одновременно ст. 10 ГК РФ в предыдущей редакции содержала указание на «злоупотребление правом в иных формах».

Ключевым признаком шиканы является наличие исключительной цели, заключающейся в причинении вреда другому лицу. Иные, отличные от шиканы, формы злоупотребления правом могут иметь другие, в т. ч. правомерные, цели.

С практической точки зрения, к формам злоупотребления правом можно отнести не только действия, предпринимаемые исключительно с целью причинения вреда другому участнику правоотношений, но и направленные, например, на удовлетворение собственных интересов и потребностей, без учета того, что ими наносится вред иному лицу.

В доктрине существуют многочисленные классификации форм злоупотребления правом исходя из возможных целей субъекта. При этом неотъемлемыми признаками злоупотребления правом являются:

  • наличие определенной цели, выраженной в намерении причинить вред своим поведением
  • использование в качестве способа злоупотребления непосредственно гражданского права (обязанности)
  • действие ст. 10 ГК РФ, регулирующей данное правоотношение

Суды прямо отмечают, что область и условия применения положений ст. 10 ГК РФ исключительно судебные. Например, в п. 5 Постановления № 6/8, судам предписано при применении ст. 10 ГК РФ указывать, какие именно действия квалифицируются как злоупотребление правом.

В рамках реформы гражданского законодательства Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Закон № 302-ФЗ) вышеприведенный список форм злоупотребления правом был дополнен действиями в обход закона с противоправной целью. Поправки также закрепили неразрывную связь между недобросовестностью осуществления гражданских прав и правовой природой злоупотребления правом.

Таким образом, после вступления в силу 1 марта 2013 г. Закона № 302-ФЗ осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав были запрещены.

Важное для последующей судебной практики дополнение законодатель предусмотрел в п. 2 ст. 10 ГК РФ: в случае несоблюдения требований, не допускающих злоупотреблению правом, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления может не только отказать лицу в защите принадлежащего ему права, но и применить иные меры, определенные законом.

В п. 6 Информационного письма № 127, по сути, указано на то, что институт злоупотребления правом носит резервный характер. Если есть специальная норма, направленная на борьбу с тем или иным нарушением, то применять следует ее, а не более общие положения ст. 10 ГК РФ.

Кроме того, поскольку об обходе закона в п. 1 ст. 10 ГК РФ говорится как о форме недобросовестного поведения, то соответствующее положение следует рассматривать вкупе с новым п. 5 ст. 10 ГК РФ, который устанавливает презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий. До 1 марта 2013 г. эта презумпция была сформулирована в усеченной форме, т. е. закон ставил защиту прав в зависимость от добросовестности субъекта.

Теперь же в связи с расширением понятия указанной презумпции бремя доказывания совершения действий в обход закона возлагается на лицо, которое ссылается на данное обстоятельство.

Появившуюся благодаря Закону № 302-ФЗ возможность распространения категории «злоупотребление» на действия, которые можно квалифицировать как «обход закона с противоправной целью», можно расценивать как позитивный фактор, позволяющий сторонам и суду активнее «пользоваться» ст. 10 ГК РФ. Кроме того, рассматриваемая статья избавилась от излишних нагромождений в части презумпции добросовестности стороны.

Дополнение ст. 10 ГК РФ указанием на иные меры защиты (помимо предусмотренного ею и ранее отказа в защите права) связано с тем, что изначально законодатель предполагал, что названная статья станет применяться только в отношении недобросовестного истца, которому в соответствующих случаях суд будет отказывать в защите права. Под влиянием сложившейся судебной практики формулировка «иные меры» позволит применять ст. 10 ГК РФ в отношении ответчиков и других участников процесса со ссылкой не только на разъяснения ВАС РФ, но и на прямые предписания закона.

Практика применения

На сегодняшний день наиболее показательные примеры применения судами ст. 10 ГК РФ можно наблюдать в делах о банкротстве, а именно при рассмотрении заявлений кредиторов о включении в реестр требований кредиторов. Связано это, в первую очередь, с тем, что в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» судам предписано вне зависимости от поступивших возражений проверять обоснованность требований кредиторов.

Так, суды могут отказать в удовлетворении требований кредитора в случае, если из обстоятельств дела видно, что обосновывающие их правоотношения:

  • не отвечают интересам должника (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.05.2013 по делу № А82-11268/2011)
  • не имеют экономической целесообразности (Постановление ФАС Поволжского округа от 04.09.2012 по делу № А65-19446/2011)

Суды также отказывают во включении требований в реестр требований кредиторов на основании договора в случае, если были установлены следующие обстоятельства его заключения:

  • отсутствие встречного предоставления
  • наличие признаков злоупотребления правом в действиях сторон договора
  • совершение сделки с целью причинения вреда кредитору (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.07.2013 № Ф03-2784/2013 по делу № А04-7159/2012)

Таким образом, суды, применяя ст. 10, 168 ГК РФ, часто используют конкретизированные критерии недействительности сделок, уставленные в гл. III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», прямо на них не ссылаясь.

Старые проблемы новой редакции

Несмотря на то, что новая редакция ст. 10 ГК РФ содержит более четкие предписания на случай выявления злоупотребления правом, старые проблемы остались. Так, действующая редакция п. 2 ст. 10 ГК РФ определяет, что при обнаружении злоупотребления правом суд «отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом». Формально дискреция суда расширена, однако фактически он остался в рамках ограничений, установленных АПК РФ. Т. е. если стороны не представят суду достаточных доказательств для применения ст. 10 ГК РФ, то он не сможет прибегнуть к ней самостоятельно.

Статья 70 АПК РФ предусматривает основания для освобождения от доказывания, в т. ч. в случае если между сторонами достигнуто соглашение. Конечно, существует ч. 4 данной статьи, позволяющая судам не принимать признание сторонами обстоятельств при наличии достаточных доказательств, свидетельствующих о намерении злоупотребить правами. Тем не менее, ввиду состязательного характера арбитражного процесса суд при отсутствии доказательств злоупотребления правом сам их запросить не может. Из этого следует, что на практике стороны, которые только «изображают» спор с целью создания, изменения или прекращения прав и обязанностей, не представляя в суд «лишних» документов, в большинстве ситуаций по-прежнему смогут безнаказанно нарушать положения ст. 10 ГК РФ.

ИХ НРАВЫ

Франция

Франция является первопроходцем во многих аспектах внедрения в законодательство понятий добросовестности и злоупотребления правом. Гражданский кодекс Франции (Code civil) не содержит полного аналога ст. 10 ГК РФ. Как правило, термин «злоупотребление» применяется к конкретным правоотношениям и допустим только в определенных ситуациях. Связанно это с тем, что французский законодатель опасается ограничения свобод граждан.

Более широкая трактовка понятия «злоупотребление правом» дается в разделе Гражданского кодекса Франции, посвященном деликтам. Следовательно, обязательным условием применения судами соответствующих мер при выявлении злоупотребления правом (помимо их применения в особо оговоренных случаях), является наличие ущерба.

Кроме того, суды не только оценивают нарушение прав истца или ответчика, но и устанавливают, не пострадали ли в результате злоупотребления правом публичные интересы.

Швейцария

В Швейцарии суды уполномочены признавать действия направленными на злоупотребление правом и давать собственную мотивировку в случае, если закон прямо не регулирует подобные ситуации. Злоупотребление правом должно быть явным.

Кроме того, так же, как ГК РФ, Гражданский кодекс Швейцарии (Schweizerisches Zivilgesetzbuch) предусматривает, что лицу, злоупотребившему правом, должно быть отказано в защите. Он также содержит прямое указание на запрет недобросовестной конкуренции или ее ограничение как одну из форм злоупотребления правом.

В целом формулировки закона являются достаточно широкими, и судам приходится определять злоупотребление исходя из фактических обстоятельств каждого конкретного дела.

Злоупотребление правом в Российской Федерации

юридические науки

  • Зиннатуллина Элина Винеровна , бакалавр, студент
  • Башкирский государственный аграрный университет
  • СУБЪЕКТНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ОБЯЗАННОСТЬ
  • ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ
  • ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ
  • ШИКАНА

Похожие материалы

Понятие злоупотребление правом, содержащееся в ст.10 Гражданского кодекса РФ, привлекает к себе интерес многих ученых и цивилистов. Но, несмотря на значительное количество исследований, наиболее важные вопросы до сих пор являются предметом острых дискуссий. В частности, не выработано ясного понимания термина злоупотребления правом. Кроме того, сложилось две противоположных точки зрения о необходимости, в законодательстве, термина «злоупотреблении правом». Одни указывают на большую значимость, несмотря, на некоторые недостатки. Другие, например как ученый М.М. Агарков, считают, что термин бесполезен и используется некорректно[1].

Норма, посвященная злоупотреблению правом, была записана в ГК РФ в 1994 г. Содержание статьи распространяется на действия уполномоченных лиц, которые злоупотребляют своими правами, чтобы добиться положительного для них исхода дела. Долгое время ст.10 ГК РФ представлялось неопределенным и применяли осторожно. С 1 марта 2013 г. вступил в силу закон, скорректировавший положение ГК РФ, касающейся злоупотребления правом. Новая редакция статьи 10 Гражданского кодекса «Пределы осуществления гражданских прав», теперь дано в более четких формулировках. Злоупотребление правом сегодня отмечается во всех без исключения сферах правовой деятельности, где поведение субъекта связано с реализацией своих прав и законных интересов.

В соответствии с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)[2]. Пример применения добросовестности в объективном значении дает ст. 53 ГК РФ, которая закрепляет обязанность лица, в соответствии с законом или учредительными документами выступающего от имени юридического лица, действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Доктринальное понятие термина злоупотребление правом из контекста ст.1,9,10 ГК РФ усматривается в общем смысле. Злоупотребление правом является гражданским правонарушением, под которым понимается не соблюдение лицами установленных для них законов, специализированной юридической обязанности, не выходить за пределы осуществления гражданских прав.

Условно выделяют следующие разновидности злоупотребления правом:

  1. Нарушение, которое не ставит перед собой цель нанести вред, но наносящее его. Это правонарушение совершается по неосторожности.
  2. Нарушение, совершенное с явным желанием причинить вред другому лицу – шикана.

Осуществление прав с целью причинить вред, запрещено в большинстве иностранных государств. Гражданский кодекс Квебека, сохранил и воспроизвел правило, содержащееся в Кодексе Наполеона. Указанная норма дополняется элементами немецкой и швейцарской модели понимания шиканы. «Никакое право не может быть осуществлено с целью причинения вреда другому лицу или способом несоразмерным и неразумным, противоречащим требованиями добросовестности»[3].

Исходя из рассмотренной в настоящей работе сущности понятия «злоупотребление правом», запрет злоупотребления правом по своей природе рассчитан на действие социально вредным поведениям человека[4]. Несмотря на четкую формулировку пределов осуществления гражданских прав в ст.10 ГК РФ, нужно совершенствовать данный закон, т.к в полной мере предписания не получили развития на практике. Также необходимо закрепить в норме статьи принцип добрых нравов, справедливости и разумности в качестве основного условия. Преследование уполномоченного лица законными и нравственными способами свои интересы в должности, ведет к благу для общества, ведет к его усилению, а не разрушению. Правильное понимание каждого лица своего законного интереса, следование ему есть необходимое условие развития общества.

Список литературы

  1. Аграрков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия АН СССР. — 1946. — №06. — с. 424-436.
  2. ГК РФ ч.1.Статья10. Пределы осуществления гражданских прав
  3. Гражданский кодекс Квебека / пер. с франц. М., 1999. С. 40.
  4. Балашов Е.В., Гавва А.А., Гатауллина Г.И., Касимов Т.С., Сайфутдинов В.М., Шакирова М.Л. Актуальные вопросы злоупотребления правом в Российском законодательстве// Теория и практика: научные очерки/под ред. Гатауллина Г.И., Шакирова М.Л. — Уфа. — 2014. — С. 24–37.

Сетевое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Злоупотребление правом в гражданском праве примеры судебная практика

Гражданский кодекс Российской Федерации в ст. 10 «Пределы осуществления гражданских прав» предполагает добросовестность участников правоотношений. Действия с намерением причинения вреда, противоправные действия в обход закона статья относит к недобросовестным действиям, к злоупотреблению правом.

Таким образом, понятие добросовестности в гражданском законодательстве уточняет такое правовое явление, как злоупотребление правом. Следует согласиться с тем, что предполагаемая законодателем добросовестность участников, являясь неким пределом осуществления гражданских прав, исключает злоупотребление правом. Законодательство дореволюционного и советского периодов не содержало прямого запрета на злоупотребление правом. Запрет на злоупотребление в дореволюционном праве отражается лишь в нескольких постановлениях Сената. В одном из этих положений содержался запрет на ведение хозяйственной деятельности, нарушающей права соседа. Такое положение значилось в проекте обязательственного права Гражданского уложения 1902 года, но в силу оно так и не вступило.

В первой статье ГК РФСР 1922 года закрепляется принцип недопустимости осуществления гражданских прав в противоречии с их социально-хозяйственным назначением. Гражданские права, осуществляемые в противоречие такому назначению, законом уже не охранялись. Основы гражданского законодательства 1961 года закрепляют охрану гражданских прав в случае их осуществления в соответствии с назначением, в условиях политической задачи строительства коммунизма в социалистическом обществе. Это было фактическое закрепление приоритета публичных интересов над частными. Лишь в 1991 году в ст. 5 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик закрепляется положение, согласно которому осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законодательством интересов третьих лиц. Осуществляя свои права, граждане должны уважать моральные принципы общества и правила деловой этики. Более того, учитывая на тот момент расширение объема правоспособности физических и юридических лиц, статья закрепляла положение о недопустимости использования предпринимателями гражданских прав, которое имеет цель ограничение конкуренции. Таким образом, с этого времени закреплялось такое положение, при котором осуществление гражданских прав не должно противоречить не только публичным, но и частным интересам.

В 1994 году Гражданский кодекс Российской Федерации в п. 3 ст. 10 устанавливал, что разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается законом в случаях, когда защита гражданских прав находится в зависимости от разумных и добросовестных действий участников правоотношений. Нарушая этим действующие сегодня общие принципы разумности и добросовестности при осуществлении гражданских прав, прямо не устанавливая требования добросовестного поведения, закон соответственно опирался на другие нормы социального поведения. И отступление от этих требований не влекло никаких негативных правовых последствий. На сегодня, в силу изменений ГК РФ в соответствии с федеральным законом от 30.12.2012, п. 3 ст. 1 ГК РФ закрепил добросовестность участников гражданских правоотношений в качестве основного начала гражданского законодательства.

Теперь судьи обращаются не только к ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, устанавливающей, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, но и к ст. 10 ГК РФ даже в том случае, когда прямое требование добросовестности в отношении осуществления какого-либо права отсутствовало. По справедливому замечанию Э.О. Гаврилова, «действия считаются добросовестными, если они соответствуют «доброй совести», общим принципам справедливости, морали, нравственности». Это означает, что, совершая определенные действия, субъект гражданского права обязан учитывать требования не только закона, но и морально-нравственных установок. В условиях активного роста предпринимательской деятельности и развития договорных отношений, когда разработка механизмов взаимодействия и некоторой идентичности правовых систем становится важной составляющей для стабилизации гражданско-правового оборота, требуется рассмотрение проблемы злоупотребления правом, его теоретического осмысления не только в трудах отечественных и иностранных авторов, но и в положениях зарубежного гражданского законодательства. Так, ст. 8 общей части Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее – ГК РК), в отличие от ГК РФ, не выделяет шикану (причинение вреда с предварительным умыслом).

Причинение вреда, вызванное недобросовестными действиями с умыслом и без такого, законодателем РК уравнивается. Указанное же в ст. 10 ГК РФ причинение вреда другим лицам при наличии умысла выделено как более значимый повод защиты прав потерпевших от такого правонарушения. Необходимо обратить внимание на то, что участники злоупотребляют правом ни в коем случае не по незнанию, а по предварительному умыслу. Действия, квалифицируемые законодателем как злоупотребление правом, изначально совершаются с целью удовлетворения своих личных интересов в обход закона и с нарушением назначения права. Априори при злоупотреблении правом умысел присутствует всегда. И хотя добросовестность в ГК РК не закреплена в качестве основных начал гражданского законодательства, все же в п. 4 ст. 8 ГК РК конкретно указано, что граждане и юридические лица должны действовать при осуществлении своих прав разумно, добросовестно и справедливо, соблюдать требования, содержащиеся в законодательстве, и нравственные принципы общества.

Специально оговаривается необходимость соблюдения предпринимателями правил деловой этики. В ст. 8 ГК РК закрепляется, что обязанность действовать добросовестно во всех смыслах не может быть исключена или ограничена договором. Сравнивая статьи ГК РФ «Осуществление гражданских прав», «Пределы осуществления гражданских прав», следует заметить, что ни одна из них не дает подобное ограничение при заключении договора. Хотя тут следует согласиться с тем, что любое понимание свободы нельзя рассматривать как вседозволенность. Применительно к принципу свободы договора это значит, что и он должен иметь пределы и ограничения своего действия, которые установлены федеральным законом или в закрепленном федеральным законом порядке. В данном случае свобода договора в РФ ограничена добросовестностью как одним из основных начал гражданского законодательства.

Можно было бы утверждать, что свобода заключения договора, относительно принципов добросовестного поведения в ГК РК, ограниченная прямым запретом, свидетельствовала бы о большей склонности казахстанского законодательства к формализму. Но тут необходимо учесть, что закрепление в ст. 8 ГК РК запрета на ограничение или исключение обязанности участников договора действовать добросовестно является абсолютно необходимым ввиду того, что изначально добросовестность установления, исполнения гражданских прав и обязанностей не закреплена как общее императивное требование к участникам гражданского оборота. Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК РБ) в п. 4 ст. 2 «Основные начала гражданского законодательства» также закрепляет положение о добросовестном осуществлении гражданами своих прав, раскрывая в п. 2 ст. 2 понятие добросовестности, когда осуществление гражданских прав не должно противоречить общественной пользе и безопасности, наносить вред окружающей среде, историко-культурным ценностям, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц. Такая очередность требований, соответствующих понятию добросовестности, в первую очередь выражает принцип приоритета интересов общественных над частными.

В нарушение установленного в ст. 2 ГК РБ общего принципа добросовестности последний пункт ст. 9 ГК РБ устанавливает зависимость защиты гражданских прав от конкретных случаев, когда законодательство требует добросовестного и разумного осуществления прав. Гражданский кодекс Кыргызской Республики (далее – ГК КР) не устанавливает принцип добросовестного и разумного осуществления прав в качестве общего начала гражданского законодательства, ставит защиту гражданских прав в зависимость от случаев, когда добросовестность и разумность действий участников предполагается законом, как и ГК РБ. Законодатели Киргизии (ст. 9 ГК КР) и Белоруссии (ст. 9 ГК РБ) устанавливают обязанность лица, злоупотребившего правом, восстановить положение лица потерпевшего и возместить причиненный ущерб, тогда как ГК РФ в ст. 10 указывает право потерпевшего лица требовать возмещения убытков, причиненных злоупотреблением. Ст. 8 ГК РК, в свою очередь, дает подробную дефиницию понимания законодателем добросовестности, требуемой от участников гражданских отношений.

Очевидно, что для правовой мысли стран ближнего зарубежья проблема злоупотребления правом актуальна. И если добросовестность участников в ГК РФ установлена в качестве одного из основополагающих и безоговорочно действующих начал гражданского законодательства, кодексы Казахстана, Киргизии и Белоруссии также не оставляют добросовестность без должного внимания. Обращаясь к развитию законодательного регулирования злоупотребления правом в дальнем зарубежье, следует заметить, что запрет на злоупотребление правом в Западной Европе в кодифицированном законе был проведен еще в 1794 году в Прусском земском уложении Ландрехт. Строительные уставы и городские права ряда городов Германии (Мюнхен и Гамбург) издавна пытались ограничить произвол управомоченных лиц, устанавливая запрет на так называемые Neidbau – сооружения, возводимые собственником земельного участка с единственной целью досадить соседям. Французская декларация прав человека и гражданина 1789 года предписывала, что каждый гражданин должен отвечать за злоупотребление своим правом свободы мысли, мнения и соответственно действий в случаях, предусмотренных законом. На сегодняшний день принцип добросовестности во Франции закреплен в качестве одного из общих принципов права договора на основании принятого 10 февраля 2016 года Правительством Франции постановления № 2016-131 «О Праве договоров, об общих положениях и доказывании обязательств». Французский законодатель, опасаясь ограничения свобод граждан, допускает термин «злоупотребление» только в определенных ситуациях.

Понятие «злоупотребление правом» дается в Гражданском кодексе Франции, в разделе «Деликты». Соответственно наличие ущерба является обязательным условием применения судами мер при выявлении злоупотребления правом. Гражданское уложение Швейцарии 1907 года содержало положение о недопустимости всякого злоупотребления правом, необходимости поступать по доброй совести при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей. При регулировании современных правоотношений, когда злоупотребление правом явно, но в законе не предусмотрено регулирование таких ситуаций, суды в Швейцарии уполномочены признавать действия направленными на злоупотребление правом и давать собственную мотивировку. Как видно, перед зарубежным законодателем проблема злоупотребления правом обозначена более чем столетним опытом. В современном зарубежном законодательстве формулировки закона являются достаточно широкими, ввиду чего судам приходится определять злоупотребление, исходя из фактических обстоятельств каждого конкретного дела. В связи с этим необходимо подчеркнуть тесную связь факта злоупотребления правом с различными жизненными ситуациями, что затрудняет его типизацию в нормах закона.

Рассмотренная история развития отечественного законодательства об осуществлении права в определенных рамках позволяет сделать вывод, как недолог опыт законодателя России и ближнего зарубежья в регулировании добросовестного осуществления прав. Также следует заметить, что законодатель ближнего и дальнего зарубежья избегает полной юридизации понятия добросовестности. Добросовестность как основополагающее начало гражданского законодательства должна не только обязывать сознание участников гражданского оборота действовать надлежаще путем внешнего воздействия, выраженного в законодательных актах, но и на «внутреннем» уровне призывать правосознание граждан использовать предоставленное государством право разумно, при удовлетворении своего субъективного интереса избегать «вольного» осуществления своего права в обход закона, действуя в этом случае несправедливо по отношению к интересам третьих лиц, общества и государства. Проблема злоупотребления правом – следствие деформации правосознания. Это проявление правового эгоцентризма и отрицание права как ценности. Осуществление гражданских прав в рамках понимания границ своей свободы, разумности и добросовестности является сдерживающим фактором антиобщественных и негативных проявлений в гражданском обороте.

Еще по теме:

  • Убийство ст 105 ук рф состав и виды преступления Убийство ст 105 ук рф состав и виды преступления Субъектом убийства является физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста – при простом и квалифицированном убийстве (ст.105 УК), и 16-летнего возраста – в привилегированном […]
  • Ст 228 ук рф за 2003 года Ст 228 ук рф за 2003 года Законодательство Российской Федерации Поправки в УК РФ, вступившие в силу с 12 мая 2004 года, существенно изменили ситуацию уголовно-правового регулирования ответственности за незаконный оборот наркотических […]
  • Римска система права 2. Система римского права 1. Система права - это порядок изложения правовых норм, их расположения в законодательных актах и трудах римских юристов. Система римского частного права сложилась в эпоху Юстиниана на основе: • древнейшего права […]
  • Поставить машину на учет в гибдд саратов Регистрация автомобиля в ГИБДД в Саратове Регистрация авто включает в себя: проверку автомобиля инспектором Госавтоинспекции, получение свидетельства о регистрации транспортного средства (СТС), внесение отметок о регистрации в паспорт […]
  • Как использовать материнский капитал на реконструкцию жилого дома Материнский капитал на реконструкцию частного дома Использовать материнский капитал на ремонт нельзя, однако, эти средства можно направить на реконструкцию жилья, в результате которой общая площадь жилого помещения увеличилась как минимум […]
  • Вид на жительство во франции что он дает Вид на жительство, ПМЖ, иммиграция во Францию, гражданство Франции Для въезда во Францию существует три типа виз: туристическая, гостевая, деловая. Когда иностранец покупает недвижимость во Франции через риэлтерское агентство, то он […]
  • Договор купли-продажи автомобиля в лобне Регистрация автомобиля в ГИБДД в Лобне Регистрация авто включает в себя: проверку автомобиля инспектором Госавтоинспекции, получение свидетельства о регистрации транспортного средства (СТС), внесение отметок о регистрации в паспорт […]
  • Моральный вред код ндфл В ходе судебного разбирательства по трудовому спору стороны пришли к мировому соглашению, согласно которому сотрудник восстановлен на работе и бюджетное учреждение обязалось выплатить ему заработную плату за время вынужденного прогула, а […]